Ворон и змея

Жужжали комары, раздражая людей, собравшихся у костра. Убеленный сединами старик, держа в руках палку, подремывал. Изредка всхрапывая, он что-то бормотал во сне.

— Деда! — мальчик лет пяти дернул старика за бороду. — Расскажи историю.

— А... Значит, историю хочешь послушать? — спросил старик, открывая подслеповатые глаза. — Будет тебе история, сорванец. Есть у меня одна, чертовски интересная. Вот, слушай.

Началось это давным-давно, когда ворон, по имени Ворон, и змея, по имени Змея, решили затеять спор. Змея утверждала, что Ворон никогда не станет человеком по прошествии года, если девушка не признается ему в любви. Ворон возражал ей, говоря, что сумеет избавиться от оборотничества и навсегда останется человеком. Заключили они пари.

Лесную опушку освещала луна. Ухала сова. Мелкие зверьки копошились в осенней листве. Каркнув, ворон приземлился на ветку многолетнего дуба. Нервозно похлопывая крыльями, он словно ждал кого-то. Ворон скакал по ветке от нетерпения. Наконец, он услышал то, что ждал. Шипение. Ворона опутало серое облако. И вместо птицы на ветке сидел красивый молодой человек, который поспешил спуститься вниз.

Перед ним возникла девушка в желтом платье с фиолетовыми крапинками. Капюшон, накинутый на её голову, не позволял разглядеть её лицо. Но Ворон итак знал, кто перед ним.

— Здравствуй, Змея Змеевна, — поздоровался сдержанно он.

— Ты, как всегда, не изменяешь черному и красному цвету, — заметила Змея, оглядев его наряд – черные штаны, черную рубаху и красный плащ. — Уже год на исходе, но про наш спор ты, видимо, забыл.

— Я помню про спор, — возразил Ворон. — У меня остался месяц. Если девушка признается мне в любви, я навсегда перестану превращаться в ворона, и ты, наконец, отстанешь от меня.

— Если выиграю спор я, — проговорила Змея задумчиво, проведя раздвоенным языком по губам, — то ты станешь мне подчиняться. Во всем.

— Сейчас, прости, я должен сделать невозможное, чтобы остаться человеком и избежать подданства, — сказал Ворон.

Молодого человека опутало серое облачко. На месте него появился черный ворон, который, каркнув, сорвался с земли и взлетел высоко-высоко. Девушка смотрела ему вслед, ухмыляясь. Обернувшись коброй, она уползла в чащобу леса. Змея готовилась отомстить Ворону за содеянное им много веков назад – так уж вышло, что возлюбленный Змеи погиб после нежданной встречи с Вороном.

***

Родители всегда говорили, что лес опасен. Что лес несет в себе зло. Но Ирис никогда не боялась леса. Оставшись в одиночестве, она глядела в окно. Ветер трепал верхушки деревьев, поднимал с земли листья, кружа. Родители уехали на ярмарку в соседнюю деревню, чтобы купить ей подарок ко дню рождения.

Что-то манило Ирис выйти, покинуть домик на окраине леса, однако обещание, данное родителями, держало её внутри. Шепот звал её выйти на улицу, обещая приключения. Неоконченная вышивка оказалась забыта. С пряжей играл большой рыжий кот.

Зажигая свечи, она услышала стук. Она подумала, что ей послышалось. Стук повторился, и на этот раз настойчивее. Ирис подошла с зажженной свечой к двери и опасливо спросила:

— Кто там?

— Воды, воды, — просил хриплый мужской голос.

Девушка засомневалась. Однако незнакомцу явно требовалась помощь. Решив, что ничего страшного не случиться, она открыла дверь. На пороге стоял красивый молодой человек в черном одеянии и красном плаще, опираясь рукой на стену.

— Воды, — снова попросил незнакомец.

— Конечно, входите, — проговорила Ирис. — Сейчас принесу.

Молодой человек вошел в дом, продолжая держать за стены, чтобы удержать равновесие. Ирис усадила его в старое отцовское кресло и поспешила принести воды. Пока она наливала из кувшина жидкость в глиняную кружку, то смогла поближе рассмотреть незнакомца – острый нос, похожий на клюв, черные глаза, показавшиеся ей в отсвете пламени почему-то красными, тонкие губы, бледная кожа. Когда она передавала ему кружку, их пальцы невольно соприкоснулись. Ирис засмущалась. Юноша припал к спасительной воде, делая большие глотки.

— Что с вами случилось? — будучи в роли хозяйки дома, спросила она.

— Я долго шел по лесу, — сбивчиво говорил молодой человек, — я иду на ярмарку, но по пути на меня напали разбойники и отобрали еду, что я брал в дорогу.

— Какой ужас! — воскликнула Ирис.

— Они отобрали и деньги, и теперь я не куплю матери платок, который она так хотела, — сказал юноша.

— Не расстраивайтесь, оставайтесь у нас на ночлег. Отдохните, — произнесла Ирис. — Вам нужно поесть и набраться сил.

— Спасибо! — откликнулся юноша. — Однако я вынужден отказаться – меня ждет обратный путь домой.

— Нет-нет! Вы совсем без сил, — мягко возразила девушка. — Вам требуется отдых. В доме есть свободная комната, которую вы можете занять.

Молодой человек не стал спорить. Поддерживаемый Ирис, он дошел до так называемой комнаты, которая представляла собой лишь свободный угол с ворохом одеял. Но его устроило бы и это. Поблагодарив девушку, он улегся на постеленное ему место. Ирис потушила свечи, погрузив деревянный домик во тьму.

 

Родители, как назло, задерживались с ярмарки. Ирис места себе не находила. Незнакомец, спящий в углу, манил внешностью. Девушка металась по соломенной постели не в силах сомкнуть глаз. Мысли одолевали её. Но, наконец, любопытство взяло верх.

В темноте, опутавшую дом, будто паутина, она, держа в руках свечу, медленно шла. Пол, как назло, скрипел под ногами. Ей чудилось, что любой, самый незначительный, безобидный, звук сможет разбудить его. Достигнув комнаты гостя, она изумленно глядела на примятый ворох одеял. Обыскав весь дом, она так и не нашла незнакомца, которого приютила по своей доброте душевной. Вернувшись к себе, она улеглась на постель. Голова коснулась подушки, и она сразу погрузилась в сон.

 

Черный ворон молча следил за сном девушки, примостившись в изголовье кровати. Доброта и искренность подкупили его. Но сроки поджимали. Стоило выиграть многолетний спор, чтобы утереть нос Змее Змеевне. Ворон закружил над головой девушки, посылая ей нужные ему сновидения.

Во сне девушка целовалась с ним, когда он утром попросил поесть. Во сне она говорила ему о любви на лесной поляне. И Ворон отнюдь не собирался оставлять это во снах. Ему срочно требовалась сделать ночные фантазии реальностью.

 

Утром Ирис обнаружила спящего незнакомца в его комнате. Списав вчерашние неудавшиеся поиски на сон, она принялась за готовку. Живот урчал, напоминая, что неплохо бы поесть. Приготовив похлебку, девушка решила, что юноша голоден. Когда она приблизилась к нему, чтобы позвать присоединиться к трапезе, он распахнул черные глаза, уставившись на неё. Румянец застыл на щеках девушки от его взгляда.

— Сколько я проспал? — спросил незнакомец.

— Утро наступило. Я хотела позвать вас разделить утреннюю трапезу со мной, — проговорила Ирис, робея.

— Конечно. Благодарю вас за заботу, — проговорил он. — Кажется, я вчера забыл представиться вам. Меня зовут Ворон.

— Ирис, — назвала свое имя девушка. — Надеюсь, что вы хорошо спали.

— Спасибо, спалось замечательно, — сказал Ворон. Она помогла ему сложить одеяла. Юноша проследовал за Ирис, которая привела его на кухню, занимавшую половину дома, усадила за прямоугольный стол, на котором дымилась похлебка. — Пахнет вкусно.

— Приятного аппетита! — пожелала ему Ирис.

Ворон с жадностью набросился на еду. Девушка невольно вспомнила красочный сон и вспыхнула, встретившись с юношей взглядом. Она до сих пор ощущала призрачные поцелуи на губах. Она помнила признание, подаренное юноше в лесу.

— Это вам, — Ворон протянул ей букет полевых цветов, — за пищу и кров. Натолкнулся на поляну ирисов, когда вышел прогуляться.

— Спасибо! — девушка приняла подарок, вдохнув пряный аромат. — Не стоило вам вставать спозаранку, чтобы нарвать мне цветов.

— Вы прекрасны, Ирис, — проговорил Ворон, — и достойны того, чтобы вам дарили цветы.

— Но как вы угадали, что я люблю ирисы? — изумилась девушка.

— Чутье подсказало, — уклончиво ответил юноша.

Ирис поставила белые ирисы в глиняный кувшин с водой, наслаждаясь их запахом. У девушки закружилась голова. Почувствовав себя счастливой, она обернулась к Ворону, показавшемуся ей самым прекрасным человеком на свете. Юноша манил и притягивал её своей загадочностью.

Пока Ирис издалека любовалась им, Ворон решил отблагодарить её за гостеприимство – он починил скрипящие двери в доме, проверил прялку и, удовлетворенный проделанной работой, решился пригласить девушку на прогулку. В лес.

— Родители мне запретили выходить из дому, — проговорила Ирис, — я не могу их ослушаться.

— Они ничего не узнают, — настаивал Ворон. — Ну же, идем скорее!

Ирис колебалась. Юноша протянул ей руку, подбадривая и увлекая за собой. Девушка с осторожностью вложила ладонь в его руку. Вдвоем они покинули дом. Ворон говорил, что хочет показать ей место, где нашел поляну белых ирисов.

Ирис доверилась ему, идя вслед за ним. Обернувшись, она увидела одинокий домишко, стоящий на отшибе от деревни. Ворон шел дальше и дальше. Кроны деревьев сомкнулись над их головами. Девушка испугалась, когда они очутились в густой чаще. Туман стелился по земле. Каркали вороны.

Ирис прижалась к нему, приобняв. Юноша шел дальше. Остановившись, он огляделся по сторонам.

— Мы заблудились, — наконец, выдал Ворон. — Прости. Я не туда завел.

— Давай вернемся обратно, — дрожа, попросила Ирис.

Ворон согласился к ней. Он сменил направление. Прижимаясь к нему, девушка подрагивала от страха. Ветки цеплялись к ней, царапая. Изодранное платье мешало продвигаться вперед. В волосах застряли веточки. Юноша продолжал идти, словно не замечая страданий спутницы.

— Я больше не могу, — пожаловалась она, — оставь меня здесь.

— Ни за что! — проговорил Ворон. — Я завел нас неизвестно куда, я нас и выведу обратно.

— Я люб…, — Ирис не договорила, рухнув на землю.

Юноша ринулся к ней. Девушка дергалась в конвульсиях. Заприметив в траве знакомую желтую змейку, Ворон закричал что есть силы.

— Нет-нет, — проговорил юноша, прикасаясь к лицу Ирис. — Смотри на меня! Не уходи! Прошу тебя!

Девушка взглянула на него, задергавшись, как кукла на шарнирах. Остекленевшие голубые глаза глядели на Ворона. Ирис испустила дух. Юноша закрыл ей глаза, смеясь и плача одновременно. Единственная девушка, в которую он сам влюбился, умерла от укуса Змеи. Наколдовав белых ирисов, он укрыл цветами её тело. Хрустальный купол возник над мертвой, защищая её от дождей и снегов, а старый дуб вытянул ветви, увивая гроб. Природа приняла девицу в свои объятия, как родную.

— Ты обманула меня! — сказал Ворон, услышав шелест листвы за спиной.

— Ты сам себя обманул, — проговорила Змея Змеевна, улыбаясь. — Магией заставил девушку признаться тебе в чувствах. Ты первый начал играть неправильно.

— Ты убила её, — воскликнул Ворон, сжимая кулаки. — Ты её убила!

— Ну и что? — спросила Змея Змеевна, сбрасывая капюшон.

— Я тебя ненавижу!

Ворон побежал, стукнулся головой о землю и превратился в черную птицу. Змея Змеевна обернулась вокруг своей оси, становясь желтой змейкой. Ворон клевал змею. Змея выпускала ядовитый язык, раня его.

***

 

— Деда, а что случилось потом? — спросил мальчик, вновь вырывая из сна задремавшего было старика.

— Потом? — переспросил он. — На чем я остановился?

— На сражении Ворона и Змеи, — ответил мальчик, забираясь старику на колени.

— Змея ранила Ворона, — проговорил старик, — но Ворон выжил и во всем подчинялся Змее, как того требовали условия их спор.

— Неужели Ворон ничего не мог сделать? Деда, ну, скажи! — заканючил мальчик.

Израненный Ворон лежал на земле. Выдохшаяся Змея Змеевна приходила в себя – вырванный в пылу драки её ядовитый язык валялся рядом. Юноша кое-как поднялся. У него оставался один-единственный шанс, чтобы спасти Ирис. Высосать яд из раны.

Ворон попросил старый дуб вернуться в исходное состояние, развеял хрустальный купол, который сам же и наколдовал. Он отбросил цветы с мертвого тела. Прикоснувшись губами к укусу на ноге девушки, он поглощал яд до тех пор, пока сам не потерял сознание.

Очнулся он от ласкового прикосновения. Кто-то гладил его по лицу. Приоткрыв глаза, он увидел перед собой живую и невредимую Ирис.

— Я люблю тебя! — сказала она.

Приветливая луна заглянула на мрачную поляну. Туман растворился, словно его никогда не было. Кроны деревьев расступились, пропуская ночную гостью. А Змея навсегда превратилась в желтую змейку. Ворон же навсегда остался человеком.

 

— А потом они поженились, да, деда? — поинтересовался мальчик.

— Да, — подтвердил старик, — и родился у них сын, которого назвали Меней. В честь месяца.

— Ой, так зовут моего отца, — проговорил мальчик. — Деда, ты самый лучший!

Старик обнял внука. Мальчик, услышав историю, убежал к родителям. А старый Ворон повернулся к Ирис. Постаревшая, но все ещё прекрасная, она поддерживала мужа и шла за ним. Держа в руках букет белых ирисов, она поцеловала любимого.

читателей   186   сегодня 2
186 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 13. Оценка: 4,23 из 5)
Загрузка...