Последний Дельфин

И соль его слез забирает вода,
Никем не видимых капель
Любви и добра.
Ты не заметишь никогда,
Как плачет дельфин.
Если ты одинок,
то он просто один…
 
(Дельфин – Последний Дельфин)
 
Перед чтением, пожалуйста, послушайте эту песню.
 
От Автора.


 

I

- Это шутка?

- Похоже, что я шучу?!

От крика старшего детектива Нур смутился. Однако негодование бушевало. Потоптавшись на месте, сказал:

- Дэн, поговорите с начальством ещё раз. Нельзя на пустом месте, прекращать операцию. Это…

- Если тебе нечем заняться, как вернёмся в столицу, сам иди к начальству и разговаривай, о чём хочешь! – рявкнул Дэн. – Как ты не можешь понять, что наша операция под прикрытием сорвана?! Так туп, что ничего не видишь?!

- Не вижу! Это моя первая операция! Мне не понятно, почему спустя год, когда ничего не произошло, вы считаете, что всё сорвано!

- О, Небо, дай мне сил… - шумно вздохнул Дэн и гаркнул, - может, потому что ничего не произошло, а?! Год - и ничего! Как думаешь, это может быть связано?!

- Больше времени надо!

- Наш клиент… - хотел что-то сказать Дэн.

Нур решил, что детектив скажет о деле подробнее. С самого начала старший детектив давал минимум информации, и Нур считал, что это из-за недоверия: все-таки они в первый раз работают вместе. Понятное дело, что Дэну необходимо проявлять осторожность. Однако это задевало. Как ни крути, а именно Нур играет роль подставного лица. И что он знает о деле? Ничего!

Нур рассчитывал, что если справится, получит повышение. Он грезил об этом весь год, но увы… Теперь по возвращению в Ракну, Дэн начнёт с чистого листа: создаст новую подставную личность, и кто-то из младших сотрудников управления будет играть новую роль. Кто-то, но не Нур. Для него закончится всё здесь и сейчас, и на довольно печальной ноте.

Неужели, как в награду, Дэн скажет хоть что-то? Нур на это надеялся, хотелось знать о деле все подробности. Он видел готовность старшего детектива говорить, однако нет. Дэн резко смолк. Его лицо помрачнело, а глаза вновь посуровели.

- Здесь не о чем говорить! Кто ты такой, чтобы оспаривать решение начальства, Греод? Выполняй, что велят, и не задавай лишних вопросов! Понял?

- Понял. Но это не справедливо. Я целый год отдал, и ради чего?

- Сам виноват! Это ты спугнул «клиента»!

- Я никого не…

- Салливан не пришел! Это твоя вина, Греод! Думай, где ошибся!

«Если и есть моя ошибка, так в том, что связался с тобой, Дэн!» - разозлено подумал Нур, но заявить это вслух не хватило духа.

 

II

Особняк, что целый год служил Рону домом, располагался на утёсе не слишком далеко от Тильфы, крохотного городка всего на три тысячи жителей. За год Нур привык к этим местам. Особенно ему нравилось, что задний двор поместья превращен в изящный парк со статуями, фонтанами и роскошной беседкой.

Когда Нур впервые присел на скамейку в парке, и перед ним открылся потрясающий вид на слияние синевы неба и моря, у него перехватило дыхание от дивной красоты. Хотелось бежать в эту синеву, прыгнуть в воду с разбега, и наслаждаться прохладой. Вот только утёс срывался обрывом вниз к скалистому берегу и если прыгать, то только для того, чтобы проститься с жизнью, а таких наклонностей Нур не имел.

Чтобы искупаться надо идти к удобному спуску на пляж. Ближайший - в сорока минут ходьбы от дома. Нур часто ходил купаться, и мог бы оставаться в воде до самой ночи, но для этого нужно обожать русалок, что появлялись по вечерам. Так-то Нур ничего против русалок не имел, как минимум до того, как столкнулся с ними. Зато теперь люто их ненавидел, а всё потому, что хвостатые дамочки пели одну и ту же грустную песню каждый вечер. Нур пробыл здесь год, и морские певички не взяли себе ни одного выходного! Пели красиво, однако, уже на третий день от завываний вяли уши. В стенах дома при закрытых окнах ничего не слышно, но стоило выйти на улицу, как всё. Хоть вешайся от тоски и грусти, что навевает их мелодия.

Его роль заключалась в том, чтобы играть дурачка-богатея, которому катастрофически не везёт в личной жизни. Нур глупо чувствовал себя в этой роли потому, что совершенно не понимал, почему легенда именно такая. Любой его вопрос Дэн воспринимал в штыки и отказывался пояснять что-либо. Всё, что Нур знал о деле это: надо привлечь внимание Ника Салливана, он же – Дельфин, он же кровожадный убийца и работорговец. Следы Дельфина привели в Тильфу, и старший детектив заверял, что слепил такую личность для Нура, к которым Салливан питает слабость. Однако… увы.

Сам Дэн притворялся дворецким. Наравне с другими слугами, которых наняли в Тильфе, эту роль так же исполнял отряд опытных спецназовцев. Все были наготове в любую минуту схватить преступника, вот только год ожидания ничего не принес. «Может, это Дэн или кто-то из бравых солдатиков выдал себя, - складывая вещи в чемодан, думал Нур, - а виноват я!» Дэн дал на сборы всего десять минут, но уезжать совершенно не хотелось. Не верилось, что всё закончилось вот так…

Дверь на балкон в его комнате оставалась открытой. До того времени, как начинали петь русалки, Нур проветривал комнату. Шум с улицы доносился так отчётливо, что слышно было, как Дэн вместе с бригадой садятся в вертушки и улетают. И тишина.

- Не понял… - буркнул Нур себе под нос.

Выйдя на балкон, он в шоке осознал, что Рофорт улетел и бросил его. Достав из кармана кристалл связи, Нур прошептал заклинание.

- Аха-ха-ха… - старший детектив вместо «Алло» предпочёл ржать, как лошадь.

- И как это понимать?

- Понимай, как ответ, почему операция провалилась!

- В смысле?!

- В смысле ты позвонил мне с личного кристалла связи, а не с выданного тебе для дела! Наивный мой, ты думал, что я не отслеживаю все сигналы, а?! Нур, тебе же ясно было сказано: никаких личных звонков! Наверняка, Дельфин стоял в шаге от тебя, да ты его не заметил, пока трещал, с кем попало!

- Ничего подобного! – покраснел Нур со стыда.

Его лицо вспыхнуло от злости. В ответ раздался издевательский смех:

- Да что ты говоришь!

- Я за весь год использовал личный кристалл дважды! Всего лишь маме звонил!

- Ну, ещё раз ей позвони! Расскажи ей, какой ты лопух, и попроси вызвать такси!

- Вернись и забери меня!

- Не хочешь такси? Тогда пешком в столицу топай!

Дэн отключился, а Нур с недоумением и злостью уставился на кристалл.

«Вот как я мог так попасть?!»

Нур со злобой швырнул кристалл с балкона и, сопя от негодования и обиды, глядел, как лёгкий кусочек кварца закружил ветер. Пусть катятся и детектив, и управление, и это проклятое дело, и эта бесполезная штуковина! К тому же всё равно есть ещё одна…

Кристалл далеко полетел. Вещь лёгкая, и ветер сильный. Подхватил и унёс прочь, куда-то в сторону обрыва. Чувства, которые испытывал Нур, мешали здраво оценивать ситуацию. Он злился на себя и на Дэна, и чем больше злился, тем больше понимал, что возвращаться в Ракну совершенно не хочется.

«Вообще… можно здесь задержаться, - Нур рассеяно рассматривал пейзаж. – Всё равно завтра меня начальство не ждёт, а если и ждёт, то… ой, да всё равно!»

В любом случае, Нур совершенно не верил, что Рофорт его действительно бросил. Наверняка, вернётся. Не сегодня, так завтра. Будет смеяться над ним так же гадко, как и всегда, но вернётся. Время лучше потратить на себя. В конце концов, когда ещё появится шанс отдохнуть в роскошном доме рядом с морем?

Нур понимал, что должен оставаться серьёзным, немедля должен возвращаться в столицу. Однако им овладела печаль и обида, и если чего-то по-настоящему и хотелось так это напиться.

 

III

- Очухался? – в комнате раздался незнакомый мужской голос.

Нур от неожиданности подскочил на кровати.

- Кто здесь?

На окнах висели плотные шторы, из-за чего в комнате царил полумрак. Однако Нур заметил незнакомый силуэт, который одёрнул занавеску. Комнату залил яркий солнечный свет, и Нур сморщился. Не сразу, но разглядел тёмный силуэт незваного гостя. В нескольких шагах от кровати стоял тощий старик, облачённый в дорогой строгий костюм.

- Кто вы?

- Добрый прохожий, - добродушно ответил гость. – Нашёл вас вчера на пляже, и помог дойти до дома.

- Э… - растерялся детектив. – Я вчера ходил на пляж?.. То есть… Спасибо! Я благодарен!.. Только вам, наверно, было непросто справиться со мной…

Старик выглядел слишком худым, ходил с тросточкой, а Нур уже подростком весил немало. К тому же мама готовила слишком вкусно, чтобы отказываться от добавки. Нур никогда не скрывал, что сходил с ума от любви к пончикам с шоколадом и пицце с нежным тянущимся сыром... Разумеется, он старался соблюдать диеты и посещать тренажёрный зал в управлении, но уже давно смирился с тем, что секс-символом, вроде старшего детектива Дэна Рофорта, ему не стать.

«И мне надо поверить, что всю дорогу от пляжа до особняка меня тащил этот щуплый старичок с палкой?» - скептически нахмурился Нур.

- Нет, совсем нет. Сложнее было уговорить вас не петь, - ответил старик.

- Извините… - смутился Рон, пытаясь вспомнить события прошлого вечера, но тщётно. - Настроение у меня было дурное, вот я и подпевал русалкам…

- Нет, не подпевали. Вы их заглушали, - засмеялся старик. – Из-за этого я вас и нашёл. Я хотел русалок послушать, люблю их песню, а тут вы…

- Извините, - сгорал Нур со стыда.

- Ничего… Дело молодое, - засмеялся незнакомец. - Я вчера пытался расспросить, что же вас так расстроило, но вам было не до ответов. Однако теперь, когда я знаю, что вы живете один в таком большом доме, многое становится ясно. Одиночество ломает, гораздо сильнее, чем любые другие беды. Всё потому, что ломает дух, а не тело… Тело-то что… Тело излечиться, а вот душа…

- Верно, - вздохнул Нур, поднимаясь с кровати. – А вы кто? Живёте в Тильфе?

- Нет, я не из этого городка. Я тут так… мимо шёл…

- Меня зовут Генри Хагерис, - назвал Нур имя, с которым жил последний год. – А вас?

- Ник Салливан.

«Что?!» - Нур запаниковал. Старик выглядел слишком старым. Казалось, столько не живут. «И это - убийца? – мысли путались, не стоило вчера так много пить, похмелье мешало здраво оценивать ситуацию. - Рофорт хотел схватить его сразу же, как он появился бы на пороге, но, в самом деле… мне надо арестовать старика?»

- Приятно познакомиться. Скажите, как я могу вас отблагодарить?

- Я не откажусь от завтрака в вашей компании, - добродушно ответил Ник.

- Тогда я умоляю вас остаться! – улыбнулся Нур.

 

Радовало и спасало, что хоть операция и считалась провальной, а местных слуг, нанятых в Тильфе, уволили не всех. Кто-то должен был следить за домом. Дэн решил, что пары горничных и повара будет достаточно. Для этих людей ничего не изменилось. Они не знали, что происходило весь год, и для них Нур по-прежнему оставался хозяином поместья. Горничные задавали вопросы, особенно им было интересно знать о вертолетах, на которых Дэн вместе со спецназом покинул поместье. Недолго думая, Нур решил сказать полуправду: Рофорт детектив и он искал опасную преступницу, с которой «Генри Хагерис» имел несчастье закрутить роман в прошлом. Ожидалось, что та женщина может здесь объявиться, но прошел год, и детектив устал ждать, потому и уехал. Удовлетворить любопытство слуг было важно, ибо гость наверняка будет спрашивать их о хозяине.

- У вас милый дом, - сказал Ник, когда Нур появился в парке.

Гость захотел позавтракать в приглянувшейся беседке, а «хозяин» не видел причин для возражения.

- Спасибо, построил вот... Думал, с семьей здесь жить буду. Но оказалось что… Впрочем, не будем о грустном, - отмахнулся Нур.

Тот самый это Ник Салливан или тезка, детектив решил из роли не выходить. Во-первых, привык, а во-вторых… слишком странным казался гость.

- Не держите в себе, - понимающе склонил голову Салливан. – Я люблю слушать чужие истории и люблю помогать: словом или делом. В конце концов, я же понимаю, как вы одиноки. Если хотите выговориться - с удовольствием выслушаю.

- Спасибо… - ответил Нур. – На самом деле… моя история весьма банальна. Сколотил состояние, перепродавая антиквариат. Построил дом. Думал, что есть любимая женщина, а она оказалась подлой шлюхой, которую интересовали только деньги. Расстались… Как иначе, да?.. Я не сдавался, нашёл другую, но всё повторилось, а потом снова, и снова, и снова… В общем, жениться я мог бы уже раз семь точно, но… увы... Не судьба! А ваша семья где?

- Моя семья всегда со мной, - загадочно проговорил старик. – И знаете, наша встреча предначертана звёздами.

- В смысле?

- Не всё сразу, Генри, - засмеялся гость. – Приятного аппетита!

- Вам тоже, Ник, - Нур не стал давить на старика.

 

IV

Прошло два дня с их знакомства. За это время Нур уверился, что нет другого более загадочного мужчины, чем напросившийся погостить Ник Салливан. Рядом с ним Нур чувствовал себя как под увеличительным стеклом. Ник изучал его, допытывался до каждой мелочи. Старику надо знать о нём всё, а сам при этом умело уходил от вопросов.

Дэн так и не вернулся. «Правду он обо мне сказал… Наивный я! Позвонить ему? Даже не знаю… И что я скажу? Для начала надо узнать о Салливане все подробности, а вот уже потом решать, что делать. Вот только он же ничего о себе не говорит!.. Больше так продолжаться не может! - подумал Нур, - сегодня он ответит на все вопросы!»

- И все же… что значат ваши слова? Почему наша встреча предначертана звёздами?

- Я надеялся потянуть интригу ещё пару дней, - сказал старик. – Но понимаю, что чем больше я молчу, тем больше вызываю подозрений.

- Так и есть, - не стал скрывать Нур.

- Что ж… Расскажу, но прежде задам вопрос. Если ответ мне не понравится, я уйду.

- Договорились.

- Знаете ли вы о потрясающих магах-учёных, что, встречая на пути живых созданий: рыбу, птицу или зверушку, превращают в существо себе подобное, с волшебством равным своему. Слышали о таких чудотворцах?

Нур удивился вопросу, над ответом думал несколько минут. Магия, которую упомянул Ник, сложная. Он не представлял себе, как можно крохотного зайца превратить человека, эльфа или ещё в кого… «Невозможно это!» - уверенно решил Нур.

- Я ничего об этом не знаю, и я не назвал бы их чудотворцами.

- Почему?

- Как же?.. Это противоестественно! Летит себе в небе птица, плывет в речке рыбка, шастает по лесу зверек – у них своя жизнь! Какое право имеют учёные вмешиваться в естественный ход вещей? Кроме того, что нужно сделать, чтобы научиться подобной магии? Это ведь эксперименты, испытания. И над кем? И самое главное… если всё это правда, если есть кто-то, кто проворачивает нечто подобное, то зачем? Вы знаете ответ?

- Нет. Я не знаю ответов, но хотелось бы… Однако, «кто-то» умеет хранить секреты.

- Так я правильно ответил на ваш вопрос? – не понял ничего Нур.

- А как иначе? Не зря же вы мне с самого начала понравились! – засмеялся Ник.

- И что теперь? Вы расскажите: кто вы и откуда?

- И расскажу, и покажу, - кивнул старик.

 

Ник пригласил его к себе в комнату. Из-за небольшого количества мебели просторная гостиная казалась пустой, однако в ней имелось всё, что нужно: двуспальная кровать, шкаф, стол, пара стульев, кресло у окна. Несколько картин и широкий ковер дополняли интерьер.

На столе стоял черный чемодан небольшого размера. Ник подошёл ближе и, молча, открыл его:

- Это… - заглядывая в чемодан через плечо старика, Нур растерялся.

На дне чемодана аккуратными рядами лежали миниатюрные гробы, созданные из материала, который Нур опознать не смог. Что-то прозрачное, но не стекло и не пластик. Ник отошел в сторону, позволяя ему подойти ближе.

Нур взял в руку один гроб, размер не велик, словно буханка хлеба. Чувствовался ледяной холод от неизвестного материала сливового оттенка. Присмотревшись, Нур застыл на месте от ужаса. Сквозь прозрачные стенки странного маленького гроба просматривался силуэт девушки.

- Что это такое?

- Я, как и вы, Генри, торговец. Только я продаю Любовь!

- Что? – ничего не понял Нур. – То есть… она не мёртвая?

- Что? – засмеялся Ник. – Разумеется, все мои доченьки живые! Просто я предпочитаю перевозить их в компактном виде! Я бы мог вам подробнее рассказать об этих футлярах, но не хочу грузить вас лишней информацией. Главное, что я сейчас должен сказать, так это: вы нуждаетесь в любви, искренней и чистой. А именно это и есть мой товар. Я продаю знатным господам не просто каких-то женщин, а преданных и верных жён. Тех, кто не посмеет обмануть. Любая из моих дочерей будет беречь вас!

- Э… - растерянно протянул Нур, не зная как на всё это реагировать. - А в чём подвох?

- Нет никакого подвоха, - захихикал Ник. – Ну… почти… Любая из них стоит сто тысяч.

- Дорого!

- Они того стоят! Кого бы вы ни выбрали - любая девушка - будет соответствовать всем ожиданиям. И ещё… Как я уже сказал, все они - мои дочери. Я люблю каждую из них, и мне нелегко прощаться с ними. Я не буду жить рядом с вами, однако буду навещать дочь раз в полгода. Если она хоть раз заплачет из-за вас, знайте… я убью вас! Я выверну вас наизнанку, как кофту при стирке. Ясно?

- Ясно, - зачарованно буркнул Нур.

- Согласны?

Греод замялся. Роль. Это ему по заданию надо немедленно соглашаться, лишь бы поймать преступника. Теперь Нур точно знал, кто такой Ник Салливан. По закону молодого Лайнильского Императора владеть рабами мог лишь сам Император. Нур считался рабом, и Дэн, и Ник! И строго настрого рабам запрещено брать кого-то в плен и продавать. За нарушение – смерть.

Ник Салливан подтвердил - он работорговец, и что-то подсказывало Нуру, что Ник так же убийца по кличке Дельфин. Убийца, который растерзал больше трех дюжин богатеев, и на каждом месте преступления рисовал абстракцию: волны и дельфин. Отсюда и пошло его прозвище. И пусть это всего лишь старик! Салливан с самого начала, как только заявил, что сам привёл Нура с пляжа домой, выглядел странно, загадочно, и вызывает только вопросы, которые оставляет без ответа.

Как покупателю, Нуру надо посомневаться для приличия. Хватать старика рано. Он ведь не знал, как расколдовать девушек из этих футляров.

- Слишком кроваво вы всё описали…

- Так вы дочь мою не обижайте, и всё хорошо будет!

- А она точно не обманет меня? А то знаете…

- Я клянусь, что любая из них будет вам верна.

- Ладно, - сдался Нур. – Я согласен на ваши условия.

- Тогда выписывайте чек, - улыбался Ник. – А если есть наличные - ещё лучше.

- Наличных нет, и чек не дам, пока не удостоверюсь, что вы не обманули меня.

- Справедливо, – не стал спорить старик. – Выбирайте жену.

Ник разложил на столе футляры. Нур заметил, что в чемодане остался ещё один гроб. Его удивило, что старик достал не всех, но задавать вопросы Нур не стал. В конце концов, не важно, кого он выберет. Это только работа.

Все девушки спали в гробах, но выглядели, как мёртвые. Это отталкивало, пугало. Нур не смог бы купить что-то подобное, и не важно, что с девушками ему не везло.

- А как расколдовать?

- Я вас научу.

- А если я в магии ноль с бантиком?

- Тогда я сам расколдую для вас невесту. Выбрали?

Кого здесь только не было: эльфы, люди, демоницы. На любой вкус и цвет, как говориться. Был бы Рон демоном, как большая часть населения Лайнилии, он бы обязательно выбрал серокожую красавицу с невероятно яркими малиновыми волосами. Однако он всего лишь человек, и что ему делать с демоницей, что выше его чуть ли не в два раза?

- Её, - Нур решил не мудрить и взял футляр с человеческой девушкой.

Как вариант можно было бы выбрать эльфийку, но он ещё раз напомнил себе, что всё это только работа.

- Её зовут Диана, - улыбнулся Ник, - Значит, магией вы не обладаете?

- Не всем дано, - соврал Нур.

- Тогда положите футляр на пол. Вот тут, посреди комнаты. Сейчас я её расколдую!

Нур сделал, как велено, и отошёл в сторону. Ник произнёс сложное заклинание, но Нур никогда не жаловался на плохую память. Гроб увеличился до стандартных размеров, и в комнате стало немного тесно.

- Всё! – объявил Ник.

- Как всё? – удивился Нур. – Девушка ещё внутри!

- Снимите крышку и разбудите её. Мне мой чек - и я пойду! Вернусь через полгода, и если вы её обидите - я вас убью! Не забывайте об этом!

Ник начал собирать крохотные гробы обратно в чемодан, а Нур растерянно наблюдал за ним.

- Всё, так всё… - согласился Нур. - Ник Салливан, вы арестованы за работорговлю. Так же вы обвиняетесь в ряде жутких убийств. У вас есть право на адвоката. Если вы не можете себе его позволить, вам предоставят государственного защитника. Вы можете хранить молчание, и должны знать, что всё сказанное вами до этого момента и после - будет использовано против вас.

- А?.. – попытался дед что-то сказать.

- Ага, - Нур не дал ему шанса.

Настала его очередь колдовать, а магия у Нура особенная: от его свиста, те, кто слышал его, и о ком Нур думал, превращались в камень. От ног и до самой макушки тело старика обратилось в монолит. Теперь Ник всего лишь каменное изваяние.

Именно благодаря таким способностям от Нура не требовалось быть спортивным и ловким. Его магия позволяла ему быть собой – обычным увальнем, любителем пончиков и пиццы - и при этом ловить преступников прежде, чем им в голову придёт мысль о побеге. Нур долго ждал момента, когда сможет проявить себя, и вот…

«Я герой!»

 

V

- Это ложь!

Нур удрученно смотрел на Диану. Милая особа, казалось, что смотрит на него внимательно, понимает всё, что он говорит. Однако она всё отрицала, рьяно убеждала, что дочь Салливана, а не его рабыня.

- Давайте сначала… - вздохнул Нур. – Как вы познакомились с ним?

- Я жила со старшим братом. Я уже плохо помню его, ведь я была маленькой девочкой, когда Дельфин украл меня…

- Вот! Он украл вас!

- Но я рада этому! Дельфин превратил мою жизнь в рай! Если бы меня спросили в детстве, хочу я ли с ним уйти, я бы согласилась!

- Вот уж где сомневаюсь… - хмуро буркнул Нур.

- Вы не понимаете!

- О, я понимаю, как хорошо вам промыли мозги! – рыкнул он.

Не стоило ему кричать. Сначала Диана разревелась, а после с криком «Верните папу!» схватилась за канцелярский нож, что лежал на столе рядом с письмами. Она хотела ударить Нура в живот, и ему ничего не оставалось, как замуровать её в камень.

На его беду картина повторилась и с другими девушками. Диана и её подруги пропускали доводы мимо ушей. Они свято верили, что являются родными дочками похитителя, хотя сами говорили: «из родной семьи меня украли». На отказы отпустить старика кидались в драку. Ему ничего не оставалось, как каждую из них заколдовать. Не драться же с ними?

Не зная, что делать дальше Нур решил, наконец, связаться с Рофортом. Совершенно не хотелось ему звонить, и даже не представлял себе их разговор. Искренне сомневался, что Дэн вообще ответит на вызов.

- Пха-ха-ха… - детектив ответил только на пятую попытку и как же гадко он смеялся. – Я думал, что ты умнее! Мог бы и с первого раза понять, что я не хочу с тобой говорить!

- Я поймал Дельфина.

- Пока!.. – вряд ли Дэн услышал его.

Рофорт поторопился прервать связь. Однако теперь у Нура взыграла гордость. Он не станет вновь звонить ему. Проблема лишь в том, что Нур не мог связаться с начальником управления, не помнил координат его кристалла связи. Эти данные имелись в личном кристалле, и перед его глазами сразу возникла картинка: далеко полетел кусочек кварца с балкона его комнаты несколько дней назад.

«Я помню данные кристалла мамы, - думал Нур, - можно попросить её сходить в управление и передать начальнику сообщение». Так бы он и поступил, если б ему не перезвонил Дэн.

- Что ты сказал?! Это шутка?! Ты ведь ещё в Тильфе, хочешь обманом заманить меня, чтоб я забрал тебя?!

Нур промолчал в ответ. Он понёс кристалл связи в комнату, где находилось каменное изваяние Ника.

- Он представился именем Дельфина?! А ты сразу же его заколдовал?!

- Нет. Я играл нужную роль несколько дней, и Ник показал свои товары. Я говорил с девушками, брал у них показания. Они уверены, что Дельфин их отец, и ни за что не подтвердят на суде, что их похитили.

- Не важно! – обрадовано закричал Дэн.

- Что? – удивился Нур.

- Долго объяснять!

- Однако придётся! Я устал от твоего молчания!

- Когда я приеду, обещаю: отвечу на все вопросы! – эмоционально кричал Дэн. – А сейчас слушай меня внимательно! Береги статую Дельфина! Никого и близко не подпускай! И сам, слышишь, Нур, никаких контактов с ним больше! Ни с ним, ни с его дочками! Сторожи статую и жди меня! Всё слишком сложно, чтобы вот так сходу объяснить! Ни в коем случае не расколдовывай его! Ты понял меня?!

- Понял. А когда ты приедешь?

- Эм… - растерялся Дэн. – Я сейчас же соберу группу, но сам понимаешь, до Тильфы путь не близкий!

VI

Нур не понимал, что «сложного», как сказал Дэн, может быть, из-за чего ему запрещено было приближаться к старику. Хотя гораздо больше беспокоило, что все девушки – десять пленниц – отрицают факт своего заточения. Дэн может говорить что угодно, но если на суде девицы не скажут правду, то неизвестно кому поверит судья.

Скользнув взглядом по комнате, Нур заметил чёрный чемодан. Только сейчас вспомнил, что расколдовал всех девушек, которых Ник достал из него, но старик ведь вынул не всех…

Сиротливо, словно забытый всеми, на дне чемодана лежал футляр. «Не показалось», - обрадовался он находке. Нур взял его в руки, присмотрелся, пытаясь разглядеть девушку внутри. Удивительно, но она была единственной, кто не спал. Девушка выглядела хмурой, казалось, что даже смотреть на него не хочет.

Однако посмотрела и растерялась, вероятно, не ожидала увидеть кого-то другого, а не старика. Начала рассматривать его внимательно, выглядела задумчивой, и хмуриться не перестала.

Милая пышка с волнистыми жемчужными волосами до пят. Такого необычного оттенка – белого с переливами - Нур никогда не видел. Глаза розовые, как ракушки. «Может, у нее эльфийские корни? По обычным ушкам не скажешь… Да какая разница? – думал он. - Лишь бы она оказалась не такой, как её сестры!»

Расколдовал её в своей комнате, подальше от других статуй. Вот только стоило ему увеличить гроб, как девушка сама открыла крышку… ударом ноги!

- А! – счастливо улыбаясь, она почти беззвучно смеялась.

Испугавшись её выпада, Нур счёл, что девушка ведет себя, как припадочная. На этом она не остановилась - резко выпрыгнув из гроба, накинулась на него и начала бить. Била - куда попадала, и всякий раз куда-то попадала! Ситуация особенно позорна тем, что Нур никогда не считал себя слабаком. Какая-то девчонка не могла вот так просто его победить. Однако девушка с жемчужными волосами была такой быстрой и ловкой, что пока он пытался отодвинуть ее от себя, она умудрилась пять раз его стукнуть. «О, Небо… - пыхтел Нур, - меня уделывает шестнадцатилетняя девчонка! Узнают – засмеют!»

- Зачем меня бить? – рыкнул он. - Я же освободил тебя!

- А? – встрепенулась она.

Окинула его странным взглядом, потом посмотрела на гроб, снова на него. Смутилась, выглядела такой виноватой, что вместо того, чтоб сердиться, ему стало её жалко.

- Я не причиню тебе вреда, - спокойно сказал он. – И Салливан больше не обидит.

Она снова кинулась к нему. Нур испугался: думал - будет бить. Однако девушка повисла на его шее, крепко обняла. После улыбнулась широко, счастливо, от души и… умчалась прочь из комнаты.

Нур ожидал от неё неадекватности, но получил гораздо больше, чем рассчитывал. Растерянно почесав макушку, он ринулся следом.

Девушка носилась по дому, как угорелая, а Нур бегал за ней. Постоянно задавал вопросы, умолял поговорить с ним, но она не слушала. Он мог бы схватить её и скрутить, но это ведь девушка! Не мог он так поступить, хоть умом и понимал, что не должен церемониться с ней, как и с другими пленницами Дельфина.

Внезапно, надвигаясь на него со злобным выражением лица, она выписала ему пощечину. Нур даже не понял за что, а она не торопилась объяснять. Просто стояла рядом и пилила его злобным прищуром.

- За что?!

- А! – указала она куда-то в сторону.

- Я не понимаю…

- А! – с досадой махнула ему рукой, чтоб шёл следом.

Она ушла вперед, а Нур, замерев на месте, с ужасом смотрел на неё.

«Немая?!»

 

VII

Девушка привела его в кабинет, где в рядок стояли её каменные подруги. Нур тяжело вздохнул, понимая теперь её негодование, и сказал:

- Все вы – пленницы Дельфина.

Она кивнула.

- Ты согласна со мной?!

Снова кивнула.

- Твои подруги отрицают, защищают его. Ты тоже будешь защищать?

Она поникла. Покружила по комнате немного, думая о чём-то. Прошло минут пять, прежде чем девушка снова посмотрела на него. Покачала головой, не станет она никого защищать.

- Я замуровал твоих подруг, потому что они учиняли бунт. Не волнуйся, с ними всё хорошо. Я освобожу их, когда придёт время. Ты умеешь писать?

Она кивнула. Нур пригласил её присесть за стол, подал ей ручку и бумагу.

- Напиши, как тебя зовут.

Она низко склонилась над листом, выводила каждую букву. Почерк – дети в первом классе пишут лучше. Впрочем, хоть как-то девушка может общаться, и ладно.

Жемчужинка – её имя. «Наверное, она не помнит, как её назвали родители, а это прозвище дали из-за волос», - решил он.

- Кто твои родители? Где Салливан украл тебя?

«Я помню ракушку. Я в ней жила, а потом увидела папу».

- Ты называешь его так, потому что он приказал? Как долго ты в плену?

«Я в плену, сколько себя помню».

- Он обещал тебе, что продаст кому-то?

«Он бы никогда меня не продал. Мне всё запрещали».

- А чего бы тебе хотелось?

«Свободы!» - написала она огромными буквами и, подумав, подписала буквами поменьше, - и тортик…»

- Ты голодная? – улыбнулся Нур, а она смущенно кивнула. – Тогда пойдем ужинать.

 

Ужинали в роскошной беседке, и за столом Жемчужинка вела себя вольготно. Нур решил, что её давно не кормили, а потом понял, что девушка просто балуется. Радуется свободе. Им принесли несколько различных блюд, и ей всё хотелось попробовать. «Как же долго её держали в плену? – думал он. – Даже не представляю, как ей было тяжело. Все-таки другие девушки спали, а она оставалась в сознании. Наверное, Ник не смог приручить её, как других, вот и мучил её!»

Служанка, что подавала им еду, смотрела на девушку, как на привидение, а Нур ловил себя на мысли, что его всё устраивает. Пусть наслаждается свободой, имеет право! Пусть делает, что хочет, лишь бы улыбалась.

Нур не скрывал, что Жемчужинка ему понравилась, подкупала её искренность. Все-таки в каком мире он живёт? Предательство в порядке вещей, а она светла душой, и нуждается в заботе. Ни за что на свете Нур не откажет ей в помощи. Он не позволял себе думать об их будущем, даже когда заметил, что Жемчужинка начала флиртовать первой. Ему это льстило, но не мечтал, потому что знал: ей нужен друг. Ему очень хотелось стать им для нее.

Запели русалки. Нур закатил глаза, думая, чем закрыть уши, а она удивленно уставилась в сторону обрыва.

- А?

- Русалки, - ответил он. – Каждый вечер поют одно и то же.

- А! – побежала к обрыву.

Русалки её заинтересовали, захотелось на них посмотреть. Жемчужинка осторожничала, и слишком близко к обрыву не подходила. Стояла в двух метрах от края и выглядывала русалок.

Она начала танцевать, а Нур смотрел на неё с улыбкой. Кружилась с такой легкостью! На девушке простое синее платье, и на фоне желто-оранжевого заката она казалась прелестной феей. Кружилась, юбка развевалась на ветру, Жемчужинка подняла руки вверх, словно что-то хватала. Как же красиво… Простые вещи, ничего особенного, и так красиво, что захватывало дух.

У Нура пересохло во рту. Он отвернулся к столу и, взяв в руки бокал с лёгким вином, с удовольствием сделал несколько глотков. Выдохнув, решил допить вино из бокала, но и на Жемчужинку вновь смотреть захотелось. С улыбкой Нур поднял голову и вновь уставился в сторону обрыва. «Наверное, красавица ещё танц…» - он не смог закончить мысль. За секунду всё внутри него похолодело от страха, а бокал выпал из рук.

- Жемчужинка!

Рон побежал к ней так быстро, как только мог. Девушка лежала на траве и не шевелилась. Упав рядом на колени, Нур развернул её к себе. От страха перехватило дыхание. Он хватал воздух губами, но от сковывающего испуга не мог выдохнуть. За несколько ударов сердца девушка словно высохла, её кожа чернела, осунулась до неузнаваемости.

- Очнись! Прошу…

Она дышала, но казалось, будто в любую секунду её дыхание может прерваться. Нур понятия не имел, как ей помочь, но знал того, кто способен это сделать.

 

VIII

Без лишних слов Салливан поднял девушку с кровати и поместил обратно в гроб. Старик медленно провёл пальцем по крышке так, словно касался щеки дочери, нежно и чувственно. В его взгляде не было ничего, кроме неизмеримой родительской любви к родному ребёнку.

Нур внимательно наблюдал за происходящим сквозь слёзы. Как же он испугался. Только что энергичная девушка носилась по дому, как вихрь, а после упала, не в силах открыть глаза.

«Надо взять себя руки», - приказ он себе, и посмотрев на Салливана, спросил:

- Что с ней?

Через несколько минут Жемчужинка преобразилась: неожиданная худоба никуда не делась, но кожа уже не выглядела серой, пропали ужасные чёрные круги под глазами, теперь она выглядела просто усталой. «Ух ты… Оказывается эти гробы имеют целебные свойства! – удивился Нур. – Не лечат, но восстанавливают силы… Потрясающе!»

- Чем она больна?

Ник не сразу развернулся для ответа, да и говорить не собирался. Обернулся он только для того, чтоб ударить. Нур, предвидя это, засвистел раньше. Старик замер изваянием в довольно забавной позе. Через минуту Нур освободил его, но не полностью, лишь голову.

- Я тебя на куски порву и в разных частях света закопаю!

- Возни много, - огрызнулся детектив. – Ноги пожалей. Возраст же!

- Да я тебя…

Угрозы сыпались, как из рога изобилия, но Нур откровенно скучал. Ник обладал жалкой фантазией, не страшно.

- Всё?

- Нет, не всё! – закричал старик, и снова брань, одна и та же.

Когда дед выдохся, Нур, зевнув, едко бросил:

- Повтори ещё раз, а то я не расслышал…

- Все вы, люди и демоны, одинаковые уроды и ублюдки! – зарычал Ник.

- А ты лапочка у нас, да? Особенно после того, как убил…

- Я даровал им великое чудо! – перебил его старик, - но они оказались слишком циничны, чтоб это понять! Я наказал их и не жалею! Тебя ждёт та же участь!

- Нет, Ник, ничего такого меня не ждёт, а ты, если хочешь дать чистосердечное признание, то давай… Я тебя внимательно слушаю. Что и кому ты даровал?

- Я даровал им любовь, бестолочь! Нежную жену, а они относились к моему дару, как к мусору только потому, что платили достойно! Я наказывал их за надменность! Тщеславие! Жестокость!

- И всегда на месте преступления оставляешь знак, да? – спросил Нур. – Кровью жертв рисуешь дельфина и волны. Убиваешь пачками и стены разукрашиваешь… Забавное наказание! И откуда ты взялся? Где штампуют таких маньяков, а?

- О, это самая удивительная часть моей истории! – с пафосом произнес Ник. – Вот я в твоих глазах кто? Человечек, да? Меня ты судишь почему? Потому что я убиваю и наслаждаюсь смертью тебе подобных? Это единственная причина?

Нур промолчал. Слова Салливана звучали, как бред сумасшедшего. Молчаливая пауза как-то повлияла на старика. Если минуту назад он выглядел, как злобный психопат, то теперь походил на уставшего, несчастного старика, повидавшего в жизни слишком многое.

- Я помню… - тихо проговорил он, - мой дом океан. Помню… каждый прожитый день, словно розовый сон… Часто появлялись туристы… Смотрели, как мы плаваем. Хлопали нам! Среди нас были те, кто считались любимчиками публики!.. Но… однажды всё изменилось. Туристы приманивали нас ближе, но не любовались. Их руки искрились от магии, а после мы уже оказывались на корабле. Они не откладывали в долгий ящик нашу смерть. Они убивали нас, распаривая кинжалами брюхо, бормоча заклинания. Я оставался последним на очереди. Видел, как они убили мою стаю. Слышал слова: «Эксперимент не получается! Всё идет не так!» Однако, несмотря на неудачи, маги не останавливались. Когда очередь дошла до меня, я был так напуган. Я знал, что меня ждет, знал, что умру, но… случилось невероятное! Я получил новое тело! На меня прежнего - им было плевать, но меня нового – берегли… Правда, недолго. По возвращению в город бросили в приюте. Зачем надо было меня превращать в младенца? Только для того, чтобы бросить?!.. Я боялся, что и останусь таким, но вырос, а толку? На суше мне места не нашлось. Как только я коснулся соленой воды, вновь превратился в себя настоящего. Я вновь стал собой! Помню, как радовался… Можно плыть куда хочешь, вот только кто бы позвал? Не осталось никого из тех, кто меня ждал. Мой крик разрывал воды тёмных глубин, но никто не ответил… Я - Последний Дельфин… Я остался один во всём мире, и всем плевать! Я пытался рассказывать, что пережил, но никто мне не верит. Никто! Обвинили во лжи, а учёных… Великие Умы боготворят! Никому нет дела до их жертв… Разумеется! Кто мы такие, чтобы тягаться с высшим разумом, верно? Я решил отомстить. Решил, что однажды обязательно найду этих учёных и убью. Помню, что одного звали Ник, а у другого - фамилия Салливан. Убийц больше, но я запомнил двух. Я взял их имена себе… Сколько бы я не ходил по их следу, не мог их найти. Но я нахожу других, таких же как они, жестоких, надменных. Даю им шанс доказать мне, что они лучше, чем есть. Продаю им любовь, но ни один не прошёл проверку, а потому… Убивать мне нравится. Я наслаждаюсь муками своих жертв… И именно поэтому это я чудовище, верно, Генри? Все они, даже те учёные, хорошие, а я - монстр, потому что наказываю жалких тварей за высокомерие, верно?

Ник так много сказал, что Нур потерялся в его истории. Когда дед смолк, хотелось закричать: «Бред!», но он молчал. Его история слишком… Слишком эмоциональна и невероятна. Разве всё это может быть правдой?

Нур мог закричать «Всё это ложь!», но слова Жемчужинки «Я помню ракушку» мешали. Вонзились в мозг, словно нож в сердце, и мешали сказать, что он думал об истории Дельфина.

- Она… - он уставился на гроб, - её тоже создали они?

- Нет, - ответил дед. – Её создал я. Для чего нужна жизнь, если в ней нет никого? Был момент, когда я был счастлив. Я любил и был любим, но… оказалось, что я не могу иметь детей, так что моё существование в облике человека вышло даже более бессмысленным, чем я мог представить… Однажды, бродя по берегу, нашёл ракушку с маленькой крохотной жемчужиной. Я решил, что если кто-то создал меня, то может, и я смогу создать кого-то так же. Я ведь помню всё, что произошло… У меня получилось создать девочку… Вот только я не знаю, что именно сделал не так, но вне футляра Жемчужинка умирает. Просидит в нём год, а энергии хватает на день, если ведёт себя сдержанно, если не носится как угорелая, а бегать девочка моя любит… В первый раз она потеряла сознание в четыре года, и с тех пор Жемчужинка всегда взаперти. Ей хочется быть как все, но это невозможно.

- И поэтому ты держишь её в сознании? – разозлился Нур. – Чтобы она мучилась?! И тебе хватает наглости что-то говорить о жестокости других?

- Она не спит только потому, что футляр наполняет её большим количеством энергии! Сейчас моя дочь будет спать несколько месяцев! А потом… если её вытащить, она вновь рухнет! Вновь её жизнь будет в опасности!

- Это не жизнь…

 

IX

Нур сидел в полюбившейся беседке. Время шло, а он всё оставался на месте и курил одну сигарету за другой. Он казался себе синеватым дымом дешёвых сигарет, и не более того.

Рассвело, а Дэн ещё не прибыл. Нур не мог вернуться в дом, пока ОНИ там. С немым ужасом представлял, как будет писать рапорт. Не хотел пересказывать всю эту грязь. Хотя только от него зависит, что именно он скажет.

«Я должен излагать факты! – подумал Нур. – Да, Ник работорговец и маньяк. Всё!»

Ожидание давалось с трудом. За это время он успел сотню раз обдумать ситуацию и принять несколько решений. Каждое из них не устраивало, а чем - не мог понять. Начал в себе разбираться и в какой-то момент осознал – совесть мучает. Каким бы садистом Дельфин не был, а с ним поступили жестоко, и это ещё не конец. Историю Последнего Дельфина похоронят вместе с ним. Никто не узнает, через что Ник прошёл. Разве это правильно? И всё же… разве Нур мог отпустить его?

Желание что-то сделать проснулось, когда вечером песня русалок заполнила округу. Сейчас эта музыка не раздражала. Грустный мотив Нур ощущал каждой частичкой души.

В комнате, где остались Ник и Жемчужинка, Нур появился неожиданно не только для них, но и для себя. Девушка не спала, плакала, и от её рыданий у Рона сжималось сердце. Заметив его, девушка встрепенулась, постучала по крышке изнутри. Гадать о её желаниях не приходилось: она хочет на свободу, только сейчас ей не хватало сил освободиться самой.

Нур открыл гроб, и Жемчужинка потянулась к нему. По мнению Ника, она должна спать ещё долго, но почему-то проснулась. Нур не знал причин, и не собирался их искать.

Взяв девушку на руки, он подошёл к каменной статуе Ника и, расколдовав верхнюю часть его тела, серьезно сказал:

- Мы идём слушать русалок. Если будешь вести себя прилично, я позволю тебе пойти с нами.

- Я иду...

Через пять минут они сидели в беседке. Им принесли пирог и чай, а для Жемчужинки приготовили горячий шоколад, но есть никому не хотелось. Они слушали грустную песню русалок, которая отражала суть их душевного состояния, и молчали.

 

- Ей пора в гроб, - первым нарушил тишину Ник, когда русалки закончили петь.

От его слов Жемчужинка сжалась. Она всё это время сидела на коленках Нура. Ему и в голову не приходило отпустить её, а девушка и не просила. Сейчас, после слов отца, прижалась к Нуру крепче, замотала головой, давая понять, что не хочет обратно.

- И что? Ей всю жизнь в гробу сидеть?

- Нет другого выхода!

- Выход есть всегда! Только… это должно быть её собственное решение…

- О чём ты?!

Нур замолчал. Для него сейчас имели значение лишь слёзы Жемчужинки. Прошло ещё несколько минут, и он заметил, что её кожа вновь начала сереть. Хотел он того или нет, но ей надо вернуться. Держа её на руках, Нур поднялся и понес её в дом, замечая, что Ник потянулся следом за ними.

Не успели они сделать несколько шагов, как Жемчужинка отстранилась от него.

- А, - простонала она, требуя отпустить.

Нур подчинился. Девушка стояла в шаге от мужчин и смотрела на уходящее солнце. Желтый диск исчез наполовину, и через море протянулось алой мерцающей дорожкой отражение. Им не хотелось оставлять её одну, а потому втроём они стояли в один рядок, словно каменные статуи, освещенные лучами уходящего солнца.

Жемчужинка перевела взгляд на отца. Смотрела с теплотой, обняла старика. После и Нуру уделила внимание. Посмотрев ему в глаза с нежностью, она и его обняла, даже поцеловала в щеку. После девушка резко развернулась и пошла к обрыву.

Ник ринулся следом, но не смог сделать и двух шагов. Его ноги под свист Нура превратилась в камень. Старик кричал её имя, но девушка уверенно шла вперёд. Из последних сил рвалась к свободе…

Навсегда Нур запомнит момент, когда она упала вверх. Он понимал, что вверх не падают, но видел, как уходила Жемчужинка. Видел, как она подпрыгнула, расправляя руки в стороны, стремясь ввысь. Она упала вверх… в бескрайнее звёздное море…

 

X

- Ублюдок! – Ник попытался его ударить, но так как нижняя часть его тела была замурована, не смог достать, промахнулся.

- Это её выбор! Она имела на это право!

- А мой выбор - убить тебя! Что же ты? Освободи меня!

- Неужели ты не понимаешь, как она страдала? У тебя никто не отнимал свободу! Ты можешь быть человеком или дельфином! А что видела Жемчужинка?

- А я чем заслужил? – заплакал старик. – Почему именно я выжил?!

Ответа у Нура не было, но он освободил старика от чар. Ник рухнул на колени и зарыдал, как ребёнок. Вряд ли можно понять, как тяжело Последнему Дельфину, но Нур сел рядом с ним на землю. Кожей ощущал его боль. Или Нур чувствовал собственное одиночество, которое преследовало его всю жизнь. Она ведь понравилась ему… Хотелось быть её другом.

Они сидели рядом и молчали. Солнце прощалось с ними, освещая всё вокруг последние минуты. Старик тихо плакал, а Нур… Никогда он не чувствовал себя настолько опустошённым.

 

Спустя полчаса послышалось приближение вертушки. «Дэн! Наконец-то!»

- Это за мной? – тихо спросил Ник.

- Да.

- Мне выбора не дашь?

- Не дам.

- Могу я попрощаться с ней? Пожалуйста… оставь меня на минуту… Разве я о многом прошу?..

Оставлять его одного было ошибкой, и все же Нур встал с земли и двинулся к дому. Только что Ник потерял любимую дочь, и минута одиночества всё, о чём он просил.

Нур дошёл до крыльца и, обернувшись, увидел, что хитрый старик бежит к обрыву.

«Наивный лопух!» - разозлился он на себя.

Между ними было большое расстояние, Нур испугался, что если засвистит, Ник не услышит, а значит и магия не сработает. Ринулся вперед, но тощий дед оказался проворнее увальня.

Если бы Нур чуть ускорился, смог бы успеть схватить Ника и остановить от прыжка, но вместо этого он решился засвистеть, обращая Дельфина в камень. Нур наивно надеялся, что сумеет предотвратить второе самоубийство за вечер, но… Ник уже был у самого края обрыва. Тяжесть камня перевесила, и Салливан сорвался вниз…

 

Нура почти неделю держали в следственном изоляторе, запретив звонки и визиты, и, наконец, его привели на допрос. Однако Дэн смотрел на него странно и молчал. «Почему Рофорт не орёт? – подумал Нур. – Я к этому так привык…»

Не выдержав, он заговорил первым:

- Почему не орёшь?

- Это всё, что тебя интересует?

- Когда меня выпустят?

Рофорт засмеялся. По телу Нура пробежал холодок.

- Разве дело не закрыто? Дельфин ведь мертв.

- Ник Салливан – призрак, - вздохнул Дэн. – Он не может умереть. Я за ним гоняюсь уже так много лет, и он всегда находит шанс ускользнуть.

- Я обратил его в камень, а статуя сорвалась вниз и разбилась!

- Ох, наивный… - засмеялся Рофорт. - Ты настолько глуп, что поверил, будто дряблый старик и есть маньяк?

- Не поверил, потому и пошёл на контакт.

- Ты идиот, поэтому ты пошёл на контакт… Повторюсь: Ник Салливан – призрак. Душа! Он может вселяться в кого захочет. Для тебя он прикинулся дедом, а в прошлый раз его засекли в теле подростка. Теперь доходит?

Они замолчали. Шок! Нуру потребовалось время, чтоб осознать всё. Спустя пару минут, заговорил:

- Так вот почему Жемчужинка набросилась на меня, когда я выпустил её из гроба в первый раз… Она решила, что я это он… Теперь многое стало ясно. Лишь один вопрос, а сама Жемчужинка призрак, как и её отец?

- Откуда я знаю? – пожал плечами Дэн.

Однако в его взгляде было что-то подозрительное. Он знал правду, только поделиться не желал.

- Завтра тебя казнят, - перевёл Рофорт тему.

- Что?!

- А чему ты удивляешься? Ты ведь упустил его, а дело приобрело слишком большую огласку. Сам Император вынесет тебе приговор. Кроме того, ты ведь последний кто видел Дельфина. Вдруг он вселился в тебя?

- Это не так!

- Думаю, Дельфин именно так и сказал бы!

- Я могу поймать его!

- Ой, насмешил… - хрюкнул от смеха Дэн.

- Нужно поймать магов, что убили дельфинов, и…

- Ты веришь, что это правда?

- Да! Верю! Кто занимается этим делом?! Или Ник прав?! Всем плевать?!

Дэн смерил его странным взглядом, и снова спросил:

- Ты веришь Дельфину?

- Да, - серьезно ответил Нур. – Я верю!

Снова минутная тишина. Дэн мотнул головой, словно прогонял какую-то мысль, и надменно бросил:

- Однажды все получат по заслугам. Но ты этого не увидишь.

- Значит… Император завтра окажет мне честь? Выслушает меня, да?

- Да… Завтра у тебя будет минута славы. Правда, короткая, но…

- Сомневаюсь, что короткая… Ведь я расскажу обо всём, и пусть Повелитель решает, что делать и кого казнить.

- О чем ты?

- Я скажу, что видел, как призрак вселился в вас, Дэн.

- Этого не было!

- Разве? – нагнулся к нему Нур поближе и добавил. – Привет, Ник. Как дела?

- Я не… - хотел Дельфин что-то сказать, но засмеявшись, надменно бросил, - кому поверят: мне или тебе?

- Поверят всем, кто хорошо знает Рофорта. Ты не умеешь копировать его дрянной нрав, - засмеялся Нур. – А ещё… думаю, что Император не станет разбираться, что да как, а потому казнит обоих.

- И что? Мне-то какое дело? – рассмеялся Дельфин.

- Ты выдал себя, Ник! Я могу замуровать тебя в камень, и всё. Твоя история закончиться на этом, однако… Я предлагаю сделку. Придумай, как мне избежать завтрашней встречи с Повелителем. Ты можешь это провернуть! Не сомневаюсь! А я помогу тебе поймать твоих убийц.

- Но зачем тебе это?

- Как я уже сказал, я верю в твою историю. И хочу, чтобы справедливость восторжествовала. Вместе мы сможем этого добиться! Ты знаешь, кого надо найти, а от меня никто не сбежит. Мы отличная команда!

- И почему вдруг ты хочешь помочь мне?

- Я ведь сказал: ради справедливости!

- Или ради Жемчужинки? – уточнил Дельфин с улыбкой.

Нур тоже улыбнулся, но на вопрос отвечать не стал. Вместо этого заявил:

- Соглашайся, Ник! Заметь, особенно сейчас это нужно больше тебе, а не мне…

- Не-а, - засмеялся Салливан. – Я ведь могу перейти в твоё тело, или в другое. Ты и не заметишь!

- Верно, но тогда ты убьёшь единственного, кто тебе верит.

Они снова замолчали. Вели диалог взглядами, кто-то должен сдаться первым. Нур оставался спокойным. Дальнейшие его действия зависят только от того, что решит Ник…

- Ох… не зря ты мне с самого начала понравился!

 

читателей   117   сегодня 2
117 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...