Работа в ночь

Время приближалось к 18:00, а это значит, что пора собираться на работу. На мою «любимую» работу. Это была ночная смена. Смена, которая перевернула моё сознание, как и мою жизнь в принципе.

Зовут меня Иван. Уже почти год я работаю на мебельном производстве. Рутина пожирала меня, как свинья пожирает еду. Чёрно – белые дни окутывали, словно миллиарды бактерий, напавшие на организм. Но именно в эту ночь я сумел отпрянуть от всего, тянущего ко дну, к грядущему, в космос.

Я работаю по 12 часов. Вплоть до шести утра. Каждый день я вдыхаю заводскую пыль, любуюсь серыми и облупленными стенами завода, случайным образом проглатываю опилки, попавшие мне в рот. И все это окутывает тусклый свет ламп над головой. В общем все, как у настоящего работника мебельного цеха.

Переоделся, прогрел станок, покопался в телефоне, который мне единственный приносил радость в этом месте, и приступил к работе. Как и у всех людей, начальник наш был исчадием ада. И, конечно же, я не смог обойтись без его ненавистного взгляда в мою сторону. «Вот бы он как-нибудь забыл бы надеть штаны на работу», - подумал я про себя с ухмылкой на лице.

Пока я работал, решил порассуждать на тему детства. Как же все мы, взрослые, быстро забываем это время! Мы могли видеть чудеса, создавать волшебство, гулять с эльфами за руку и целоваться с русалками. Но годы забирают свое, не щадя. Из супергероев и волшебников мы превращаемся в обычных унылых доходяг, которые борются за зеленые бумажки под названием «деньги». Беспощадная, жестокая правда!

Наконец-то обед. Перерыв на час, чтобы рабочие смогли отдохнуть. Ноги еле повели меня в раздевалку, лишь бы я опрокинул свое телу на лавочку и сумел отправиться в царство снов. Так я и сделал. Никто не нарушал тишину угрюмого Ивана, который мечтал о грёзах. Грёзы, которые прорывались к нему в голову сладкими, обжигающими лучами сквозь пористые, серые облака. Но было тихо. Слишком тихо. Никто не смел нарушать мою тишину. Я задремал.

Тук – тук. Был какой-то стук, но я не хотел открывать глаза. И вот опять: тук – тук. Пришлось подняться. Мыши что ли… Я встал и начал идти в сторону звука. Тут я услышал, как кто-то с приближением моих ног начал возиться, звук удалялся. «Он убегает от меня», - подумал я. Звук был такой ,как будто кошка бегала с выпущенными когтями. Я снова начал идти на звук. Когти побежали от меня в район других раздевальных шкафчиков. Я ускорил шаг, потом и вовсе побежал. Моя сонная голова пыталась выяснить, кто посмел нарушить столь райскую тишину, которая пыталась подарить мне самый сладкий сон в мире! И тут я увидел хвост. Да, за шкафом был самый настоящий крысиный хвост. Только был он в разы больше, чем у крысы.

«Мутированная крыса! Поди, из лаборатории сбежала!», - подумал я, слегка испугавшись.

За шкафом был звук скрежета когтей об пол. Я начал искать взглядом, что мне схватить в руки, чтобы я смог не то чтобы прогнать это существо, а хотя бы защититься. При входе в раздевалку, за дверью, стояла швабра с ведром. В этот момент я попытался стать самым тихим ниндзя на планете. Начал тихо подкрадываться к швабре. Операция была выполнена успешно. Теперь мелкими, крадущимися шажками, со шваброй в руках я обошёл шкаф, из за которого торчал хвост. Я увидел существо, которое не изображали даже в сказках. Это был персонаж, где-то метр ростом, с крысиным хвостом и в зеленых шортах. На ногах были маленькие башмачки, а с головы к носу сходил огромный рог. Он медленно повернул голову ко мне, и я увидел довольно симпатичную морду. Два маленьких черных глаза, пухлые губы, из которых торчали два клыка. Я с поднятой шваброй и существо, повернувшее голову, – оба стояли в ступоре еще секунд пять. Я решил нарушить тишину.

- Ку-ку, – протяжно сказал я.

Существо завопило писклявым голосом и начало бегать из стороны в сторону. Оно забежало в шкаф, вытащило оттуда все вещи и закрыло дверцу. Я, конечно, был в шоке. Подойдя к двери, я аккуратно приоткрыл металлическую дверь. Маленькое дрожащее тело сидело в раздевальном шкафчике.

- Не бей, не бей,

Я хороший, не злодей, - писклявым голосочком произнес он.

- Ты и говорить умеешь? – у меня было много вопросов, но от шока, напавшего на мой разум, все мысли разбросались по моей черепной коробке.

- Говорить-то я давно могу,

Чем смогу, тем помогу.

- Ты всегда говоришь в стихах? Как тебя зовут? – я продолжал держать приподнятую вверх швабру.

- Зовут меня Болтун,

Я хороший, я не лгун.

Его маленькие черные глазки продолжали жалостливо смотреть на мое обезумевшее лицо.

- Я не буду тебя трогать, Болтун. Ты можешь выйти.

Я отошел в сторону. Болтун вытянул свою ногу в маленьком башмачке и тихонько поставил её на пол. Далее он вышел полностью из шкафа. У него были длинные когти на руках. Кроме шорт, на нем ничего не было. Все тело было светло-коричневого цвета. Встав напротив меня, он произнес:

- Я пришел тебя забрать,

Мы будем смеяться и играть.

- Куда?

- Пойдем со мной мой милый друг,

Избавишься от серых мук.

Он подошел к входной двери раздевалки. Его походка была забавной, а башмачки издавали смешной, писклявый звук. Слегка приоткрыв её, он остановился и повернулся ко мне. Я не сдвинулся с места.

- Пошли дружок, чего стоишь,

Я буду тихим, словно мышь.

Я положил швабру и двинулся за моим неожиданным собеседником. Болтун направлялся к туалету. В цехе не было ни одного рабочего. «Наверно, все в столовой», - подумал я. Но это было странно. Ни один человек не промелькнул перед нами. Как будто так и должно было быть.

Болтун в своих писклявых башмачках подошел к туалету. У нас он был один на весь цех.

- Будем прыгать вот сюда,

теперь здесь чистая вода!

После этого гордого заявления, существо обвело вокруг туалета своей когтистой лапой. Туалет расширился в стороны. Здесь был ужасный запах. Запах испражнений бил в нос еще сильнее. Теперь справлять нужду можно было всем цехом.

-Что за… - я начал приходить в себя и догадываться, что этот «парнишка» не из нашего мира, но фокус с толчком меня слишком удивил.

- Это портал в мой дивный мир,

там и грёзы, там и пир.

После этих слов болтун прыгнул в свой так называемый портал.

Я стоял, приросши к полу. Болтун? Портал? Да и почему в туалете-то? Я аккуратно подкрался к туалету и заглянул внутрь. Тьма. Огромный черный круг. Я понимал, что рискую. Я могу просто упасть в бездну. А может, это все просто сон? А, какая разница! В этом мире у меня больше ничего не осталось.

Сначала я просунул туда правую ногу, держась руками за сливной бачок. Только я хотел засунуть вторую, как вдруг меня засосало вниз. Сам процесс «полета» я вспомнить не смог. Мое тело очутилось на маленькой лодке с сидящим рядом Болтуном. Он держал два весла и греб по направлению к берегу. То, что я увидел, можно сравнить с эффектом сильнодействующих наркотиков.

Это место было необычайно красивым. Подняв голову вверх в надежде на то, чтобы увидеть портал, я увидел небо, которое сочетало в себе два цвета сразу: ярко-розовый и оранжевый. Облака своими пористыми цветными пузырями переплетались друг с другом. Болтун греб как мог, и только через минуту я заметил, что мы на воде. Моя рука потянулась к ряби воды. Она была теплой и чистой, как слезы ребенка. Сквозь глубину я сумел разглядеть целый подводный мир. Огромные каменные рыцари ходили по дну, охраняя водный город. Разноцветные камни были заменой домов для существ, обитавших там. Были и женщины с ластами вместо ног. Они плыли лицом ко мне. Одна из них улыбнулась, и я увидел зубастую улыбку. Мне стало немного не по себе от такой божественной красоты девушки, которая сочетала в себе одновременно что-то темное и прелестное. Мы приближались к берегу.

- Мы почти приплыли, друг,

нам идти вон на тот луг.

Прорифмовал Болтун и указал своим длинным когтем в правую сторону острова.

Мы вышли из лодки. Местная земля как будто поприветствовала мои ноги. Здесь кругом росла зеленая, бархатная трава, с кучей мелких цветков. Таких цветков я не видел даже в фантастических фильмах. Мои ноги, приминавшие траву, наступали, словно на мягкую кровать. Мы шли в сторону поляны, которую указал Болтун, и приближались к лесу. Уже издалека я увидел деревья, которые были высотой с девятиэтажный дом. Это были огромные, могучие дубы. В сочетании с оранжево-розовым небом это смотрелось великолепно и одновременно безумно. Я занервничал.

- Послушай, Болтун. Скажи честно, это тест на наркотики?

Тут из дремучих кустов и дубов-мутантов вылетел человек с крыльями летучей мыши. На нем были какие-то тёмные одеяния, и вместо одного глаза были прицеплены каким-то способом часы на цепочке. Он сделал круг в небе и с грохотом приземлился перед нами.

- Дьяко, Дьяко, ты пришел,

Я еще одного нашел! – пропищал Болтун, прыгая перед красавцем с крыльями.

- Молодец, Болтун, - его голос был как у Супермена из старых фильмов. – Ну, здравствуй, путник, хорошо, что заглянул. У нас тут таких теряющих сны полно. Моё имя Дьяко. А тебя как величать?

Крылатый протянул мне руку, на которой слегка росла шерсть и были длинные черные ногти. Я совершил рукопожатие.

- Иван. И можно вопрос…

Он перебил меня.

- У тебя много вопросов, парень. Пойдем отведу тебя к одному человечку, и ты все поймешь.

Повернувшись ко мне спиной, он спрятал свои мышиные крылья под тёмный плащ и направился в сторону лесу. Болтун подпрыгивал рядом с ним.

Я вошел в лес, и мои ноги подкосились. Я готов был упасть в обморок от увиденного. Сначала в голову мне что-то врезалось: «Ай!» Повернув голову, я увидел перед собой маленького летающего птицееда (птицеед – паук).

- Это пчехи. Не будешь их трогать, не ужалят. А если ужалят, то поминай как звали, - с ухмылкой произнес Дьяко.

Я мигом приблизился к моему крылатому другу, который гордо, вытянув подбородок ввысь, вёл нас в пункт назначения.

Мои глаза смогли повидать разных насекомых. Я видел бабочек, которые были с человеческий рост. Двухметровые гусеницы огибали деревья, в маленьких пещерах торчали усы огромных тараканов. Когда мы приближались к таким пещерам, тараканы начинали шипеть.

В углублениях земли бежали ручьи. Это были не обычные ручьи. Здесь были шоколадные, и молочные, и карамельные, и ванильные, и каких тут только не было! Все они переплетались вместе и шли по отдельности, создавая красивые, разноцветные узоры.

Цветы имели формы, какие могли изобразить только в играх или фильмах, и то навряд ли. Они были разных цветов: и пурпурные, и в крапинку. Одно из растений сине – зеленого цвета имело дурманящий запах. Благовоние проникло в мои ноздри, и у меня закружилась голова. Бутон светился бирюзовым светом. От самого цветка ввысь поднимались неоновые пылинки.

- Это бирюзовая дурманка. Замена вашей земной конопли, только раз в пять сильнее, – сказал Дьяко.

- Да, я уже почувствовал.

На ветках деревьев сидело что-то похожее на белку, но это было создание с тремя хвостиками сзади. У неё была симпатичная мордашка, как у белки. Даже улыбка присутствовала. Одна из них кинула мне в руки довольно симпатичный в руки фрукт.

- Не ешь это, – произнес Дьяко, – это лживые ватрушки. Они кидают местным путникам довольно привлекательные фрукты. После того, как ты откусишь его, тебя парализует.

- Но они так вкусно выглядят, - я чувствовал, как у меня выделяется слюна

- На них магия наложена, человека сразу тянет к этим фруктам.

- Ну и что? – я начал возмущаться.

- А то, что после парализации их вылезет здесь с сотню и все они начнут трапезничать тобою.

Я сразу же выкинул фрукт в сторону и посмотрел на существо, похожее на белку. Её морда приняла злобный оскал. Из кустов загорелись кучи зеленых глаз, я понял, что это по мою душу.

- Лучше нам поторопиться, после заката здесь очень опасно, – слегка повысив голос, произнес Дьяко.

Мы подошли к тому самому лугу, на который указывал Болтун. Когда мы вышли из столь злобного леса на поляну, я увидел целый город, который принадлежал местным существам. Мой взор сразу устремился на двухэтажные домики. Из труб домов выходил фиолетовый дым.

Персонажи здесь были весьма разные. Передо мной бегали и наступали на ноги маленькие толстые карлики. Они начали перешептываться, когда увидели меня. Длинные, худые люди что-то продавали через прилавки. Голубые летающие рыбы мазали губы помадой. Огромные, толстокожие великаны били в барабаны и шли друг за другом. После этого я всерьёз задумался, что отравился бабушкиными грибами, которые я употребил перед работой.

- Болтун, приведи сюда Ганеши, а мы пока с Иваном пройдемся к моей семье, - произнес Дько.

- Я мигом, мистер Дьяко,

Может, вам дурмана или мака?

Дьяко захохотал.

- Ничего не надо, иди.

Болтун поскакал в сторону желтого дома.

- К какой семье? И, может быть, кто-нибудь скажет, что происходит? Что это за мир такой? - моя голова разрывалась на части от происходящего.

- Это мир потерянных детских грёз и снов, – ответил Дьяко.

- Как это потерянных?

- Когда человек растет, он забывает, что снилось ему в детстве. На вашей земле каждый детский разум создает образы, которые потом попадают к нам. После испепеления этих снов существа, растения, насекомые переходят в наш мир.

- Вы хотите сказать, что я сейчас в мире тысячи снов?

- Все верно, путник, – Дьяко продолжал улыбаться. Его черные волосы свисали на его правый зеленый глаз, и он прекрасно понимал, как он красив и как местные девы мечтают о бокале вина с ним.

- А какова моя цель прибытия сюда? – поинтересовался я, слегка замявшись.

- Последние два года мы следили за тобой. Ты часто жаловался на свою жалкую жизнь и часто вспоминал своё детство. Ты, сам того не замечая, пытался вспомнить свои сны.

Пока мы подходили к дому, на котором была вывеска «Дурманящий эль», я был в раздумьях. Я в мире потерянных детских снов. Как же этот мир пугает, и одновременно каким прекрасным он кажется. Как ироничен он по отношению к нашему миру. И как же все- таки великолепен детский мозг, который создаёт такое безумное, устрашающее, но дурманящее наше сознание.

Из, так сказать, кабака шли вопли и визги. Внутри отовсюду на пол валились маленькие толстые карлики, брызги шли от агрессивно говорящих женских губ. Пиршество было в самом разгаре. Двое карликов затеяли драку на барной стойке, кролика в цилиндре, который был натянут на уши, рвало под столом, и только два огромных великана вели себя прилично. Они играли в карты, упираясь своей горбатой спиной об потолок.

К нам со второго этажа кабака спрыгнули еще два таких же красавца, как Дьяко. Один был полностью белого цвета с белыми крыльями, как у летучей мыши. Второй имел красное одеяние и красные глаза.

- Это мои братья. Тот, что побелее, Нильс, тот, что красный, как перец, Адам.

- Очень приятно.

Мы пожали друг другу руки.

- Скажи, пожалуйста, Дьяко, а почему здесь все такой разной комплектации? – спросил я, осматривая местный хаос.

- Каждый принадлежит к определенной расе.

- Мы, например, раса егерей, - вступился Нильс.

- А вот, например, эти маленькие толстопузы - гремлины, - произнес Адам, показывая пальцем на двух дерущихся толстячков.

- Странно, а у нас гремлинов немного другими показывали.

- У вас на земле все иначе. А вот, например, тот, кто привел тебя, это стихотворные бегунки. Мы посылаем их за такими, как ты. Дьяко поднял руку и помахал бармену.

- Четыре ванильных капчо, пожалуйста, – крикнул Дьяко, подозвав бармена.

Бармен взял четыре бокала, налил фиолетовой жидкости и подал нам.

- Что это? – я уже боялся что-либо пить или есть.

- Это капчо. Выпей, получше ваших горячительных напитков будет, – Адам поднес мой бокал к моим губам.

И действительно. Это был вкус кисловато-терпкого виски. На языке оставалось ощущение шипучки. Да и по голове даёт не слабо.

После двух бокалов моему организму стало уже совсем хорошо, и я схватил Дьяко за руку.

- Так объясни мне, егерь, зачем я здесь?

- А ты посмелел, парень, - Дьяко с улыбкой допивал третий бокал - Помочь тебе нужно. Дети дарят нам сны, а когда вырастают, могут от дикой депрессии и давящей на них действительности отправиться в мир кошмаров.

- Это мир плохих детских снов, туда лучше не попадать, - вступился в разговор Нильс.

- Поэтому некоторых мы успеваем спасать. Когда такие люди выходят наружу, они полностью меняют свою жизнь, потому что начинают ловить свои детские сны, мечты и грёзы. Но иногда кошмары могут забрать таких, как ты, к себе в свой мир, в свою преисподнюю.

- И кем же они становятся, если успевают спастись? – поинтересовался мой пьяный, наглый язык.

- Кем угодно. А ты думал, Стив Джобс закончил бы свой гуманитарный колледж? – Дьяко подмигнул мне.

Я только хотел спросить о том, бывал ли у них здесь сам Стив Джобс, как кто- то ущипнул меня за ляжку. Я повернулся и увидел Болтуна, дёргающего меня за ногу, и стоящего рядом мальчика лет двенадцати. Он был похож на маленького Питера Пена, за спиной которого торчал арбалет с металлическими узорами.

- Вот Ганеши, вот Иван,

Что за местный балаган?

Болтун развел руками, осматриваясь вокруг.

- Спасибо, Болтун, что выполнил все наши поручения. Ты можешь быть свободен. А Иван пускай познакомится с Ганеши, - сказал Дьяко, поглаживая Болтуна по рогу.

- Мой крылатый друг, я рад служить,

Сегодня пир, сегодня пить! – Болтун прыжками отправился к барной стойке, расталкивая и задевая своим крысиным хвостом местных разгильдяев.

Ганеши протянул мне свою руку. На его пальцах были перстни с разноцветными камнями.

- Ну что, Иван, постреляем? – сказал Ганеши.

- В кого? – я тут же отрезвел.

Дьяко обнял меня правой рукой, а левой показал в окно, где уже давно стемнело и небо сочетало в себе йогуртно- розовые и тёмно-синие цвета.

- Стемнело, Иван. За тобой кошмары пришли. Ты должен отбиться сам, мы в борьбу вступать не имеем право, ибо в нашей Библии написано: «Утративший сны и грёзы должен спасти себя сам».

- А если вы вступитесь, то тогда что? – встревоженно спросил я.

- Тогда Боги снов превратят помогавшего в камень. Такова воля наших Богов. Для них это шоу. Для нас это работа и спасения душ, приобретавших депрессию и черные мысли.

От услышанного я был в шоке. Только я начал привыкать к местному беспорядку детских мозгов, как тут же мне приходится сражаться. Вся толпа вышла наружу, дабы поглядеть, что со мной будет. Ганеши вручил мне свой арбалет. Стрелять я не умел вообще.

- Иван, постарайся вспомнить свои детские сны. Помни, что не мир такой огромный, а на самом деле ты большой, а мир по сравнению с тобой крохотный. И я надеюсь, что сегодняшний вечер закончится твоей победой и ты сможешь делать у себя в мире то, что считаешь нужным. Думай о своей мечте.

После этих слов мы вместе с толпой побрели на улицу.

- Дальше мы идти не можем. Ты должен выйти на середину поляны, - сказал Дьяко, положив мне руку на плечо.

Я еле-еле шёл. Ноги мои дрожали. Огромная толпа карликов, зайцев в шляпах, длинных и худых, и еще много кого, стояла у меня за спиной, наблюдая за моими действиями.

Мои руки дрожали вместе с арбалетом. Я стоял и ждал неизвестного. Луна освещала мой контур, и нежно-розовые цвета падали на бархатную траву.

Внезапно пролетела огромная тень. Потом еще раз. Я сжимал арбалет двумя руками так, что уже подумал, что там остались вмятины от моих пальцев. Потом огромный образ закружился перед луной и с огромным грохотом приземлился на землю.

Это был огромный, худощавый персонаж, у которого вместе рук были зубья. Я увидел морщинистое лицо старика с устрашающим, полным ненависти взглядом. Одет он был как английский поэт Джон Донн. Он был на пару метров выше меня. Я направил арбалет ему в голову и начал прощаться с жизнью. Я пытался вспомнить хоть какой-нибудь сон, кем я хотел быть, когда был маленьким, но ничего в голову мне не лезло. В голове был только образ страшного трёхметрового старика, кошмар, который собирался забрать меня в свой мир.

- Отдайся мне, путник, и я верну тебе твои сны, - произнес старик, протягивая ко мне свой огромный кол вместе руки.

- Не верь ему! – кричал Дьяко.

- Целься в глаза! В глазах таится его сила снов, – крикнул Нильс.

Я направил свой арбалет в голову чудища. Я совершил первый выстрел. Стрела попала в лоб и сломалась. Мрачное существо рассвирепело и начало биться кольями о землю. Оно пыталось ударить меня, замахнувшись, но я успел пригнуться и отпрыгнуть в сторону. Я оказался сзади него и совершил перезарядку арбалета. К счастью, в движениях он был очень медленным, но оказался достаточно проворным. Когда мрачный старик повернулся ко мне, я увидел, как луна освещает весь его образ. Эти желтые огромные зубы, из которых текли слюни, мне не позабыть никогда. Он пронес свой огромный кол по траве, вспахав тем самым землю и задев мои ноги. Моё тело подлетело ввысь от такой подножки. Приземлился я лицом в пол, потеряв своё единственное оружие. Оно приближалось ко мне, мрачно ворча себе под нос. Я посмотрел на Дьяко и понял, что он своим взглядом уже прощается со мной. Но я вспомнил слова молодого Ганеши. Я снова начал рыться у себя в голове. Я перебрал весь мозг, поставил все разбросанные детские вещи у себя в голове по полочкам. И я вспомнил. Я вспомнил сны. Как я умел летать, как я побывал в космосе и видел шоколадные ручьи. И как я хотел стать Питером Пеном.

Я устремил свой взгляд в глаза старика. Мои глаза, как и его, были полны ненависти.

- Тебе никогда не отнять у меня золотые грёзы. Ты самый падший и самый несчастный на свете. Мне тебя жаль, Кошмар. Ты бесполезен и жалок.

Я услышал вой старика. Пока оно билось в припадке агрессии, я мигом забрался на его кол и прыгнул на его огромное лицо. Мои пальцы вонзились в его голубые глаза. На руки потекла белая слизь. Кошмар завыл еще больше от боли и начал трепыхаться из стороны в сторону.

- Я живой! Я настоящий! - кричал я, давя своими пальцами существу на глаза.

После такой жестокой бойни Кошмар упал на землю и испепелился. Все местные существа начали мне аплодировать и подняли на руки.

- Теперь ты свободен, Иван! – кричал мне Дьяко, крепко обнимая.

На все поле устроили пир в честь победы детских грёз над кошмаром.

На следующее утро Ганеши, Дьяко и Болтун провожали меня до портала. Со всеми тремя я обнялся и поблагодарил за столь безумное путешествие. Но Ганеши взял меня за руку и отвел в сторону.

- Послушай, Иван, ты же знаешь, что теперь должен делать у себя в своем мире?

- Я думаю, что да. Прежде всего уволюсь со своей работы и начну жить совсем по-другому, – улыбнувшись, произнес я.

- Молодец. Ты, наверно, не догадался, кто я? На самом деле я - это ты. Я – это ты в детстве. Тот, кем ты хотел стать в детстве, ты всегда хотел летать и бороться со злом. Вот, что тебе снилось. Пожалуйста, Ваня, не превращайся больше в старика, внутри которого заперт ребенок. Ребенок, который имел настоящие сны, грезы и мечты.

После этих слов Ганеши посадил меня в каноэ, и все трое помахали руками.

Я долго плыл к порталу. Зато было время рождения новых мыслей. Неужели я общался с самим собой. Ганеши – это маленький я. И я начал вспоминать. Я вспомнил то, чего я желал по-настоящему, то, что согревало моё сердце и давало надежду на блаженное существование. Подплыв к порталу, я не сумел ничего вспомнить.

Я открыл глаза.

- Я что спал все это время? – протерев глаза, проворчал я.

Всё это время я спал на лавочке, на работе? Неужели это был безумный и красочный сон. Я резко встал и подбежал смотреть на швабру. А, во сне я поставил её на место. Чёрт его знает. Но зато я почувствовал, как тело просило убежать отсюда. Как мозг и сердце твердили одновременно, что это не мое место и занят я не тем. Я собрал вещи и убежал домой.

На следующее утро я пришел на работу писать заявление об увольнении. Пока я ставил подписи и печати, я пытался понять, сон это был или правда? Об этом я так и не узнал. Зато пришедший на работу начальник был без штанов. Как только он вошел в цех, все рабочие начали показывать на него пальцем и хохотать что есть мочи. Начальник не понимал, что происходит, и только через пару минут заметил, что на нем отсутствуют брюки.

Это было то, что я желал по-настоящему. Только после этого сна, я вспомнил, кем я хотел стать. Я начал воплощать мечты в жизнь, в мой мир. В мир, который полон грёз и кошмаров. Мир, который так красив, безобразен и прекрасен одновременно.

 

читателей   81   сегодня 1
81 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...