Спасаясь от прогресса

Стоит на границе Республики небольшой городок, носящий имя Селавиль. Никогда не становился он темой обсуждения Совета Академии, и маги были редкими гостями в тех краях.

Правда, бывало, что какой-нибудь маг-недоучка всё же появлялся в городе. Предлагал жителям свои удивительные товары: гирлянды, наручные часы, самонагревающиеся чайники, а также другие магические артефакты. Собственно, именно из-за таких редких приезжих маги в Селавиле воспринимались строго как торговцы-фокусники с далёкой и загадочной планеты.

Однако, однажды в город прибыли истинные волшебники, и прибыли не для торгов. Причиной их приезда послужили слухи о новом и странном жителе Селавился.

«Новый и странный» поселился вместе с семьёй на берегу моря в старом рыбацком жилище, работу искать не стал, на людях почти не появлялся. Вскоре в местный околоток стали поступать жалобы от взбешённых соседей. Люди жаловались, что из дома странного чужака доносятся по ночам пугающие звуки – лязг, скрежет и замогильное жужжание.

Полиция не стала ничего предпринимать, но вот слухи ползли. Торговцы разнесли истории по округе, округа разнесла их ещё дальше, и, в итоге, о загадочном селавильце стало известно совету Академии. Те отдали распоряжение в РМБ, а оно, в свою очередь, отправило в Селавиль агентов для проверки слухов.

 

Жан и Мия прибыли в город под видом молодожёнов. Дом человека-загадки нашли быстро, ведь это было единственное здание, которое люди старались обходить стороной. Однако проникнуть внутрь смогли лишь в третью ночь слежки, когда всё семейство жильцов отбыло на редкую ночную прогулку.

Оказалось, что внутри рыбацкое жилище было перестроено в мастерскую. Столы, пол и даже детские кроватки были завалены схемами и инструментами. В центре дома стоял массивный паровой двигатель, а для освещения комнат «загадочный» использовал не лампу с магическим накопителем, как все уважающие себя республиканцы, а странный грушевидный предмет с горящей спиралью внутри.

Опасения совета подтвердились – человек этот оказался невероятно опасным. Решение могло быть только одним, и агенты были вынуждены задержаться ещё на одну ночь.

 

Разместившись в набережной ротонде, Жан и Мия стали ждать, когда солнце, наконец, заползёт в своё ночное убежище. Со стороны их можно было принять за молодую пару, мирно проводящую время в уединении.

- А мило тут, как считаешь? – поинтересовалась Мия, лаская взглядом усталые волны.

- Да, наверное, - последовал задумчивый ответ.

Девушка взглянула на напарника. Внешне он был спокоен, но немигающий взор выдавал тяжёлые мысли. Мия вздохнула и откинулась на скамейке, положив руки на балюстраду.

- Опять витает в облаках, - сказала она куда-то в пустоту.

- Слушай, Мия, - отстранённо начал Жан. – Слышал, тебе предлагали повышение.

- Угу, - ответила девушка тоном, намекающим, что она не хочет обсуждать эту тему.

- Должность в управлении. Больше никаких вылазок, шпионажа. Больше никаких зачисток. Почему ты отказалась?

- Жан, ты серьёзно?

Он кивнул.

- Должность в управлении, - произнесла Мия, искажая голос. – Слишком большая ответственность. Да и нравятся мне все эти вылазки и шпионаж. А что?

- Да так, - отмахнулся Жан. – Просто я бы не отказался.

- Странный ты.

Мия посмотрела Жану за спину и увидела две маленькие фигуры, резво скачущие по мостовой.

- А вот и детишки, - сказала она голосом, полностью лишённым эмоций, и кивнула головой в их сторону.

Жан оглянулся и печально взглянул на пару малышей, бегущих к матери, зазывающей их с порога. В этот миг его сердце ёкнуло, но вида он не подал.

- Жалко, - с той же интонацией произнесла Мия, слова её плавно переходили в шум набегавших волн. – Но ничего не поделаешь, такая уж работа.

Жан искоса посмотрел на напарницу. «Я знаю, что ты сомневаешься» - говорил её взгляд.

- Во имя нас самих и всего магического общества, так ведь? – Жан постарался выглядеть весёлым.

Девушка не ответила. Она достала из мятой пачки сигарету, стиснула её зубами и сделала лёгкий, еле видимый пас рукой. Над её указательным пальцем вспыхнул небольшой огонёк, окрасивший пряди огненно-рыжих волос, и девушка закурила.

Она заговорила вновь только тогда, когда небо полностью почернело, и на нём вспыхнули яркие пятнышки звёзд.

- Мне тоже это не нравится, Жан, - сказала она задумчиво. - Если хочешь, в этот раз могу сделать всё одна.

«Играет со мной, испытывает», - подумал агент.

- Не неси чепухи, - усмехнулся он. – Это лишь очередная зачистка, ничего более.

- Что ж, - Мия потушила сигарету о белую гладь фигурного столбика, - тогда начинай.

После небольшой паузы Жан покорно кивнул и легонько дотронулся большим пальцем до кольца на указательном. Магический артефакт ответил тусклым мерцанием, и в тот же момент из него вырвалось с десяток крохотных огоньков, вмиг разлетевшихся по округе.

- Всё чисто, - сообщил агент, когда огоньки полностью облетели набережную.

Девушка широко зевнула, встала, потягиваясь, и направилась в сторону злополучного изобретательского дома. Жан знал, что должно было произойти дальше, но ничего не мог поделать, так он думал, и потому пошёл следом за Мией с твёрдым намереньем закончить всё быстро.

На следующий же день все газеты Селавиля в один голос твердили о несчастном случае на побережье. По их словам, в одном из рыбацких жилищ вышел из строя светильник с магическим накопителем. «В результате чего вспыхнул пожар, который унёс жизни четырёх человек – семейной пары и двух их детей» - писали в газетах.

С тех пор об изобретателе никто не слышал, слухи завяли и отсохли, и о нём больше никто не говорил, даже в стенах РМБ. Таинственные механизмы, которые он использовал, также бесследно исчезли, так и не покинув пределы захудалой мастерской.

Через месяц на одиночной задании погиб и Жан, и, несмотря на просьбы Мии позволить ей самой расследовать его гибель, дело агента закрыли и о нём позабыли, так же, как и о его жертвах.

Прошло три года. За это время город сильно изменился. Всё больше магов приезжало в Селавиль и обустраивалось в нём. Расцвёл рынок магических товаров, и постепенно магия перестала восприниматься местными, как что-то чуждое и непонятное. Селавиль переродился, превратившись из небольшого рыболовного городка с окраины в крупный индустриальный центр.

 

 

Дождь застал Жана по дороге домой. В небе сверкнула молния, тут же грянул гром, и с неба посыпались крохотные капли.

Жан запустил руки в карманы плаща, но они вмиг провалились глубже – в зияющие и потёртые дыры. Живот гневным урчанием требовал угощений, а фиолетовые круги под глазами выдавали отсутствие у Жана здорового сна.

«Деньги кончаются», - спокойно констатировал он. – «Искать работу? Возможно…»

Жан остановился на мгновение и поднял глаза к небу, чтобы ощутить влагу на своём лице. Дождь успокаивал, очищал, смывал переживания и грязь воспоминаний.

«Да, пожалуй, завтра же этим займусь».

Он улыбнулся. Несмотря на тяготы, жизнь его, наконец, налаживалась. Три года его сопровождали лишения и страх быть раскрытым, но в то же время Жан наконец смог ощутить себя свободным. Он с чистой душой отрёкся от магии, постарался забыть о прошлой жизни и о проклятом министерстве. Бывший агент полностью доверил себя серой рутине, а та, взамен, наполнила его голову серыми и безобидными мыслями. Однако в этот день дурное предчувствие не покидало Жана с самого утра. И теперь, когда близился закат, оно многократно усилилось.

Жан прошёл мимо лавки с магическими электроприборами, поднял руку при виде соседки одновременно в знак приветствия и прощания, уступил дорогу полицейской машине. Занимавший пассажирское сиденье коп протирал свой многозарядный арбалет. Где-то в глубине души Жана забавляло то, как сильно некоторые непосвящённые кичатся своим допотопным оружием, не осознавая, что владеют они им только потому, что для истинного мага оно не опаснее обычной булавки.

Жан вышел на набережную и прошёл мимо грандиозного театра, спектакли в котором были насквозь пропитаны едким соком пропаганды министерства. Его взгляд прикоснулся к чему-то знакомому, вычленив это нечто из поблёкшего окружения. Сердце участило свой бег, время замедлилось, мысли о деньгах и голоде пропали, а замена им не поступила.

Жан медленно обернулся и уставился на знакомый силуэт, пламя рыжих волос и клубы сигаретного дыма. Мия стояла под каменным театральным навесом и смотрела куда-то вдаль, в бескрайнее море.

«Нашли», - после затянувшейся паузы проскользнула в сознании мысль.

Жан среагировал тут же - развернулся и пошёл прочь, стараясь слиться с толпой, которая, благо, у театра собралась немалая.

«Раскрыли, ублюдки», - Жан закусил губу. – «Даже умереть спокойно не дадут».

Он старался идти быстро, еле сдерживаясь, чтоб не перейти на бег. Он был хорошим магом, но забросил тренировки вместе со своей прошлой жизнью. Шансов одолеть в бою Мию и, возможно, её нового напарника было немного.

«При непосвящённых они не нападут», - думал Жан, выстраивая в голове маршрут бегства через самые густонаселённые районы.

Хитроумный план был почти готов, но резкий толчок забросил его далеко в закрома сознания.

- Э, я прошу прощения, - извинялся странный человек, с которым бывший агент нечаянно столкнулся.

«Чистильщик?» - подумал Жан и тут же отбросил эту мысль.

«Странный человек» выглядел слишком странно, чтобы быть тенью министерства. Перекошенный костюм, очки, висящие на носу под замысловатым углом, ссадины и занозы на руках, рукава все в чёрных масляных пятнах, а на голове двумя пышными кустами росли кудрявые волосы. В руках «странный» держал потрепанный портфель, а сам выглядел крайне виноватым и, похоже, всё ещё продолжал извиняться, или, по крайней мере, так ему казалось.

- Выхожу из дома, а тут вы. Вы поймите, я же вас не видел! Да и, если честно, вы сами виноваты, что по сторонам не смотрите!

- Ничего страшного, - улыбнулся Жан. – Рад бы с вами поболтать, но мне нельзя задерживаться. Вопрос жизни и смерти.

Он развернулся и было сделал шаг-другой, как со стороны ближайшего окна послышался громкий треск. Затем шипение, рёв и, наконец, взрыв.

Ударной волной выбило стёкла из окон. Жан и его новый знакомый инстинктивно упали на плиты мостовой. Портфель «странного» раскрылся, и из него посыпались какие-то бумаги. В доме вспыхнуло пламя. Жан поднял взгляд и уставился в огонь. Боль, сожаление и стыд перемешались в нём, Жан услышал детский крик и мольбы умирающей женщины, вспомнил глаза изобретателя – полные гнева и жалости глаза мертвеца.

Крики сменились шумом воды, пробирающую тело дрожь остановили капли дождя, и тогда Жан пришёл в себя.

Чудаковатый тип, с которым он только что столкнулся, держался за свои волосяные кусты и что-то кричал, глядя на вспыхнувший в его доме пожар. Жан убедился, что осколки окон его не зацепили, поднялся. Обратил внимание на разлетевшиеся из портфеля бумаги и чуть не обомлел.

«Чертежи», - пронзило его иглой понимания. – «Мия в городе не из-за меня… Скоро она будет здесь. Нужно уходить, пока меня не заметили».

Но что-то удержало Жана, не дало сделать шаг. Он ещё раз посмотрел на чудака.

«Бедняга», - подумал бывший агент. – «Бежал бы отсюда, пока не поздно».

- Да чтоб вас, - выругался Жан. В полной мере не осознавая, что делает, он схватил бумаги, портфель и чудаковатого типа и затащил всех их в ближайший переулок.

- Что вы…

- Тихо! – скомандовал маг тоном, которому любой бы повиновался, и выглянул за угол.

Не сразу, но он заметил Мию. Она стояла вверх по улице, окружённая озадаченной толпой.

«Молодец, Жан, влез в это дело. Теперь одна дорога – трибунал и смерть».

Жан резко развернулся, бормоча что-то нечленораздельное, затем помотал головой и протянул незнакомцу руку.

- Жан, - сказал Жан.

- Батист, - озадачено отозвался взволнованный человек с портфелем.

- Ответь мне на один вопрос, Батист, - быстро продолжил волшебник, не давая Батисту вставить ни слова. – Изобретатель? Учёный?

Озадаченность на лице чудака быстро сменилось самодовольной ухмылкой. Он поправил очки, повернув их на тот самый замысловатый угол, и сказал:

- Вообще-то это два вопроса, но да. На оба из них.

- Тогда тебе грозит смертельная опасность. С той стороны улицы женщина. - Жан схватил Батиста за плечо, не дав тому выглянуть за край переулка. – Её послали за тобой. Это же твой дом сейчас полыхает? Наверняка, её рук дело.

- Кто послал, какая женщина? Ничего не понимаю, – удивлялся Батист.

Жан вновь выглянул за угол, Мии видно не было.

- Нам нужно уходить, сейчас же.

- Вы что? Я никуда не пойду! Мой дом горит! – не унимался чудной изобретатель.

- Ты хочешь жить?

- Конечно.

- В общем так, Батист, расклад такой: я не обязан тебе помогать, но всё равно хочу спасти твою жизнь. Если пойдёшь со мной, возможно выживешь, останешься здесь – точно умрёшь. Решай, – С этими словами маг быстро зашагал по переулку в обратную от набережной сторону.

Батист постоял секунду, похлопал глазами, огляделся, после чего чуть ли не вприпрыжку погнался за Жаном.

- Стойте, да подождите вы! Что здесь вообще происходит? - поправляя очки, тараторил он.

- Изобретатель, говоришь? – ответил Жан вопросом на вопрос,– Что изобретаешь?

- Да, Изобретатель. Изобретаю, уф, всякое, - запыхаясь, продолжал Батист. – Не хочу хвастаться, но прямо сейчас я работаю над своим новым трудом. Пока это так, прототип, но когда он будет готов, я гарантирую, он изменит мир!

- В самом деле? – Жан даже остановился на секунду и ещё раз внимательно осмотрел нового знакомого.

- Что такое? – засмущался Батист.

- Да так. Просто я вдруг понял, как сильно влип.

Они быстро перешли через пешеходный переход, затем завернули за край непримечательного здания и юркнули в очередной переулок. Там Жан, наконец, замедлил шаг.

- Нельзя вот так бегать под дождём, можно ведь и простудиться! – переведя дух, заворчал Батист.

- Болезнь или жуткая смерть и забвение, ты что выбираешь, изобретатель? – усмехнулся Жан. Он лёгким движением коснулся своего кольца, вызвав группу огоньков, которые словно светлячки разлетелись по тёмным углам и вдаль по улице.

 

 

Мия уважала Жана, в своё время. Он был подающей надежды молодой звездой министерства, и потому она была рада стать его напарницей. На первом же задании они действовали гладко и слаженно, будто занимались этим вместе уже долгие годы. И всё бы ничего, вот только Жану не нравилась его работа, Мия поняла это с самой первой встречи. Вначале она просто подшучивала над ним, но вместе с ростом его отстранённости на каждой новой зачистке росла и её подозрительность. Мия не была фанатиком РМБ, но предательства она бы не потерпела.

Когда Мии сообщили, что Жан погиб в схватке с непосвящённым магом, она просто не могла в это поверить. Не потому, что так сильно его ценила, нет (он был для неё лишь напарником, не больше), а потому, что Жан был отличным бойцом и не мог проиграть какому-то недоучке, да и его странное поведение на заданиях (о котором Мия, само собой, никому не сообщала) наталкивало на некоторые спорные мысли.

Расследовать его гибель ей не позволили и тут же сделали нянькой совсем зелёного агента, назвав его «новым напарником». Артур Моро – так его звали – был сыном какой-то важной шишки (Мия постоянно забывала кого именно) и потому ему пророчили быстрый карьерный рост, к нему относились с почтением и восхваляли все его незначительные заслуги, а Мию он просто раздражал.

Спустя три года после смерти Жана Мию и Артура отправили в Селавиль. Один непосвящённый маг рвался в губернаторы, организовал чёрный рынок магических артефактов и часто позволял себе критику в адрес правительства. Агентом поручили проверить, насколько он опасен.

 

В городе Мия специально избегала тех мест, где она работала с Жаном, чтобы ей не докучали навязчивые мысли и подозрения. Однако каждый раз, как ей на глаза попадалось знакомое здание или вывеска, девушка ненамеренно начинала крутить в руках золотое кольцо. Артефакт был точной копией кольца Жана. Мия втайне создала его после миссии в Селавиле, так как именно тогда, три года назад, по её мнению Жан окончательно сорвался.

 

Шёл дождь, и Мие приходилось тесниться под узким зонтом вместе с раздражающим напарником. Однако, признавала она, для пустой раздражающей марионетки вёл он себя крайне достойно – всегда учтив, опрятен, также, может быть, немного высокомерен.

Агенты дошли до тетра «Lune de plaisir», где ставили популярный спектакль о первом совете магов и создании Академии. Свою цель увидели лишь в зале – маг-выскочка сидел в ложе слева от партера.

Когда погасили свет, и сцена ожила, Мия осознала, что долго она тут не просидит. Выступление было настолько идеализированно вылизанным, что девушке сразу же стало дурно. Актёры, изображавшие магов, благородные и мудрые, готовые пойти на любые жертвы ради помощи ближнему, бились с врагами – чёрными рыцарями, которые продали свои души Тёмным силам, дабы те даровали им мощное оружие, способное навредить магам.

- Я выйду ненадолго, не своди с него глаз, - прошептала Мия Артуру, заворожённому выступлением.

- М? Да-да, конечно, - пролепетал он, не отводя взгляда от сцены.

 

Не говоря ничего более, Мия вышла на свежий воздух. Она остановилась под фигурным навесом и закурила (вовремя спохватившись, и прикурив от спички, как обычный человек).

 

Когда в нескольких квартал от театра раздался взрыв, любопытство вмиг поглотило девушку и заставило забыть обо всём – и о задании, и о юном напарнике.

У горящего здания толпились зеваки, уже виднелись огни полицейских машин.

Мия протолкнулась вперёд столпотворения и внимательно осмотрела ничем не примечательную постройку.

«Пустая трата времени», - подумала она, но кольцо на её указательном пальце, явно считая иначе, завертелось от волн вибрации. Это продолжалось не более секунды, но и этого хватило, чтобы Мия поняла – артефакт ощутил знакомую энергию того, на чью частоту был настроен.

- Жан, - тихо произнесла девушка и пробуравила толпу ищущим взглядом.

Не найдя бывшего напарника, Мия направилась в сторону полиции.

- Мия Лаво, агент РМБ, – твёрдо произнесла она, демонстрируя значок министерства. Озадаченность на лицах стражей правопорядка тут же сменилось почтением и полной покорностью.

По её приказу они оцепили периметр и позволили Мие работать, не привлекая внимания прохожих.

Мия без особых церемоний вошла в горящее здание через главный вход, впитывая по пути утихающее пламя пожара. Причина возгорания нашлась быстро. Огромный шарообразный светильник, в виде руин лежавший посреди комнаты, сразу привлёк внимание агента. Она осторожно подобрала его, не боясь ожогов, и, не найдя на нём отметки мастера, с презрением отбросила в сторону.

- Что там? – послышалось за спиной. Артур нерешительно мелькал у входа и брезгливо оглядывал комнату.

- Артефакт с черного рынка, - спокойно ответила Мия и со вздохом добавила:

- Я же сказала тебе следить за целью.

- Правда?

- Правда, - девушка слегка улыбнулась, наблюдая замешательство напарника. – Ладно, не суть. У нас тут дело покрупнее.

- А на вид обычный пожар. Что нам тут делать?

- Нужно поймать одного беглеца, - сказала Мия. Она подняла золотое кольцо и показала его недоумевавшему Артуру. Эффект это произвело мгновенно – агент обомлел.

- Неужели он и вправду жив? – спросил он осторожно.

- О, ещё как! И мы с тобой его найдём, - усмехнулась Мия, радуясь тому, что все эти годы была права.

- Надо сообщить в министерство, они поймут, как лучше поступить.

- Слушай, Арти, - по-дружески улыбнулась девушка, - а давай не станем никому ничего сообщать. Ладно?

Артуру эта идея явно не понравилась, о чём он поспешил сообщить Мие хмурым видом.

- Лучше сделать всё тихо. Поймаем его, допросим, а уж потом расскажем всё боссу, - спокойно продолжала волшебница.

- А ты точно уверенна, что он жив? Тебе не почудилось?

- Ты мне не доверяешь? Арти, можешь не сомневаться, Жан жив, и мы с тобой скоро это докажем.

В этот же момент, словно в подтверждение её слов, золотое кольцо замерцало, артефакт вспыхнул и на миг озарил почерневшие стены комнаты.

- Что это значит? – протирая глаза, спросил Артур.

- Это значит, что Жан так и не избавился от любимого колечка, однако использовал его только сейчас, - ехидно промолвила Мия.

 

 

- Ответьте же, Жан, кто хочет меня убить? – продолжал допытываться Батист, мерно следуя за своим спасителем.

- Маги, - ответил Жан, наблюдая за своими огоньками, кружащими вокруг. - Если конкретней, совет старейшин Академии.

- Да ну бросьте, - рассмеялся было Батист. Жан оглянулся, и выражение его лица сразу убедило изобретателя, что тот не шутит.

- И чем это я им не угодил, не пойму?

- Чем-чем, - улыбнулся бывший агент, - изобретательством своим.

Жан сделал паузу и сконцентрировался на огоньках.

«Чисто».

Он выдохнул с облегчением и вышел на пустующую улицу. Батист направился следом, и бывший агент чётко ощущал на себе его вопрошающий взгляд.

- Ты угроза, Батист, угроза для текущего положения вещей. Сейчас тебе стоит уяснить одно – в руках у совета истинная власть. Премьер, сенат, министерства – все пляшут под его дудку.

- И совет хочет убить меня из-за моих изобретений?

- Даже не сомневайся.

- Но почему!?

- Хмм, как бы получше объяснить? Смотри, современное – Жан вновь улыбнулся, произнося это слово, – оружие не опасно для истинного мага, и именно поэтому оно не менялось уже тысячу лет. Понимаешь? И так со всем. Маги производят большинство предметов быта и медицины, и это, в каком-то смысле, ставит их выше других. А теперь представь что будет, если обычные люди найдут более дешёвый способ, скажем, согревать своё жильё.

- Значит всех, кто пытается создать нечто, мешающее магам…

Жан мрачно кивнул.

- Но не все маги, только посвящённые, - добавил он. – И не всегда дело заканчивается убийством. Обычно, члены министерства предпочитают действовать более, хм, изящно, что ли? В общем, без лишних жертв.

 

Солнце давно закатилось, и на небе засияла пухлая луна, когда они дошли до края аллеи и оказались в старинном парке, украшенном расписными скамейками и фигурными фонтанами. Что-то в этом месте было не так, Жан сразу это подметил. Слишком тихо, внезапно стали не слышны отдалённые городские звуки, и даже ветер, похоже, боялся заглянуть в это сонмище деревьев.

- Так что это за министерство такое? – разрушая тишину, поинтересовался Батист.

- Республиканское Министерство Безопасности. Именно туда совет направляет избранных учеников Академии, - ответил Жан, внимательно осматриваясь.

«Здесь что-то не так, но почему светлячки молчат?»

- Я вам верю, Жан, правда верю. Признаться, как только я начал работать над своим последним изобретением...

- Которое изменит мир? – продолжая всматриваться в тёмные углы ночного парка, спросил Жан.

- Да. Так вот, я стал ощущать постоянную слежку, - в голосе изобретателя стали проскакивать гневные нотки. - Видимо, они давно на меня вышли. Но после вашего рассказа, мне вот что интересно: откуда вам всё это известно?

Жан остановился и внимательно посмотрел на учёного.

«Какой-то ты слишком спокойный», - подумал он, - «Говоришь, что веришь мне, но не выглядишь напуганным». Он вздохнул. « Ладно, раз уж начал…»

- Просто я сам маг и посвящённый, - сказал он спокойно.

Повисла тишина, неестественная, мёртвая. Ночь окутала лицо Батиста тёмной шалью теней, и Жан не смог понять, о чём тот думает.

 

- Не просто маг, а отличный, - послышался женский голос, и тёмная тень мелькнула где-то среди деревьев. – Рада тебя видеть, Жан.

- А я то как рад, Мия. – От досады Жан чуть не прокусил язык.

В голове у него прокручивались десятки вариантов отступления. Он не знал, сколько вокруг агентов, не знал, где они. К тому же он должен был прикрывать Батиста – обычного человека.

– Рад, да вот только не пойму, почему ты прячешься. Неужели смутилась, встретив старого напарника? – дружески продолжал Жан.

- Вовсе нет, просто немного опасаюсь ожившего мертвеца, - с усмешкой призналась девушка, выходя на тусклый свет фонаря.

- Ты одна? – спросил Жан, готовый ответить на любой её выпад.

- Одна. А вот ты, я вижу, не один. Представишь нас?

- Батист Бюжо, - запально вымолвил Батист, надув грудь колесом. – А вы из РМБ? Вас послали убить меня?

- Может, и послали, - девушка пожала плечами. – Всех уж не упомнить.

- Жан рассказал мне про вас. Убиваете людей, ради сохранения власти, уничтожаете дары науки. Как низко!

- Спокойней, - Жан положил руку на плечо Батисту, однако учёный явно вышел из себя.

- Вы взорвали мой дом, захватили моё величайшее творение, но меня вам не взять! – не унимался он.

- Жан, - спокойно продолжила Мия, - давай не будем ломать комедию. Ты понимаешь, что раскрыв тайну непосвящённому, ты приговорил себя к смерти. Может, твою длительную самоволку и спустили бы тебе с рук, но теперь… - Девушка тяжело вздохнула. – Я тебя не понимаю. Ты был выдающимся агентом, мы с тобой отлично сработались. Зачем тебе это? Зачем притворялся мёртвым? К чему эти игры?

Жан сжал кулаки.

«Тебе не понять», - подумал он.

- Просто я больше не мог игнорировать голос совести. Мы убийцы, Мия, ими и останемся.

- И чтобы загладить вину, ты решил спасти этого чудака? – девушка снисходительно улыбнулась, в глазах же её читалось разочарование. – Прощай, Жан.

Ещё бы мгновение, и эти слова стали бы последним, что бывший чистильщик слышал в своей жизни. О приближающейся опасности его предупредил шелест листвы за спиной. Твёрдый как сталь и острый, словно клинок, из гущи деревьев вылетел еле заметный бумажный самолётик. Он со свистом пролетел над Жаном, едва не вонзившись тому в затылок.

Жан резко вытянул руку вперёд и напряжёнными пальцами поманил за собой воду из ближайшего фонтана. Поднялась волна, не такая большая, какую он задумывал, но и её хватило, чтобы повалить нападавшего с ног. Им оказался довольно молодой, опрятно одетый юноша, определённо ставший чистильщиком недавно. Однако долго рассматривать врага Жану не удалось. Как только стало очевидно, что атака напарника провалилась, Мия легко и изящно начертала мягкой ладонью незримые знаки в воздухе, после чего ударила по ним, высвободив поток шипящего пламени. Жан мастерским заученным движением создал новую волну, на сей раз высвободив влагу из воздуха. Её еле хватило, чтобы сдержать первую атаку Мии, но чтобы не быть поджаренным вторым огненным потоком, Жану пришлось припасть к земле. Поднялось облако пара, на время скрыв его от глаз чистильщиков.

По нечленораздельным выкрикам, Жан понял, что Батист ещё жив. Он перекатился к изобретателю и осторожно повалил того на землю.

- Мне с ними не справится, надо уходить, - прошептал он.

По земле прошли трещины, слева и справа поднялись две каменные глыбы. Жан скрестил руки, за один удар сердца он сконцентрировал силу в ладонях, и когда массивные громадины резко начали сближаться, он с силой ударил по ним, превратив каждую в груду мелких каменьев.

- Бежим, - резко скомандовал маг и, толкнув Батиста вперёд, побежал за ним следом.

Напарник Мии ударил по земле, создавая новые трещины и каменные руки, которыми старался задержать беглецов.

Жан, перепрыгивая очередную расщелину, вновь дотронулся до кольца – на сей раз средним пальцем. Артефакт зашипел, и в руку бывшего агента извивающейся змеёй лёг незримый хлыст. Жан раскрутил его вокруг своего тела и хлёсткими, чёткими ударами разбивал каждую каменную преграду на своём пути.

Стена неистового огня преградила им путь, Батист запнулся и полетел прямо в оголённую пламенную пасть, но обвившийся вокруг тела хлыст удержал его на ногах.

Струя огня ударила в спину, огромная, заполняющая всё видимое пространство, но Жан, выпрямив руку и подставив ладонь, принялся впитывать безудержную силу заклинания Мии. Крик, боль, жалость, глаза полные гнева. Он смотрел в непрекращающийся огненный поток и чувствовал, что теряет контроль.

Под ногами задрожала земля, глубокая пропасть чёрным шрамом прошла через весь парк. Жаркий поток прервался – Мие пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы не провалится в земную твердь. Отталкивая Батиста в сторону, Жан заметил, что девушка чертит рукой новые знаки. Вокруг её пальцев завихрились воздушные массы.

Бывший агент призвал свои огоньки, которые тут же послушно слетелись на поле боя. Мановением руки он заставил их лопнуть, высвободив таящийся внутри свет. Яркая вспышка ослепила как чистильщиков, так и Батиста, который не успел зажмуриться. Однако девушка всё же бросила сгусток завихрений вслепую. Промчавшись быстрее ветра, он попал в левую руку Жана, переломав в ней практически все кости.

Сдержав подступивший крик, маг оставшийся рукой за пару секунд изобразил около дюжины идеально заученных жестов и указал в точку между двумя противниками. Над расщелиной образовалась полость пространства, и потоки ветра, стараясь заполнить пустоту, потянули ослеплённых чистильщиков в пропасть.

Жан смыл новой волной огненную преграду, схватил целой рукой Батиста и стремительно повёл его прочь.

Убегая, он бросил беглый взгляд через плечо. Снаружи парк выглядел совершенно нетронутым, не было видно ни пострадавшей почвы, ни огня, ни агентов министерства.

 

Остановились они лишь у преддверья «Портовой ямы» - незатопленной части старых катакомб, находившихся под городом.

В тоннеле было холодно и сыро, при виде незнакомцев пугливые крысы разбежались по углам. Жан, устало сопя от боли, опёрся спиной о стену и съехал по ней вниз. К Батисту вернулось зрение, но в пылу битвы он потерял как замысловатые очки, так и свой потёртый портфель. Щурясь от темноты и близорукости, он задумчиво взглянул на Жана.

- Ты работал на министерство, так ведь? – тихо спросил он. – Ты убивал таких я. Уничтожал их изобретения.

- Всё так, - морщась от боли, произнёс бывший агент. – Но будь добр, подожди ка минутку…

Жан сделал малозаметный пас рукой и с силой сжал плечо сломанной руки. С громким причмокивающим треском выпрямлялись его суставы, срастались кости и залечивались раны. Жан повертел рукой, убедившись, что она полностью излечилась.

- Как ты это? – удивлялся учёный.

- Истинные маги и не на такое способны, - отмахнулся Жан. – Поговаривают, что члены совета могут воссоздать своё тело из кусочка ногтя. Правда или нет, не знаю, но нам с тобой сейчас не об этом нужно заботиться.

- Ты прав, - согласился Батист. Подумал немного. – Так значит, ты предал совет?

- Выходит, что так. – Жан осторожно поднялся. – Да, Батист, я работал на РМБ и был чистильщиком, как те двое. Я шантажировал, похищал и убивал таких как ты долгие годы. Я внушал себе, что делаю это ради своего народа. Вспоминаю, и смяться хочется, и рассмеялся бы, если б не было так горько, - маг криво усмехнулся и сплюнул.

- Так что же произошло?

Бывший агент нерешительно повертел кольцо, несколько раз открывал рот и закрывал его, не вымолвив ни слова, но в итоге всё-таки произнёс:

- Пару лет назад в этом городе жил человек, тоже изобретатель. Мне с той пылкой барышней приказали избавиться от него. У мужика была семья, которую нам тоже следовало отправить на тот свет. Решили убить их во сне, но когда дошло до дела, я не смог. Не смог убить спящих детей. Они проснулись, и Мие пришлось действовать быстро – по уставу. – Жан на мгновение запнулся. - Она жгла их заживо, а я тупо стоял и смотрел в их перекошенные лица. А самое жуткое, когда он посмотрел прямо на меня, - тут Жан вздрогнул, - он горел, горел и смотрел. И я смотрел на него. Не мог отвести взгляд. Мне вовек не забыть его глаз.

Жан сделал паузу, около минуты он не решался заговорить, но после добавил:

- Через месяц я подстроил собственную смерть и скрылся. Теперь живу в его доме, подумал, что здесь меня точно не найдут.

Батист слушал внимательно, и когда Жан закончил, неуклюже похлопал его по плечу.

- Ты не виноват, - уверенно произнёс изобретатель. – Насколько я понимаю, совет выбрал тебя из учеников Академии и дальше просто манипулировал тобой. У тебя не было выбора.

- Нет, выбор есть всегда, - задумчиво ответил маг.

- И ты его сделал. Ты же спас меня этим вечером, хоть в министерстве и узнали, что ты жив

- Да, и я потихоньку начинаю об этом жалеть. – Жан по-дружески улыбнулся.

Помолчали.

- Так что нам делать теперь?

- Работая в РМБ, я часто слышал о тайном «обществе прогресса». Если слухи верны, то именно благодаря этим людям у нас есть автомобили, печатные станки и телеграф – вещи, не работающие на магии. Я помогу тебе найти это общество, но для начала нам нужно покинуть город.

- Не сейчас, - возразил Батист. - Моё изобретение всё ещё у меня дома. Оно не должно попасть в руки магов!

- Если честно, я думаю, что наши друзья уже давно уничтожили его, - снисходительно ответил волшебник.

- А что если нет? Жан, это дело всей моей жизни! Это творение изменит мир! Да и к тому же, не знаю, удастся ли мне создать его ещё раз.

- Если эта вещь действительно так важна, то мы не можем позволить совету завладеть ей, - согласился Жан.

- В «Портовой яме» есть подпольный рынок магических товаров, я здесь часто бываю. Через него мы можем попасть прямо к моему дому, - радостно продолжал изобретатель.

- Никогда бы не подумал, что ты часто бываешь в таких местах, - усмехнулся Жан. – Но не спеши, вернуться сейчас – всё равно, что придти к совету с табличкой «убей меня». Нам нужен менее самоубийственный план.

- В общем так, Жан, расклад такой, - сказал Батист, пародируя мага, - я не позволю РМБ заполучить мой шедевр. Я иду за ним, и если действительно хочешь искупить вину, то следуй за мной, - с этими словами изобретатель развернулся и направился вглубь «Портовой ямы».

Жан посмотрел ему вслед, потеребил кольцо, раздумывая, ни вырубить ли сумасбродного чудака простеньким заклинанием. Затем вздохнул и направился за Батистом.

- Ладно, - сказал он, горько улыбаясь, - мы с тобой и так, считай, покойники.

- Именно! – радуясь непонятно чему, подхватил изобретатель. - Терять нам нечего!

 

 

Мия очнулась на крае пропасти. Артур же, эту пропасть создавший, лежал на её дне, и видок у него был крайне паршивый.

Девушке стоило немалых усилий сначала вытащить его со дна ямы, а затем вылечить и привести в себя.

- Мы упустили их, - раздражённо выпалила она продирающему глаза напарнику. – Упустили!

- Это и так понятно, - подметил Артур, с грустью осматривая изодранный костюм. – Плохая была идея действовать в одиночку.

Мия поднялась и отошла в сторону, взбудораженное сознание не позволило ей сидеть на месте. Она дотронулась до кольца, постаралась мысленно увидеть Жана, уловить путь, которым он в этот момент следовал.

- Так что это был за парень? Там, с Жаном, – заращивая рану на руке, спросил Артур. – Странный какой-то. Изобретатель?

- Возможно, - ответила девушка, продолжая выстраивать в голове маршрут.

- Тогда мы обязаны сообщить об этом.

- Нет! – Резко выпалила Мия, но, тут же спохватившись, добавила:

- Нет времени. Пока наше сообщение дойдёт, пока совет примет решение - они успеют скрыться.

- Но по уставу мы…

- Если будем действовать по уставу, то упустим опасных преступников. Ты этого хочешь!?

- Нет, конечно нет, - тая под жарким потоком гнева напарницы, согласился Артур.

- Тогда сиди и не ной, я должна найти их.

- Эх, поскорее бы должность в управлении, - мечтательно пропел волшебник, - больше никаких вылазок, шпионажа, чисток. Никакой Мии…

Агент пошарил по карманам и достал чистый лист бумаги.

- Последний, - с сожалением прошептал он и принялся аккуратно складывать оригами. Сложив угловатую птицу, он легонько дунул на неё, и бумажный зверь встрепенулся. Неловко помявшись в ладони волшебника, он вспорхнул вверх, пролетел, подхваченный ветром, несколько метров, а затем приземлился на потёртый портфель, валявшийся неподалёку.

Оказавшиеся внутри портфеля чертежи Артур разглядывал с интересом, хоть и не мог понять, что на них было изображено. Скомкав несколько из них, агент поднялся и подошёл к высокому фонарю, стоявшему у самой окраины парка. Он медленно провёл пальцем по его поверхности и потревожил в некоторых местах что-то незримое, будто невидимые струны дёрнулись от его касаний и задрожали в воздухе.

- Хоть сеть не порвалась, - выдохнул Артур. – Слушай, Мия, - сказал он громче, - тот «изобретатель» говорил что-то про сожженный дом и «величайшее творение». Может, они решат за ним вернуться?

- Похоже на то, - отозвалась напарница. – Они определённо повернули.

- Значит, возьмём их там?

- Значит там и возьмём, - повторила Мия, будто давая себе обещание.

Она прошла мимо Артура, покинула незримый барьер, и развернулась, посмотрев в пустой, нетронутый битвой парк.

- Хоть сеть не порвалась, - вновь повторила она слова напарника и медленно зашагала вдоль по улице.

 

 

Подпольный рынок представлял собой нагромождение лавок, каких-то будок, палаток и витрин, набитых разномастными магическими артефактами разной степени взрывоопасности. С потолка капала вода, у замшелых стен копошились ракообразные и моллюски, разило жутким смрадом.

Проходя мимо лавок, Батист с жаром разглядывал яркие, цветные светильники, блестящую магическую технику, и всякие бесполезные, но пышные штуковины разных форм и размеров. Многие барыги приветливо улыбались изобретателю, подзывали к себе. Жан же посматривал на товары и их продавцов с плохо скрываемым презрением и настороженностью, пытаясь понять, почему же министерство не прикрыло это злачное место.

- Говоришь, часто сюда ходишь? – спросил маг, но уши его собеседника уже были заняты лапшой какого-то местного продавца, расхваливавшего свой пёстрый товар.

- Таково вы нигде не увидите! – говорил продавец. – Эта вещь не только крайне красива, но и не в меньшей степени полезна.

- Чушь всё это, - сказал Жан, подходя ближе. – Все эти цветастые артефакты – бесполезное фуфло.

- Не нравится, так проваливай! – закряхтел продавец, и беглецы пошли дальше.

- Ты чего, Жан? Старик Вилар часто меня выручал, - обиженным тоном простонал Батист. – Всегда такой любезный, постоянно продаёт мне товары по скидке.

- Тогда я удивлён, что ты вообще ещё жив, – рассмеялся Жан. - В магических артефактах заключена волшебная сила. Нелегальные товары, не пойми как сделанные, могут быть крайне нестабильными.

- Может быть. Но без них, я бы не смог создать свой шедевр, - гордо высказался изобретатель.

- Кстати об этом, может расскажешь мне о своём изобретении? Я человек не учёный, но много удивительного повидал за время службы. Видел летающие машины, видел приборы, вырабатывавшие электромагнитные поля, Помню, одному старику почти удалось расщепить атом. А на что способен твой «шедевр»?

Батист давно ждал предлог, чтобы начать расхваливать своё изобретение, но в этот момент какой-то дурно пахнущий незнакомец схватил Жана за руку.

- Красивое кольцо, - гнусаво произнёс он. – Почём?

- Не продаётся. - Жан резко выдернул руку из хватки продолговатых когтистых пальцев.

- Ну, коли так, отдай задаром, - предложил незнакомец.

- Чувства юмора, я погляжу, тебе не занимать, - осклабился Жан. – Проваливай, - добавил он сурово.

Незнакомец же не сдвинулся с места. Он громко свистнул, и на помощь ему вышло по меньшей мере человек семь. Рынок на время затих, никто не хотел вмешиваться, но посмотреть желал каждый.

- Зря вы это затеяли, - устало вымолвил Жан.

- Кольцо высшего мага того стоит, - заулыбался гнусавый приставала. – Не думай, что коли вышел из Академии, то сможешь легко нас одолеть. Мы такие же маги, как и ты, так что пораскинь ка мозгами, друг, посмотри кругом. Будь паинькой, отдай кольцо по-хорошему.

Жан медленно осмотрел волшебников.

- Что ж, блефовать, похоже, не получится, - примирительным тоном сказал он. – Ладно, держи.

С этими словами бывший агент снял с пальца кольцо и вложил его в лапу незнакомца.

Подлая улыбка слетела с губ мага-рэкетира сразу, как предмет коснулся его кожи. Кровь в ладони моментально застыла, обратившись льдом, и мёртвенный холод пополз по крючковатой руке вверх.

Семеро подельников направили в сторону Жана руки, готовясь поразить его своими недозаклинаниями, но бывший агент выхватил кольцо из обледеневшей руки проходимца и повторил свой недавний трюк, стянув всех врагов и пару холодильников, что стояли неподалёку, в одну точку. Магический накопитель в одной из морозильных камер не выдержал и взорвался, спровоцировав остальные накопители последовать своему примеру. Часть ветхой стены не выдержала напор ударной волны, и через образовавшееся отверстие хлынула вода.

Сквозь давку и панику Жан и Батист пробирались к выходу. Когда, наконец, они оказались снаружи, мокрые и провонявшие затхлым, бывший агент бережно вернул кольцо на указательный палец.

- Страшное дело, страшное… - мотал головой Батист, перебирая в руках сверкающий приёмник, который так удачно попался ему на пути.

- Лучше выбрось эту штуку, - посоветовал маг. – Ты же видел, что случилось с теми артефактами.

- Он же не взорвался в том хаосе, значит и здесь не взорвётся, - резонно подметил учёный. – Чего добру пропадать?

 

До сожженного дома Батиста шли молча, готовые в любой момент реагировать на атаку чистильщиков. Тьма постепенно отступала, освобождая место для зарева заспанного солнца. По горизонту рваной раной прошла красно-розовая полоса.

На набережной было безлюдно и тихо. Возле погоревшего здания стали не слышны звуки автомобилей, волн, далёких выкриков ночных гуляк и сирены полицейских машин, спешивших к «Поротовой яме». Бывший агент и учёный снова оказались в зоне отчуждения.

С другой стороны улицы стояли они – Мия и её молодой напарник. Ждали.

- Вы всё-таки пришли, - запально выкрикнул молодой агент.

- Не могли же мы позволить вам лишить мир очередного гениального изобретения, - разминая пальцы, ответил Жан.

Чистильщики как один ехидно улыбнулись.

Мия атаковала первой. Пылкие искры описали в воздухе дугу и раздались багряным фейерверком, подлетев к Жану. Бывший чистильщик повалился на землю, скрещивая пальцы в попытке связать заклинание. Он ответил сотней мелких ледяных игл, но все они разбились о вырвавшуюся из мостовой плиту. Плита это тут же устремилась к Жану, но маг разбил её одним мощным ударом. За плитой последовал клубок пламенных нитей, размером с церковный колокол. Размотавшись, нити устроили дьявольскую пляску, хлеща и плавя камни мостовой и стены многострадального дома. Десяток из них прошёлся по Жану, изорвав и обуглив его и так изношенный плащ. Сам он получил множество ожогов, от которых обычный человек неминуемо бы скончался и, раздираемый дикой болью, повалился на землю.

Раны на теле Жана заживали, но недостаточно быстро, чтобы он смог отразить следующие атаки чистильщиков. Молодой агент устремился к поверженному врагу, на бегу разворачивая какой-то свёрток. В его руках бумага стала крепче металла, и холодным переливом блеснула она над головой Жана.

«Ещё бы несколько секунд», - превозмогая боль, думал бывший агент, стараясь непослушными пальцами изобразить хоть какой-то жест.

Он зажмурился, готовясь к скорой расправе, но, издавая треск и начиная шипеть, над ним пролетел подозрительно знакомый предмет.

Батист, укрывшийся за углом здания ещё до начала битвы, видел, что его спаситель находится в бедственном положении. Он несколько раз нервно дёрнул свои волосы, стараясь придумать, как бы ему помочь, и в итоге таки сообразил. Он несколько раз ударил передатчиком о стену, и бросил его в молодого агента, как только послышался предупреждающий треск механизма.

Прибор пролетел над чистильщиком и, не в силах сдерживать вырывающуюся магическую энергию, взорвался у того за спиной, поразив как его, так и Мию.

Это выиграло Жану время, и он успел восстановиться достаточно, чтобы самостоятельно встать. Маг использовал все свои оставшиеся силы и притянул воду с недалёкого пляжа, окатил ей оглушённых агентов, а затем заковал их под толстой коркой льда.

- Жан, ты как? Я попал? – подбегая ближе, поинтересовался Батист.

- Попал, мой друг, ещё как попал, - улыбнулся Жан. - Я сковал их. Думаю, у нас есть несколько минут, прежде чем они придут в себя.

- Ты убьёшь их?

Жан задумчиво оглядел ледяные глыбы.

- Нам надо уходить, - резко произнёс он. – Где там твой «шедевр»?

- А, сейчас! – Изобретатель мигом устремился в почерневшее здание, Жан, хромая, пошёл следом.

- Он ещё здесь! – радовался Батист, очищая от обломков и налаживая механизм.

Жан вошёл в разрушенную комнату, осторожно доковылял до учёного и уставился на грандиозное изобретение.

- Вот оно, Жан, любуйся! – лучезарно улыбался Батист, отступая в сторону, чтобы маг мог рассмотреть механизм полностью.

«Шедевр» оказался гротескной бочкой с кучей магических ламп, каких-то шестерёнок, кнопочек и проводков. Он выглядел так, будто его создатель случайно, без какого-либо плана соединял разные части и непонятные куски материала в надежде придать творению «достойный» вид.

- А что оно делает? – поинтересовался изумлённый волшебник.

– Я, я пока не знаю, - заколебался изобретатель, - но скоро я это выясню! И увидишь, он изменит мир, мой дорогой шедевр, мой «Мироизменитель 3000!»

 

читателей   104   сегодня 3
104 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...