Проклятие для принца

Лина спешила домой, крепче прижимая корзинку с травами. Сверху крупными хлопьями падал снег, вокруг суетились люди – в преддверии праздника Рождения нового Года народу на площади было куда больше, чем обычно.

– Эй, смотри куда идешь, чернавка! – ее грубо оттолкнули с дороги.

– Простите, – Лина покорно поклонилась, хотя этот презрительный тон вывел ее из себя.

– У-у-у, а ты миленькая, – незнакомец схватил ее за подбородок, подняв лицо наверх. – Горожанка, или служишь у графа?

Лина попыталась вырваться, но грубиян держал ее крепко.

– Негоже молчать! Отвечай благородному человеку!

– Сеньор, нам пора, – пожилой мужчина с поклоном обратился к незнакомцу.

– Что ж, считай тебе повезло, ведь я спешу. Но если мы еще встретимся, ты поплатишься за свою дерзость. Идем, Вигмар, – и грубиян, наконец-то отпустив Лину, стремительно развернулся, задев ее своим длинным, подбитым мехом, плащом, и ушел.

Освободившись, девушка продолжила свой путь. Возможно ей стоило проучить надменного выскочку, но она не стала этого делать. Во-первых, за использование силы ради собственной выгоды всегда приходилось платить и платить тяжело. А во-вторых, минуту назад Лина почувствовала, что в ее дом кто-то проник и сейчас торопилась еще сильнее.

Конечно, посетители были не редкостью – многие горожане являлись к ней, считая ее хорошей знахаркой, и вряд ли кто-то бы посмел причинить зло ее дому, но возможно, человеку, пришедшему сейчас, срочно нужна помощь. Особенно если учесть, что в ожидании чуда люди словно и болеть начинали меньше, так что обычно неделя перед праздником рождения Года всегда была относительно спокойной.

Торопилась она не зря. Незнакомый мужчина лежал на полу без чувств, а его ауру сплошь покрывали черные дыры.

Лина закрыла дверь и принялась за дело. Сперва она сняла с него плащ и перевернула на спину.

– Говорят, ты ведьма, – открыв глаза, прохрипел тот. – Помоги мне.

Странно, что у него вообще еще были силы на разговор.

– Принц? – Лина распахнула глаза от удивления.

Действительно, острый подбородок, длинные светлые волосы, изящные черты лица, сейчас перекошенные от боли. Это определенно был сир Кэриас – наследник престола, известный своей красотой, острым умом и добрым сердцем. Именно он недавно предложил отменить закон первой ночи и ввести некоторые свободы для простой черни.

Впрочем, размышлять сейчас было некогда. Судя по следам на ауре, принца прокляли, да не просто так, а смертельно. И проклятье быстро разрасталось, поглощая его жизненную силу. Удивительно, как он вообще смог дойти до нее живым.

Лина знала это проклятье, как знала и то, что просто так от него не избавиться. Поэтому, для начала, она напоила принца укрепляющим взваром, кувшин которого всегда стоял наготове.

– И правда легче, – выдохнул Кэриас, вновь открыв глаза. – Так ты действительно ведьма. Кажется, мне повезло, хотя я уже ни на что не надеялся.

– Это ненадолго, – покачала головой Лина. – Чтобы полностью снять проклятие мне нужно найти того, кто его наложил, а на это требуется время.

– Значит я все равно умру? – Кэриас усмехнулся. – Что ж, возьми это хотя бы за попытку. Отец станет искать меня и если найдет здесь, то тебе не поздоровится. А это можно передать только добровольно, так что он снимет с тебя подозрения.

И он стянул со своей руки перстень-печатку.

– Не спешите умирать, мой принц. Кажется, я знаю, как дать нам время. Но для этого нужно ваше согласие.

– Что ж, я согласен, – он даже не стал спрашивать, что именно она собирается делать. – И можешь звать меня просто Кэриас. Если я умру, то в этикете не будет надобности, а если выживу, то эта привилегия лишь малая плата.

– Отдыхайте. Я все приготовлю.

– А перстень все равно возьми, – принц настойчиво протянул ей украшение. – Вдруг ничего не выйдет.

Лина не стала отпираться, или отвечать – сейчас была важна каждая минута. Она сможет вернуть ему перстень позже, а пока надо действовать.

Был только один способ отсрочить смерть принца на достаточное время. Обмен душ. Простой в исполнении, но требующий колоссальных затрат силы ритуал, на который были способны лишь единицы. И принцу повезло, что Лина входила в их число.

Проклятие, разрушающее тело, привязано к душе, и если в тело принца поместить другую душу, то проклятие должно отступить на время. Этого времени вполне хватит, чтобы Лина нашла автора и разобралась с ним. А потом она вернет душу принца на место.

Впрочем, помимо затрат силы, сейчас у Лины была еще одна проблема. Нельзя поменять душу принца на кого-то живого, ведь иначе проклятье все равно до него доберется. А это значит ей нужен призрак – кто-то, кто ушел за грань сегодня. Тогда у Лины будет четырнадцать дней на поиски – именно столько душа остается на земле после смерти. Если она не успеет, принц… впрочем, сейчас нечего об этом думать. Надо действовать.

Лина споро начертила круг, расставила по краям свечи. Она убедилась, что все окна и двери заперты, перетащила принца, что вновь потерял сознание в круг и начала.

Сложно. Как же сложно.

Ритуал тянул из нее силы, но ничего не получалось. Подходящей души не было. Еще бы – кто умирает за пару дней до праздника рождения?

Но она не должна сдаваться. Немного, еще немного. Она сделает это. Она спасет принца хотя бы потому, что он доверился ей.

Получилось.

Силы покинули Лину, и она упала рядом с телом Кэриаса.

Несколько минут они так и лежали вдвоем под, уже наряженной к празднику, елью, а потом принц открыл глаза.

– Чернавка? – прохрипел он удивленно. – Вот так встреча. Должно быть я умер и попал в ад.

 

***

– Ты? – Лина с трудом поднялась на колени, спиной цепляя ветви праздничного древа.

Она узнала эту ауру грязно-зеленого цвета. Тот наглец с площади. Но как так? Ведь всего полчаса назад он был цел и невредим. Неужели она не смогла найти подходящего призрака? Тогда все пропало, и принц умрет!

– Узнала? Так где я? – он в недоумении осмотрелся. – Как я здесь оказался? И что это на мне надето?

– Как тебя зовут?

– Лорд Вальтер, и как ты смеешь разговаривать со мной в подобном тоне, наглая дрянь? Знаешь, что я могу с тобой сделать?

– Лорд Вальтер, – Лина вздохнула, беря себя в руки, хотя больше всего сейчас ей хотелось вернуть душу наглеца обратно за черту. – Сейчас вы должны ответить на мои вопросы. Это дело государственной важности. Наш принц в опасности и потому расскажите, что вы помните?

– Кэриас в опасности? – голос проходимца стал серьезным. – Не знаю, кто ты такая, но откуда ты знаешь Кэриаса? И что это? Его перстень? Ты украла его?

– Он отдал мне его в обмен на помощь. А сейчас спрашиваю еще раз. Что вы помните?

Лорд Вальтер поджал губы, сделав лицо принца похожим на свое собственное. Некоторое время он молчал, все обдумывая.

Как он здесь очутился? Он шел на встречу с советником короля, а потом…

– Меня заманили в ловушку и пырнули ножом. Но я думал, что рана смертельна, однако я жив.

– Вы умерли, лорд Вальтер. – Лина вздохнула с облегчением.

Она все сделала правильно.

– Умер? Но я же говорю с тобой, хотя за твое наглое поведение тебя следует высечь без разговоров! Или хочешь сказать, что все это…

– Посмотрите, – с трудом встав, Лина протянула ему зеркало.

– Проклятье! – вскрикнул Вальтер с недоверием ощупывая свое лицо. – Как такое возможно?

– Я все объясню, но сначала вы должны поклясться, что сохраните это в тайне. Я не знаю вас и не могу вам доверять.

– Да как ты смеешь, чернавка! – лорд Вальтер замахнулся, но бить не стал. – Ты сомневаешься в моей чести?

– Дело слишком серьезно, – Лина упрямо сжала губы.

– Хорошо. Только потому, что это касается Кэриаса, я поклянусь.

И действительно, лорд без сомнений разрезал запястье, уверенно проведя ритуал нерушимого обещания, известный каждому благородному.

– Вот оно что, – задумчиво пробормотал он, когда Лина все ему рассказала. – Я говорил Кэриасу, что это плохая идея. Черни не нужны права. Но он всегда был слишком упрям и слишком возвышен. А в итоге я мертв из-за его глупости.

– Что связывает вас с Кэриасом? Я никогда прежде о вас не слышала.

– Уж не тебе, назойливой девчонке, лезть в дела особ королевской крови, – презрительно фыркнул Вальтер. – Об этом знает только король и пара советников, но Кэриас… мой брат.

– Вы не похожи, – покачала головой Лина.

Дело было не только и не столько во внешности, хотя и она отличалась – принц был белокур, красив собой и имел тонкие, утонченные черты лица. Тот же грубиян, которого она встретила на площади был словно вытесан из куска дерева – слишком тяжелый подбородок, слишком грубый нос, да вдобавок черные, словно ночь волосы. Но даже если опустить внешность и характер (а Вальтер уж точно не походил на чистого и благородного принца) их ауры были совершенно разными. Хотя… присмотревшись, Лина заметила в болотно-зеленом золотистые искорки, свойственные особам королевских кровей.

Что ж, похоже Вальтер не врет.

– Мы от разных матерей, – фыркнул лорд. – Я старший брат, ошибка его молодости и доказательство его измены ныне покойной королеве. Из-за закона, запрещающего подобное, отец держал мое происхождение в тайне, но помогал мне. Он дал мне титул и земли, и познакомил с Кэриасом. Конечно, мы не особо ладили, но все же я поддерживал его.

– И вам не было завидно? – удивилась Лина.

К ней много раз приходили те, кто хотел смерти своим братьям, или отцам в погоне за властью. Конечно, Вальтеру никогда не взойти на трон, ведь он бастард, рожденный вне брака, но такое взаимопонимание…

– Завидовать? – усмехнулся лорд. – Чему? Ты хоть знаешь, как живут принцы? Да мне повезло куда больше. По крайней мере, я делал что хочу.

– А кто тебя убил? – Лина сама не заметила, как нарушила этикет, впрочем, и лорд, кажется, пропустил это мимо ушей.

– Чертов Клаудий! – упоминание о предательстве привело Вальтера в ярость. – Он один из немногих знал о моем родстве с Кэриасом. Он назначил мне встречу, но это оказалось ловушкой. И ведь теперь он выйдет сухим из воды! Никто не знал, куда я направляюсь. Конечно, если мое тело найдут нужные люди, то смерть будут расследовать, но уверен, он сделал все как надо! Он всегда был умен. А ведь король доверяет ему полностью.

– Но почему он так поступил?

– Проклятый закон о черни! Кэриас считал, что пришла пора перемен, но слишком много знати противилось им. Однако Клаудий полностью его поддерживал. Вот же змей! Наверняка он причастен и к проклятию Кэриаса! Убил меня, чтобы оставить короля без наследников!

– У нас не так много времени. Ты должен помочь мне спасти принца, – Лина решительно сжала кулаки.

Она найдет того, кто сделал это и вернет Кэриаса в мир живых!

– Во-первых, с каких это пор ты позволяешь себе так обращаться к лорду, – наконец-то опомнился Вальтер. – А во-вторых… если ты спасешь принца… выходит, я умру?

 

***

Клаудий нетерпеливо мерял шагами комнату, то и дело бросая взгляды в сторону стены. Ничем не примечательная, она скрывала за собой тайный кабинет, о котором никто, кроме Клаудия, не знал. Совсем недавно ему донесли, что половина плана была успешна завершена.

Этот напыщенный наглец Вальтер, смотрящий с презрением на любого, кроме принца и короля, теперь мертв. К утру его тело найдет городская стража и начнется расследование, но он хорошо замел следы. Никто не свяжет смерть Вальтера с ним. Он никогда не следил за языком, слишком полагаясь на деньги, полученные от отца, и никого не удивит, что в итоге это вышло ему боком. Смерть в драке с бандитами, в темном, заплеванном тупике – самое то для королевского ублюдка, забывшего о своем низком происхождении. Его Величество даже не узнает об этом – зачем тревожить правителя такой мелочью, как гибель какого-то лордика?

А вот с принцем было намного сложнее. Еще бы, вторая личность в государстве. Его нельзя было просто убить – он всегда находился под охраной, а неудача могла бы обрушить весь план в целом.

Но Клаудий и здесь нашел изящный выход – проклятие.

Ему пришлось долго искать подходящую ведьму – многие из них сгорели на кострах еще во время правления дедушки короля, ярого защитника церкви. А те, что остались предпочитали не распространятся о своей силе, хотя период жестоких гонений остался в прошлом.

Но Клаудий справился и с этим.

Ведьма запросила непомерную цену, ссылаясь на последствия подобного применения силы, но дело свое сделала. Клаудий лично видел, как принцу стало плохо и лично проводил его в королевские покои для отдыха.

Стоит только Кэриасу заснуть, как он больше никогда не проснется.

Однако победу Клаудий праздновал рано. Принц исчез из замка, и никто не мог сказать, куда он делся. Король уже начал волноваться из-за этого, но в открытую бить тревогу пока не спешил – не хотел наводить панику раньше времени. Особенно в преддверии празднования Рождения нового Года.

А вот советника исчезновение Кэриаса серьезно встревожило. Мертвый принц, найденный в своей постели, в одной из самых охраняемых комнат замка, да еще и после сильной, хоть и непродолжительной болезни это совсем не то же самое, что мертвый принц, лежащий в какой-нибудь подворотне.

Впрочем, найти на теле Кэриаса следы насильственной смерти сможет только ведьма, а Клаудий был уверен, что кроме его помощницы ведьм в городе нет. Была конечно какая-то травница, живущая за площадью, но ее силы не хватит, чтобы определить проклятье.

«Дин-дон» – часы пробили полночь и от этого резкого звука Клаудий вздрогнул.

К этому времени принц должен быть уже мертв! Даже у него не хватит силы противиться мощной магии, так чего же старуха тянет с результатом?

Тайная дверь бесшумно открылась и Клаудий скользнул внутрь.

Кабинет наполнял запах свечей, гари и крови. Ведьма сидела в углу, у алтаря, смотреть на который у Клаудия не было никакого желания – настолько тот был пугающим.

– Мое проклятие не знает промахов, – проскрипела старуха. – Но раз принц так таинственно исчез из замка, а вы так жаждали удостовериться в его смерти, я провела ритуал, мой лорд.

– И? – Клаудий нетерпеливо дернул бровью.

– И могу заверить с точностью, что душа Кэриаса сейчас за гранью.

– Это ведь хорошо? – на всякий случай переспросил советник.

– Да. Душа его определенно покинула тело, но вот тело… Кажется, оно еще живет.

 

***

Лина отвела глаза.

Она была доброй ведьмой и всегда сочувствовала людям. А этот напыщенный лорд, каким бы противным он ни был, все же имел право на жизнь.

– В день Рождения Года происходят чудеса, – наконец протянула она. – Но боюсь, это не тот случай. Если твоя… ваша душа останется в теле принца дольше, чем на четырнадцать дней, то Кэриас умрет.

– Выходит, либо я, либо он?

– Выходит, что так.

– Кэриас, сукин ты сын, – лорд Вальтер стукнул кулаком по полу, опрокинув часть свечей, к счастью, уже потухших. – И почему я должен отдуваться за тебя?

– Мне жаль, – опустила глаза Лина.

– Ты здесь не при чем. Но раз я все равно, считай, что за чертой, я помогу тебе и Кэриасу. В конце концов, принц он, а не я. И он нужен королевству, – сквозь зубы проскрипел лорд Вальтер и Лина видела, как его аура в этот момент полностью вспыхнула ярко-золотистым цветом. – Что мне делать?

– Для начала, расскажите мне о Клаудии.

 

***

У лорда Вальтера была не такая уж веселая жизнь, как он хотел показать всем остальным – это Лина поняла после его рассказа.

Королевский бастард, рожденный от простой женщины, что решила не умалчивать об этом. Отец признал своего сына, дав ему деньги и титул, но полностью лишил мать возможности участвовать в его жизни.

Вальтер говорил о своем прошлом подчеркнуто-насмешливым тоном, но Лина видела вспыхивающие в его ауре синие нотки тоски и сожаления. Прежде она считала короля эталоном справедливости, и не думала, что он может оказаться так непреклонен.

Впрочем, у власть имущих свои ограничения, и для мужчины, желавшего поступить и как король, и как отец это было оптимальным решением. По крайней мере, он не оставил Вальтера без поддержки и познакомил его с братом, пусть это и ставило под удар его авторитет – связи вне брака были строго запрещены в королевстве еще со времен охоты на ведьм. Если бы о бастарде пошли слухи – народ мог бы отвернуться от своего короля.

Усилием воли Лина подавила жалость к этому лишенному материнской заботы человеку. Сейчас куда важнее было снять проклятие с принца.

Самому Вальтеру появляться в замке нельзя – если Клаудий узнает душу, что теперь живет в теле Кэриаса, то сможет наслать новое проклятие, и тогда Лина уже никому не поможет.

Однако убедить в этом Вальтера оказалось сложнее, чем она думала.

– Не смей перечить мне, чернавка! – кричал разбушевавшийся бастард. – Я хочу прикончить Клаудия своими руками!

– Это все испортит, – спокойно объясняла Лина, стараясь удержать себя в руках.

Вальтер, конечно, горел желанием помочь брату, даже ценой своей жизни, вот только средства помощи его были весьма… кардинальными. И совершенно неуместными.

– И ты предлагаешь мне прятаться за твоей спиной?! – продолжал возмущаться лорд. – Мне, пусть и незаконнорожденному, но сыну короля, предоставить жизнь принца в руки какой-то ведьмы?!

Лина вздохнула, поняв, что одними словами ей не обойтись. Быстро пошептав на свои пальцы, ведьма коснулась ими губ, а после заставила замолчать Вальтера поцелуем.

Лорд оборвался на полуслове, словно она ударила его по щеке.

– Что ты сделала? – уже совершенно спокойно спросил он.

– Заклятие ясности ума, – пояснила Лина. – Сейчас оно вам явно не помешает. Нам нужно тщательно обдумать наши действия, ведь второго шанса у нас не будет, а на споры лишь уходит драгоценное время.

– Хорошо, – ответил лорд. – И каковы же твои предложения?

«Заклятие подействовало на него лучше, чем я ожидала», – подумала Лина, не замечая проскочившие в ауре розовые искры.

План ведьмы был прост.

Сейчас, в преддверии празднования Рождения Года замок короля буквально кишит слугами. Люди приносят запасы к торжественному пиршеству, менестрели и артисты показывают свои таланты, желая добиться чести выступать перед королем. И это отличный шанс попытаться узнать о ведьме, наложившей проклятье. А если получится, то и рассказать обо всем отцу принца и Вальтера.

– А что делать мне? – спросил лорд, как-то странно взглянув на Лину.

– Вам надо начертить мне схему замка, показать образ советника и рассказать расписание короля. Если смогу, то я приведу его на встречу сюда, чтобы он помог нам, – ответила ведьма.

– Что ж, хорошо.

Со схемой и расписанием Вальтер управился довольно быстро – он был отлично осведомлен о дворцовой жизни. С образом же советника возникли проблемы.

– Сосредоточьтесь на его лице, – в очередной раз устало повторила Лина, прикладывая пальцы к вискам лорда.

И в очередной раз вместо Клаудия она увидела саму себя.

Такими темпами они не успеют закончить и за все четырнадцать дней.

– Нет, не могу больше, – выдохнул Вальтер.

А после резко прижал Лину к себе и крепко поцеловал.

Поцелуй был приятным, и поначалу девушка растерялась, но спустя несколько секунд взяла себя в руки, от души приложив наглого лорда простеньким заклятием оглушения.

Ведовство оказалось сильнее, чем ожидала Лина, и лорд потерял сознание.

Что-то это напомнило ей.

Действующие сильнее, чем обычно, чары, навязчивый поцелуй…

– О, нет… – простонала ведьма. – Только не это.

Простое и работающее без осечек заклятие ясного разума имело один маленький огрех.

В редких случаях предрасположенности обоих объектов оно могло действовать на целуемого как мощный приворот, связывая его с ведьмой. Но случалось это только… в неделю перед праздником Рождения Года, которая сейчас и шла. Это называли «эффектом новогодней магии», и обычно старались не пользоваться заклинанием в опасные дни. А вот Лина, несмотря на от природы мощную силу дара, смогла об этом позабыть.

– Что случилось? – спросил очнувшийся лорд, потирая голову.

– Беда, – покачала головой ведьма.

– Кэриас? – Вальтер встревожено подскочил.

– Нет, душа принца все еще за чертой, привязана к земле. Но… тут вышла ошибочка… я случайно приворожила вас к себе.

 

***

– Тело живет? – переспросил Клаудий. – Что это означает?!

– Такое бывает, если в проклятое тело проскользнула тень жаждущего отмщения духа, – развела руками ведьма. – Возможно кто-то, желающий наказать своих убийц, завладел телом принца, выкинув его дух за грань. Тогда он уйдет, окончив все свои дела, и принц будет мертв как душой, так и телом. Хотя есть и второй вариант.

– Говори, – прорычал советник.

Идеальный план дал осечку.

Не хватало еще, чтобы тело принца разгуливало по городу, убивая горожан. Если это произойдет, то король однозначно начнет расследование, и тогда он, Клаудий, может пострадать.

– Существует ритуал для замены душ, однако это вряд ли возможно. Он прост, но требует огромных затрат силы и даже я не смогла бы его провести.

– А нет ли в городе еще одной ведьмы? – на всякий случай уточнил Клаудий.

– Всех сильных давно уничтожила инквизиция, мой лорд, – с поклоном ответила старуха. – Я не чувствую поблизости никого с даром.

– Значит нам надо найти тело принца, пока оно не натворило глупостей. Придумай как это сделать. Все же я плачу тебе немалые деньги!

 

***

– Лина? – спросил лорд, и это был первый раз, когда он назвал ведьму по имени.

– Мне очень жаль, – девушка старалась сохранять спокойствие, хотя ее сердце колотилось как бешеное. – Попробуйте держать себя в руках. Совсем скоро все закончится, а пока нам надо спасти Кэриаса.

– Да, ты права, – ответил Вальтер, хотя именно сейчас ему нестерпимо хотелось сжать эту хрупкую девушку в объятиях.

Он не знал, что она сделала, да и делала ли что-то. Еще на площади она ему приглянулась. Хорошая мордашка, точеная фигурка, яркие кудри – ее внешность соединяла в себе все то, что он любил в женщинах. А уж этот непокорный взгляд мог очаровать любого.

Но Вальтер давно привык не проявлять чувств, особенно к людям низшего сословия.

Аристократы считали его выскочкой, по иронии судьбы добившимся расположения короля. Они всегда смотрели на него свысока, ведь он не мог похвастать длинной родословной, или фамильным замком. И никто из них даже не подозревал о том, чья кровь течет в его венах. Поэтому Вальтер привык презрительно смотреть в ответ. Привык кривить губы, надменно вскидывать брови и оттопыривать пальцы – иначе в мире высокородных, куда он попал по насмешке судьбы, было бы не выжить.

Однако теперь посмотреть на Лину свысока он не смог бы, даже если и захотел. Искра симпатии, проскочившая еще в первую встречу, искра, которую он быстро загасил, потому что в это опасное время не мог позволить себе думать о плотских утехах, сейчас разгорелась пламенем выжигающей страсти.

Магия.

Он сгорает от желания, а ведьма говорит ему, что это ошибка!

Но ради Кэриаса он справится, а потом… потом все равно умрет. А мертвым не надо бороться со страстью, или жалеть об упущенном шансе. Мертвым наплевать на происхождение. Мертвые живут в вечном покое.

 

***

Если хочешь сделать хорошо – сделай это сам.

Так говорил отец Клаудия, и это было неоспоримой истиной.

Проклятая ведьма, обещавшая стопроцентный результат, сейчас только разводила руками.

«Да, душа Кэриаса мертва. Да, его тело все еще живет. Да, я пытаюсь найти его, но пока безуспешно».

Скорей всего волноваться не о чем, но Клаудий не мог оставить столь важное дело без контроля.

Прошло всего несколько дней, но Клаудий чувствовал себя измотанным, как после месяца тяжелой работы. Еще бы, ведь ему приходилось прятать ведьму в замке, доставлять ей все необходимое для ее ритуалов и при этом продолжать исполнять обязанности советника.

На последнее он положил много сил – король волновался о сыне, и Клаудию стоило немалого труда убедить его ненадолго отсрочить поиски. Но вечно так продолжаться не может. Нужно скорей найти тело Кэриаса и закрыть это дело.

 

***

В преддверии празднования Рождения в замке царила неимоверная суматоха.

В крыло для слуг выстроилась настоящая очередь из желающих развлекать короля за новогодним пиром. Лина затесалась в толпу ожидающих, и закрыв глаза прислушалась к своим ощущениям. Если ведьма, наславшая проклятье, все еще где-то рядом – она сможет почувствовать ее.

Лине повезло – ведьма действительно находилась в замке. Судя по ощущениям, она проводила свои ритуалы где-то в церемониальной части, куда простому народу вход был воспрещен.

А значит, добраться до нее будет не так уж и легко.

Лина расслабилась и открыла глаза, отпуская силу. Она должна быть очень аккуратна. Сейчас ведьма не сможет почувствовать ее дар – разница в величине магического резерва слишком велика. Но стоит девушке увлечься, и колебания силы в такой непосредственной близости спугнут ведьму, а допустить этого нельзя.

Поэтому Лина пойдет другим путем. В конце концов, не зря же она добивалась от Вальтера плана замка и расписания его охраны.

Пробраться в комнаты для слуг и стащить оттуда фартук оказалось не так уж и трудно, поэтому, переодевшись, Лина уверенно двинулась в церемониальную часть. Ей нужно найти короля и поговорить с ним. Он поможет своему сыну, привлечет к ответственности Клаудия и тогда Кэриас будет спасен.

Кэриас… девушка всегда симпатизировала наследному принцу, но сейчас при одной только мысли о нем перед глазами всплывала аура Вальтера, его усмешка, так сильно менявшая черты царского лица, и его поцелуй.

Невозможная новогодняя магия! Лина даже и не подозревала, что со временем приворот начинает действовать и на ведьму, наложившую его.

Впрочем, скоро это закончится. Кэриас вернется в мир живых, а душа его брата отправится за черту, разорвав связь. И это будет правильно.

 

***

Клаудий стремительно шагал по коридору замка, не глядя по сторонам. Вообще, должность правой руки правителя предполагала величественный шаг, но Клаудий иногда пренебрегал этикетом, когда это могло мешать делу.

Сейчас же он торопился прочь из замка. Один из наблюдателей сообщил советнику, что недавно принца видели в городе, неподалеку от центральной площади. Клаудий уже сообщил об этом ведьме, и теперь спешил самостоятельно проверить данные.

Доверить это кому-либо он не мог – если принца найдут с чужой сущностью в его теле… беды не избежать.

Поэтому Клаудий надеялся самостоятельно изловить тело мертвого принца и отнести его к старухе для окончательного убиения.

Клаудий завернул за угол, едва не столкнувшись с одной из служанок. Рыжие кудри, пронзительный взгляд – кажется, он не видел ее прежде. Впрочем, сейчас разбираться с этим было некогда – советник слишком торопился.

 

***

Лина посмотрела вслед спешившему куда-то Клаудию. Несмотря на благородную внешность, грязная аура выдавала его подлую суть. Определенно, именно он был виновен в случившемся с принцем, но совесть по этому поводу его совершенно не мучала.

Что ж, теперь ведьма точно знает, что король будет без своего верного советника, а это значительно облегчит ей дело.

Петляя по замковым коридорам, Лина по очереди заглядывала в залы, где мог сейчас находиться отец Кэриаса.

На ведьму почти никто не обращал внимания – аристократы с детства привыкали не замечать прислугу.

Наконец, Лине улыбнулась удача – король обнаружился в своем кабинете, погруженный в бумаги. Дел у него сейчас действительно было довольно много – правила гласили о необходимости завершить незавершенное до дня Рождения Года.

– Еще вот это, Ваше Величество, – секретарь заботливо подавал на подпись все новые и новые листы, которым, казалось, не было конца.

Лина замерла на пороге, прикидывая план действий. Разговор не предназначался для лишних ушей, но шанс застать короля в одиночестве практически равнялся нулю. Его всегда окружали придворные, а если же он был занят делами, как сейчас, то рядом обычно находилось не меньше трех служащих.

Однако действовать надо было незамедлительно.

Ведьма бесшумно пробралась в кабинет, ожидая, когда король поднимет взгляд от бумаг. Один визуальный контакт, и она сможет активировать амулет отвода ушей. И уже тогда скажет то, что должна, не опасаясь быть услышанной предателем.

Однако отец Кэриаса не спешил смотреть на нее. Секунды томительно текли, а король все так же был поглощен государственными делами.

– Принеси Его Величеству мяса с сыром, – кинул один из советников, наконец заметив Лину.

Девушка замешкалась, растерянно переминаясь с ноги на ногу.

Она ведьма и в данных, которые она узнала от лорда уж точно не было указано, где в замке взять сыра и мяса.

Впрочем, именно в этот момент ей улыбнулась удача – король наконец-то кинул на нее быстрый, безразличный взгляд.

Ведьме этого хватило.

– Мне надо поговорить с вами о вашем сыне, Ваше Величество, – почтительно кланяясь сказала она. – Это очень важно, но никто не должен знать об этом.

– Кэриас? – король приподнялся с места. – Что с ним?

– Найдите нам тихое место и придумайте отговорку для своих советников. Сейчас они считают, что мы обсуждаем сыр с мясом.

Его Величество был человеком дела, и больше тратить время на разговоры не стал.

Поманив Лину, он стремительно покинул зал. Некоторое время они перемещались по коридорам замка, не обращая внимания на склонявшихся в почтительных поклонах придворных, и в конце концов король привел девушку в небольшой кабинет. Из мебели там был лишь столик, да пара кресел.

– Комната для особых переговоров, – присев в одно из кресел, Его Величество жестом указал Лине на второе. – О ней мало кто знает, и здесь нас никто не сможет подслушать.

Последнее было верно – прищурившись, ведьма разглядела защитные чары, древние и мощные, завязанные на королевской крови.

– Ваше Величество, – начала Лина, – пару дней назад, вернувшись к себе домой…

– Мой сын в порядке? – перебил ее король.

– Нет, – развела руками девушка. – На него было наложено мощнейшее проклятье, но шансы спасти его еще есть.

– Слушаю.

И ведьма рассказала ему все, показав перстень в качестве подтверждения. О своей сущности умолчать тоже не получилось, и теперь Лина с некоторой опаской ждала ответа. Времена инквизиции прошли, но ведьм все еще недолюбливали, и они продолжали скрываться.

– Клаудий, – сквозь зубы прошипел король. – Кто бы мог подумать. Он служил нашему дому столько лет…

– Иногда люди оказываются не теми, кем мы их считали, – пожала плечами Лина.

Она всегда верила в лучшее, но жизнь ведьмы учит тому, что предать тебя готовы чаще, чем поддержать.

– Что ж, его наказание подождет. А тебя я попрошу помочь моему сыну до конца. Говори, что требуется.

– В первую очередь нужно найти колдунью, Ваше Величество. Без этого проклятие не снять, а времени у нас не так много. И пример Клаудия показывает, что мы не знаем, кому можно доверять, – покачала головой Лина.

– Как мне найти ее?

– Я изготовлю особый амулет, он поможет вам в поисках. А потом вы свяжетесь со мной, и я все сделаю.

– Хорошо, – кивнул король. – Ты получишь полагающуюся тебе награду, когда все закончится.

– Мне ничего не надо, – проговорила Лина. – Я просто хочу вернуться к своей прежней жизни.

Сердце тревожно сжалось. Она хотела вернуться к прошлому, потому что в нем не было Вальтера. Вальтера, которому суждено умереть. Невозможная новогодняя магия! И зачем она так неосмотрительно применила заклятие?!

– А мой второй сын, Вальтер? – словно подслушав ее мысли, эхом отозвался Король.

– Для него выбора нет, – покачала головой Лина. – Его жизнь уже прервалась и остаться здесь он сможет лишь ценой души брата. Но он на это не пойдет.

– Что ж, – лицо короля не дрогнуло, лишь где-то в глубине глаз промелькнула тень печали, – тогда я хочу поговорить с ним.

 

***

Добраться до дома ведьмы незамеченными оказалось не так сложно – король знал свой замок и потайные выходы из него, и уже вскоре на пороге небольшого домика стояла девушка в простом платье и мужчина, чей облик горожанина нарушал лишь эфес торчащего из-за плеча меча.

– Лорд Вальтер, я вернулась, – Лина первой вошла в пахнущую травами прихожую.

– Ну наконец-то, – девушку тут же сгребли в объятия. – Я боялся, что Клаудий вычислит тебя.

Лина замерла, на мгновенье позволяя себе поддаться чарам Рождения нового Года и ощутить тепло и заботу, исходящие от Вальтера.

– Кэриас? – неуверенно произнес король, про которого, кажется, ведьма успела забыть.

– Нет, отец, – усмехнулся лорд, разрывая объятия. – Не угадал.

– Вальтер… ведьма предупредила меня, но привыкнуть к подобному сложно, – нахмурился король. – Хотя сейчас я вижу, что это ты. А твое тело…

– Оно мертво. Предатель Клаудий заманил меня в ловушку. Он не так доволен новым законом, как показывает. Что ж, значит я сам был дураком, раз позволил убить себя. И эти дни лишь отсрочка перед неизбежным. Когда Лина снимет проклятие, моя душа будет так же мертва. А мой брат сможет вернуть себе законное тело и править дальше. Надеюсь лишь на то, что он наградит Лину как следует, – голос лорда был полон нескрываемой горечи.

– Я рад, что ты понимаешь необходимость вернуть Кэриаса, – с некоторым облегчением произнес король. – И мне жаль, что для тебя уже ничего нельзя сделать. Но будь уверен, Клаудий получит по заслугам.

– Не сомневаюсь, – фыркнул Вальтер. – Всем известна твоя беспощадность к врагам. А Кэриас мой брат, и я не мог поступить иначе. Я не хочу умирать, но готов к этому.

– Для него действительно ничего нельзя сделать? – король обернулся к Лине.

– Я бы рада, Ваше Величество, – девушка покачала головой. – Но единственный шанс для лорда Вальтера — это еще один проклятый, готовый добровольно расстаться с жизнью. Однако проклинать кого-то сама я не стану даже ради короны.

Ей бы хотелось спасти выскочку-лорда, ведь он оказался не так уж и плох. К тому же его смерть причинит ей невыносимую боль – ведьма знала, что связь, возникшую между ними, уже не разорвать, даже если один из них уйдет за грань. Новогодняя магия усиливала чувства ведьмы с каждым часом, но причинить вред человеку она бы не смогла, даже если расплатой за милосердие будет пустота в груди.

– Я бы не стал вас просить. Вы и так сделали слишком много, – кивнул король, принимая ее позицию. – Теперь настало мое время действовать.

– Тогда, Ваше Величество, сейчас я подготовлю амулет, – и Лина занялась делом.

Она бы и сама смогла найти вторую ведьму, но случайно спугнуть ее своей магией, потеряв единственный шанс на спасение Кэриаса… нет уж, ставки слишком высоки! Сейчас правильнее будет довериться королю.

С созданием амулета девушка управилась довольно быстро. Она всего лишь наложила на один из перстней короля простенькое заклинание обнаружения личной магии. Теперь украшение станет горячим, едва Его Величество приблизится к ведьме. Ну а почувствовать подобную штучку практически невозможно – уж Лина об этом позаботилась.

– Выглядит, как и прежде, – проговорил король, задумчиво покрутив перстень в руках.

И тут же едва его не выронил – украшение нагрелось, реагируя на магию Лины.

– Думаю, принцип действия вам понятен, Ваше Величество, – ответила девушка, скрывая улыбку. – Как только вы найдете ведьму – ни в коем случае не пытайтесь справиться с ней сами. Судя по проклятию, ее сила довольно велика, и направлена на черные дела. Поэтому лучше сразу свяжитесь со мной. Вам знаком принцип действия этой вещи?

И Лина протянула ему еще один амулет, прежде очень распространенный, а сейчас же почти исчезнувший из-за политики прошлого.

– Полагаю, мне надо сжать его в кулаке, и тогда вы поймете, что нужны мне, – протянул король. – Что ж, ждите сигнала. Я найду ведьму, и она поплатится за все вместе с Клаудием.

 

***

– Значит скоро для меня все закончится? – прошептал Вальтер, когда за королем закрылась дверь.

– Ты же знаешь, я не смогу этому помешать, – Лина взяла его за руку.

– Знаю. И я не прошу. Просто… я только тебя нашел и не хочу потерять, – лорд заключил ее в объятия.

– Это просто магия. Непредвиденная новогодняя магия. Это не твои желания, – девушка на секунду позволила почувствовать себе тепло его тела, а после выскользнула из кольца рук.

– Ты уже говорила, но разве это что-то меняет? Магия виновата, или нет, но я чувствую это. И раз уж нам не суждено прожить долгую жизнь вместе, то позволь мне просто быть счастливым перед смертью. Или ты ничего ко мне не испытываешь?

– Лорд… – выдохнула ведьма.

Она была бы и рада ничего не испытывать, вот только это было бы неправдой.

– Скажи честно, Лина, – Вальтер вновь притянул ее к себе, намереваясь поцеловать.

Пусть горит огнем проклятие, и вся эта чертова магия, но он должен это сделать!

Ведьма расслабилась, поддаваясь его напору. Почему бы и не позволить себе эту слабость? Даже если после она будет сожалеть.

И когда их губы почти соприкоснулись, амулет для связи вспыхнул ярким светом.

– Король, – девушка отстранилась, опустив взгляд. – Кажется, он нашел ту, кто наслал проклятие.

 

***

Амулет магички помог, да еще как. С ним найти ведьму не составило особого труда.

Король хорошо знал замок, вместе со всеми его потайными ходами, темными нишами, тупиками и переходами. Но знание это предпочитал держать в тайне, а сейчас оно ему пригодилось.

Ведь где Клаудий мог так долго прятать ведьму, не вызвав подозрений? Да только в том месте, о котором, как он считал, никто не знает. И едва амулет сделался горячим, около одного из таких мест, как король вызвал Лину и сына.

Ох, как же он сейчас был зол!

Клаудий, тот, кого он всегда считал надежной опорой, отличный советник, долгие годы верно служивший короне, оказался предателем.

И попытался лишить его сразу двух сыновей.

Хорошо, что магичка оказалась рядом. Хорошо, что она вообще оказалась, особенно после того, что учудил его дед, слишком ярый поклонник церкви.

Теперь хотя бы Кэриас будет жить. Это уже немало. Но и немного.

Вальтер был, хоть и незаконнорожденным, но все же его сыном, его плотью и кровью, которую король был вынужден скрывать ото всех. Он очень рисковал, приблизив Вальтера к себе, но и иначе не мог – ведь он любил его. Любил, как умел.

А теперь его больше не будет рядом. Не будет вообще, потому что какой-то старый интриган поставил свои цели выше его жизни.

Магичка сказала дождаться ее, но король больше не мог ждать. Злоба и бессилие кипели в нем, требуя выхода, и он распахнул потайную дверь.

 

***

Советник считал, что сам нашел ведьму, но это было ошибкой. Разве кто смог бы найти ее, не позволь она этого? Ей даже пришлось натолкнуть его на мысль о проклятии, чтобы он начал свои поиски, благо сделать это вышло довольно легко и без особой затраты силы.

За все нужно платить.

Это Эмильда поняла еще в юном возрасте, когда отчаянно влюбилась в светловолосого красавца, тогда еще принца, но уже почти короля. И именно тогда она впервые решилась использовать свой дар в личных целях, для воздействия на другого человека. Она просто не могла смириться с тем, что предмет ее тайной страсти вот-вот покинет их затерянную в лесах деревушку, в которой и оказался то совершенно случайно.

Мощнейший приворот на человека, который прежде и не знал о ее существовании, забрал у Эмильды несколько лет жизни. Но разве это важно, когда ты слишком молода?

Однако даже этого едва хватило, хотя ведьма выжала себя до капли.

Пусть еще недавно и велась борьба со всем нечестивым, но наследие предыдущих королей продолжало хранить на себе отпечатки древней мощной защитной магии, пробить которую до конца не смог бы и целый ковен.

Эмильда радовалась даже малому.

Пара комплиментов, несколько восхищенных взглядов в ее сторону и две жаркие ночи – вот и все, на что хватило ее стараний.

А потом принц уехал, оставив ее с разбитым сердцем и пустотой.

Пустота оказалась недолгой – уже спустя несколько недель Эмильда поняла, что теперь находится в тяжести.

Ребенок. Маленькая частичка ее золотого принца, оставшаяся с ней.

Мальчик пошел в мать – черный волос, хищный изгиб бровей, крючковатый нос. От принца, к тому времени ставшего королем, ему не досталось ничего, кроме прожилок золотистой ауры.

Но Эмильда любила его, как мать любит свое дитя – всем сердцем и душой.

И поэтому она надеялась, что ее принц сделает то же самое – полюбит своего сына, позволив ей быть рядом, впитывая его свет.

Ведьма забыла, что принц теперь король. И поступил он, как того требовал долг правителя.

Он забрал у нее маленького Вальтера, а ее саму отослал прочь, лишив всего, запретив даже появляться при дворе.

Тогда любовь Эмильды обратилась в ненависть.

Не сразу, но капля за каплей одиночество и отчаяние вытравили все чувства к золотому принцу, оставив взамен лишь тьму.

У нее ушли долгие годы, чтобы прийти сюда. И прорва силы, за которую она платила своей жизнью. Но оно того стоило.

– Не узнал, – проскрипела Эмильда, разглядывая короля.

Годы наложили на него свою печать, но он все еще оставался красив, до боли в сердце.

– Проклятая старуха, вот ты и попалась! – глаза короля пылали яростью и гневом. – Ты поплатишься за то, что сделала! За то, что посмела забрать!

– Я всего лишь вернула должок, мой золотой принц. Ты не узнал меня, и это не удивительно, ведь я изменилась. Но я всегда помнила, как ты забрал у меня самое дорогое, моего Вальтера, моего сына. Я всего лишь сделала для тебя тоже самое, – улыбнулась ведьма.

Это был ее момент торжества.

Видеть эту растерянность и беспомощность на лице короля, потерявшего единственного наследника… это стоило силы и красоты.

– Эмильда? – на лице короля отобразилась тень узнавания. – Но ведь и Вальтер…

– Молчать, мой золотой принц, – ведьма взмахнула сморщенными пальцами, и король не смог вымолвить и слова. – Ты отнял у меня все, и я сделала то же самое, но теперь вижу, что и этого мало. Ты все такой же жестокий и надменный правитель, и корона немногое потеряет от твоей смерти. Так пусть же Вальтер останется единственным наследником, которого примет трон. А ты умрешь. В муках, как и умер твой законный сын.

Король это заслужил.

И пусть на еще одно мощное проклятие уйдут последние частицы ее жизни, она заплатит по счетам.

Она отомстит.

 

***

Лина и лорд спешили к замку изо всех сил, причем последнего пришлось с ног до головы закутать в плащ, добавив к тому же отвод глаз – вид бегущего сломя голову принца на пару с простой горожанкой вызвал бы слишком много вопросов.

Нырнув в тайный лаз, о котором им предусмотрительно рассказал король, и промчавшись по темному подземному коридору, парочка немного сбавила темп, чтобы не привлекать к себе внимание слуг.

– Мы летим как на пожар, – недовольно пробормотал Вальтер. – Отец обещал, что не станет творить глупости, так почему мы спешим?

– У меня плохое предчувствие, – коротко ответила Лина.

Предчувствию она, как и любой человек, обладающий силой, доверяла. Оно было частью ее ведьмовской природы, и сейчас шептало на ухо, что вот-вот случится нечто недоброе.

Лина не ошиблась.

Король не стал ждать подмоги, и это не закончилось для него ничем хорошим.

Когда они вломились в тихий кабинет, скрытый потайной дверью, ведьма умирала. Сила, используемая для собственной выгоды, против людей, всегда требует расплаты, а эта женщина уже давно исчерпала свой лимит.

– Нет! – закричала Лина, вливая свою жизнь в полумертвое тело. – Что вы наделали, Ваше Величество? Если она умрет – проклятие станет необратимым!

 

***

Клаудий вовремя заметил неладное. Это было его талантом – замечать опасность и уходить прежде, чем нанесут удар.

Вот и сейчас, он направлялся к тайному кабинету, желая поговорить с ведьмой. Подумать только, он заплатил такие деньги, а тело принца еще не нашли!

Шум задержал Клаудия на пол дороги, и из-за поворота он выглядывал с крайней осторожностью.

И не зря!

В комнату, о существовании которой должен был знать только он, сейчас проскользнули какая-то девчонка и… принц собственной персоной!

Принц, который по заверениям ведьмы уже должен был гнить в могиле!

Но раз принц жив, то Клаудий…

Бежать! Бежать прочь, пока его не лишили жизни! И пусть проклятая ведьма, не умеющая делать свою работу, разбирается во всем сама!

 

***

Эмильда была готова к смерти, ведь она уходила отомстив. И едва слова проклятия сорвались с ее языка, едва магия напитала их, сделав не просто словами, но самой смертью, жизнь покинула ведьму и без сил она упала на пол.

Глаза ее застлала темнота, и она уже сделала шаг за грань, когда кто-то плеснул в нее энергией.

А потом Эмильда почувствовала, как вокруг нее вновь клубится магия. Мощная, яркая, неудержимая… у ведьмы, что сейчас творила волшебство сил было больше, чем у Эмильды. Гораздо больше.

Женщина приоткрыла глаза и увидела Кэриаса. Целую секунду она думала, что ненавистный законнорожденный сын короля смог избежать ее мести, пока среди бушующих разноцветных потоков магии не разглядела его ауру.

– Вальтер, – прошептала Эмильда, но прежде, чем она успела понять, что это все значит, дарованные чужой ведьмой силы покинули ее, и она ушла за черту.

 

***

Лина выдохнула, стирая со лба мелкие капли пота. Созидать всегда сложнее, чем разрушать.

Заклинание исчерпало ее до дна, и сейчас ведьма с трудом держалась на ногах. Подумать только, еще бы несколько минут и Кэриаса было бы уже не спасти. Проклятие мертвой ведьмы обретает нерушимую силу, закрепленную жизнью и смертью.

Но все же Лина справилась. Она едва успела, но теперь принцу ничего не угрожает. Его душа чиста, и как только ведьма восстановит силы, она вернет ее обратно в тело. А Вальтер…

Уставшая ведьма едва не рухнула на пол, когда чьи-то руки подхватили ее.

– Лина… – голос лорда был встревожен. – Лина, ты в порядке? У тебя получилось?

– Да! – девушка вцепилась в теплое плечо мужчины. – Да, я едва успела!

– Знаешь, – серьезно произнес Вальтер, глядя прямо ей в глаза. – Я впервые завидую брату. Ведь мне придется уйти, а он останется здесь, с тобой.

Лицо лорда было близко, и Лина покраснела, невольно пожелав, чтобы оно стало еще ближе.

Их отвлек кашель за спиной.

– Магичка, – прохрипел король, про которого и Лина, и Вальтер успели забыть. – Кажется, она прокляла меня.

– Н-е-е-т, – простонала девушка, уже увидев черное пятно смерти, висевшее над Его Величеством. – Но теперь, когда ведьма мертва, я не смогу ничего сделать.

– Как ты там говорила? – слабо улыбнулся король. – Ты не сможешь спасти Вальтера, если только не найдется еще один проклятый, добровольно отказавшийся от жизни? Что ж, так вот он я. Я согласен, и пусть оба моих сына будут счастливы.

 

***

– Готов? – улыбаясь спросила Лина.

Праздник Рождения Года минул, за ним пролетели еще несколько таких же, а магия, соединившая ведьму и лорда, не ослабла, а скорее напротив, лишь укрепилась.

Душа короля ушла, оставив тело Вальтеру, а тот в свою очередь отрекся от престола, передав бразды правления брату, что стал мудрым и достойным королем.

Но Лине было этого недостаточно. Она хотела прожить со своим лордом долгие годы, полные счастья и любви, но тело бывшего короля не дало бы это сделать. Поэтому ведьма искала способ обмануть судьбу.

Вместе с Вальтером они путешествовали по королевству, и за его пределами, разыскивая старые книги о магии, и вот, спустя три года, поиски увенчались успехом.

В одной из рассыпавшихся от старости книг, Лина нашла ритуал. Он не давал молодость, или вечную жизнь, но мог сравнять возраст тела и души, и это было именно то, что нужно.

– С тобой готов на все, – ответил Вальтер, без страха шагнув в магический круг.

Ритуал начался.

 

читателей   75   сегодня 4
75 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...