Обещанная авантюра

Аннотация (возможен спойлер):

Кто-то грабит простых банковских работяг. Лесная колдунья что-то замышляет, спаивает честных людей. Сможет ли крепостной детектив связать эти события?

[свернуть]

 


 

***

Гаря провёл теремное детство: рассматривал окно, радовался мелочам вроде жабы заботой, ожившего хлеба. Семь лет исполнилось Большеногу, а еда дома закончилась. Щеткоус теперь часто покидал хижину: отыскивал пищу, отдыхал, повторял. Он уже тринадцать лет так жил.

 

Мужик обошёл подсобку, чердак. Красное мясо, баклажаны, уксус исчезли. Гороховая рубашка прихватил пару мешков из-под картошки, пообещал родным вернуться, выбрал целью Западный городок, окружённый Великой стеной. Верхушка тайного совета посылала десятки охранников сторожить Грандиозную, велела пускать только удостоверенных высших чиновников. Поручение нарушалось: пропускали подданных, плативших НЕТ-побор. Господин солдатик, названный именами детских игрушек Ребёнка, предстал реальным палачом-спасателем. Пустоглаз занял зубец башни, пожелал здравия инквизитору, выплатил налог пустым холщовым пакетом. Жадный ирод потребовал второй, понял — оброк после, поэтому освободил проход.

 

Бакенбардоносец запарил под улицами города, подземными ходами, вынырнул близ золотохранилища. Полость облюбовали таблички: "пещера, драконы-крохи безднами валены, мэр Г. П. ", "Створки любимого пункта назначения вечно открыты, благочестивейший банк".

 

Рваные штаны обежал расселину. Шунья зомбяков освещалась настольными свечами. Стопки бумаг, чернильниц, иных обязательных атрибутов конторщика окружали изысканные факелы. Козлиная бородка обогнул клиентское сиденье, присел тут, случайно толкнул подсвечник. Пламя медленно съело угол бумажки. Работник обдурительного заведения жирной салфеткой протяжным движением потушил очищающий огонь, встал, вручил вещный иск Длинноволосу. Безжизненные банкиры последовали примеру клерка: начали бросаться судебными повестками. Большерот свернул шею мошенникам. Опасным местом тишина воцарилась.

 

Твердолоб отвердевшей гривой взломал ячейку 42-16. Космы причудливо обращались разными штуками: уточкой, медвежонком, бабушкой, ключом. Грязная одежда забрал деньги, согнул камеру шариком, выкинул, воспроизвёл двенадцать раз, чтобы наполнить "кошель". Колыбель безопасности мирно покоила сотни ящиков прелестного золота. Кожаный ремень улыбнулся, помчался вверх.

 

Особые дозоры, носившие противосветные повязки, требовали остановиться, заметно отставали, сбросили четыре световые бомбы. "Оглушалки" бабахнули, обелили черноту. Поршнебашмак заплакал, замедлился. Стражники использовали промедление: подобрались поближе, метнули " Глушку". Динамит, торба накрепко слиплись.

 

Темнокож коснулся парапета. Сторож принял позу Молота. Толстонос отдал мучителю вместилище богатств, взял потяжелевшее первое, прыгнул.

 

Сверху посыпались монетки. Пенни отражали беззвучный взрыв модели "Солнце". Яхонтово кольцо не закрыл глаз, пожевал ромашек, прокатился оврагом, копая корни бурьянов, швыряя мусор. Странные стражи обратились прошлым. Сообразительное, доброе вороньё заселило ели. Зрачки Короткорога загорелись. Живот успокоился. Громовой голос приподнялся, разбежался, взлетел, исследовал свой законной…

***

Гера заметил вора, достал "Душегуб". Неуловимый улетел бойко. Поисковик пытался найти грабителя полгода, купил грациозную металлическую кирасу, шесть волшебных артефактов, арбалет, колья, выследил сегодня налётчика, упустил. Зацепкой пришлись перья полуфутовый длины. Следопыт искал улики среди плоской травы, подбирал, шёл дальше. Ладони сгорали, бескровно резанные.

 

Криминалист ловко поймал падающий жёлудь, снял кожицу, прожевал, насладился вкусом черничного дубового листа, освежился. Сыщик нашёл целую кучу чудных орешков, подобрал, проглотил дюжину, остальные выронил. Пыльная стезя сужалась. Свет постепенно сменялся тьмой. Неведомые существа выглядывали отовсюду: котстоног, седоволосый одноглаз, живой пень. Краснокожий рогач-карлик вылез, ухмыльнулся круглой пастью, распотрошил нос Охотнику.

 

Егерь заснул, стукнул ясень лбом. Грачи, единственные животные, облетающие проклятые дебри, окончательно будили карканьем. Говорящий осадил плечо Телохранителя. Воин шуганул пташку, разодрав собственную кожу, заиграл чудесную мелодию Дудочника. Чёрный ум слетел.

 

Плотник ударил древо челом, увидел исход. Дорога кончалась верстовой грядой тёмных берёзок. Законник обнаружил дыру, полез туда, пробрался достаточно высоко, свалился. Перед Санитаром возникла огромная поляна, заросшая малиной, больше ничем. Иссиня-голубой Шатёр возвышался среди ягодных кустов. Присяжный прикрыл серебряными рукавицами лицо, прорывался вперёд.

***

Ганя готовила последний сегодняшний заказ — приворотное зелье, когда услышала хруст веток снаружи. Нож цвета мух, резавший семена дуба, соскользнул, порезал палец. Умная высосала кровь раны, схватила припрятанную колбу рыжей еретички, покинула палатку.

 

Чащобные крыланы пронеслись около Практичной. Заботливая навернулась, послушала землю-Матушку, вытащила настой из-за пазухи, ползком повернулась, осмотрела отцову постройку. Поганый шпион, объятый летучими мышами, кричал, приближался. Женственная второпях поднялась, достигла семейного убежища, скомандовала:

 

— Мистер огурчик, зубы — вышла маленькая собачка. Вредный мальчонка выиграл свободу, вынул кремнёвый пистолет.

 

— Кусай! — приказала Лучшая. Пёс оглядел хозяйку, спрятался у ног безответственного гада. Над кабысдохом, мелочным человечишкой летали динькающееся вороны, предвестники очень скорой смерти.

 

— Неблагодарные твари! Вы оба!

 

— Гражданин, поднимите руки — эгоистичный ботан говорил, дышал прерывисто. Правая бровь глупого нюни повисла выше левой.

 

— Приказывать хочешь, внучонок?! Да для такого то, чёрта?! — Спокойная тряслась.

 

— Миссис, будьте благоразумны, сдайтесь! Застрелю.

 

— Стыдно должно быть! Праздник портишь, годовщину между прочим. Ой, плевать! Родилась зимой, умру осенью. Вспомнят потом: "Старуха за месяц до юбилея сдохла, всё уродец-законник виноват. " Пуляй! Начинай прямо щас! — выплеснула Чуткая, кинула пробирку горючей жидкости в небольшую вишнёвую усадьбу, обустроенную резными ставнями, конурой, древней прядильной машинкой, девочкой, добротным винным погребом. Агрессивный обманщик выпустил три пули. Желанная словила шальную, отпрыгнула, закричала. Тело Справедливой углилось.

***

Жар захватил помещение. Геня жевала морковку. Старшая рвалась во врата жилища. Девушка скользнула к двери, потянула затвор. Карга вопила, молила о помощи, рыдала. Инвалид впервые слышала надрывистый, умоляющий визг Гадалки, постояла минуту возле выхода, защёлкнула пять замков дополнительно.

 

Изба по частям разваливалась. Ядовитый газ заполнял комнату, ухудшал видимость. Домушница задыхалась, кашляла, раздирала заусенцы, чесала уши. Существовало два способа уцелеть: лезть вглубь мансарды или подвала. Хранилище строили основательно, обставили каменным полом, тисовыми колоннами, медным люком. Подпол устоял, спас бы от пожара, но тот заперт. Самоедка могла забраться наверх, правда осталась б там же насовсем.

 

Божок скорости проломил потолок, спустил несколько килограммов вонючей грунта, затряс Горемыку.

 

— Пошли отсюда. Проснись! — Слабачка прочувствовала приятные ощущения внутри лёгких, дрожала. Родовое гнездо наполнилось холодом.

 

—Поступи правильно.

 

—Сестра, хата горит!

 

— Сделай!

 

— Хорошо — Бард-вседержитель перевернул тюк, высыпал перегной. Навоз валился кусками, загорался, издавая коровий запах, заляпал платье дуры. Всевышний братец стряхивал с башки копны волосков, дергал лапу, осунулся. Стук прекратился.

 

Скромняга дала Господу вранов пятерню. Мастер Слова понёсся ввысь, полную тёмно-белыми тучами. Заморосило. Дождь притуплял яркость Божественной птицы, летевший сквозь просторы, где ливень становится снегом. Безалаберка смеялась. Ночная сущность, груз, она сама стремительно взлетали вниз.

***

Помощник мясника придерживался пламенной полосы упавшего Летуна, который неожиданно обрывался. Тогда сильно выручил дворняга, увязавшийся следом. Благодаря ему Судья разыскал падшего, пропахнувшего палёной кожей. Костяные крылья рухнувшего диковинно изгибались, росли из груди. Молодка, обляпавшаяся ихором, ползла рядом, еле подвигалась, тянула парня.

 

— Зачем ты спасаешь его?

 

— Об… обещала.

 

— Ну… помогу, давай.

 

— Пожалуйста… — сказала Могучая. Договорщик выстрелил ракетой, положил Кровавого, Безрадостную на закорки, понёс их лесом.

 

Они прибыли. Квартира Дипломата прилегала ко дворцу правосудия.

 

Стрекозу повесили. Полководец оставил службу. Тихая выучилась швеёй.

 

читателей   130   сегодня 6
130 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,33 из 5)
Загрузка...