Мое прекрасное путешествие

В голове были лишь пустота да боль. И постоянное ощущение неловкой опустошенности, как будто я что-то обещала и забыла про это... Что ж, кажется, это действительно так. Не знаю даже банальных вещей: кто я по расе, имя и сколько мне лет.

Чувствовала себя... Никак. Словно мне тело лишь на время одолжили. Совершенно не проявлялась чувствительность нервных окончаний... Неуклюже перевернулась на бок. Перед моим взором открылась невероятно незабываемая картина.

Город, объятый пламенем, и полный живых людей, которые заперты там. Опасные языки огня устремлялись вверх, к черному от дыма, небу под звуки умирающих мучительной смертью. Закрытые городские ворота не давали и малейшего шанса на чудесное спасение. Это так ужасно – невозможность им помочь просто уничтожала меня... Приглядевшись, заметила две темные фигуры, замотанные так, что невозможно было понять кто перед тобой.

Я так не могу. Смотря на пламя и слыша крики посмертной агонии.... Нет во мне той силы, что позволила бы просто уйти, не оборачиваясь. Резко встав, судорожно выдохнула: перед глазами потемнело так сильно, что казалось, зрение покинуло меня навсегда.

Когда же оно вернулось, я незаметно скользнула вниз, к тем загадочным фигурам. Не имея конкретной цели, но зная, что информация лишней не бывает. Возможно, что-то удастся узнать про участь города, ведь понятно, что эти люди не просто так находятся здесь. Я бы даже предположила, что именно они подожгли его. Однако меня интересует, зачем это надо было. Я подошла практически вплотную к ним, удачно спрятавшись за переплетением двух старых деревьев. Услышав обрывок речи, я затихла и старалась дышать через раз, чтобы ничего не упустить, так как фигуры разговаривали тихо.

- ...наследника. Что будем делать, напарник? – хмуро произнес первый человек.

- Больше, чем уверен, что заказ изначально являлся провальным, а мы это поняли только сейчас.

- Всякое возможно, но не увиливай от ответа. Здесь нет наследника, люди оказались зараженными чумой, и это был последний город в списке.

- Да откуда я знаю что делать, черт тебя подери?! Я не бог и даже не Маркл, чтоб знать ответы на все вопросы! Уходим. Нам здесь больше нет места. – раздраженно бросила фигура второго человека, разворачиваясь в мою сторону и стремительным шагом направляясь дальше моего ненадежного убежища. Однако я успела внимательно рассмотреть его лицо. Темные брови, прямой нос, губы сердито поджаты, а взгляд был опущен вниз. Я запомнила тебя, наемник.

Они, наконец, исчезли. Я не смогла засечь куда. От долгого сидения на коленях ноги испачкались и онемели. Пришлось отряхиваться и разминаться, после чего бегом отправляться к воротам. К тому времени, огонь уже не был таким буйным, и я смогла спокойно подойти. Мне было страшно – я не знала возможных последствий чумы, если вдруг заражусь. Но было принято решение, и я не посмею от него отступиться. Ворота работали от механизма. Он был полностью рабочий. Но могу ли я выпустить переносчиков болезни?

К воротам подбежал маленький мальчик. На вид ему было не больше десяти, а может, и того меньше.

- Спасите нас. – крепко ухватившись за железные прутья решетки, тихо произнес, глядя мне в глаза, мальчик.

- Я не могу. Прости меня… Вы заразите других.

- Я не зараженный. Моя сестра также. Вытащите нас.- четко поставленным голосом сказал мальчик.

- Откуда ты это знаешь? – не поверила ему.

- Я целитель, и могу просканировать общее состояние тела. Вот у вас было недавно насильственное ментальное вмешательство.

Если он говорит правду, то это действительно объясняет мою потерю памяти и головную боль.

- Если спасешь, могу попытаться вернуть воспоминания.- заманчиво добавил мальчик

- Точно не больные? Ладно, иди за сестрой, бери только нужные вещи. И деньги с украшениями, - чуть поколебавшись, обреченно выдохнула.

Мальчика не надо было долго упрашивать – уже через минут десять он нес на руках девочку и поклажу, состоящую из трех небольших сумок. Однако я уже успела натерпеться ужаса, пока стояла в ожидании детей – огонь все не утихал, поэтому многие люди были живыми факелами, и они бежали в опасной близости от меня. Сердце сжималось от щемящей жалости, но помочь я ничем не могла. Пламя пыталось и меня поджечь, но я успела отскочить, взамен получив саднящий ожог щеки.

- Все нужное взял?

Мальчик кивнул и показал глазами на механизм. Я перевела взгляд на указанное. Недолго думая, схватилась за рычаг и тут же зашипела от боли, отдернув обожженные ладони. Пламя успело нагреть механизм. Виновато взглянув на мальчика, встретила обреченно понимающий взгляд. В душе поднялся шторм противоречия. Хотя бы их, но я все еще могу спасти!

Решительно взявшись за рычаг, дернула его вверх, а потом вниз. Кажется, раньше я часто пользовалась подобными механизмами. Решетка медленно поднималась, и когда дети вполне могли пройти, я, приглашая, махнула рукой. Быстро проскользнув, мальчик тесно прильнул к моей ноге. Мне стоило огромных усилий закрыть решетку перед «живым факелом», но я не успела… Прутья пронзили его насквозь. Я смогла прикрыть глаза детям, однако рук у меня было только две…

- Разворачиваемся и уходим. – скомандовала не своим, неестественным голосом, и поспешила сделать сказанное.

Сколько мы шли и куда – не знаю. Просто брели, не останавливаясь на банальный ночлег. Кажется, заканчивались вторые сутки, когда у мальчика неожиданно поднялся жар. Его бил озноб, и я не знала, что мне делать… Пока не почувствовала, что мальчик при смерти. Сработали забытые навыки, вероятно, но я не вспомню, что делала, даже под страхом немедленной смерти. Очнулась лишь тогда, когда неизвестный мне доселе пожилой мужчина отпаивал травяным отваром.

- Ну что, деточка, очнулась, наконец? – озабоченно спросили меня.

- Вы кто? – настороженно взглянула дикой кошкой.

- Твой спаситель, а вообще - лекарь. Да ты не бойся, пей, чай не отрава какая, целебный отварчик-то.

- Я знаю.

- Да еще бы ты не знала! Деточка, как же тебя угораздило-то, попасть в наш суровый край? Военным целителям твоей квалификации здесь не место.- раздосадовано цокнул старик.

-А с чего вы взяли, что я действительно та, за кого вы меня принимаете?

- Как я мог не узнать легендарную технику?! - оскорбился мужчина. – В прочем, в этот раз прощаю, ты же пострадавшая.

- Какие раны были?

- Ожоги кистей, щеки, ментальная потеря памяти, магическое истощение, тупой удар по черепу и небольшое смещение сломанной лучевой кости со повреждением артерии.

Я молча кивнула. Понятно было, откуда ожоги и магическое истощение, хотя мне неприятно знать, что являюсь магиней. Но тупой удар по черепу? Перелом кости? Когда они были получены? Стойте. Возможно, меня вырубили ударом по голове, чтобы провести ментальное вмешательство? Но перелом не вписывался в сценарий. Так много вопросов и так мало ответов.

- Вы можете попробовать вернуть мне память?

- Вряд ли. Я не настолько сильный лекарь, а вот сыночек твой может. И, деточка, - чуть помедлил старик, но все же произнес фразу до конца. – Не стоит тебе раскрывать себя, наши-то, хоть и добрые, да таких, как ты, в шею гонят отсюдова. Ты уж не обижайся.

- Приютите нас хотя бы на месяц. - Я всхлипнула, и неожиданно для себя сказала:

- Я от мужа сбежала. Он меня бил. Не выдержав такого отношения, сбежала с детьми.

- Что-о?- округлил глаза старик. – Кто мог осмелиться ударить военного целителя?!

- Мой муж смог. Да не простой он, знатный, и дети вон какие красивые и умные, еще и со способностями. – попыталась сыграть я наивную деревенскую дурочку. Вроде вышло.

- Деточка, да я б не прочь, да только ведь твой муж от меня и мокрого места не оставит, если прознает о моем укрывательстве сбежавшей жены.

- Если что, походатайствую. То есть, попрошу за тебя. – пояснила, встретив вопросительный знак в глазах лекаря.

- Ладно, что уж. Оставайтесь. А я в мальчика вложу начальные знания, а то, что это он у тебя необученный шастает.

- Кстати, где дети?- поинтересовалась, наконец, мучившим меня вопросом.

- Да что ж ты за мать такая, если только сейчас об этом спрашиваешь! Рядом они, задремали, маленькие херувимчики, пока тебя ждали. На соседней кровати. Только ты не вздумай сейчас двигаться, а то худо будет.

Месяц, нам отведенный, протек медленно, но погряз в многочисленных заботах. Лекарь, приютивший нас, объявил меня деревне его названной дочерью, что после потери мужа временно перебралась к нему. Я сдержала обещание, и больше не говорила совсем. Даже с детьми, которые, к слову ко мне очень сильно привязались. Мальчика зовут Лирасс Гроундехельштейнс, и ему одиннадцать лет, но было принято решение сократить имя до деревенского, упрощенного, варианта: Ирас Дельш. Соответственно, я и его сестра получили ту же фамилию, хотя мне казалось нецелесообразным делать это, но он разубедил меня. В итоге, девочка получила так же сокращенное имя – Дэни от Демиания. Я же долго размышляла. Вряд ли дети были бы обычными деревенскими жителями, скорее уж наследниками знаменитой фамилии. И тогда вспомнила обрывок разговора, подслушанный возле горящего дома, и соединила их в цепочку. Скорее всего, это за ними охотились. Но не будем.

В последние дни я собиралась для отъезда. И хотя не хотелось этого делать, но обещание следовало выполнить. Только вот в итоге я все равно вынуждена была сбежать с детьми раньше обещанного срока.

Это было за неделю до летнего солнцестояния. Мы с детьми шли на базар, когда мимо нас в бешеном ритме пролетел гнедой конь, а вслед за ним вороной. Всадника одной из них я узнала и похолодела. Наемник. Точно, дети! Срочно спрятать! Но куда? К ближайшей старушке!

- Ирас, Дэни, бегите в сторону торговой площади, и скажите доброй старушке, что вы потерялись. Вас в деревне знают, меня тоже. Если что… - я оборвала себя на полушепоте. Нельзя говорить им, что если со мной что-то случится, встревожатся отсутствием быстрее.

- Хорошо, мамочка.- кивнула шестилетняя Дэни, уже разворачиваясь и дергая брата за рукав.

А мне следовало найти путь всадников. Направлялись они в сторону озера. Быть может, там? Хотя не стоило полагаться на удачу. В той стороне еще находится развалившийся старый дом и какая-то роща. Если бы я была мужчиной, то поехала, скорее, к роще или дому. Ладно, съезжу сначала к дому, а оттуда недалеко до рощи.

Позаимствовав лошадь, во весь опор помчалась к старому дому, внутренне содрогаясь от страха. Что меня там ждет? Зачем вообще я сунулась в самое пекло чужих интриг и проблем?

Через некоторое время, прискакав на место, я огляделась. Воздух был довольно-таки разряженным, из-за чего легкие скрутились в болезненном спазме. После чего пришло чувство дежавю, но я не обратила на него особого внимания, так как испытывала его довольно часто, так же, как и жамевю, если, конечно, можно употребить этот термин к женщине, потерявшей память. Вошла в дом и замерла: воздух не был разряженным, он предупреждал об опасности, которую я благополучно прозевала.

Я нахожусь в бывшей уютной прихожей, а нынче представляющей собой жалкое зрелище. Старые потертые кирпичи, на которых тут и там попадаются полуистлевшая ткань обивки. В некоторых стенах были огромные выбоины. Обломки мебели, дощатый пол, прежде покрытый дорогим лаком, а сейчас лившийся даже малого его кусочка, провалился в многих местах. Наверное, проще было бы сказать, что от него остался лишь основной каркас. В прошлом здесь происходила борьба не за жизнь. Нет, хуже. За достойную смерть.

Сейчас происходило то же. Мимо пролетали темные заклятия, и парочку практически попали в меня, благо опять сработали мои забытые навыки. Начинаю верить тому, что военные целители – пугающие люди. Подбираясь ближе к месту сражения чуть ли не ползком, она все еще думала о том, зачем она здесь. Что она сможет поставить против взрослого мужчины, работающего наемным убийцей? Вопрос, конечно же, риторический.

Наконец, я смогла оценить окружающую обстановку. Двое мужчин в одинаковых мантиях магов, сражающихся на мечах, которые при каждом соприкосновении с противником высекают искры бесконтрольных черных заклятий. Хотя почему-то казалось, что так быть не должно. Они, скорее должны лететь в сторону твоего оппонента, а не просто в разные стороны, иначе, в чем их толк тогда?

Вдруг мужчина, что ближе ко мне, левой рукой достал из заднего кармана непонятного назначения предмет, и, дождавшись удобного момента, со всей силой впечатал в грудь противника. Тот повалился на пол, хлестая артериальной кровью в разные стороны, вероятно, повредив аорту. Победитель вытер руки о штаны, и развернулся. Я от чистого ужаса, охватившего меня, побледнела и перестала дышать.

Что же делать? Это тот наемник. Боги, он же убьет е в ту же секунду, как узнает о ее присутствии – зачем профессиональному убийце свидетели… Черт, Дьявол, Маркл, где вы, я вам душу продам…Чтобы зря не пропадала..

Кстати, про Маркла вообще отдельная история. Как Император этой Империи, он заслужил великую славу и многие почести, но в простом народе его боялись до одури. Потому что он был демоном. В чем соль, я так и не узнала. Как и то, как он выглядит. Ладно.

Решение сбежать в дыру в метре от меня пришло само. Я же поспешила его выполнить. Приземлилась бесшумно, после чего откатилась от пятна света, на котором хорошо выделялся мой силуэт. Зря. Раздался хруст костей. Сглотнула и повернула голову в сторону звука. На меня уставилась светящаяся потусторонним зеленым светом черепушка. Я в Аду? Дьявол меня услышал? Поздновато как-то. Непорядок.

Черепушка клацнула челюстями, привлекая мое внимание. Порадовалась, что визг получилось сдержать. И только потом поняла, что свет идет от всего скелета, а не только от головы. И сейчас мертвец встал и направляется ко мне. Боги, что делать-то… Он неожиданно остановился и указал мне куда-то дальше, за спину. Я обернулась на инстинктах, честно. А потом костлявая длань схватилась за мое такое же плечо, и мы пошли по подземному ходу. Пришли к той комнате, где лежал мужчина, пораженный непонятной штуковиной. И стоял наемник. Покосилась на черепушку.

- Ну, ты и предатель, - неодобрительно цокнула.

Мне показалось, или он виновато повел плечами?

- Не, прощения не дождешься.

Грудная клетка опустилась, так что казалось, будто бы скелет вздохнул. Ладно, чего наемник там встал? Он убивать меня будет или как? Я тут уже свыклась с этой мыслью, быстрей давай!

- Девица,- надменно обратился ко мне наемник. – Ты же благоразумная, я надеюсь… Понимаешь, что увидела то, чего не должна была?

Я мелко затряслась. Кивнула сразу всем, чем могла. Мужчина хмыкнул и повернулся ко мне. А как он увидел, что я кивнула? Пришлось еще раз выразить свое согласие.

- Ты красивая. Пожалуй, убивать тебя не буду. Со мной поедешь. – вдруг произнес наемник, внимательно наблюдая за мной.

Чего-о?! Мужик, ты ж нормальный был, чего случилось-то? Убил бы и конец в воду б канул. Никто б тебя не нашел и претензий не предъявил, я безродная. Жил бы счастливо и дальше бы работал по своей специальности. Я фыркнула. Вспомнила кое-что, теперь поняла, как лекарь был прав – молчать надо, за умную сойдешь. Ну, в моем случае, за простушку как раз. Если бы он знал, что я военный целитель, прибрал бы к рукам сразу же. А тут только из-за внешности повелся.

- Что за реакция такая?

Я показала ему на свой рот и сложила ладони крестом.

- Немая? Да, это дефект… Грамотная?

Я? Конечно же, нет. Откуда бы и кто обучал? Мужчина кивнул, прочитав все по моему лицу. Неожиданно он исчез. Я подбежала к раненому, поверила пульс, ахнула и выдохнула. Он же еще живой. Что делать-то? Вытащить эту штуку? Я беспомощно посмотрела на черепушку. Собралась с духом, приложила руку к его груди, собираясь вырывать грубой силой, когда она неожиданно легко отцепилась. Я кинула ее скелету, а сама смотрела повреждения. Ужас. Тихий.

Повреждены ребра, аорта, конечности, внутренние органы. Кажется, даже позвоночник зацепило. Как ему помочь? КАК?! Все мысли и чувства в раз отключились, положив ладони ему на грудь и живот, прошептала заклинание, и руки засветились агрессивным зеленым светом. Отстраненно подумала: разве это не является признаком некромантии? Мои пальцы сращивали кровеносные сосуды, поглаживали поврежденную ткань органов, восстанавливали переломанные в труху кости, минимизировали потери крови для организма и проникали в его мозг ласковой волной успокоения. А потом я выдохлась и свет начал отдавать алым, а после и полностью окрасил лучи в этот свет, и с каждой секундой я становилась все слабее и слабее. Кажется, в последний раз взглянула на скелет и улыбнулась. Он неплохой. Вероятно, я его и возродила, тем выдав себя перед наемником, который перехватил у меня контроль над умертвием. Раздался грохот – скелет распался, а та штуковина понеслась ко мне и уже протянула свои хищные щупальца. Ага, понятно, это они натворили то кровавое месиво внутри моего последнего пациента. Резкая боль и последующая за этим темнота.

Я не умерла, и это очень странно. При том количестве отданной силы я просто не могла выжить. Это напрягает и пугает. Может, я и правда подарила свою душеньку в обмен на жизнь?

- Она очнулась!

Ко мне подбежали со всех сторон. Силясь что-то сделать, они мешались под ногами у друг друга. Захотелось встать и прибить их. Но я позволила себе лишь издать короткий утробный рык. Их как ветром сдуло. Что со мной? Раньше я не проявляла подобной агрессии.

В конце концов, мне надоело лежать бревном в кровати, и было решено встать, чтобы оглядеться. Я хмыкнула. Знакомая комната. Ну да, мы у единственного в деревне лекаря. Я сейчас неслучайно так сказала, не подумайте, у меня нет раздвоения личности. Напротив моей кровати стояла другая - на ней лежал мой последний пациент. Который был без сознания. Или во сне. Или притворялся. Эх, мне бы по-хорошему память вернуть, а то Ирас-то пытался, да сдался после моего капитального третирования на третий день. Я потом неделю отлеживалась от его неудачных попыток, а он все ходил ко мне и извинялся.

Подошла к мужчине и помахала ладошкой перед его лицом. Вроде не реагирует. Рассеяно осмотрела пациента, заметила на правом запястье браслет и неосознанно потянулась взять его для более близкого изучения. Но не ожидала встретить на полпути чужую ладонь и в тот же миг почувствовать слабость в ногах. Ой, глупая-я… После практически смерти вскочила и пошла выяснять непонятно что. А приземлилась, я, понятное дело, на пациента – все-таки каноны жанра соблюдать надо.

Меня посверлили темными глазками, потом, укоризненно глядя, издали страдальческий вздох и устрашающе, наверное, выдали приглушенным басом:

- Вы в курсе, что… Хм, щупать чужого вам человека несколько неэтично? К тому же, такого, как я, это может привести вас к потери собственной жизни.

Эк он завернул! Из богатеньких что ли? То-то манеры речи разнятся. Интересно кто я? К какому слою принадлежу? Хотя стали бы стирать память обычной девушке? Ее бы просто убили. Но, всякое может быть…

- Извините, выросла я в деревне, а многие правила этикета здесь напросто опускаются, так сказать, за ненадобностью. Но, знаете, не вам меня упрекать в подобном. – намекнула я на мужскую длань, находящую у меня на пятой точке.

- Должна же быть и для меня выгода в таком положении, верно? – лукаво подмигнули мне, верно поняв посыл, но лишь крепче ухватившись за упомянутую часть тела.

Ну, пусть изучает на мягкость. Пока мне это никакого вреда не приносит, дозволяю. Попыталась пожать плечами, и потом наткнулась на взгляд, и не придумав ничего лучше, подставила руку под щеку.

- Ну, значит, начинайте.

- Что?

- Разговор. Хотя бы скажите кто вы, ваше имя, и почему я должна лишиться жизни? А, и про браслетик, пожалуйста, тоже. – скосила глаза на его руку, которой он меня по-прежнему удерживал.

- А может, тебе еще сказать сколько у меня жен и детей? Ну, и пароль от банковского счета. – изумился чему-то собеседник.

- А что, законное их количество может превышать «одну»? А остальное не интересует. – невозмутимо почесала коготком за ушком.

- Как интересно… Я черный полукровка.

- А по подробней нельзя? Я тут с амнезией немножко, особо ничего не помню.

- Вы вообще откуда такие пришли?! Это маги, которые управляют злом.

- Некроманты, в общем?

- Нет. Ты не поняла. Злом во плоти. Демонами. Мертвыми.

- Мертвыми демонами? – сомнительно протянула.

- Нет, по отдельности. Мертвыми существами и демонами.

- Но демоны тоже умирают, и они так же являются существами.

- Никогда не пробовал их воскрешать. – признались мне.

- Зовут-то как?

- Глэд. Вы в курсе, к чему приводит знание имени черного полукровки?

- Да что вы заладили со вашей смертью. Ну, то есть, моей. – верно поняла и уныло встрепенулась напоследок. – Могли бы отблагодарить за спасение вашей черной натуры.

- Спасибо подойдет?

- Какой-то вы скупой.

- Ладно. С меня причитается. – кивнул мужчина.

- Да вы не поняли! – гнула свою линию упорно. – Мне нужны не финансы. Женщинам в этом плане несколько легче… Мне необходима услуга в будущем, о которой я сама вас попрошу в нужное время.

- Вставай, Эли! Тебе надо идти на допрос. – вдруг просунулась голова сына лекаря, не помню его имя. Его глаза смешно округлились, и он с нескрываемым удивлением взирал на них.

- Поняла. Куда? В мою комнату? А что они там делают?! Ах, доказательства ищут… - я медленно, но верно закипала от ярости, охватившей меня. – Мальчик, можешь идти. Да, и дверь закрой. Да не с внутренней, а с внешней стороны!

Я, вскочив, начала неосознанно ходить из угла в угол. Что им надо? Доказательство чего? Хотя мне казалось, что обладаю незаурядным умом и выдержкой, сейчас не могла прикинуть даже хоть какого-то варианта. Скривилась. Вздохнула полной грудью. Со всей дурью треснула по стенке, да простит меня лекарь. Боль не заставила себя ждать. Выступила кровь на содранных костяшках.

- Да чтоб тебя черти подрали и в Бездну подослали! – зашипела и вылетела из комнаты. Добравшись до своего жилища, остановилась и выдохнула. Не знаю, чего я так резко отреагировала, но держитесь, гады поганые, если не назовете мне достойную причину простить вас!

- Здравствуйте. Могу я узнать цель вашего вызова? - спокойно осведомилась, еле сдерживая внутреннего демона. Замерла, пораженная неожиданной догадкой. Возможно, я … одержима? Об этом узнали раньше меня и теперь хотят избавиться?

- Ты вызвана на допрос.

- Вспомните про этикет, и говорите со мной не иначе, как на «вы».

- ВЫ вызваны на допрос. Довольны?! – рявкнул неопрятного вида мужчина, сидевший на моей кровати.

- Сносно. - поморщилась, но кивнула. – От вам подобных большего ждать и не приходится.

- Не паясничайте. Перейдем сразу к делу. Зачем вы попытались совершить убийство?

Я внимательно вгляделась в мужчину. Да не похоже, что это грубая шутка, здесь все действительно так и обстоит, по лицу видно, что он собрался до последнего мою вину доказывать. Поэтому я просто сделала то, что от меня меньше всего ожидали… Запрокинула голову и захохотала, облокотившись на дверь. И, уже утирая выступившие слезы, спросила с ноткой прежнего веселья в голосе:

- Я во всем сознаюсь, только вы мне скажите, как именно пыталась убить и, собственно, кого?

-Это не она.- проворчал, улыбаясь в бороду, молчавший до этого лекарь.

- Это она! – сказал противный мужлан, по-другому не назвать.

- Давайте вы решите это без меня, а я пойду в кровать, а то самочувствие не очень…

- Нет, расскажите, что вы знаете о нападении в разрушенном доме? – забрызгал слюной этот… Человек, видимо, вскочив с кровати.

- Я потом спущусь и спрошу у тебя подробности того дня, хорошо, Эли?- мягко спросил лекарь, все еще улыбаясь.

Я кивнула, вышла и танцующей походкой направилась в палату. Обожаю Родиона! Это лекаря так зовут. В прочем, его любят все, даже мои дети, о которых я уже действительно думаю, как их настоящая мать.

Ох, совсем забыла про этого балбеса. А вот он, похоже, нет, и жаждет меня знать поближе. Замерла на пороге, не зная, что предпринять. Скрыться? Остаться? Еще и это несуразное обвинение в убийстве.

- Вы идете? Пятая стенка здесь ни к чему. – не стали ждать моего решения.

- А что вам от меня надобно?

- Мне интересно узнать о девушке, которая меня не боится. – пожал плечами так, как будто это само собой подразумевается.

- Ну, задавайте вопросы.

- Зачем вас вызвали на допрос?

- Я думала вы спросите мое имя, возраст или что-то из этого. – удивилась вслух.

- Что, покоробило? – хищно прищурился мужчина.

- Обычно это спрашивают при знакомстве. – пожала плечами.- Меня обвиняют в убийстве, которое произошло в том старом доме, где мы… Ой, кажется, я глупею…

Как же можно было это забыть! Я же была там. Тогда кого убили?! Мой пациент выжил, я тоже. Скелету это уже не грозило… Может, на меня повесили его убийство? Откуда-то же он взялся там…

- Причем там вы? – хмуро спросили меня.

- А я знаю? – огрызнулась в ответ. – Лучше скажите мне, что произошло после того, как вас вылечили.

- Зачем мне это делать?

- Возможно затем, чтобы невиновного человека не сделали убийцей заочно?!

- Да рассказывать нечего. Меня прокляли так, чтобы всякий прикоснувшийся ко мне со злыми намерениями, потерял всю воду из организма.

- Странное проклятие. А при чем… Стойте. Это вы убили того, чья смерть теперь висит на мне?!

- Получается, что да. Только, даже если узнают, что это я, повесят все равно на тебя.

- Почему? – сухо спросила.

- Империи не выгодно, чтобы я умер. – чуть подумав, ответил мужчина.

- Вас, случайно, Ястребом не зовут за глаза? – неожиданно спросила я то, что к предыдущей теме совершенно не относится. Все потому, что выплыло воспоминание, связанное с ним. С моим последним пациентом.

- Зовут. Подчиненные. А ты откуда знаешь?

- Просто знаю теперь. Кто находится у вас в подчинении?

- Военные люди. – все еще недоверяя, хмуро ответил Глэд.

- А военные целители тоже?

- Конечно же, только их по пальцам можно пересчитать. Редкий дар.

Вот и ответ. Значит, я работала с ним. А чем дальше, тем хуже…

- А у вас никто недавно не пропадал? В частности, интересует потеря девушки, работающей по специальности военного целителя.

- Вам не понравится ответ.

- Говорите уже, хуже быть просто не может.

- Пропала два месяца назад, единственная, кто исчез из требуемой профессии, только вот по совместительству она еще и моя невеста.

Я побледнела и осела на пол безвольной куклой. Нет, все-таки соврала тогда. Хуже может быть! Однозначно. Я – невеста этого мужчины? Да, пришло осознание, да.

- Девушка, Эли, с вами все хорошо? Зачем вы у меня выспрашивали это? Вы знаете, где она?!

- Похоже, что она перед вами, герцог.

- Не герцог, а пока что его наследник. – похоже, по привычке поправил мужчина, но потом переменился в лице и резко, в бешенстве, встряхнул меня за плечи. Я – безвольная тряпка. – Ты?! Что сделала с ней?!

- Вы не поняли. Ваша невеста перед вами. – слабо открестилась.

- Я не верю тебе. Нет. Этого просто быть не может… Да ты даже выглядишь не так, как она!

- Поверьте, сама не рада этому. Что же делать…

- Ничего. Сбежишь куда-нибудь – придушу. – жестко отрезал мужчина.

- Зачем вам я?

- Собирай вещи. Завтра выезжаем во дворец. Представлю тебя императору. – проигнорировали мой вопрос.

- Хорошо.- согласилась, но вспомнила про одно обстоятельство. – Только я не поеду.

- Тебя не спрашивали.

- Вы не поняли. Я не поеду, если того не захочу. Но ничего не имею против поездки, если вы с собой возьмете моих детей.

- Нет, ты точно не она. Зачем тебе это? И от кого дети?

- Возьмете? – упрямо спросила свое.

- Возьму. Так что?

- Я их люблю, это единственная причина.

- Договорились.

О том, как я собиралась, рассказывать не буду. О том, как мы ехали до дворца, тоже. О том, как дети познакомились с «женихом», пожалуй, тоже, хотя встреча серьезных мужчин и не в меру веселых девушек была незабываемой. Я, конечно же, утрирую, когда приравниваю детей к взрослым, но Ирас действительно был настроен на рабочий лад, а у меня была истерика, так что практически ничем не отличалась от маленькой Дэни. Не буду упоминать и о бале в императорском дворце. Однако! Оказалось, что я жена брата-близнеца императора. И следующим «венценосным» станет мой супруг…

Хотя, на мой взгляд, есть одно, несомненно, важное событие, о котором вам точно стоит знать, и которое даст вам понятие о взаимоотношениях в нашей странной семье.

После той злополучной церемонии, и после того, как я привыкла к осознанию того, что теперь замужем, то есть, примерно - через неделю, мы остановились в большом промышленном городе под лаконичным, но красивым названием Нельт, где проходила ежегодная ярмарка. Кого тут только не было! Торговцы без возрастного ограничения, дети, их родители… Сироты, одинокие старушки, нищие побирушки… Воры, извращенцы, разбойники… Для человека, впервые оказавшись на таком крупном мероприятии, все было дико и в новинку. А еще такое скопление людей пугало, и я все время жалась к мужу. Но это не отменяло моего интереса к содержимому витрин лавок, где так заманчиво блестели ткани, оружие, сладости, какие-то красивые и жутко дорогие камушки… Детей это, конечно же, привлекало не меньше меня, ведь в этом плане мы очень даже похожи, но они так же старались держаться заданного Глэдом направления. Спустя минут семь мы пришли к большой площадке, на которой стояли нагромождения с седлом. Называлась эта непонятная конструкция «каруселью». Глэд купил билетики. Мы стали в очередь.

Мне, в целом, очень понравилось, хотя такого я никогда не ощущала, и все время казалось, что еще чуть-чуть, и «конь» подо мной улетит в кусты. Чем и как прикреплено это сооружение, я так и не поняла. Потом вспомнила, что есть магия, и приписала эту работу к ней.

Дэни потянула меня за руку, и попросила купить нечто летающее. Я согласилась, имея в наличии немного денег. Мы подошли к торговцу, попросили «воздушный шар» в форме лесной куницы. Оплатив, забрали. Счастливая Дэни не долго думая, убежала в сторону Глэда и Ираса, сидящего у него на руке, рассматривающих товары оружейных палат. Я отвлеклась на засахаренные фрукты, которые предлагала молодая угрюмая девушка, через силу улыбающаяся. Неизвестно, была ли это ошибкой или благословением.

Крики. Рев. Толпа, пожирающая на своем пути все преграды. И тишина, когда я вижу красные глаза разъяренного быка, его рога, направленные на меня. В тот момент не было мыслей. Не было мимо проносящейся жизни. Не было ничего, кроме пустоты в голове и тишины. Даже движения, и те замедлились.

Когда я перестала видеть быка, когда очутилась на земле, когда вокруг начали бегать люди, когда надо мной склонилась голова Глэда и что-то сказала, когда я увидела заплаканное личико Дэни, за что-то корящую себя, когда пришла боль и ручьем потекла кровь из вновь задетой артерии… Вернулась жизнь. Вернулась вместе с осознанием: попала ты, Эли, попала. Влюбиться в мужа, который не любит тебя? Умеем, можем, практикуем…

Очнулась в палате. Уже в третий раз, но на этот оказалась другая.

- … Проснись, хорошо? Дети ждут, я тоже. Ведь так многого не успел показать. Рассказать. Не успел признаться в симпатии, а потом уже и влюбленности, с первого взгляда. Бедовая моя, смертница… Я сколько раз тебя от смерти уже спасал? Три, два, четыре? Просыпайся, без тебя тяжело и скучно…

Он не отходил от меня последние две недели ни на шаг, даже спал со мной вместе. Хотя я каждый день его выгоняю из палаты, утром он неизменно находится рядом со мной в постели. Ну, а в брак мы вступили неожиданно и быстро, для меня уж точно. На следующий день после неудавшегося допроса и выяснения моего темного прошлого, к нам, перед тем, как мы сели в карету, подошел тот мужчина, которого я невзлюбила с первого взгляда, произнеся:

- Мне следует провести церемонию здесь, ваше высокопревосходительство? Сейчас? Возможно, вы выйдите…- тут он перевел взгляд на меня, и все краски с его лица схлынули.

Я, может, и была в предистеричном состоянии, но это заметила, и нахмурила брови. Мужчина еще больше побледнел, став цветом похожим на известняк, и спросил, несколько раз нервно сглатывая:

- Это… Она? Ваше высокопревосходительство? Она… Обвиняется … В убийстве.

- В чьем убийстве может обвиняться невеста наследника единственного на всю империю герцога?- насмешливо спросил Глэд, сжав мою ладонь до хруста костей.

- В убийстве наемника, ваше высокопревосходительство.

Тут была уже моя очередь бледнеть и терять сознание. Но мужская длань, обхватившая талию до боли, и шепот, взволнованно вопрошающий, отрезвили меня:

- С тобой все в порядке? Я его сейчас прибью.

- Все хорошо, Глэд. Я просто знала этого наемника.

- Откуда? – помедлив, спросил мужчина.

Честно рассказала ему абсолютно всю историю. С того самого пробуждения и до этого момента. Он сидел в задумчивости.

Я же, чуть затормозив, решила тоже поразмышлять. Получается, что девушка, потерявшая память вследствие ментального вмешательства и почему-то оказавшаяся рядом с ними, спасает двух детей из горящего города, сбегая с ними в неизвестном направлении, но наемник находит меня, причем, не узнавая в лицо. Не совсем понимаю, как можно это связать. Возможно, у меня не все части картины на руках…

Смутно помнится церемония бракосочетания, совсем не приметны были дорога к императорскому двору и собственно сам бал, созванный в нашу честь. Да и все вышеперечисленные события не столь важны, как то, что произошло с нами после того, как меня официально представили Империи.

Это было поздно вечером. Я шла с очередного приема, устало разминая затекшую шею, в узком темном коридоре для слуг. Муж, к слову, просил меня быть осторожной, и по возможности не ходить одной – опасность предостерегает на каждом углу, неприметно притаившись в ожидании удобного случая сделать подлость. Сам он в тот день остался для решения важных политических вопросов, и даже предлагал остаться мне для того, чтобы постепенно изучать основы жизни во дворе, но я отказалась, смягчив категоричное «нет, спасибо» улыбкой.

Дойдя до своей комнаты, облегченно вздохнула – могу спокойно лечь и поспать! Как же удивительно мало иногда нужно для счастья…

Вот лакеи открывают двери в покои, я медленно поднимаю взгляд и замечаю легкое шевеление тяжелой гардины напротив, но списываю это на открытое мной ранее окно.

Прохожу и вижу на письменном столе букет цветов. Желтые и красные бутоны, кажется, роз, мне не понравились, но привлек запах – нежный, приятный, очень сладкий и с какой-то неизвестной составляющей, которая меня очень заинтриговала, и я, наверное, добрых минут семь вдыхала их запах, чтобы понять, что же это такое. Но мне так и не удалось узнать этот компонент. Последнее, что я помню, бесшумно вышедшая фигура из-за штор, и язвительно оброненная фраза:

- Эх, какие же вы все-таки предсказуемые. Всегда ведетесь на дорогие шмотки, блестящие цацки, деньги или букет.

Таким образом, меня похитили. Я очнулась в маленькой комнате, освещенной одной свечой, едва рассеивающей тьму, привязанная к чему-то в сидячем положении. Как бы не старалась, окружающую обстановку рассмотреть не удавалось.

Что делать? Конечно, раз меня похитили, то придут поговорить, но сообщать о своих планах никто не собирается, ведь всегда есть вероятность, что меня спасут, так что на это надеяться не приходилось.

Попытать счастья и сбежать? Вы изволите шутить? Больше чем уверена, что здесь находятся не менее пятнадцати разбойников. При таком количестве даже матерому бойцу было бы слишком сложно прорваться, а тут речь идет о маленькой мне, что меч видела издалека и в ножнах на поясе стражников.

Отчаяние. Такое всепоглощающее чувство. Душу раздирает на клочки, и ты видишь ключ к спасению, но не можешь до него дотянуться – и вслед за отчаянием приходит ощущение полной безысходности. Опускаются руки обычно в тот момент, когда делать это категорически не рекомендуется. После чего впадаешь в безразличную ко всему апатию, пока что-то не вырвет из петли бесконечности твою тщедушную душу.

Так случилось и со мной за тот промежуток времени, что я провела в томительном ожидании прихода похитителей. Когда же это случилось, я не обратила особого внимания до его слов. Смешно. Испугалась не смысла слов, а их звука.

- Как ты думаешь, зачем ты здесь?

- Вам что-то от меня надо.

- Неправильно, деточка. Не угадала. – засмеялся голос, и я растерянно замерла. Да быть такого не может…

- Тогда зачем? – хрипло произнесла пересохшими губами.

- Чтобы считать твои мысли, конечно же, деточка. Я, правда, сделал это еще в деревне, когда бедняга Ирас пытался снять мой блок, но теперь меня интересует знания о будущем герцоге.

«Мой блок». Это он стер мою память. Это он главный антагонист в моей истории. Это он убил того наемника, потому что он ему мешал. Это он, черт возьми!

- Но, деточка, так как ты у нас необученная некромантка, взломать твой мозг можно только при ослаблении твоего врожденного контроля над сознанием. Боль и ей подобные чувства очень хорошо выполняют необходимую мне функцию.

«Некромантка». Тогда все становится понятным. Но об том я хотя бы и раньше подозревала. Но вот то, что добрый души человек, как мне казалось ранее, способен совершать такие вещи… Удар ниже пояса – прямиком в солнечное сплетение.

- Ты ответишь мне что-нибудь, деточка?

- А что я могу сказать на это? «Молодец, Родион, действуй»?

- ты, что, обиделась?

- Нет, ты что, я счастлива! Ведь в моем положении всегда испытывают это прекрасное чувство, не правда ли?

- Что, даже не спросишь, зачем мне твои знания про проклятие брата императора? Или зачем я стер тебе память?

- Спрашиваю. Зачем?

- О, ну, по старой памяти, деточка, расскажу тебе забавную историю, услышав которую ты все поймешь, благо эрудированная и сообразительная.

- Жили когда-то давно тогда еще молодой и красивый покойный ныне король, а тогда -принц, и его будущая вторая супруга, в которой он души не чаял до самой своей смерти, впрочем, как и она в нем. Но случилось так, первый его брак был династическим, то есть по определению своему, он никак не мог стать браком, взращенном на любви. А тут еще и соперница. Как бы ни старалась первая супруга привлечь своего законного мужа, он на нее даже не смотрел, лишь приходя раз в неделю, чтобы выполнить свой супружеский долг. Шли годы, а императрица так и не забеременела. Это послужило поводом для развода, ведь тогда любовь императора была уже беременная близнецами. Подведя итог, хочу добавить, что близнецов разделили между «династической» и «по любви» супругами благодаря вмешательству отца первой. Сама понимаешь, привязались оба к разным матерям, и сын «династической» очень ненавидел отца за проявленную безжалостность к супруге. Собственно, с легкой руки того императорскую чету и отравили. Догадаешься, какой из близнецов воспитывался «династической»?

- Император.

- Правильно, деточка. Догадаешься об ответе на первый поставленный вопрос?

- Та самая пресловутая ненависть была не только к родителям, но и к брату, как к их ребенку.

- Угадала. А со вторым все просто. Тебе передалась ненависть к брату.

- Угу, с очередностью у императора все хорошо. Причем здесь ты?

- Что, деточка? А я был его гувернером, доверенным лицом, потому он подчинил меня.- пожал плечами старик.

- Молодец, Родион, действуй. – широко, от души, улыбнулась в темноту.

- Деточка, прости, но я не могу иначе. Был отдан прямой приказ. – виноватым тоном попросил прощения лекарь, подходя ближе.

- Я понимаю и принимаю твои действия.

А что еще можно сказать старику, который подчинен воле императора, когда тот не хочет меня убивать и мучить? К тому же, за нарушение приказа он может поплатиться своей жизнью?

- Хочешь, напиши письмо. – предложил лекарь.

- Что? Давай. Только писать я не умею. Напишешь под диктовку?

- Конечно.

Зажегся свет. Откуда-то появились бумага и чернила.

- Ну. Тогда, слушай:

«Я пишу это для детей. Простите, что нам не выдалось провести больше времени вместе. Простите, что не я ваша настоящая мама. Простите, если обидела хоть словом. Я действительно люблю вас, серьезный не по годам Ирас Дельш и маленькая фея Дэни Дельш. Не плачьте, успокойтесь, лучше вспомните, что вы не одни будете скучать по мне. Помогите моему мужу и вашему приемному отцу быстрее забыть меня и вернуться к прежней жизни.

Глэд, не вини себя в моей смерти. Ты ничего не мог сделать в той ситуации.

Ротареп. Мило же? Я бы хотела назвать нашего сына. Не ищи здесь подсказок о убийце.

Я, признаюсь, слишком уж фальшивая некромантка, да и магией не владела, и теперь уже не буду. Но на той ярмарке поняла, что любовь тоже своего рода магия. Что все мы, когда влюбляемся в кого-то, творим настоящую Магию. Нам даже не надо иметь от рождения этот дар, чтобы это действительно делать. К сожалению, люди тщеславны, и не видят своего счастья в шаге от себя, потому что бегут туда, к далекой-далекой, часто недосягаемой, цели и мечте. Пожалуйста, не делай так. Найди свое счастье.

Я полюбила тебя за твою ненавязчивую заботу и вечное стремление защитить, но не надо посвящать оставшуюся жизнь скорби. Просто живи счастливо и делай это, не обращая внимания на прошлое. А я буду присматривать за тобой, охраняя от невзгод.

Улыбнись, давай же! Как обычно. Я жду. Я смотрю. Я улыбаюсь в ответ.

Я забыла кое-сказать.

Я слышала то признание, в палате.

Я тоже тебя люблю.

Твой личный полтергейст,

Катерина Хелифенштейн.»

 

- Почему ты молчишь, Кэтери? – грустно произнес мужчина, сидящий в своем личном кабинете, сжимая письмо в руках. – Ты же обещала. Хочешь, улыбнусь? Пожалуйста, вернись. Я так не могу.

С каминной полки упал листок пергамента. Костер весело полыхнул. А Император лишь приподнял уголки губ на это действие.

- Ты же ведь не все знаешь. Я, я единственный виноватый! Ты оказалась в том лесу, без памяти, и в другом теле из-за меня. А я искал тебя. Я даже выплатил выкуп за тебя, когда все отговаривали, но похитители жестоко надо мной посмеялись. Хорошо, что я вообще тебя нашел. Спасибо за подсказку в письме, дорогая. Только она припозднилась. Когда тебя похитили, меня пытались убить. Я убил брата в той комнате, Кэтери. А узнав, что тебя нет, перебил остальных. И все равно не успел!

«Это было превосходное время, когда мы были вместе. Я называю его: «Мое прекрасное путешествие».- прошелестел ветер в ответ.

 

читателей   117   сегодня 2
117 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...