Рикардо Дель Тави

«Последнее лето Изумрудного леса» (Рикардо Дель Тави)

В формате .rtf

Обсудить на форуме: http://rpg-zone.ru/index.php?act=ST&f=465&t=11898

Рикардо Дель Тави

«Последнее лето Изумрудного леса»

В Изумрудном лесу начинается лето. Это последнее лето, которое я увижу в родном доме. Народ изумрудных эльфов покидает лес и наш мир. Портал работает уже неделю и завтра закроется, поглотив последних беженцев. Он питается за счет магии нового мира. Когда последние крохи волшебства покинут землю невозможно будет поддерживать его открытым. И снова не отворить даже из того, наполненного магией, мира. А здесь скоро перестанут работать простейшие заклинания. Боевые маги не смогут вызывать молнии на головы врагов, а целители не сумеют вылечить крохотный порез. Повар, и тот не разожжет очаг привычным щелчком пальцев. Все те обыденные удобства, которых мы порой не замечаем, станут недоступны.

Пришедший издалека чужеземец может решить, что лес прозван так из-за капель росы на листьях, сверкание которых в лучах восходящего солнца напоминает блеск изумрудов. Действительно, в рассветный час можно долго любоваться сочной зеленью дубравы, протянувшейся до горизонта. Однако есть для такого названия и другая причина – плоды дерева Эр. Оно черпает магию из самой земли, наполняя ей небольшие, похожие на сливу, плоды. После созревания они приобретают цвет от бледно зеленого – бериллового до темно зеленого – хвойного. И самыми ценными считаются плоды изумрудного цвета. Если не помещать их в землю, плоды не портятся несколько лет. Но главное их достоинство в том, что могут испускать свет, стоит только их намочить. Короли и вельможи украшают ими свои покои, маги используют как компоненты заклинаний. Наш народ процветал, торгуя плодами, и скопил много богатств.

Четыре луны назад случилось то, что стало полной неожиданностью для всех. Магия начала исчезать. Это моментально почувствовали все эльфы и те из людей, кто обладал даром. Мы сразу начали искать причину беды. А когда не сумели найти причину, стали искать выход. Так появился портал.

Я думал об этом, осматривая восточные границы леса с вершины дерева, на котором мы несли дозор. Зеленые плащи надежно маскируют дозорных в пышной кроне. Выдать нас может разве что блеск мечей. Но сегодня нет причин доставать их из ножен. Когда магия начала уходить, в соседнем королевстве власть чародеев пошатнулась. Люди стали паниковать, говорить о грядущем конце света. И среди них нашлись те, кто решил быстро и нечестно обогатиться. После того как мы повесили пару бандитов у границы леса остальные остерегаются появляться здесь.

Солнце окрасило в пурпур западный край неба, знаменуя окончание моего последнего дежурства. На рассвете бойцы пограничного дозора ступят в портал и навсегда покинут Изумрудный лес. Эланор, мой друг и постоянный напарник в карауле, откинул темные волосы со лба и в последний раз пристально осмотрел горизонт. В сумерках его голубые глаза кажутся серыми. А мои светло-карие наверное выглядят черными.

— Тиалис, ты разве не пойдешь в рощу стражей? – спросил Эланор.

— Нет, прогуляюсь, — ответил я, убирая лук в чехол за спиной. Ночные дозорные уже заняли пост на соседнем дереве. Теперь можно спускаться. И снять, наконец, капюшон с головы. В отличие от Эланора, у меня волосы светлые. И чтобы не выдать себя приходится прятать их, невзирая на зной.

Пружинисто спрыгиваю на землю и направляюсь в чащу, бесшумно скользя меж стволов. Этот лес столько лет был моим домом. Он давал мне пищу, кров над головой. Я защищал его, а он оберегал меня. Изумрудный лес это не просто скопление деревьев, не просто место. Я чту его, принадлежу ему. Я такая же его часть как это дерево Эр, к которому я подошел. Толстый ствол прочно укреплен в земле, тонкие ветви изгибаются под тяжестью плодов. Но плоды светятся совсем тускло. Дерево не отзывается на мое прикосновение даже негромким шепотом листвы. Скоро оно утратит свою исключительность и станет в один ряд с обычными липами и осинами. И тогда прежнего Изумрудного леса не станет. Поэтому я хочу запомнить лес прежним, таким каким знал его всю жизнь. Запомнить и проститься.

Бездумно шагаю дальше, гуляя по знакомым с детства тропам. Незаметно я оказался у тысячелетнего дуба, рядом с которым играл мальчишкой. Еще мой прадед отдыхал под тенью этого могучего дерева. Рядом с ним, в пятидесяти шагах наш фамильный дом. Выращенный с помощью магии, выглядит как очень широкое полое дерево. Окна, закрытые прозрачным нетающим льдом, пропускают достаточно света, а стены согревают зимой и дарят прохладу летом. Этот дом совсем скоро станет для жилья непригоден. Да и сейчас он часто пустует. Родители давно в небесных чертогах, а я подругу так и не нашел. Поэтому редко сюда прихожу, проводя большую часть времени в роще стражей, поближе к границе. Я опираюсь плечом о стену дома, и перед глазами встает картина из детства. Самая большая комната залита ласковым солнечным светом. Отец сажает меня на колени, гладит по голове и улыбается. «Тиалис, твои волосы такие же мягкие как у матери, — говорит он, — а уши будут так же изящны». Мама тоже здесь, и она шутливо возражает: «Зато от тебя он возьмет стать и силу». Родители радостно смеются. А мне рядом с ними хорошо и спокойно.

Это воспоминание наполняет меня щемящей тоской. В последний раз провожу пальцами по стволу-стене и продолжаю путь. Я больше не увижу этот дом, лужайку перед ним, могучий дуб. Если бы родители были еще живы, оставили бы они родной очаг? Думаю, предпочли бы остаться. Как и некоторые эльфы, что не собираются уходить в новый мир. Большинство из них оставило полдень жизни далеко позади.

Я успеваю сделать с десяток шагов, когда замечаю у одного из соседних домов одиноко сидящую эльфийку. Приглядевшись, узнаю Пелэйрин. Она старый друг нашей семьи. Пока родители были живы, они с супругом часто заходили в гости. Год назад ее муж тоже отправился в небесные чертоги. Подхожу ближе и здороваюсь с вежливым поклоном:

– Добрый вечер, госпожа Пелэйрин!

– Здравствуй, Тиалис! Рада тебя видеть, –  улыбается мне собеседница. Посеребренные сединой темные волосы изящно рассыпаны по широкому воротнику бежевого платья. Взгляд зеленых глаз ненадолго останавливается на мне и снова устремляется к темнеющему небу.

– Разве вы еще не ушли в портал?

– Нет, и не собираюсь. Если я уйду, кто будет следить за могилой Мелентора? Хочешь я присмотрю и за могилами твоих родителей?

– Благодарю вас, — снова вежливо кланяюсь я.

– Ну что ты, малыш! Пустяки, — с грустной улыбкой говорит она.

Постояв немного в тишине вечерних сумерек, я прощаюсь и направляюсь на запад в глубину леса. Иду, в задумчивости опустив взгляд на носки сапог и тропу перед собой.  Чувствую себя так, словно этот короткий разговор лег на плечи незримым грузом.

Прелая листва еле слышно шелестит под ногами. В траве стрекочут кузнечики, в кронах поют птицы. Сами собой вспоминаются концерты, которые раньше давали мастера животных. Множество эльфов собирались на поляне у рощи старейшин. В причудливой гармонии сплетались басовитый рокот десятка лягушек, ритмичный скрежет кузнечиков и пение цикад. Рой пчел летал над поляной, внося жужжание в общую симфонию то в одном, то в другом месте. Периодически насекомые притихали, и тогда на первый план выступали высокие голоса полевок и трели сусликов. А над всем этим парили птичьи переливы, то притихающие, то вновь усиливающиеся. Завершался концерт обычно красочным фейерверком. Маги выходили в центр поляны и из наверший посохов в небо устремлялись ветвистые молнии, разноцветные струи и брызги магической энергии. Ловлю себя на том, что печально улыбаюсь.

Отвлекшись, я не сразу заметил, что из-за дерева впереди вышел крупный волк. Я удивленно остановился. Злобный блеск глаз и оскаленная пасть зверя не оставляют сомнений в его намерениях. Привычным жестом выставляю перед собой ладонь и вызываю в памяти образ спокойного горного озера. Обычно этого достаточно чтобы магия успокоила разъяренного хищника. Но заклинание дает сбой. Волк пригнул голову, прижал уши и, глухо рыча, пошел на меня. Наши движения сливаются в пластике смертельного танца. Серая тень бросается ко мне. Успеваю отскочить и одновременно вытаскиваю меч из ножен. Серебристая дуга продолжается веером кровавых брызг из разрубленной шеи зверя. Это занимает краткий миг. Словно два листка столкнулись и разлетелись, влекомые порывом ветра. Волк продолжает скалить клыки, но мутная пелена смерти уже застилает его глаза. Лапы подгибаются, багряная от крови трава нежно принимает хищника в свои объятия. Я вытираю меч пучком травы и поворачиваю обратно. Жаль, что пришлось его убить. Если бы заклинание сработало, я бы просто отправил волка обратно в степь. Похоже, это был молодой самец, изгнанный вожаком из стаи. Зверя вели инстинкты. Голод, поиск новых территорий. Раньше они не заходили в Изумрудный лес. Единственными, кто угрожал оленям и кабанам, оставались мы. Так было до недавнего времени. Сеть отпугивающих заклинаний опоясывает границу леса, чтобы оградить нас и прочую лесную живность от этих сильных хищников. Похоже, сеть прохудилась.

Но что начнется, когда защитная магия полностью угаснет? Как смогут спастись от волчьих стай те, кто остается? Вслед за волчьими, наверняка придут стаи двуногих хищников с уродливыми округлыми ушами. Они куда опаснее диких зверей. Их ведет не инстинкт, а разум. Разум и жажда наживы. Смогут ли противостоять им те немногие кто остается?

Эльфы уважают свободу друг друга. Что бы я ни выбрал – уйти или остаться, никто меня не осудит. Но с этим выбором придется жить дальше.

Эти вопросы заставляют меня напряженно хмуриться всю дорогу назад. До рассвета осталось мало времени. Надо успеть попрощаться.

***

Солнце едва освещает восточный край неба. Портал в центре поляны выглядит не слишком внушительно. Два тонких деревца, сплетшие ветви в арку. Внутри арки неустанно движутся разноцветные переливы, словно ожившая радуга. Яркие всполохи красиво подсвечивают волосы Эланора, стоящего спиной к порталу. Он смотрит на меня недоверчиво, хмурится.

– Остаешься? Но ведь здесь скоро не будет магии! Как ты сумеешь прожить без нее?

Я поправляю на спине лук, бережно опускаю ладонь на рукоять меча.

– Значит, придется полагаться на это, – с жесткой усмешкой отвечаю я.

– Я не понимаю тебя, друг, но уважаю твой выбор, – грустно наклоняет голову Эланор.

Мы обнимаемся.

– Удачи на новом месте, друг!

– Удача нужнее тебе. Да хранит тебя небо. Прощай.

В Изумрудном лесу начинается лето. Надеюсь, не последнее лето для меня и тех, кто остался.

                                                                                                                                                                             июль 2013

читателей   1343   сегодня 1
1343 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...