Воин Духа

Взгляд медленно поднялся от давно немытой скатерти столешницы и попытался сфокусироваться на сидящем напротив мужичке.

- Ты кто? – хрипло прозвучал надтреснутый голос, и Жорик сам удивился его звучанию. – Пить будешь?

И не дожидаясь ответа, он откупорил бутылку с водкой, налил по самые края две металлических кружки. Одну подвинул незнакомцу.

- Будем! – кивнул Жорик непонятно кому и опрокинул содержимое внутрь. Рукав давно не стираного пуловера послужил как обычно, занюхиванию напитка.

После отрепетированного годами процесса, резкость в глазах навелась, и Жорик уставился на странного мужичка.

- Чаво уставился? Глазёнки, не ровен час, сломаешь, - хихикнул старичок с седой нечёсаной копной на голове и бородой до самого пояса, в домотканых холщовых штанах и рубахе. – Аль чаво интересного увидал?

- Ты чего такой маленький? – пробормотал Жорик. – Болел, что ли?

- Сам ты, болеешь! А мне некогда ерундой заниматься. Дело у меня к тебе есть. Ты вон, с зелёным змием в обнимку который ужо день. Времени бесценного сколько потерял, жизнь свою сократил, предкам боли добавил. Вот и пришлось мне дать тебе нужного зелья...

- Погоди, - помахал пальцем Жорик, пытаясь врубиться в тему. – Вот ты, кто по жизни?

- Домовой, - пожал плечами маленький старичок.

- Домовой? – ужаснулся Жорик. – И я вот с тобой сейчас разговариваю?

- Так, а чаво?

- Кажется, допился, - голос дрогнул, Жорик запустил в давно не стриженные и не мытые волосы пальцы и с силой сдавил голову. – А черти где?

- Какие черти?

- Так это, того…при белой горячке, говорят, они всегда приходят…

- Кроме нас тут никого нема.

- Погоди, - Жорик встал на сгибающиеся в коленях ноги, и навис над старичком. – Ты, живой, что ли?

Старичок задорно рассмеялся, показывая пяток сохранившихся зубов.

- Насмешил старика. Я тут сижу перед ним, распинаюсь, на вопросы отвечаю, а он меня за живого не считает. Сядь.

Домовой тяжело вздохнул, махнул маленькой ручкой в направлении Жорика и тот бухнулся на сиденье стула.

- Неча на меня перегаром дышать, - сердито буркнул домовой. – У меня вопрос к тебе есть. Сурьёзный. Ты готов выслушать? От твоего решения зависит не только твоя судьба.

- Погоди, - поднял кверху указательный палец Жорик, плеснул в кружку немного горячительной жидкости, выпил, занюхал рукавом, с шумом выдохнул воздух.

Домовой улыбнулся, но ничего не сказал.

- Я внимательно…

- Скажи, мил человек, ты готов постоять за землю русскую? – домовой обвёл рукой помещение.

Жорик окинул взглядом кухню. Всё, где можно, заставлено пустыми бутылками, на грязном затоптанном полу объедки, окурки, обрывки каких-то бумаг. Раковина завалена немытой посудой. Плита чёрно-рыжая в красных разводах. В углах паутина.

- За эту…

И, вдруг, местность поменялась. Лес, поля, птички поют, речка журчит, красивые города за высоким частоколом.

- Я не понял, - начал было Жорик, голова вмиг прояснилась, похмелье исчезло, - что это?

- Земля русская, - прозвучал знакомый голос с неким благоговением.

Жорик мотнул головой, часто заморгал, даже ущипнул себя.

- Бре-ед.

- Осина ты стоеросовая! Бре-ед, - передразнил его домовой. – Время уходить. На тебе скрестились взгляды волхвов, на тебя указало светило. Только ты можешь остановить иномирного мага.

- Хватит…

Тяжёлый взгляд пригвоздил Жорика к стулу. На плечи будто опустился неподъёмный груз и начал давить вниз. Чрез мгновение взгляд домового стал прежним, а у Жорика осталось только воспоминание о произошедшем.

- Ты ить даже отказаться не могёшь, - сказал домовой и захихикал. – Маг ищет тебя во времени и с каждым разом всё ближе.

- Я ему зачем? – вопрос прозвучал шёпотом.

- У каждого своя миссия на земле. С ним на равных могёшь сразиться токмо ты. Сложность состоит в том, что он может применять магию, волшебные амулеты и всякие разные невероятные вещи и заклинания. А у тебя ничаго нет. Ты должен сам добывать всё своими умом и руками.

- Ты хочешь сказать, что я обречён? – Жорику стало не по себе, на лбу выступила испарина.

- Не так. Какую-то защиту духи сумеють организовать, но сильно на неё рассчитывать не стоить. Всё, что нужно, находится в тебе. И это нужное, желает забрать маг для увеличения своей силушки.

- А если я погибну? – совсем тихо проговорил Жорик и сжался.

- Маг заберёт твою силушку и часть силы нашего мира.

- А потом, что он сделает?

- А потом? Потом может завладеть планетой и душами живых существ, а может, вернётся в свой мир. Кто его знает, что у ентова мага на уме.

- И что я должен сделать?

- Победить!

- Но как?

- Сердце подскажет, - домовой хитро улыбнулся и мир перед глазами Жорика закружился, ускорился, вспыхнул и…

 

Жорик открыл один глаз, потом второй и ужаснулся. Темно, полная тишина, ни звука. Пальцы ощутили бетонный пол. Вспомнилась Чечня, когда он раненый оказался в зиндане у одного из полевых командиров. Тогда он тоже открыл глаза и не увидел, и не услышал ничего. Через несколько часов за ним пришли и повели на расстрел. Как, оказалось, инициировали расстрел, чтобы был покладистей. Пытались сломать.

Медленно передвигаясь на карачках, Жорик дополз в темноте до стены, далее вдоль неё, пытаясь понять, есть ли тут дверь. Дверь нашлась. Пальцы скользнули по выемке. Он нажал плечом, не поддаётся. Встал во весь рост, рука не ощутила потолка. Удар ногой со всей силы по двери, выбил глухой металлический звук.

На ум пришла фраза из одного из советских фильмов: «замуровали демоны!»

Страх начал опутывать Жорика с головы до ног, словно паутиной. По спине резво побежали мурашки. Ноги перестали держать, и он прижался к двери спиной. Какой-то выступ больно упёрся между лопатками. Оказалось – ручка. Обыкновенная дверная ручка. Жорик потянул её на себя и, о, чудо! Дверь открылась, впуская внутрь бледный свет через маленькое окошечко в потолке. Жорик осторожно миновал комнату, открыл следующую дверь и замер. Перед ним, в проёме, мерцал голубоватый свет. Идти дальше не хотелось. Он протянул руку, прикоснулся пальцем и резко отдёрнул. Ничего не произошло. Тогда Жорик погрузил в светящийся проём кисть, руку. Ничего не происходило. Тогда, осмелев, он рискнул войти полностью.

Изумлёнию не было предела. Он стоит посреди просёлочной дороги. Слева и справа берёзовый лес. Медовый аромат трав приятно защекотал ноздри. Лёгкий ветерок коснулся немытых волос, остудил лицо, высушил пот на лбу.

Жорик стянул с себя пуловер. Яркое солнце припекало.

- Сгоришь, - раздался рядом писклявый голос.

- Кто здесь? – дёрнулся Жорик, резко поворачивая голову в разные стороны.

- Тут я, - писклявый голос повторился.

Жорик опустил взгляд и упёрся в полевую мышь, стоящую на задних лапах.

Мышь засмеялась, зафыркала.

- Так не бывает, - только и смог выговорить Жорик.

- Солнце сильное, сгоришь, - сказала мышь, хихикнула и исчезла в траве.

- Кажется, я сошёл с ума, - пробормотал Жорик.

- Кто такой будешь? – раздался голос сверху.

Жорик дёрнулся в сторону и обернулся на голос.

На коне восседал настоящий богатырь в полном снаряжении. Кольчуга, шлем, меч на боку.

- Немой, что ль?

Очередное потрясение изменило голос до неузнаваемости.

- Я гулял тут, - вырвались слова из горла со странным бульканьем.

- Гулял? – грозно сдвинул брови богатырь, переваривая информацию. - Звать тебя как, и откуда путь держишь?

- Жорик, - промямлил и вжал голову в плечи. – Гуляю…

- Одёжа у тебя не нашенская и на русича не похож. С каких земель путь держишь?

- Оттуда, - неопределённо махнул рукой в сторону Жорик.

- Прокажённый?

- Кто?

- Ты! Дубина стоеросовая! Иди-ка впереди. Не нравишься ты мне. Никак лазутчик Ингваря? Иди, иди, - богатырь достал меч, который блеснул на солнце и пустил Жорику в глаза солнечного зайчика.

Намерения богатыря понятны. Сбежать невозможно, от конного и его меча не убежать. Настроение, которое, вроде как начинало подниматься до появления всадника, рухнуло. Жорик натянул пуловер и пошёл в указанном направлении.

- Быстрее шагай, - раздался грозный окрик, и скорость пришлось добавить.

Часа два быстрой ходьбы и Жорик уже не чувствовал ног. Отвык за десять лет ходить так много. На счастье за взгорком показался город. Именно такой он видел, когда домовой что-то сделал с пространством. Высокий частокол с небольшими башнями, в которых расположились дозорные. При подъезде к городу, ворота перед ними открылись, пропуская внутрь.

- Лазутчика взял, Илья? – спросил один стражей у ворот.

- Можа и лазутчика. Пусть, княже, решает, кто он.

- И то верно, - согласился страж.

По кривым улочкам города добрались до красивого двухэтажного, украшенного изумительной резьбой, дома. Навстречу, с крыльца, сошли несколько человек. Один из них в красивой расшитой славянскими оберегами рубахе, в парчовых красных штанах и с мечом на поясе, подошёл к Жорику.

Богатырь спешился. Поклонился этому в расшитой рубахе.

- По дороге попался, княже, когда возвращался. Не решился оставлять, а вдруг лазутчик. На простолюдина не похож, одежда странная, не нашенская, но добротная, хоть и замарана изрядно. Жориком назвался.

- Князь ладовский Изяслав, - представился князь. Странное у тебя имя, незнакомец. Не поведаешь, с каких краёв к нам пришёл?

Речь князя казалась плавной и возвышенной. Ясные глаза словно заглядывали внутрь души Жорика.

- Княже, не подходите близко! – раздался остерегающий голос старика в балахоне.

- Зридал, думаешь, если он попытается сработать ножом, то я не успею увернуться и отбить его выпад? – князь улыбнулся.

- Не надо лишний раз испытывать судьбу, княже.

- Ладно, Здравил, осмотри его.

Старик медленно обошёл вокруг Жорика. Потряс посох в воздухе, поводил над его головой.

- В мыслях сумбур. Не нашего времени. Оружия никакого. Похоже, посланец духов.

- Что это значит? – князь напрягся, как все его телохранители.

- У него своя миссия, которая поручена духами. Нам он не угрожает и даже, наоборот, может пригодиться. Он – воин.

- А этот воин меч хоть удержит в руках?

- Не надо, княже, насмехаться. Он здесь, чтобы овладеть искусством боя. Так решили духи. В нём заключена сила духа, которая не должна достаться врагу.

Князь посерьёзнел. Поправил меч.

- Коль так, то милости прошу в мой терем, за стол, будь моим гостем Жорик, - и князь чуть склонил голову.

- Не откажусь, княже, - заговорил Жорик и сам удивился, как ладно получилось ответить и сделать встречный кивок головой.

Князь улыбнулся.

- Погоди, Жорик. Степан, кликни Марфушу, пущай баньку истопит, одёжку свежую принесёт.

Один из телохранителей моментально исчез.

- Пойдём перекусим, а потом в баньку сходишь, смоешь пыль с дороги. Боярин, али князь?

- Воин, - опять встрял в разговор Зридал. – Будущий Воин Духа.

За длинным столом, заставленным различными яствами, Жорик оказался по правую руку от князя, как дорогой гость. За столом их было трое.

- Илья, рассказывай, что видел, что разузнал? – князь выпил вино из позолоченного кубка и закусил морошкой.

- Они ждут нас у реки, княже, - ответил Илья и с опаской оглянулся на Жорика.

- Говори. Жорику тоже надо это знать.

- Если не отдадим перстень добровольно, то они осадят город и всех перебьют, - мрачно проговорил Илья и понурил голову.

- Это не его перстень! И не мой! Он дан на хранение, и мы не можем его отдать! – князь вскочил из-за стола и прошёлся по светлице. – Перстень сам найдёт своего настоящего хозяина. Я только не понимаю, как он его найдёт? Может, Ингварь и есть его хозяин? А я противлюсь воле богов и не отдаю. Ты был тогда, когда Рослав вручал перстень на хранение моему отцу. Что говорили. Вспомни, Илья!

- Перстень при прикосновении будет отливать зеленоватым цветом, если встретит хозяина. Иначе замерцает красным. Если не хозяин наденет перстень на палец, то всё тёмное, злое вылезет наружу. Тогда война прокатится по всем землям. Смерть заберёт каждого третьего из живущих на земле. Победить владельца будет очень сложно.

- Как сделать, чтобы перстень не достался тому, кому не предназначается? Только спрятать. И спрятать далеко. Мы можем проверить Ингваря на предмет перстня?

- Можем, княже. Вот монета, которая находилась в руках Ингваря. Он сам кинул её мне.

Князь не некоторое время исчез из светлицы вместе с монетой.

Жорик, молча, ел мочёные яблоки, малосолёные огурчики, пареную репу, ягоду.

- Мерцает красным. Будем обороняться. Илья, если я погибну, перстень брось в колодец.

Ночью не спалось. Отменная банька, пахнущая пряными травами кровать, казалось, должны были сморить, но сон не шёл.

«Перстень, Ингварь, богатыри, князь. Скажи, кому, засмеют. Да и кто поверит в то, что я нахожусь в сказке, в которой как в жизни. Убивают из-за перстня целыми городами. Жестоко. Вопрос в другом, что мне надо сделать? Понял, что освоить меч. И всё? Или что-то ещё?»

Задремать удалось под утро. Ни свет, ни заря, разбудил Илья.

- Заниматься надо, Жорик.

Тяжёлая эта работа, махать мечом. После нескольких ударов взмок, словно разгрузил вагон с мешками. Мышцы ломит, пальцы с трудом удерживают утяжелившийся меч. Илья только усмехается и даёт всё новые и новые указания.

После обеда тело Жорика размял местный целитель. Втёр в кожу какие-то лекарства на травах и необычное с лёгким привкусом горечи зелье, дал выпить.

Странно, но после этого боль почти исчезла. И Жорик хоть и тяжело, но всё-таки управлялся с мечом до самого вечера.

А утром город был осаждён войсками Ингваря.

Жорик нашёл князя с Ильёй у частокола.

- Они дают нам время до полудня, чтобы отдать перстень.

- Ты помнишь, Илья, что я сказал. Перстень в этом платке. У нас не так много сил, чтобы выдержать осаду.

- Княже, дозволь глянуть на перстень?

Князь недовольно посмотрел на Жорика, подумал немного и велел показать. Обычное оловянное колечко со странным многоугольным прозрачным камнем. Ветер дунул и прикрыл уголком платка перстень. Жорик отогнул уголок. Перстень блеснул зелёноватым цветом.

Князь оттолкнул Жорика, взял в руки перстень.

- Илья, ты видел зеленоватый сполох?

- Не обратил внимание.

- Прикоснись.

Камень стал красным.

- Наверное, показалось, - вздохнул князь.

- А почему он в твоих руках, княже, не становится красным? – спросил Жорик.

- Я хранитель. А хранитель нейтрален…

Изяслав, вдруг запнулся, пристально глянул на Жорика.

- Дай руку, - и не дожидаясь разрешения прислонил перстень к ладони Жорика.

Перстень заиграл зеленоватым цветом, словно чему-то радуясь.

Илья выронил из рук платок.

- Если перстень положить на ладонь хозяина, то он сам окажется на пальце…

Перстень сверкнул и замерцал на пальце Жорика.

Изяслав и Илья удивлённо переглянулись.

Жорик ощутил прилив сил, расправил плечи.

- Что делает кольцо? Для чего оно?

Илья и князь Изяслав только пожали в ответ плечами.

В Жорике проснулась решительность и смелость. Голова работала ясно. Он понимал, что Ингварь так просто не уйдёт. И пока он не получит своё, будет осаждать город.

- Надо сообщить Ингварю, что он опоздал, и хозяин перстня нашёлся.

Илья поклонился и направился к воротам.

- Боюсь, что он вызовет тебя на поединок, - мрачно произнёс Изяслав.

- Княже, давай я сниму перстень, бросим колодец, - растерялся Жорик.

- Ты не понимаешь. Перстень можно снять только с убитого…

Жорик попытался сдёрнуть перстень с пальца и не сумел, перстень, будто врос в кожу.

- Я же могу отказаться от поединка?

- Нет. Перстень тебе этого сделать не даст. Мы теперь все в твоей власти, воин, - Изяслав склонил перед ним голову.

- Так не пойдёт, я не умею пользоваться мечом!

- Доблестный воин отказывается защищать город? – услышал Жорик женский голосок и вскинул голову.

В цветастом ярком сарафане к нему подошла девушка, которая закрыла собой весь мир. Тоненький голос, словно серебряный колокольчик, прозвучал и эхом отразился в голове. Тёмные глаза смотрели мягко и приветливо, русая коса из-под цветной с золотистой вышивкой диадемой, стекала на грудь.

Жорик вдохнул, а выдохнуть забыл.

- Моя сестра – Ветана, - проговорил князь, не обращая внимания на состояние Жорика.

Ветана заливисто засмеялась, когда Жорик покраснел и наконец-то вытолкнул из себя воздух.

В это время появился Илья.

- Княже, Ингвар желает поединка с носителем перстня. Побеждённые выполняют желание победителей.

- Так тому и быть, - мрачно согласился Изяслав.

- Условия?

- Оружие какое пожелает. Драться пешими до гибели одного из них.

- Ингварь не простой воин…

Жорик сглотнул застрявший в горле комок и согласно кивнул в ответ на устремлённые на него несколько десятков глаз.

 

Сказать о том, что Жорика трясло, значит не сказать ничего. Войско противника выстроилось в пятистах метрах от частокола города. Почти все горожане и сторонники князя Изяслава выглядывали из-за частокола. На поле решалась судьба города. На плечи Жорика легла невероятная ответственность. За всю свою сознательную жизнь он никогда не ощущал такого груза.

Жорик мысленно оглядел себя. Небольшого роста и не широк в плечах. Богатырской силой от него не пышет. Князь Изяслав выделил из своих запасов кольчугу, меч, щит, шлем. Жорик стоял перед противником и понимал, что шансов победить, практически нет. Меч тяжёл сам по себе, а если посчитать, сколько железа надето на нём, то на быстрые движения надеяться не стоит. Ингварь улыбался во весь рот, выставляя напоказ все тридцать два белоснежных зуба. Поверх длинной до колен кольчуги мелкого плетения красный плащ с изображением какой-то странной птицы. Меч с лезвием синеватого отлива, круглый деревянный щит с металлическим усилением и с изображением такой же птицы, как на плаще. Остроконечный круглый шлем с бармицей и без носовой пластины, разрисован арабскими письменами.

- Ты откуда взялся заморыш? – зычный голос огласил притихшую округу. – Не свались под тяжестью доспехов, а то мне драться не с кем будет.

Войско Ингваря засмеялось.

- Покажи перстень, - потребовал князь.

Жорик приподнял руку, и перстень блеснул зеленоватым оттенком.

Зубы Ингваря скрипнули, улыбка исчезла.

- Как ты, заморыш, посмел взять мой перстень? Ты ведь не князь!

- Я воин, - стараясь унять дрожь в голосе проговорил Жорик .

У ворот, когда он готовился выйти на поединок, Ветана сунула в руки пузырёк с мутноватой жидкостью и потребовала, чтобы он выпил. Как отказать прекрасной девушке в таком никчемном, по сути, желании при выходе на смертный бой. И сейчас, вдруг, он замер от накрывшего его спокойствия и уверенности в своих действиях.

«Следуй, как велит тебе сердце…»

- Я знаю, что ты силён княже. И в поединках ты никогда не проигрывал. Но сегодня не твой день. Отступись! И не прольётся на траву княжеская кровь! – медленно, нараспев говорил Жорик, повинуясь непонятному внутреннему ощущению. – Тебе не нравятся мои доспехи? Изволь, я сниму их.

Под удивлённые взгляды двух ратей, Жорик откинул в сторону щит и шлем, освободился от кольчуги, которая жалобно звякнула у ног. Он предстал перед всеми в том самом наряде, в котором попал в этот мир. Тёмный пуловер на голое тело, синие джинсы и белые кроссовки.

Ингварь, косо бросавший взгляд на кроссовки, удивился наряду.

- Ты явно не из простолюдинов. Странная одежда не русского покроя…

- Княже, ты ещё готов сражаться, или будешь дальше рассматривать мой наряд?

- Дерзок! Но это поправимо. Сейчас твой рост уменьшится ровно на голову!

Жорик вспомнил всё, чему его учили в войсках «Дяди Васи». Ингварь промахнулся первым ударом, потому как соперник ловко уклонился в сторону. Возвратным движением меч князя чуть было не отрезал ухо, слегка расцарапав кожу. Жорик понимал, что рано или поздно меч врага достанет его. И любое ранение может стать роковым. Ещё один удар просвистел у самого лица. И сразу же пришлось подпрыгнуть. Вот как Ингварь так ловко разворачивает тяжёлый меч в обратном направлении? Ведь в каждый удар он вкладывает немалую силу. Жорик не пытался атаковать, изредка подставляя под удар князя свой меч. Мысли лихорадочно искали спасительное решение. Очередной удар мог действительно лишить Жорика головы, но спонтанно поднятый кверху меч увёл удар в сторону. Вот только отбитая рука не удержала оружие и под дружный вздох разочарования выпустила рукоятку из ладони. Жорик, как в замедленном кино, увидел ухмылку Ингваря и его взгляд на отлетающий в сторону меч. Решение созрело моментально. Шаг навстречу врагу и молниеносный удар кулаком в переносицу. Голова дёргается назад, но тело, упакованное в железо, даже не отклонилось назад. Жорику кажется, что он слышит как ломается носовая кость и углубляется в мозг…

Расширенные и удивлённые глаза Ингваря мутнеют, он оседает на колени, откуда-то доносятся слова: я тебя так просто не отпущу! И тело с грохотом падает на землю. Оба войска молчат, и находятся в полном непонимании ситуации, ведь все видели, как из рук Жорика выпал меч, а потом внезапно свалился Ингварь…

Жорик медленно подбирает меч и вздымает над головой с победным кличем. Он оборачивается к защитникам города и видит Ветану…

 

Тело пронзила дрожь, и Жорик поднял голову над столешницей. Сонный взгляд отметил прежнюю обстановку квартиры, пустые стакан и бутылку. Ему не верилось, что это был всего лишь сон. Мышцы болели от неудобного положения тела. В голове стоял образ сестры князя Изяслава.

- Домовой, Дед Лесовик, князь Изяслав, Ветана, что только не приснится, - с разочарованием проговорил Жорик, потянулся, и случайно коснулся поцарапанного уха.

Взгляд медленно перешёл с потолка на руку. На указательном пальце мерцал зеленоватым оттенком перстень…

 

читателей   105   сегодня 1
105 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...