Камень Желаний

При входе в лабиринт висит объявление:
Выход из лабиринта, там где Вход! А в сказке-где он?

 

,,Закинь домой сумку, да пойдем, прошвырнемся, чего дома киснуть,"-предложил, никогда не унывающий и вечный любитель искать на попу приключения, умудряясь при этом всегда оставаться крайним, мой лучший друг Володька.- ,,Скоро тебя, твоя захомутает, так вообще, нос на улицу не покажешь".

-Нет, хочу хоть чуть-чуть отдохнуть от наших с тобой похождений, на этой неделе их достаточно было, конспекты полистаю, батя и так всю плеш проел, -,,Хватит бездельем заниматься."

-Как хочешь. Ну, пока.

-Пока...

Не успел, за собой и дверь закрыть- как слышу.

,,Так, готовься. Со мной в экспедицию поедешь. Может на месяц, может на два, как получится",- можно сказать, приказал, светило науки, профессор, а по совместительству-мой папа.

Сказал таким тоном, что и не поспоришь, хотя, можно и попробовать. -Что, ты такое говоришь? Я, перед самой свадьбой, должен ехать с тобой, черт знает куда, камни какие-то смотреть. Что, у меня дел других нет!- огрызнулся я, а в голове мелькнуло-ехать в какое-то захолустье, да еще под надзором отца, боже упаси!

-А что? Лучше по кабакам таскаться, от безделья маяться,- с раздражением в голосе, упрекнул меня папа. ,,И как ты можешь, дружить со своим приятелем. Ведь, каждый раз в переделку попадаешь. Я устал, тебя из полиции вызволять. То, ты подрался защищая его, то в аварию попал. Раз, он дебош в кафе устроил, а ты разнимать полез. То девушку, вы с ним не поделили. Нет, пора тебя от твоей кампании отлучать!"- Конечно, по молодости, я и сам не паинька был, но все успевал,-подумал профессор, в душе оправдывая сына.

-Ну и как, после такого возразишь? Да, славно погуляли, и черт нас понес, в этот экзотический кабак. Но и Володька хорош: ,,Давай попробуем",- ну и напробовались, в полиции оказались. Хорошо батя выручил, а то и свадьбу пришлось бы отложить, на немало как говорят, за то, что там натворили.

-Пусть твоя пассия немного подождет, а ты хоть проветришься. Себя проверишь, и хорошенько подумаешь-стоит ли тебе вообще жениться. И приятеля своего, прихвати, пусть от своей братии развеется. Его родители, просили! Да, вот еще! Прививки на всякий случай сделайте. Климат там, неважный, мало ли что! -Может лучше камень сюда привезти, и тут разобраться, что это за артифакт, которому древние поклонялись, тогда и аппаратуру тащить за тридевять земель не понадобится,-промямлил я, теряя всякую надежду остаться, готовый хоть за соломинку ухватиться.

-Я б с удовольствием, да слишком камень скользким оказывается.

-Как понять это?

-Хочешь верь, хочешь нет, только камень этот, наверно тысяча раз похищали, но сохранить у себя его, никто не смог. Однажды, даже в сейф спрятали, а он, и оттуда удрать сумел, и снова у могилы шамана оказался.

-Такое только в сказке, и бывает!,- брякнул я, и изобразил заинтересованность, чтоб отца не обижать, а про себя подумал: Брехня, все это! И кто, этому поверит?

-Во, во, и мне такое сказывали. Только какого лешего он снова у могилы оказывается, и в этом, я сам убедиться смог. Приедем туда расставим приборы и попытаемся найти аномалию. Особенно меня интересует место, где погребен шаман, рядом с его могилой...

Камень, как камень,-пожав плечами, заметил профессор. Меньше твого кулака пожалуй будет и розовым цветом отливает. Я у хранителя камня спрашивал:

,,Что вы святилище в низинке сделали, рядом на бугорке лучше бы смотрелся?"

-Не мы, это место выбирали, камень выбрал. Пытались его перенести, а он все равно тут появляется.

Ну, а люди, может легенда какая есть, что об этом говорят? -спросил я отца, все еще сомневаясь в правдивости его рассказа.

-Да ни кто, ничего не знает! Одни догадки, предположения. Вот ты послушай.

***

В стародавние времена, в одном племени жил шаман или колдун. Даже не знаю, как его можно назвать, время стерло название народа и имя шамана. Но легенда вещала, что владел он одним камнем, который мог выполнить любое желание шамана. И други и враги, не могли перечить воле его и безропотно выполняли все, что он хотел. Но пришел мор, ни жалевший ни стариков, ни малых детушек, ничего не мог сделать шаман, чтоб предотвратить гибель от болезней своих соплеменников.

,,Знать, потерял шаман, силу свою великую",- решили его враги, прознав об этом. И решили напасть на его племя и завладеть камнем. Собрали они дружину не малую, и под предводительством сильно могучего война Воллана пришли на поле рати, неподалеку, где шамана племя жило. Вызвали они на бой войнов племени, послав гонца в селение. Но кого мог выставить вождь, против бесчисленной стаи ворогов, лишь двадцать охотников смогли прийти на поле боя. В чистом поле они сошлись, чтоб не обижать стариков и малых детушек, не ломать жилищ, не уничтожать пристанище.

Выступил, вперед, Воллан:

-Да, громадное воинство, сумел выставить против меня, Тулей. -Ты же знаешь, что мор скосил большую половину племени, а те, что остались, еле на ногах стоят.

-Знать никчемным стал твой шаман, если не смог племя свое от мора избавить. Потерял он силу свою! Пусть сюда явится, падет в ноги мне и камень желаний в дар преподнесет. Иначе, не пощажу- ни тебя, ни стариков, ни малых детушек, и дома ваши порушу, а огонь оставит только пепелище на месте, где вы жили. И никто, даже в летописях не упомнит, что вы когда-то на белом свете были.

Послали за шаманом, и он пришел в священном обличье, неся камень желаний на золотом подносе. Люди склонили головы в почтении, когда он подошел. Но не дойдя до ворога, стоящего перед своим войском, остановился и с издевкой спросил:

-Это, ты то, призвал меня на ристалище? Мечтаешь, камень у меня отнять, чтоб людьми повелевать.

-Знаю, я! Не всесилен ты, мор даже в своем племени не сумел остановить. Если ты не хочешь, чтоб я поубивал остатки твоего племени, отдай камень по хорошему, иначе, и пепла не оставлю, там где селении ваше было, и научи как им пользоваться. Я, Воллан, сын Дана из рода Ворона! Только я, достоин владеть этим священным талисманом, а ты, склони свою голову и встань на колени в почтении предо мной.

Осерчал шаман, на речи такие наглые, схватил камень с подноса и высоко поднял над своей головой. Внезапно камень, до этого бывший тускло малинового цвета, вспыхнул, озарив и ослепив всех войнов ярким желтым светом. Оцепенели, рухнули ниц, все воинство пришедшее на поле брани, один Воллан остался стоять как вкопанный.

Выхватил меч он из ножен и поднял над головой, но слишком неимоверно тяжелым стал меч, не выдержали, разжались его пальцы не сумев удержать, и звякнул он, упав у его ног. Пристально, глянул шаман в глаза своего недруга, и пал воин на колени не выдержав чар шамана, рядом с мечом своим и голову склонил. Затем, трясущейся рукой, вытащил нож свой из-за пояса и горло сам себе перерезал, упав кровью истекая у ног колдуна. От ужаса, ахнуло, оцепенело, все его воинство, увидя какая судьба постигла их предводителя, но не в силах они были пошевелиться, чтоб прийти ему на помощь.

,,Да, не всесилен я, но еще могу покарать того, кто огнем и мечом насаждает зло на земле, разоряет жилища, ни жалея ни стариков, ни малых детушек. И моя кара настигнет не только их, но и каждого, кто попытается заявить о своем праве владеть камнем желаний. Слишком много алчных людей, мечтающих с помощью камня, безнаказанно притеснять обездоленных и прославиться: не за свой ум или милосердие, а за то, что другим народам смерть и горе принесет."

Второй раз поднял руку с камнем, опять засветился камень желтым слепящим огнем. Все воинство: опомнившись, побросав свое оружие в страхе разбежалось.

И, никто, пока жив был шаман, не рискнул потревожить покой племени, и даже близко приблизиться с оружием к земле на которой жил колдун. Но, умер шаман и рядом с его могилой построили святилище, куда камень желаний положили.

Многие пытались его разбудить, беря камень в руки и высказывая желания. Не раз его похищали, но никто не сумел священный камень разбудить или у себя сохранить.

Прошли века, а камень до сих пор спокойно лежит в святилище и никто не может подтвердить или опровергнуть легенду.

***

Вероятно, подняв камень второй раз, шаман снял заклятье, которое на себя наложил, чтоб усмирить врагов,- предположил я.

-Вполне возможно, а может быть и нет! Теперь уже, никто не отгадает эту загадку! Если бы камень не возвращался в святилище, люди легенду эту, наверное забыли. Потому, что не раз вороги после смерти шамана пытаясь завладеть камнем разграбляли и уничтожали пристанище, где их еще предки жили...

Я то поеду, куда мне деваться?-и думать не стоит, как удрать суметь. Но согласится ли Володька? ,, В тьмутаракань ехать, булыжниками какими-то любоваться,- скажет наверно,- будто их и здесь мало".

Правда, он мне и бате обязан, что пока ,,тишь да гладь." Так что в накладе не останется, если на время исчезнет, пока все здесь утрясется. Наверно и уговаривать его особенно не придется? Только сомневаюсь: есть ли смысл, туда ехать, время зря терять.

***

Мы с приятелем, подошли к святилищу у могилы шамана, к груде громадных валунов наваленных друг на друга. Один из них чуть выступал прикрывая собой нишу расположенную метра полтора от земли, в которой лежал ничем ни примечательный камень, чуть отливающий малиновым цветом.

Володя взял камень и стал разглядывать его.

-Камень как камень, а разговору! У нас булыжник и покрасивее найти можно, враки все это-что волшебный.

К нам подошел, как показалось, недовольный служащий в национальной одежде.

 

,,Я хранитель камня и прибираю здесь! Люди приезжают разные и неаккуратные, тоже попадаются. Конечно, трогать и брать камень, не возбраняется. Каждый, кто попадает сюда, вправе попробовать испытать свое счастье: разбудить камень и попросить его выполнить желание. Конечно, защитить себя он сам может, но, вы проявите не уважение к другим посетителям святилища желающих его увидеть, если захотите ,,камень желаний" похитить."

-Простите нас пожалуйста, если что-то не так сделали, но мы, только сегодня приехали,- стушевался и извинился я.

-А, вы из экспедиции, да еще ваш папа профессор? Тогда пожалуйста.

Он отошел, а Володя подал камень мне.

Я взял его и осторожно провел пальцем по поверхности:

-На вид гладкий, а дотронешься шершавый. Удивительно, как это древние люди в чудеса могли верить? Зря только отец, притащил меня сюда!

Вдруг, по поверхности камня пробежал желтый огонек. От неожиданности, я вздрогнул и уронил его на землю.

-Как, ты это сделал?-спросил он поднимая камень и потирая его другой рукой.

-Не знаю... может показалось... на солнце блеснуло! -выдавил я из себя, не понимая, и не зная, как объяснить что произошло. -А вдруг, это он заработал?-обрадовался Володька.

Как, шаман, там делал? И подняв руку с камнем к небу, он закричал:

Желаю очутиться, на какой нибудь чудесной планете, где еще не ступала нога человека.

Чуть-чуть подождав, Володя пожав плечами подал камень мне. -Ну ка попробуй, может еще блеснет.

Я взял камень, положил на ладонь и рассматривая его, осторожно провел пальцем по поверхности, но камень никак не реагировал. Показалось, решил я и сказал:

-Я бы тоже не прочь, побывать на этой сказочной планете, что загадал ты, но, оставить свою принцессу не хочу. Скоро у нас свадьба...

Но договорить не успел. Внезапно, непроизвольно, мои пальцы сжали заискрившийся камень, который вдруг вспыхнул, ослепительно ярким желтым цветом затмивший солнце и рука сама взметнулась вверх.

***

Очнулся, среди каких-то деревьев, голубое солнце и желтые с серебряным отливом чуть искрящиеся по краям облака, завораживающе смотрелись на небе.

Приятеля нигде не было, я крикнул:  ,,Володя!"- ища его, он не отозвался. Думая, что это сон, ущипнул себя так, что гематома на руке вероятно останется до конца моей жизни. Но разглядывать ее не было времени, меня атаковали полчища насекомых. Радостно жужжа, размером гораздо больше чем малярийные, они облепили меня, выискивая места на теле не защищенные одеждой. Один, уселся мне на плечо, и я прихлопнул его ладонью, измазав руку его потрохами. Пока я с ним возился, другой слишком ръяно впившийся, с громадным жалом, успел отведать моей кровушки и видать ему она не понравилась. Он отвалился, как-то странно пискнул, точнее скрипнул, и подох рядом на земле, успев сообщить остальным об отвратительном невкусном моем теле. Я так подумал, потому что насекомые перестали досаждать, облетали стороной, игнорируя меня.

,,Бог ты мой! Это и правда не земля, а где же камень? Ведь без него я погиб и можно сразу в петлю лезть, чтоб не мучиться."

Я рухнул на колени и облазил все вокруг.

,,Миленький, родненький, где же ты, куда делся,-чуть не плача уговаривал я камень-найдись, молю тебя, это же мой, смертный приговор."

Все бестолку, камня нигде не было.

,,Я попал сюда по недоразумению, не хотел, чтоб камень желание исполнял, тем более, не мое, а Вовкино. Я лишь в тон ему, только поддакнул,- пытался сам себя оправдать, жалуясь неизвестно кому и проклиная друга."

Может, зря здесь на коленях елозю? Камень, исполнил желание и вернулся в святилище, на свое место,-предположил я, опасливо оглядываясь по сторонам. Мне, шкуру свою спасать надо, какую-нибудь щелку искать, где спрятаться можно, ночь пережить, а там видно будет. Разводить костер здесь, смысла нет, только беду навлеку. Да и дров нет, и почва сырая, ноги все уже мокрые. А атмосфера такая, что особенно не побегаешь, дышать тяжело. Вдруг, зубастик какой явится, ведь вероятно скоро и стемнеет. Правда, и жить то мне осталось не так уж много, как в школе нам говорили: без пищи недель шесть протяну, без воды суток пять. А если зверь или монстр какой погонится, не более пяти минут, добавил бы я, в тот учебник.

Рядом дерево росло, как мне показалось, с удачным расположением сучков-залезать удобно. Правда, его, как на новый год кто-то украсил: матовые шарики висят, как для тенниса и длинные метелки вместо листвы. Заберусь на него, и сверху посмотрю куда идти,- решил я и шагнул к дереву.

Но залезть не получилось, слишком сопливым, оно оказалось. Ствол покрыт какой-то слизью, к которой то и дело прилипали насекомые. Пытаясь отлепиться, барахтались в ней и потихоньку сползали вниз, в жижу, в которую чуть я не вляпался. Маленькие, похожие на хомячков с длинными носиками существа темно-синего цвета, дерясь там с другими такими же, охотились за насекомыми, а наевши, превращались в колобки, которые бегать уже не могли и откатывались в сторону. Полежав, они опорожнялись выпустив из себя маленькое облачко зеленого газа и став снова хомячками, бросались в зту жижу за новой порцией еды. Я случайно наступил на одну такую мелочь пузатую, снующую под ногами и из нее брызнула какая-то желтоватая жидкость, возможно кровь. С трудом дотянувшись, сорвал один шарик и чуть зубы не сломал, пытаясь его попробовать.

Что я дурак делаю: будто на экскурсию в ботанический сад попал, еще и небосводом любуюсь, время только теряю зря. Нужно место найти, где схорониться можно, вроде правее посуше будет, пойду туда.

Лавируя между сопливых деревьев и местами продираясь сквозь малиновые и синие заросли бурной растительности, я увидел что впереди замаячил просвет.

Ура, просека, вот и цивилизация! Да это, вовсе не просека, а как будто курьерский промчался, деревья выворочены с корнем, по сторонам валяются. Бог ты мой, какая же махина здесь бежала, если некоторые деревья отброшены на несколько метров вместе с корнями. Правда корни у этих деревьев небольшие, в основном оно и питалось, тем, что оставляли после себя хомячки.

Что, это? Куда я провалился? Чуть ногу, себе не сломал. Впредь, нужно, лучше смотреть, помогать некому, а полакомиться тобой желающие найдутся,-подбадривал я сам себя и одновременно, ругал за неосторожность.

Да это след его лапы, вот куда ступил. Пожалуй полностью и помещусь в нем. Какая же это громадина- просеку протоптал, без оглядки бежал. Если и он испугался, которому по всей вероятности и жевать меня не надо-так проглотит. То, какие твари тут живут? Осторожно пробираясь через завалы и постоянно опасливо оглядываясь, я вышел к небольшой речке с каменистыми берегами, которую и перешагнуть было можно. Хоть, было очень страшно пробовать неземную воду, но я знал что погибну не сделав этого. Я склонился зачерпнуть ее, но едва коснулся воды, очень похожую на болотную, как казалось все дно зашевелилось. Маленькие змейки нежившие в теплой воде, которых я потревожил, отдаленно напоминающие миног, взболомутив воду стали разбегаться. Ладонью удалось выбросить парочку на берег, рука вся испачкалась слизью, которой были покрыты змейки, а на воздухе она начала чернеть, я еле смыл, оттер эту черноту. А змейки, извиваясь, быстро закопались под камешки, как я догадался- это были, местные черви, раза в два больше земных выползков. Попробовать испить мутную, червивую воду, духу не хватило решиться, пришлось идти дальше. Справа послышалось какое-то непонятное, манящее, чуть слышное рокотание, оно привлекло мое внимание и я пошел на этот зов по каменистому берегу речки.  Скорее всего я нахожусь у подножья гор, которые чуть видны в далеке, а возможно в ущелье, из-за бурной растительности сразу не определишь. Шум все усиливался. Берега у речки стали, как будто их полировали, и тут, издалека, стал виден небольшой водопад падающий из узкой расщелины, в почти отвесной каменной стене. Вода низвергалась с высоты примерно двадцать метров, и в ярких лучах голубого солнца вся блестела и мерцала переливаясь всеми цветами радуги, падая в небольшое озерцо полное рыбы плескавшейся в ней. Стаи насекомых, привлеченные искрящимися струйками воды, летали вокруг. Порой брызги сбивали насекомых, но они даже не успевали долететь до поверхности воды. Небольшие рыбки с неестественно большими ртами, узким туловищем, за головами которых колыхалась шевелящаяся бахрома из отростков, выпрыгивали из воды пытаясь первыми их поймать, нередко сталкиваясь с другими и плюхались в воду, так и не поживившись.

,,Только бы, они не были такими сопливыми",-сглотнув слюну, размечтался я, в надежде хоть чем-то набить свой пустой желудок. Обходя озерцо, стал осторожно продвигаться вдоль стены, желая пробраться к водопаду чтоб утолить жажду, внезапно, послышался громкий всплеск. Справа скала, слева вода: справедливо считая, беду лучше не ждать, упал на землю и пополз к близ лежащим валунам, намереваясь спрятаться за ними. Животное размером с гиппопотама, а нос как у утконоса, естественно, не те размеры. Плюхнулся в воду, и создавая два мощных фонтана по бокам, поплыл тихонько в мою сторону, по-видимому процеживая воду, ловя зазевавшихся рыбок, набивая ими ловчий мешок. Рыбки догадывались, что им грозит, и они извиваясь стали выползать из воды, помогая себе отростками напоминающие щупальца осьминога. Если увидит, наверно не побрезгует, и мной захочет закусить, с опаской разглядывая, доселе невидимой мной зверюги, забеспокоился я.

Долго ждать не пришлось, и когда рыболов наевшись громко чавкая и похрюкивая удалился, отведал воду с водопада. Она оказалась с непонятным привкусом и затхлая. Пока я наблюдал за рыбаком, поднялся сильный ветер и нагнал желтые тучи. Они все больше и больше заполняли небосвод, постепенно сгущаясь, превращались в малиновые, а потом в вишневые. Наконец все небо заволокло ими, казалось, что они висят буквально над головой и их можно достать рукой. Пошел дождь, сразу превратившийся в тропический ливень, животные предчувствуя непогоду укрылись, где как может, возможно поэтому их и не повстречал по дороге. Как я не пытался прижаться к стене, продвигаясь вдоль нее, ища хоть какое-нибудь местечко куда не попадала вода, но все было тщетно, разве куда спрячешься от потопа. Наконец, после нескольких бесполезных попыток укрыться, мне удалось вжаться в маленькую нишу, под гранитным выступом чуть торчавшим из скалы, где я не смог, даже встать в человеческий рост. Но и туда, неистовый ветер доставал меня, продолжая хлестать потоками воды. Молнии, во много раз более яркие чем на земле, пронзали планету, а о громе и говорить нечего. При каждом раскате, я вздрагивал и теснее прижимался к скале, казалось, сейчас наступит конец света. Внезапно, послышался какой-то нарастающий адский грохот, не только заставивший дрожать землю, но и вибрировать каменную стену. Водопад, который спокойно падал в озерцо, превратился в нескончаемый гиганский бушующий поток. Он с ревом низвергался с высоты, сметая все на своем пути. Вот почему у речки отполированы берега, догадался я. Вода прибывала, и скоро я стоял уже по щиколодку в воде, а ее становилось все больше и больше. Боясь быть унесенным потоком, пришлось покинуть выемку, где хоть как-то спасался от дождя. Пройдя метров двадцать уже чуть ли не по колено в воде, с трудом забрался на валун, а с него удалось вскарабкаться на небольшой карниз выступающий из стены. Там, под адские раскаты грома и при шквалистом ветре, балансируя, чтоб не свалиться, я с трудом удерживался на узком карнизе. Здесь был более пологий склон, и местами даже росла растительность, придерживаясь за нее и за склон, стал осторожно продвигаться по карнизу, в надежде, хоть где нибудь спрятаться. Резкие порывы ветра, пытались сбросить меня с карниза, хлестали потоками воды, обливали как из ушата, но скрыться было некуда. Оставалось только в воду бросаться и вероятно утонуть, так как пловец я хреновый.

,,Все, это конец!-понял я, не в силах бороться со стихией. Еще бы, ну, хоть чуть-чуть... Совсем, ведь, еще не жил",-жалел я себя, прощаясь с жизнью. От бессилия, что либо изменить, и своей беспомощности-слезы брызнули из глаз, но я не чувствовал их.

Внезапно, моя рука провалилась в какую-то дыру. Ничего не соображая и не раздумывая, протиснулся в нее, щель постепенно расширяясь привела меня в пещеру. Там, в измождении, трясясь как в лихорадке от пережитого, в кромешной тъме, я присел на камни. Вода ручьем стекала с меня и вскоре пришлось пересесть, чтоб не сидеть в луже. Я конечно понимал, что вода может подняться и затопить пещеру, но мне было уже все равно, лишь бы, хоть секунду, не было этого ада. Дрожа всем телом пытаясь хоть чуть-чуть согреться, я проклинал тот день-когда согласился поехать с отцом в экспедицию.

Если бы в пещере оказалась какая-нибудь тварь, наверно бросился сам ему в пасть, чтоб прекратить свои страдания. Только опасался, что из меня плохой деликатес получится. Может монстру неведомое ему мясо и не по вкусу придется, ведь насекомым, оно не понравилось. Он выплюнет неудобоваримое тело, раздробив и переломав все мои кости, а мои патроха в фарш, перемешав, превратит.

Отдышавшись и чуть-чуть успокоившись, я попытался осмотреть склеп, где возможно найдут, истлевшие останки первого астронавта с Земли, посетившего эту планету.

Но, зажигалка, долго жить приказала, не хотела гореть.

,,Может, днем и налажу, если до утра доживу. Да, незавидное помещение,- достав рукой до свода, тяжело вздохнул и смахнул мешавшие глазам, капельки воды стекавшие с мокрых волос. Видно не ждали, а то б хоромы приготовили. Ведь сколько раз предупреждали: ,,Нельзя, с огнем баловаться", но, никто, вовремя, не поддал мне или подзатыльник хотя бы отвесил, разъяснив : ,,Нельзя волшебные предметы трогать," - еще хорошо, жив остался."

Разделся, выжал одежду, осторожно положил к стенке все свое богатство: ключи и зажигалку. При свете проникшем в лаз от разряда молнии, нашел несколько камней, чтоб заложить щель от проникновения какой-нибудь твари, и хоть чуть-чуть уменьшить отголосок от раскатов грома, гремевших в сводах пещеры. Найдя наощупь более ровное место, постелил влажную одежду на камни и постарался забыться дрожа от холода и голода, вспоминая друзей и родителей, лишь к утру глаза стали слипаться и мне удалось задремать. Снится мне сон: Подходит ко мне шаман, в таком же одеянии, как и на хранителе камня у святилища, и говорит:

,,Разбудив камень и пожелав невозможное, ты узнал силу камня. Теперь ты, ответственнен за камень и обязан сделать так, чтоб сила его, во вред людям не была применена. А если, ты, не в силах побороть похоть: Прикажи камню, уснуть на века,-как сделал это я."

И вдруг, как при землетрясении все вокруг задрожало, разбудив меня. Камни закрывающие лаз осыпались, открыв щель, и солнечные лучи проникли в пещеру, раздался душераздирающий рев животных, заставив меня вздрогнуть. Ничего не понимая, спросонья, я сел на импровизированное свое ложе, в тот же миг многократное эхо отразилось во всех калуарах пещеры. Вот этого сюрприза я не ожидал, возможно, поэтому, в пещере никто и не живет. Если, здесь останусь, могу и оглохнуть- стукнуло в голове.

А идти-то мне, не куда! И если пришел шаман, хоть и во сне, значит не все потеряно, шанс у меня есть!,-обрадовался и взбодрился я, но тут же скис. Только, куда камень делся- вот это, вопрос? А без него, я и дом родной, только во сне увижу.

Любопытство взяло свое, я высунул нос из лаза и осмотрелся, вода ушла куда-то, но почва местами была еще сырая и под жаркими лучами солнца парила. Две громадные твари, гораздо крупнее слонов с шестью лапами без хвостов, дрались между собой. Видно они что-то не поделили, начав драку наверху и не расчитали, свалились оба вниз так и не разжав своих смертельных обьятий, продолжая и на земле, рвать и кромсать друг друга. Отчего дрогнули камни и я проснулся. Один при падении оказался внизу, и его желтоватая кровь залила место их битвы. В боку сияла у него громадная рваная рана, из которой сочилась кровь и виднелись кишки, стремившиеся выбраться наружу. Он оборонялся, подставляя сопернику свою ужасную зубастую пасть, стараясь защитить, прижаться боком к скале, где была рана. Временами клубок дерущихся животных задевал стену, так что она дрожала и сверху сыпались камни. В страхе, я заполз в свою берлогу и дрожал там пока не кончилась битва, умоляя бога, чтоб не обрушился свод. Второй наседал, не давая пощады, ни оставляя ни единого шанса на победу раненому. Оседлав противника, он не выпускал его шею из своей пасти. Своими шестью лапами с когтями, крошил, рвал тело истекающей кровью твари, превращая ее в животрепещущее месиво. Дождавшись, когда враг перестал сопротивляться и подавать признаки жизни, он отпустил его шею, и подняв к небу свою мокрую морду, всю в желтоватой крови побежденного соперника, торжествуя, оглушительно захрипел. Затем слез с поверженного чудища, напился с речки и не спеша засеменил по своим делам не тронув добычу.

Луч света от голубой звезды пробился сквозь ядовито-малиновые тучи, которые сразу побледнели превращаясь в более спокойные привычные тона. Облака чуть-чуть искрясь и теряя свой малиновый цвет, постепенно переходили в оранжевый, а затем в желтый.

Издевательство какое-то, говорят:,,Перед смертью не надышишься", а тут предлагают картинками на небосводе полюбоваться. Лучше бы сделали, чтоб этот мираж испарился и сон закончился.

Я только хотел вылезти, осмотреть поле битвы, но тут прилетел падальщик. Хотя он был кожа и кости, но раза в три больше меня, да еще с громадным клювом изогнутым как у орла. Поэтому решил: лучше посплю, может шаман еще приснится. Видно с усталости и глаза не успел закрыть, как уже снится мне сон.

Иду я по берегу моря и вижу, на террасе ресторана за столиком Володька с моей ненаглядной расположились. Моя в голубеньком открытом платье, а дружок мой, в своем любимом черном костюме с красной бабочкой. Я еще подумал-как был пижоном, таким и остался. Посередине стола возвышается торт, какой мы с ней присмотрели и хотели на нашу свадьбу заказать. Володя привстав, наполняет шампанским хрустальный фужер моей невесте, в зале музыка тихо играет, ревность у меня, так и взыграла. А стол, от яств ломится, чего там только нет, как говорится: ,,ни в сказке сказать, ни пером описать", аж под ложечкой засосало.

Я в ресторан вбегаю и к ним рванул, но до террассы не дали дойти, на середине зала меня метродотель остановил-не пустил дальше.

,,Прошу, вот столик что вы заказали,"-указал он, перегораживая мне дорогу сервировочным столиком с посудой. Я вынужден был подчиниться и подойдя присел за указаный стол на довольно удобный стул. Столик покрытый белоснежной скатертью и четыре стула рядом, но сервирован столовым прибором только на одну персону, а посуда как-будто из музея взятая, с вензелями и позолотой. Официант подкатил тележку, осторожно поднял баранчика с сервировочного столика, видимо очень боясь расплескать содержимое, на блестящем бочку которого отражались и играли лучи от хрустальной люстры. Поставил его на середину моего столика и еще ведерко для охлаждения шампанского со льдом у края поставил, только салфеткой прикрыто. Снимает металлическую крышку с баранчика- над блюдом чуть парок въется, источая сногсшибательный аромат вони, она в нос мне шибанула, вынудив отшатнуться. Душок, чуть ,,слаще" чем золотарь пахнет, когда из выгребной ямы нечистоты убирает. Гляжу, кушанье там лежит, какое-то зеленое. На мясо смахивает, как у твари что у водопада, падальщики им еще лакомились, на порции порезанное и в желтом соусе на блюде разложены. Цвет подливы, точь-точь как кровь у погибшей твари и хомячка, что я раздавил. Чуть шинкованой малиновой и синей травкой посыпаны, да пара шариков что светятся, видно для красоты добавлены. Я глаза поднял и вопросительно на официанта посмотрел, хотел спросить: Что все это значит?

Он, меня опередил и услужливо заверил:

,,Все, как вы просили приготовить! А вот и ваш любимый коктейль." Снимает салфетку с ведерка, вынимает из него пивной стакан с мутной жидкостью и ставит на стол, из которого пытается вылезти червяк-что на речке видел.

А затем улыбнулся мне и чуть поклонивши, пожелал:

,,Приятного аппетита. Кушайте, на здоровье."

Меня, аж всего передернуло. Я вскочил со стула, он грохнул упав, и я проснулся.

Только, слышу, шум какой-то снаружи доносится, я нос высунул, а там падальщики из-за туши разодрались. Не только крылатые прилетели, но и не меньше их, зубастые твари тушу теребят. Рвут зеленое мясо монстра, отрывают куски да между собой ссорятся, а эти по сторонам стоят крыльями машут, но подступиться боятся. Я благоразумно удалился в пещеру, и тут увидел, какой подарок мне сделали драчуны. Солнечный зайчик проник в мой дворец сквозь трещину в стене. Теперь, без опасения смогу развести костер в пещере, не боясь угореть,-обрадовался я. Белье почти высохло, оделся и стал ждать подсматривая, не уберутся ли падальщики. Один крылатый углядел меня, мигом подскочил, да голову с кривым клювом в лаз сунул. Хорошо, вовремя успел отскочить, хотя крылья его, все равно не пустили бы внутрь залезть, как он ни пытался. Но на последок, так громко заверещал, негодуя и злясь от нетерпения-почему меня ему не достать, что оглушил. И он сам, наверное испугался, когда эхо ему отозвалось из пещеры.

Издевательство какое-то: жду, что шаман подскажет как отсюда выбраться, а мне показывают, как дружок закадычный с моей невестой развлекается. Нет, спать пока нельзя, а то увижу во сне: еще и как дегустирую местные деликатесы-фу мерзость. Почти сутки здесь, а на ум ничего стоящего не приходит. Нужно обустроить пещеру, а выйти твари мешают.

Интересно, что кореш мой сейчас делает, переживает наверное? Завидовать не будет-он же не знает, куда я исчез.

Не зря отец говорил: ,,Держи с ним ухо востро, а то приятель затащит тебя, куда и Макар телят не гонял".

Да, с моим другом не соскучишься, опять в дурацкое положение меня поставил. Теперь в сказку, по простоте душевной впихнул, да еще-действующим лицом. И кто в здравом уме поверит этому? А как еще можно объяснить мое путешествие-только сказкой! Но в сказке обычно все хорошо кончается, правда не вовсех.

Ничего! Как гласит китайская мудрость:

,,Даже из задницы, выход есть."

Не надо раскисать, думать надо как из беды выбраться, пока ничего стоящего на ум не пришло, но шаман подсказал-шанс у меня есть. Пещеру нужно в порядок привести, где в тиши и спокойствии обдумать все, иначе, раньше загнусь, чем задачу решу. Одну ночь всю продрожал, вторую вряд ли выдержу, и с тварями нужно поосторожнее. Они могут не только инфекцию занести, но и что-нибудь у меня оттяпать.

От драконозавра почти ничего не осталось и падальщики убрались восвояси. Но прибежали ящерки, многоножки, с длинными ушами и головами мышей, стали остатки доедать.

-Они вроде небольшие, не опасные, если не потороплюсь, ничего не останется. Я вышел из пещеры и стал собирать, что возможно мне пригодится, немного опасаясь и сторонясь ящериц. Они были невелики и бегали подбирая остатки, не обращая на меня никакого внимание. Подобрал кость подходящую, чтоб рубило сделать. Без него в сопливом лесу и делать нечего, а дров там хватает, что монстр навалил. Камень подходящий на каменной гряде отыскал и веревку из жил твари смастерил, чтоб привязать. Шнурки с кроссовок пожалел, из них фитиль хороший получится, чтоб светильник сделать. В одном фильме вроде видел, фитилек в жиру плавает. Нужно жир от твари набрать, когда костерок будет, попробую растопить, может подойдет. В пещеру не возьму, уж слишком тухлятиной припахивает и еще чем-то, а то провоняет все, снаружи в ямке оставлю и камнями привалю, чтоб не утащили. Ничего, что плошки у меня нет, найду камень подходящий с выемкой или ямку в пещере найду, а может сам ее и сделаю. Собрал что-то: наподобие мха, траву, что рогоз напоминает только раз в пять шире и длиннее, не на камнях же лежать. Хоть и поморщился, но воды с водопада пришлось испить, и она меня удивила-не такая противная стала. Наверху, видимо озеро и ливень немного очистил, разбавил ту тухлятину. Нашел пару черепов погибших животных, более подходящей емкости под запас воды не найти, хотя они и большие, но мозгов видно в них мало. Так что воды в пещере, не так много оказалось. Приготовил камни, чтоб вход в лаз закрыть, иначе вместо хозяина дома, я гостем незваным окажусь, коль пасть у того огромная, да еще с зубами. По дороге, что-то похожее на лиану срубил, попробовал, веревка крепкая получается, вязанку дров выдержит.

Поход в лес принес новый подарок, притащил оттуда не только дрова, но и плоды с дерева, набив ими свою майку. Шарик, который я сорвал случайно под комель дерева закатился, и привлек меня своим блеском, как в темноте он оказался, фосфора в нем видно много. Метелки, что вместо листвы на сопливом дереве были, после дождя превратились в пышные прически. В них влага драгоценная хранится, необходимая дереву для жизни, а шарики фосфорицировали сверкая по ночам, завлекая насекомых.

Теперь, ночью, они исправно станут освещать мою пещеру, а днем, их раскатаю на карнизе, пусть подзарядятся.

Может с голодухи, мне как-то нехорошо стало, решил прилечь, отдохнуть и хорошенько подумать.

,,Этот чертов бегемот разогнал всю рыбу, а сумасшедший поток остатки их просто смыл. Может драконозавра кусочек, что я припрятал, попробовать,-но меня аж передернуло от этой мысли."

Я долго ворочался на своем неудобном ложе, строя различные предположения. Почему, шаман два раза поднимал руку. Какое, он высказал желание, но на ум, ничего подходящего не приходит. На костерок поглядываю, который чуть потрескивает под бурчание в животе, дворец мой чуть освещает, тепло, хорошо.

-Да, в более глупейшее положение я еще не попадал. Уподобился кошке, что у Володи живет, родители уехали, а ее ему всучили. Как им ее с собой было взять, если она на улицу ни разу в жизни не выходила. Туда ее и калачом не заманишь, всего боится, думает, выйдет, загрызут! И я сейчас, волшебным образом, в такой же ситуации как она очутился.

Раз прихожу к нему звоню, звоню, все бестолку, наконец открывает.

Ты, чего?- спрашиваю, долго ждать заставляешь, мы ж договорились.

-Да, с кошкой воюю. Понимаешь, стол накрываю, ну и смахнул случайно банку со сметаной. Так она, зараза, вцепилась в нее, вон руку в кровь разодрала.

-Видно голодная, она у тебя?

-Ты, что? Только свежую пачку китекета открыл. Старую, что в кормушке была, пришлось выбросить, взяла и наделала туда. Вообще обнаглела, стоит только отвернуться, как разляжется на нообуке, греется, а то лапкой начнет курсив гонять. Подсмотрела, как я мышку трогаю и тоже лапкой его, а то и четырьмя пробежится по клавиатуре или начнет на ней кататься, так что я бывает не могу и понять, что у меня на экране творится.

,,Теперь-то, я ее понимаю, зачем она к компьютеру липнула, надеялась, что если хозяину не доходит, ноотбук подскажет ему о ее заветном желании вкусненьким побаловаться. Сам бы сейчас, и с пола что-нибудь слизал, а если было бы что в животе, тоже как она, не прочь, на свой склад что в камнях лежит-навалить. Видно сметанка самое заветное желание у кошки было. А у меня камень, чтоб домой вернуться, только у меня его нет,-тяжело вздохнув, в бессилии опустил руки."...

Говорят, в беде руки опустишь, сам пропадешь, да и дурные мысли пускать в голову нельзя, и плакать смысла нет. Не надо быть гением или иметь семь пядей во лбу, чтобы понять: если камень смог меня закинуть за много световых лет на эту планету, значит он всемогущий...

Шамана, видно не дождаться, нужно самому, что-то думать, только непонятно, как это можно, с камнем о чем-то договариваться, ведь не я один пытался это сделать. Но шаман сумел, как-то, это сделать! А если он не смог прекратить мор в своем племени, возможно просто неправильно высказал свое желание. У него ведь невелики знания и вероятнее всего, просил у камня что-то очень простое-ему понятное... Мысли одолевали, но решение не находилось, как я не искал... В те времена, особо бурные фантазии не посещали головы людей и не бродили в их извилинах-как сейчас, вероятно, он и не знал о могуществе камня, а только догадывался. Несомненно он владел гипнозом, и пользовался им, чтоб поддержать свой авторитет. Но я слышал, что испытуемому очень трудно внушить что-то против его воли, а он сумел с помощью магического артефакта, используя свою способность к гипнозу и волшебную силу камня, ввести всех недругов в транс парализовав их волю, а предводителя заставил убить сам себя. Но, что он, еще пожелал? Ведь камень он поднимал два раза, возможно просто снял с себя заклятье. Разбудив душу камня он должен был успокоить его душу, может быть так, а может иначе. Тысяча людей на всех языках мира пытались разбудить и поговорить с камнем, так, чтобы он понял их. Один я, удостоился этой чести, только интересно знать-почему? Хотя, я не замечал в себе особых способностей-правда...

Он, баловень судьбы, профессорский сыночек, но, ,,не лыком шит"-так, характеризовали его друзья. Девушки, не вешались ему на шею, но вниманием их не был обделен, только запала ему в душу-она, сумевшая покорить его сердце, затмив собой весь белый свет. А, ей, его зазнобе, было обидно, что все, больше обращают внимания на него, а не на ее. Она пыталась выделиться, доказать свою значимость, старалась подставить его, найти в нем изъян.

,,Однажды, моя ненаглядная уговорила меня на представление в театр пойти. Там выступал заезжий гипнотизер, и как я ни упирался затащила на сцену, в качестве подопытного кролика для знаменитости. Наверно расчитывала меня испытать и в неловкое положение поставить. Но получилось, все наоборот. Мою невесту он быстро убаюкал, а на мне споткнулся. Как ни изголялся ничего не получалось, не мог он меня с понтолыги сбить."

Он мне и шепнул:

,,В зал идите, не мешайте представлению."

А я заартачился:

,,Отдавай мою подругу, мы вместе пришли и одну ее не оставлю. Я сяду, а ты, ей, неизвестно что внушишь, потом мне и не расхлебать."

Ну, зал конечно грохнул-от смеха.

Не знаю, то ли он шепнул что-то, аль, от моих слов она опомнилась и очнулась. В итоге, нас выставили из зала, который мы покинули под всеобщее уллюлюканье зрителей.

Потом она очень долго на меня дулась:

,,Никуда нельзя с тобой пойти,- выговаривала она мне-бесчуственный ты, мрачный, какой-то месметрист."

Я только потом узнал, что это за слово...

Его трогали очень много желающих испытать свою судьбу, и вероятнее всего были люди у которых был этот дар, но почему камень выбрал именно меня?...

Говорят, на голодный желудок лучше думается, только я в этом очень сомневаюсь. Твари свалились сверху, значит, наверху есть жизнь и вода там протухшая, озеро там скорее всего. Попробую забраться, видел чуть подальше тропку, что животные протоптали. Может там, чем брюхо набить найду, а то сил с голодухи совсем не стало. Но озеро разочаровало: ни то что было небольшое, оно было огромное, но цвет его мало отличался от болотной жижи, несмотря на то что прошел ливень, обновивший воду в нем. Хотя рыбу которая резвилась в речке, что питал водопад, и удалось поймать, но все мои попытки разделать ее отрубив голову рубилом, не увенчались успехом. Едва дотронувшись до нее, как снутри стала лезть желеобразная масса внутренностей, очень похожая на икру лягушек. Живыми-не унести в руках, а на кукан надев- не удержать. Бельдюга, так не извивается, как она-пришлось отпустить.

И вдруг, малиновые привычные тона растительности сменились сначала на серые, а потом на привычно зеленые- как на земле. Я бросился к оазису готовый расцеловать каждую травинку, жадно вдыхая сладкий почти земной аромат. Продираясь сквозь буйные заросли трав и молодой поросли, мечтал в полной мере насладиться оазисом земной жизни, но мне это не удалось. Чуть правее возвышался бархан, а может скала песочного цвета. Я решил: подойду, может здесь пещерку найду и буду как дома. Вдруг почти рядом, там где возвышался бархан поднялась громадная звериная морда. Глаз, побольше моей головы, как показалось, с интересом уставился на меня, наблюдая, за неведомым ему шибзиком возникшем неизвестно откуда и посмелившим помешать его трапезе, не переставая жевать. Посчитав меня не опасным он опустил голову и мгновенно целую рощу с молодой порослью и травой как косой слизал языком, погрузив себе ее в громадную бездонную пасть. Я пал на колени, и на карачках скрываясь в растительности, постарался уползти подальше от такого соседства. Сердце бешено билось готовое выпрыгнуть наружу. Потрясение было очень сильным, только отбежав, где уже росли опять малиновые дебри-опомнился. Но оазис слишком манил, и я решился, хоть все поджилки и дрожали, вернуться. Осторожно пробираясь сквозь бурьян в зарослях растительности, наткнулся на побеги отдаленно напоминающие молодой бамбук. На стволе кое-где, будто прилипились и росли маленькие шарики размером с грецкий орех. Я вонзил свои зубы, пробуя мягкую плоть нароста: не скажу, что он был очень сладким, но есть можно. И я был рад, хоть этим, набить свой изнывающий от безделья урчащий желудок. Я вернулся в пещеру очень довольный, что нашел земной уголок и теперь не пропаду. Но надо быть вдвойне осторожным: претендентов, желающих посетить райский сад, вероятно очень много.

И вот что я еще подумал:

Исполнять желания камень мог, но оказывается, возможно не у всех. Шаман разбудил камень и я сумел, но другие это не могут, как Володя например. Но, за многие пролетевшие года достаточно людей держали его в руках и вероятно среди них были и те, кто имел такие способности. Значит надо не только разбудить камень, но и правильно высказать желание. Найдя ответ, на этот вопрос, я спасу свою жизнь. По моему так, и если не отгадаю это, то останусь здесь навечно. А времени у меня не так много, сразу видно что планета еще не готова, чтобы на ней мог жить человек. Я прилег и впервые спокойно заснул. Ночью мне приспичело и пришлось выйти на карниз. На душе было легко, пузо хоть не болело и дышалось как-то легче. Понаблюдал далекие всполохи, вероятно там гремела гроза, но раскаты грома не долетали до пещеры. Полюбовался на матовое зарево, где рос сопливый лес. Затем прилег, поправил подушку, какую из майки сварганил, набив ее пахнувшей как на земле травой и заснул.

Шаман подошел к подносу, на котором лежал Камень желаний, осторожно погладил чуть заискрившийся камень:

,,Спасибо, за все, что ты для племени сделал. Пришло время прощаться, слишком немощным я уже стал и скоро умру. Убить тебя не могу и не хочу, но и отдать в чужие руки, тоже нет сил. Боюсь, попадешь в злые руки и натворишь много бед. Много людей на своем веку видел я, но довериться ни кому не смогу. Люди превращались в зверя, едва власть над другими получали и можно только догадываться, что смогут натворить они, познав силу камня. Он отнес камень в Наос и приказал. Выполни последнее мое желание:

Спи, тут, триста лет. Пока не придет тот, которому самой природой щедрый дар подарен был: уметь влиять на ум других, подчиняя их своей воле. И разбудить тебя сможет: если возомнит, что он сильнее меня и невозможное пожелает. Но если он не разгадает загадку, которую сам себе по глупости загадал, ты, так с ним и оставайся. Знать, время, еще не вышло, чтоб люди о тебе знали. А возможно, он решит: оставить тебя где сам не понимая как и где очутился, чтоб ответственность с себя снять, за то, что ты натворить можешь. Помоги, ему самому в себе разобраться и принять правильное, мудрое решение."

Я соскочил точно ошпаренный со своего ложа, и запрыгал как ребенок- радость была безмерной. Только коснувшись макушкой свода, остановился, умерив свой пыл.

Как, это сразу, я не понял?

Блеснув, камень показал, что признал меня, и готов выполнять мои желания. Только в начале, я должен пожелать невозможного, чтоб камень смог выполнить волю шамана, он и исчез- проверить, достоин ли я стать хранителем камня.

,,Заснуть, пока тебя не разбудит тот, кто сильнее меня, пожелав невозможного",-это желание шамана. Которое выполнил камень силой подняв мою руку, чтоб исполнить его, тем самым объяснив, как камнем пользоваться нужно. Теперь, я, стал, хранителем камня, и могу, даже невозможного желать. Но имею ли я право, это делать?

Я слишком рано посетил эту планету, она еще не готова чтоб люди на ней жили. Она, очень молода и ранима. Сама природа, еще не определилась, какой ей стать. Буйство красок, фантазии природы, борьба за выживание: все, сейчас, присутствует на ней, и вмешательство человека мало принесет ей пользы. Да, я случайно догадался как заставить камень пробудиться, не зная, что время пришло ему проснуться. Но, как мне поступить: оставить камень на планете или взять все же ответственность на себя, зная, что не каждый сможет им воспользоваться. Но нельзя исключить и того, что он, попадет в злые руки. Я взобрался на скалу и с высоты птичьего полета, в последний раз посмотрел на прекрасную планету, всю сверкающую в лучах ее голубого солнца...

Я понял, что принял решение!

читателей   207   сегодня 1
207 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...