Любой ценой

«По воле его Королевского Величества велено не впускать в города большие и малые да поселения от ста дворов ни люд простой, ни люд благородный, а также солдат, служащих и особенно – купцов, за исключением тех, у кого грамота проходная иметься будет, во избежание распространения морового поветрия, чумой-порукой зовущегося. Всех, кто воспротивится королевской воле, надобно считать врагом народа и обходиться с теми супостатами соответствующе».

Особый королевский указ

671 год Э.П

Саймор Раст по прозвищу Железный маг с трудом поднимался по винтовой лестнице. Каждый шаг сопровождался стуком трости о каменные ступени. Когда покалеченная нога начинала ныть, Саймор проклинал того, кто додумался запрятать Библиотеку на вершину Орденской Башни. Наконец, преодолев последнюю ступень, Саймор привалился к стене и перевёл дух.

– Проклятый зодчий, будь он неладен…

Отдышавшись, Саймор двинулся к высокой арке. Побродив по лабиринту из стеллажей, он попал в секцию Эпохи Стамноссона. В центре небольшого пятачка, под мягким светом волшебных шаров, возле стола, заваленного свитками, тетрадями и фолиантами, стояла худая и высокая фигура в синей мантии. Услышав стук трости, человек обернулся. Он выглядел болезненно из-за тёмных кругов под светлыми глазами и впалых щёк на бледном лице. Саймор нахмурился.

– Когда ты в последний раз выходил отсюда?

Феннис, встряхнув головой, ответил мягким голосом:

– Несколько дней… кажется. Точнее не скажу. Без солнца сложно ориентироваться. Давно ты приехал?

– Пару часов. Отчитался перед Советом и сразу же пошёл сюда.

Саймор, хромая, подошёл к Феннису. За последние месяцы тот постарел на несколько лет. Саймор же нисколько не изменился: как всегда, он был крепко сбитым, властным, сильным. И – благодаря шрамам на мужественном лице – опасным. Такая внешность больше подошла бы какому-нибудь лорду или полководцу, а не чародею.

Друзья крепко обнялись. Феннис едва сдержал слёзы. Ему всегда становилось легче и спокойнее, если рядом был Саймор. Ещё со времен обучения, когда они были адептами, и друг защищал Фенниса от нападок других мальчишек.

– Ну, что? – спросил он. – Есть новости из столицы?

Саймор, кряхтя, опустился на стул и надолго приложился к кувшину. Утерев губы, ответил:

– Не много. Они не знают, откуда взялась болезнь. Максимум, что смогли – отыскать порт, который можно считать первым очагом. Живых там уже не осталось.

– А лекарство?

– Увы, без изменений. Магистры ворожат и пытаются создать блокирующее плетение каждый день, но результатов почти нет. Если бы не своевременный карантин, страна уже погрузилась бы в хаос. Не находишь определённую иронию? Мы – могущественнейший орден в мире, способный уничтожить десятки тысяч врагов за несколько минут, уже который месяц проигрываем в войне с какой-то жалкой южной хворью? Воистину, боги за что-то ополчились на нас.

– Что на дорогах?

– Скверно. Люди идут со всего королевства, думая, что высокие стены способны остановить болезнь. Я уже видел брошенные деревни и разграбленные обозы. Ворота городов облеплены беженцами. В общем, всё плохо, и будет только хуже. Как вы тут? Как семья?

Феннис отвернулся, принялся перебирать бумаги на столе.

– Девочки – хорошо. Только напуганы немного. Постоянно спрашивают, придумал ли папа, как остановить болезнь… В те редкие дни, когда я бываю дома.

– И что ты им отвечаешь?

Феннис поднял глаза, часто заморгал. Выдохнув, ответил:

– Маргери… заболела.

Саймор долго молчал. Наконец поднялся, положил другу руку на плечо, развернул к себе.

– Рассказывай.

– Перед тем как начался наплыв беженцев, а про болезнь ходили только слухи, Маргери ездила на ярмарку в Холловир. Вернувшись, почувствовала недомогание. Затем слегла. Вскоре выяснилось, что в Холловире найден очаг, город взяли в карантин. А у Марджи появились… первые симптомы.

– Ты ведь отправил её в лагерь для изолированных?

Феннис не ответил – лишь отвёл глаза и громко зашмыгал носом.

– О чём ты думал?!

– Я думал… Я думал, что смогу справиться с болезнью. И, вылечив Маргери, предоставлю Совету лекарство. Но всё, что мне удалось – лишь замедлить процесс угасания. Если бы не это, Марджи уже давно… не стало.

– А девочки?

– За ними следят няньки. Маргери я перевёз в другое помещение. В комнаты недалеко от Башни.

– Это безрассудно! – Саймор сверлил друга глазами. – А что, если кто-нибудь заразится? Ты подставил под удар весь город! Безопасность Ордена – превыше всего. Долг должен быть выше эмоций.

– А что мне оставалось?! – прошептал Феннис. – Отправить её в эти лагеря? На убой? Ты знаешь, как там обращаются с заболевшими… Тем более, мне нужен был… Подопытный экземпляр. Так что не говори мне о долге. Не смей.

Саймор, казалось, сейчас ему врежет. Но он лишь гневно сплюнул и выругался.

– Ладно… Что сделано, то сделано. Что тебе удалось выяснить?

– Почти ничего. Все известные средства не работают.

– А что церковники с их молитвами?

– Даже если бы Светочей были тысячи, а не несколько десятков… Их магия излечивает болезнь лишь временно. Вскоре симптомы возвращаются.

Саймор отвернулся, засопев, устремил взгляд в пустоту. Феннис знал, что друг сейчас борется с яростью, которая моментально застилала его разум, но также быстро отступала.

– Не говори, что мы бессильны. Что мы можем лишь смотреть, как умирает наша нация.

– Боюсь, ничего другого я сказать…

– Так какого чёрта ты торчишь здесь сутками?! – рявкнул Саймор. – Какой прок от твоего светлого ума и таланта копаться в книгах? Неужели труды наших предков ничего не хранят, кроме пыли столетий? Я не верю в это.

– Кое-что есть, – испуганно ответил Феннис. – Я расшифровал записи магистра Восхарда.

– Это тот старый дуралей, который обожал копаться в гномьих легендах?

– Ага. Когда-то он расшифровал их древние манускрипты. И обнаружил там записи о Мастерской гномьего чародея Голостоллада, в Подграде, глубоко в горах под Хайраком.

– И что? Все знают истории о легендарной Мастерской, где хранятся утерянные знания подгорного народа. Вот только открыть её так никому и не удалось.

– Да. Но, кажется, я нашёл ключ, который откроет её. В записях Восхарда.

Саймор нахмурился.

– И там есть что-то, что может остановить болезнь?

– Да. В Мастерской спрятан некий камень – Сердце Земли. Артефакт, что содержит в себе огромные силы. По легендам, он способен излечить любую хворь. И даже делал это многие сотни лет назад… Пока между кланами гномов не произошёл раскол, и они не похоронили Мастерскую и весь Подград в бесконечных войнах.

– Ты веришь в эти сказки?

– Не знаю. Гномы потеряли много великих знаний после раскола. Некогда они были самым могущественным народом нашего мира. Я могу предположить, что у них имелся подобный артефакт.

– Так в чем проблема?

– В том, что Совет не верит в Сердце. Но даже если артефакт и правда существует, они предполагают, что гномы не пустят нас в священный для них Подград.

– То есть они отказываются, даже не попытавшись?

– Именно, – кивнул Феннис. – Говорят, мол, каждый чародей на счету. И пока собратья заняты эликсирами и ворожбой, мне приказано дальше искать лекарство в библиотеке. В то время как всё больше людей отправляют в лагеря, где оставляют их медленно умирать…

– Прости, друг, – наконец, ответил Саймор. – Мне очень жаль. Совет полон трусливых стариков, но даже если бы они согласились… На этот раз, возможно, правда за ними. Глупо рассчитывать на сказки о каком-то мифическом Камне. Должен быть другой способ.

– Должен быть, – прошептал Феннис. – Но его нет. Я перерыл всю библиотеку… Это – последний шанс. Даже если каким-то чудом удастся остановить поветрие, заболевших уже не спасти. Погибнут тысячи. И Маргери вместе с ними. Я до сих пор не могу поверить, что всё это произошло.

Феннис спрятал лицо в ладонях и тихо заплакал. На лице Саймора выступили желваки. Грудь кольнуло так, словно умирала его жена, а не друга. Впрочем, ему Маргери не была чужой – до того, как она вышла за Фенниса, их троица была близка. Очень близка. Как давно он с ней не виделся…

– Ты сможешь открыть Мастерскую?

Феннис поднял покрасневшие глаза.

– Возможно. Записи Восхарда туманны, но обширны. Думаю, если мы найдём вход при помощи местного проводника, шанс есть. Однако без одобрения Совета наши руки связаны.

– К чёрту Совет. Отправимся вдвоём. Как в старые времена.

Феннис поджал губы, втянул голову в плечи.

– Ты понимаешь, чем это грозит?

– Плевать, – в голосе Саймора звучал тот самый металл, благодаря которому он и получил прозвище Железного мага. – Тяжёлые времена вынуждают принимать тяжёлые решения. И раз ты до сих пор ничего на нашёл, скорее всего уже не найдёшь. Мы обязаны попробовать. Ради тысяч людей, чьи жизни висят на волоске. И ради тысяч, которые заболеют в будущем.

Феннис исподлобья посмотрел на друга. В глазах оставалось сомнение.

– Пойти против Совета… Я не уверен, что смогу.

– А позволить Маргери умереть на твоих руках – сможешь?

Губы Фенниса задрожали. Саймор взял руку друга, крепко сжал её.

– Мы справимся. Обязательно справимся. И встретят нас уже не как предателей, а как героев. Помни, ради чего мы это делаем. И будь сильным. Обещаешь?

Феннис кивнул.

– Вот и славно. На рассвете мы выступаем. С одобрением Совета… или без оного.

 

***

Они вышли из портала в нескольких лигах от Касадира. Для того, чтобы открыть его, Саймору пришлось надавить на парочку знакомых магов – ни один, даже самый великий чародей, не смог бы открыть портал в одиночку.

– Что теперь?

Феннис, в простой дорожной одёжке, выглядел забавно. Если бы Саймор не знал, что его друг является одним из сильнейших магов Ордена, решил бы, что перед ним стоит обычный седеющий торговец.

– Теперь, – ответил Железный маг, – мы доберемся до Тавирда, возьмём лошадей и отправимся в Старый порт, откуда поплывём до самых Холмистых Княжеств. А там уже будем прыгать через порталы, пока не доберёмся до Красных Гор и Хайрака.

– Порталы? – приподнял брови Феннис. – Нас же всего двое… И где мы столько Энергий возьмём?

Саймор сунул руку в заплечную суму и выудил парочку вытянутых, полупрозрачных камней, внутри которых, мигая, плавали бирюзовые искорки. Камни Силы могли заменить пару чародеев, а со сложным плетением такие опытные маги, как Саймор и Феннис, справились бы и вдвоем.

– Не может быть… Ты это где взял?!

– Одолжил в Хранилище. Всё равно они там пылятся уже сколько лет. А так хоть послужат благородному делу.

– Но ты же украл собственность Ордена! – взвизгнул Феннис. – Так нельзя! Это же открытое преступление…

– Мы уже совершаем преступление, – мрачно усмехнулся Саймор, пряча камни обратно, – нарушая приказ Совета. Не переживай. Это – меньшее из зол.

Он двинулся вперёд по дороге, оставив обомлевшего друга за спиной.

– Но как же… За воровство у Ордена нас покарают…

Саймор резко остановился, обернулся. Суровое лицо, стальной взгляд. Феннис слишком хорошо знал это выражение, помня его ещё с тех времён, когда они учились в академии. До того, как Саймору сломали ногу в одной из магических дуэлей. До того, как он, несмотря на свои знания, силу и опыт, был лишён места в Совете. И до несчастного случая, когда в ходе неудачного эксперимента погиб его ученик. Саймор не был виноват. Просто… не смог вовремя остановиться.

– Ну? Мы идём или нет?

– Послушай. Я понимаю, что тобой движут благие намерения…

– Но?

– Но так нельзя. Мы не можем нарушать закон.

– Даже ради спасения Маргери?

Феннис не ответил. Не выдержал, отвёл взгляд.

– Послушай меня, друг, – железным голосом произнёс Саймор. – Прежде чем решаться на что-то, что требует волевого усилия, следует задать себе вопрос: а готов ли я идти до конца? При любом исходе? И если ответ положительный, то уже поздно останавливаться. А если отрицательный, то не стоит и пытаться что-либо начинать. Идём. Путь неблизкий.

Не оборачиваясь, Железный маг двинулся вперёд. Феннис, шмыгнув носом, пошёл следом. Хотелось бы и ему иметь уверенность друга.

 

***

 

Когда они подъехали к Старому порту, настроение Фенниса заметно улучшилось. Тёплая погода, зелёные просторы и окрыляющее чувство свободы сделали своё дело. Как долго он не сидел в седле? Когда в последний раз покидал высокие стены Касадира и видел такой яркий и пёстрый, чертовски интересный мир? Феннис чувствовал себя непривычно и крайне волнительно. Даже на время забыл, что в стране бушует страшная чума, а они выступают против воли Ордена.

Пока ехали, Саймор рассказывал, как складывалась его судьба за последние годы.

– В общем, решил я, что пора бы домой вернуться, – закончил рассказ Саймор, мерно покачиваясь в седле. – Тем более, когда здесь такие страсти творятся. Как вижу, не зря. Ибо ни у одного из вас – башенных чародеев – не хватило железа в крови, чтобы выступить против воли Совета. И какой же у этих старых трусов план? Как с чумой бороться собираются? Прятаться за высокими стенами и ждать, когда пол страны на тот свет отправится?

– А? Прости. – Феннис встряхнул головой. – Задумался…

– И о чём же?

– О Марджи. Надеюсь, сиделки хорошо с ней обходятся…

– Лучше надейся, что ты им платишь достаточно, чтобы они не проболтались о твоей маленькой тайне.

– Я рад, что ты вернулся, друг.

Саймор в ответ одарил его скупой ухмылкой и подстегнул коня. Ближе к воротам города красивые пейзажи омрачились первым признаками чумы – вонью. Пришлось замотать лица платками. В заросших осокой канавах около дороги, облепленные скопом жужжащих мух, лежали разлагающиеся на солнце трупы лошадей и людей. На обочине стояла брошенная кем-то телега с пожитками, валялись старые тряпки и домашняя утварь, лежали почти новенькие детские ботиночки. Ближе к стенам Старого порта они увидели больных – люди сидели небольшими группками под сенью импровизированных шалашей и палаток. Кто-то кашлял и стенал, кто-то молился, кто-то лежал в забытье, а кто-то уже не подавал признаков жизни. Феннис смотрел на грязные, измученные и болезненные лица, на которых застыла печать мучений и тупой обречённости, и ему становилось не по себе.

– Этих людей бросили на произвол судьбы. Оставили умирать, даже не удосужившись препроводить в лагерь для изолированных. Как же так?

– Некому этим заниматься. О живых надо думать, – отозвался Саймор.

– Но они ещё живы!

– Только снаружи. Не внутри.

Феннис непонимающе уставился на друга. Как он мог так спокойно рассуждать об этих бедных людях? Неужели ему их не жалко? Или это всё маска, за которой прячутся истинные чувства? Настолько ли хорошо он знает своего старого друга?

Саймор равнодушно смотрел на тянущихся к нему обессилевших людей. Неожиданно он низко свесился с седла, вытянул руку. Распрямился. Послышалось жалобное мяуканье. Феннис разглядел в руке друга маленькую чёрную мордочку и голубые глазёнки.

– Ну-ну, дружок, тише, – пробормотал Железный маг, прижимая мяукающий комочек к груди. – Я тебя в обиду не дам.

«Саймор всё тот же, – с облегчением подумал Феннис. – Он не изменился…»

 

***

В Старый порт они попали без проблем – помогла грамота, подписанная семерыми членами Совета. Феннис сразу же догадался, что Саймор подделал все подписи, но говорить ничего не стал. Нельзя было спорить при коменданте. Хотел сказать уже внутри города, но передумал – друг ответил бы, что это – меньшее из зол. Да и что такое подделанные подписи, когда они оба уже напрямую ослушались Совета?

В самом городе дела обстояли лучше, чем за стенами. Благодаря жёстким мерам карантина заражённых людей видно не было, но уныние и страх, будто зловоние отхожего места, разлились по округе и ощущались на каждом шагу. Прохожие – тихие и редкие – спешили покинуть улицу и спрятаться в домах. Словно это могло их защитить.

На причалах кораблей было не много – пару мелких судёнышек, баржа и всего один более-менее сносный корабль, способный быстро плыть по бурным водам широкой реки Кромас. К нему они и направились.

Матросы загружали на палубу тюки, короба и мешки. Суровый, бородатый капитан, нахмурив кустистые брови, исподлобья наблюдал за процессом, скрестив на груди крепкие руки. Поднявшись на борт, чародеи направились к нему.

– Доброго дня! – поздоровался Саймор, держа на руках притихшего котёнка. – Когда отчаливаете?

Капитан смерил его мрачным взглядом и что-то пробормотал себе под нос.

– Прошу прощения, я не расслышал.

– Попутчиков не берём, говорю!

– Почему?

– Лордов местных спросите, – буркнул хозяин судна. – Они же выдумывают запреты, а не я. Карантин.

– А если у попутчиков есть грамота, подписанная Советом великого Ордена магов? – вставил слово Феннис.

Капитан стрельнул подозрительным взглядом. Неохотно взял протянутую Саймором бумагу, долго изучал, беззвучно шевеля губами. Вздохнув, вернул грамоту и ответил уже приветливее:

– Прошу прощения, господа, не желал обидеть или оскорбить. Я бы с радостью, но, увы, всё равно никак.

– Теперь же почему? – в свою очередь начал мрачнеть Саймор.

– Приказ местного лорда, говорю же.

– Хочешь сказать, слово твоего лорда выше слова нашего Ордена?

– Знать не знаю, что там выше, а что ниже, но ослушаться не могу. Иначе худо будет. Уж извините.

– А не боишься, что тебе хуже будет, когда о твоей дерзости узнает Великий Герцог?

Капитан мигом стушевался, стал заламывать руки.

– Я же не против, ваше магичество, но ежели приказ нарушу, кто там разбираться станет? А пока они всё выяснят, меня уже в темницу бросят… или того хуже, на шибеницу отведут.

Капитан выглядел настолько растерянным, что Феннису стало искренне его жаль. Сам знал, каково это, когда вынужден разрываться меж двух огней, гадая, какой из них опалит сильнее. Лицо Саймора превратилось в каменную маску.

– Ладно, пойдём, – потянул Феннис друга за руку. – Поищем другой способ…

Не успели они вернуться к трапу, как Саймор остановился.

– Другого способа нет. Ехать на лошадях мы будем слишком долго.

– А какой у нас выбор?

– Дай-ка я с капитаном с глазу на глаз потолкую.

– Он ведь уже ответил, что не может пойти против слова лорда…

– Может, – бросил Саймор тихо. – Если ему всё доходчиво разъяснить.

Не слушая возражения Фенниса, он всучил ему котёнка, хромая, вернулся к капитану и, взяв его за руку, скрылся вместе с ним в каюте. Феннис беспокойно переминался с ноги на ногу, под мрачными взглядами матросов, чувствуя, как тихо урчит комочек шерсти в ладонях.

Вскоре они вернулись. Лицо Саймора было непроницаемым. Капитана – испуганным.

– Ну, что?

– Мы всё уладили. Не правда ли, капитан?

– Правда, правда, – закивал тот. – Завтра после полудня…

– Никаких «завтра». Вели отплывать сейчас же.

– Но… ваше магичество. Конечный пункт находится в порту Душистых Холмов. Там сейчас голодают, а мне велено захватить зерно и прочие припасы, которые привезут только сегодня вечером. Если мы их не дождёмся, то…

– Если ты не сделаешь то, что я велю, – тихо сказал Саймор, – я сделаю так, чтобы твой корабль вообще больше никогда и никуда не поплыл.

Капитан, побледнев, кивнул и бросился раздавать распоряжения. Тем временем Саймор забрал котёнка у Фенниса, любовно спрятав за пазуху.

– Как считаешь, Черныш – подходящее для него имя?

– Как ты можешь так поступать?! Да ты же запугал его. А что с голодающими? Кто их накормит теперь?

– А что с умирающими? – ответил стальным голосом Железный маг. – Не бывает худа без добра. Даже малейшее промедление означает верную гибель множества людей. У нас нет времени ждать.

– Тебе не кажется, что цена слишком высока?

– Не знаю, – отрезал Саймор. – Но знаю точно, что это – меньшее из зол.

 

***

Бурные воды реки за пару дней донесли чародеев до окраины королевства. Капитан высадил их на берегу маленькой рыбацкой деревушки, откуда маги двинулись на юг. Здесь, в глухом краю, было так тихо и спокойно, что казалось, будто никакой чумы и нет вовсе. Болезнь сюда ещё не добралась либо просто обошла это место стороной. Местные селяне – грязные и бедные – с удивлением глазели на двух пришлых путников, неизвестно зачем приехавших в их далёкие от цивилизации земли.

Не успели чародеи отойти от деревни и на фурлонг, чтобы открыть портал без лишних глаз, Саймор пробурчал:

– Проклятье, этих нам ещё не хватало.

– Кого?

Феннис обернулся и увидел бредущих за ними пятерых оборванцев в драной одёжке.

– Попрошаек.

– Ну, ничего страшного. Дадим им по серебрянику, и они отстанут.

– Такое ощущение, что ты всю жизнь провёл в Башне, – фыркнул Саймор. – Эти попрошайки из тех, которые, как правило, не довольствуются одной монеткой.

– А сколько же им нужно?

– Всё, что есть.

Феннис побледнел. Оборванцы остановились на расстоянии пяти шагов: грязные, бородатые, нечёсаные. Черныш, закутанный в накидку Саймора на груди, жалобно мяукнул.

– Здравствуйте, люди добрые, – кисло улыбнулся Феннис, опережая друга. – Вы чего-то хотели?

Оборванцы, ухмыляясь, переглянулись. Заговорил самый здоровый – детина почти семи футов ростом, с длинным ножом за поясом:

– Мы это… плату собираем.

– Какую ещё плату? – тихо спросил Саймор.

– За проход. Через деревню.

– И по чьему распоряжению вы действуете?

Детина нахмурился, поскрёб заросшую щёку.

– Ну того… Как его… лорда нашенского, ага.

– Мытари мы! – подсказал второй.

– И как же зовут вашего лорда? – ещё тише спросил Саймор.

Детина посмотрел на подсказчика. Тот пожал плечами.

– Как зовут, как зовут? Лорд, и всё тут! Короче, гони плату.

– По два серебряника вас устроит, господа? – Феннис полез в сумку. – Ну, или по три. Боюсь, больше мы дать не в силах…

– По пять гони. Каждому. Времена нонче голодные.

Феннис поднял испуганный взгляд, видя мрачные лица.

– А если откажемся? – хмыкнул им в тон Саймор.

– Тогда сами возьмём, – прорычал детина, вытягивая из-за пояса нож, – вместе с сапогами…

Железный маг лениво махнул рукой, словно отгоняя муху. Из ниоткуда налетел секундный порыв ураганного ветра, тут же растаяв. Но этого хватило, чтобы все пятеро взмыли в воздух на пару саженей, словно игрушки, брошенные рукою капризного ребёнка. На мгновенье зависнув с разинутыми ртами, оборванцы посыпались на землю, как перезревшие жёлуди с ветки дуба. Отойдя от первого потрясения, расширенными глазами уставились на чародеев.

– Считаю до трёх, – сказал Саймор. – А затем вы – покойники. Раз…

Четверо поняли с первого слова, вскочив, бросились наутёк. Детина – самый смелый – выхватил нож и рявкнул:

– Убью, сука! Колдун проклятый…

Как только он сделал шаг, по руке Саймора, громко треща, забегали ярко-синие разряды молний. Здоровяк, выронив нож, отшатнулся. Затем побежал за товарищами. Феннис облегчённо улыбнулся:

– Фух! Ну и задал ты им трёпку.

Саймор, с каменным выражением лица, вытянул руку, по которой бегали вспышки, в сторону удаляющихся беглецов. Феннис, тут же сообразив, что сейчас произойдёт, бросился к другу и встал перед ним.

– Уйди.

– Пожалуйста, не надо.

– Этим гадам нет места среди людей.

– Они идут на это от безысходности!

– Что же это за безысходность такая, что велит им людей убивать?

Феннис остался на месте. Саймор, легко отпихнув его в сторону, прицелился.

– Молю, не делай этого!

Громыхнуло. Ярко-голубая нить, окатив полянку вспышкой, ударила в небо, растворившись в вышине. Деревенские, обернувшись, прибавили прыти. Феннис выдохнул. Саймор медленно опустил руку.

– Спасибо. Ты поступил правильно.

Железный маг смерил его мрачным взглядом.

– Совсем не правильно. Волков следует давить щенками. Пока они не выросли и не загрызли весь скот вместе с тобой.

– И всё равно…

– Довольно споров. Приготовься, сейчас будем открывать портал.

Прихрамывая, Саймор пошёл в поле. Сойдя с дороги, обернулся.

– И больше никогда не вставай у меня на пути.

 

***

 

 

С помощью порталов чародеи преодолели Мрачные Пики, миновали Холмистые Княжества и, наконец, добрались до Красных Гор. За один прыжок благодаря Камням Силы они пересекали от четырёх до семи лиг, затем приходилось идти пешком, восстанавливая силы. Увы, через узкие порталы, которые им удавалось открыть совместными усилиями, мог пройти за раз только один человек. Так что о лошадях не могло идти и речи. Но таким способом они всё равно продвигались быстрее, чем верхом. В те моменты, когда маги шли, хромающий Саймор упрямо стискивал челюсти, краснея и хмурясь от боли, особенно когда горная дорога шла под уклон. И Феннису оставалось лишь восхищаться упрямством друга, который отказывался лишний раз взять передышку.

– Пока мы тут прохлаждаемся, – отвечал Железный маг, – в родных землях люди помирают. Некогда отдыхать. Вот достанем это чёртово Сердце Земли, и тогда передохнём.

Котёнок Черныш поддерживал Саймора громким мяуканьем. А Феннис благодарил богов за то, что они однажды свели его с таким человеком, который никогда не отступал. Ни перед чем.

 

 

***

 

Они стояли в начале широкой горной тропы, которая, виляя меж высоких кедра и елей, серпантином уходила на вершину склона к огромным каменным вратам, врезанным прямо в гору. Хайрак, столица королевства гномов. И где-то внизу, глубоко под землёй, в лоне разрушенного Подграда чародеев ждал древний артефакт, который спасёт их народ.

– Ну что? – спросил Феннис. – Последний рывок?

– Если бы последний, – мрачно хмыкнул Саймор. – Нам ведь ещё под землю спускаться…

Друзья двинулись вверх по тропе. Поднявшись до первого привала – небольшого плато – они услышали ржание лошадей из-за деревьев, а затем увидели и самих всадников. Трое людей в тёмно-синих мантиях выехали им навстречу. Остановились. Спешились.

– О, нет, – испуганно прошептал Феннис. – Только не это… Ведь мы были так близки!

– Спокойно, – ответил Саймор. – Говорить буду я.

Трое Орденских братьев скинули глубокие капюшоны. Железный маг не знал этих чародеев, но, судя по морщинам и седине на висках, магами они были опытными. Скорее всего, учёные, работавшие где-то неподалёку с Источниками Силы, посланные на перехват опальной парочки.

– Приветствую вас, братья! – крикнул Саймор. – Нечасто встретишь свояков так далеко от дома.

– Это верно, – ответил один из магов. – Тем более, удивительно видеть вас здесь.

– Мы едем к вождям гномов по важному и секретному поручению…

– Мы знаем, кто вы и зачем вы сюда прибыли, – перебил Саймора второй чародей. – Можете не утруждаться выдумками.

– И нам приказано остановить вас, – заключил третий. – Мы сопроводим вашу пару до Холмистых Княжеств, откуда вас конвоируют в столицу.

– А если мы не согласны?

– Слава о твоих подвигах гуляет по всему Ордену, – усмехнулся первый чародей. – Но с двумя магистрами и архимагом не справиться даже тебе, Железный маг. Мы предлагаем вам сдаться. И тогда никто не пострадает. Если вы примените силу, вас обоих отрежут от дара.

– Ну, вот и всё, – прошептал Феннис, испуганно глядя на друга. – Мы старались, как могли. Жаль, но иногда всё же приходится проигрывать…

– Не сегодня, – так же шёпотом ответил Саймор. – Как только они атакуют, создай щит. А потом, по сигналу, воссоздай плетение портала.

– Что ты задумал?! Я даже не архимаг, Саймор! Мой щит против заклинаний магистра? Да он не выдержит и двух атак!

– Столько и не понадобится.

– Саймор, умоляю тебя…

– Делай, как я говорю, и, быть может, мы ещё спасём Марджи.

Феннис прикусил губу. Он ни за что на свете не пошёл бы на это. Сражаться со своими братьями? Но ради Маргери… Он готов был рискнуть.

– Не знаю, что ты задумал, но мой щит долго не продержится.

– Так вы сдаётесь? – крикнул первый чародей.

В ответ Саймор откинул трость и поднял руки. Его запястья пылали синим светом и трещали от напряжения.

– Зря! – крикнул второй чародей. – Значит, вы не оставляете нам выбора.

Все трое призвали Энергии. Саймор ударил первым: голубая стрела пронеслась едва заметным росчерком, осветив плато вспышкой. Третий чародей играючи махнул рукой и отбил заклинение, которое угодило куда-то в гору, грохнув и взметнув каменную крошку.

Затем ударил первый маг, атаковав шаровой молнией. Феннис сплёл полупрозрачный щит, который поглотил заклинание… и тут же разбился. От первой же атаки. Феннис, едва выдержав откат, припал на колено, чувствуя, как из носа хлынула кровь.

Троица чародеев одновременно вскинула руки, с которых через мгновение должны были сорваться каскады молний. Черныш за пазухой Саймора жалостливо мяукнул.

– Сдаётесь? – крикнул первый чародей. – Последнее предупреждение!

– Я никогда не сдаюсь! – ответил Саймор.

– Вам же хуже.

Феннис весь сжался, ожидая, как сейчас в него вонзятся обжигающие потоки молний. Но тут Железный маг резко начертил в воздухе круг.

– Сейчас!

Феннис присоединился к плетению Саймора. Неожиданно сверкнуло белым, и позади троицы чародеев появился сияющий ярким светом узкий портал. Они ошарашено оглянулись.

– Как ты в одиночку…?

Саймор вытащил из сумки вторую руку, в которой всё это время лежали Камни Силы. И, ухмыльнувшись, резко перечеркнул висящий перед ним белым круг.

– Что ты… – пробормотал первый чародей и, всё поняв, завопил: – НЕТ!!!

Резкий хлопок прокатился по плато, затем сверкнуло, и налетел страшный порыв ветра, раскачивая деревья. Ужасающе закричали кони, вторя воплям людей. Неожиданно всё смолкло.

Феннис открыл глаза, чтобы увидеть, что плато пусто. Ни коней, ни чародеев. Вокруг них с Саймором висела полупрозрачная сфера, которую создал Железный маг.

– Ты… как ты додумался до такого? – пробормотал Феннис, поражённо глядя на друга. – Только что созданный проход слишком нестабилен. Если сразу же его закрыть, то велик шанс энергетического коллапса…

– Который на несколько секунд превратит портал в затягивающую всё и всех воронку, – усмехнулся Саймор. – Я уже проделывал подобное однажды. Жаль только, пришлось опустошить Камни.

Железный маг выбросил уже пустые булыжники и любовно погладил мяукающего Черныша.

– Где их выкинет?

– Где-то. Может, даже не в небе. Не думай об этом.

Феннис поражённо прошёл вперёд. Остановился. На земле лежала срезанная у локтя рука одного из чародеев. Видимо, портал закрылся раньше, чем мага всосало полностью.

– Мы за это ответим, – прошептал он. – Орден этого так не оставит. Теперь у нас точно будут проблемы.

– И что? – пожал плечами Железный маг. – Если ты уж на что-то решился, то представь, что позади тебя пропасть… А значит, отступать некуда. Идём. Будем надеяться, что хоть с Владыками гномов у нас не будет проблем.

***

 

Друзья сидели на каменных ступенях. Перед ними расстилался огромный зал с толстыми колоннами, испещрёнными гномьими рунами. Впереди лежал дальний путь обратно. Позади – недостигнутая цель и горький привкус поражения.

Мимо пары чародеев сновали гномы, спешившие в город или из него. Бородатые карлы не обращали внимания на людей, но Феннис нет-нет да ловил на себе чей-нибудь подозрительный взгляд. Тихо мурчал Черныш. Саймор, рассеяно гладя котёнка, смотрел вперёд пустым взглядом. Они сидели так уже давно, и никто не решался нарушить тишину.

– Ну, что? – наконец тихо спросил Феннис. – Пора возвращаться?

Саймор долго молчал. Пожав плечами, кивнул.

– Пора. Нас ждёт долгий путь.

Феннис удивился. Неужели на этот раз Железный маг не будет спорить? Не скажет, что нельзя отступать? Что надо идти до конца? Не верилось… Он сдался. В итоге даже такие люди, как Саймор, вынуждены признавать поражение, склоняясь перед жёсткими ударами судьбы.

– Как думаешь, что с нами сделают в Ордене?

– Велика вероятность, что отрежут от дара, – пустым голосом ответил Железный маг, – и выгонят. Либо сошлют в какие-нибудь далёкие земли, где мы до конца своих дней будем заниматься рутинной и тяжёлой работой.

– Прости меня, друг.

– Тебе не за что извиняться. Я сам устроил эту авантюру и проиграл. Единственное, о чём жалею, так это что мы не помогли нашим соотечественникам. А значит, в ближайшем будущем нас ждут крайне нерадостные времена.

– Всё ещё есть надежда, что лекарство будет найдено. Алхимики и учёные проводят опыты каждый день. Да если даже они ничего не найдут, карантинные меры дадут свой результат, и чума сгинет сама собой.

Саймор повернулся к нему и устремил на друга суровый взгляд.

– Вот только Маргери это, боюсь, уже никак не поможет.

Железный маг поднялся. Феннис так и сидел, глядя в одну точку. За всеми событиями он совершенно позабыл о первопричине этой авантюры. И только сейчас до него начало доходить, что означало поражение.

– Это вы – чародеи, что хотели спуститься Подград?

Оба повернулись на голос. Позади стоял кряжистый гном с пшеничной бородой до пояса и живыми изумрудными глазами.

– А кто спрашивает? – мрачно бросил Саймор.

– Фолек Мунс, мастер-траппер и охотник за удачей.

– И что же вам от нас нужно, мастер Фолек?

– Тут гораздо важнее спросить, что нужно вам в Подграде, господа чародеи?

– Откуда знаешь про Подград?

Гном хмыкнул в усы и стрельнул глазами в сторону.

– Приглашаю вас пройтись туда, где ушей поменьше, и где мы сможем спокойно побеседовать.

 

 

***

Чародеи и группа гномов с фонариками, что горели желтоватым светом, погружались всё глубже под горы Хайрака, спускаясь по узким каменным туннелям, минуя залы и проходы, огромные помещения и длинные галереи. Подград представлял из себя гигантский подземный город-лабиринт, одна половина которого за сотни лет превратилась в руины и заваленные залы, а в другой обосновались жуткие и не любящие чужаков существа.

Владыки бородатого народца отказали чародеям в пропуске на территорию святая святых всех гномов. Как и предполагал Совет, просьба посетить священный Подград оказалась равносильна страшному оскорблению, им сохранили жизни только из уважения к великому Ордену. Магам приказали покинуть Хайрак до заката, иначе они точно бы не сносили голов. И когда, казалось бы, надежды уже не осталось, появился мастер Фолек, предложив друзьям соглашение: он проведёт их через запутанный и опасный Подград, если они откроют для него Мастерскую великого Голостоллада, о которой до сих пор среди искателей сокровищ ходили легенды.

Как оказалось, многие молодые соплеменники Фолека частенько отправлялись исследовать тёмные глубины Подграда, нередко поднимая на свет древние сокровища своих предков: золото, драгоценные камни, броню и оружие да прочие трофеи прошлого. Закон запрещал гномам посещать опасный подземный лабиринт, а все входы и выходы давным-давно были запечатаны Владыками гномьего народа. Однако трапперы вроде Фолека знали тайные пути, чем нередко пользовались, отправляясь вместе с группами искателей сокровищ исследовать глубины гор. И каждый из них больше всего на свете мечтал открыть легендарную Мастерскую Голостоллада.

Феннис сильно нервничал. И не только из-за того, что они уже долгое время бродили глубоко под землёй, в кромешной тьме, шествуя по узким тоннелям, а с поверхностью их разделяли мили камней, земли и грязи. Он боялся, что не справится. Да, на руках у него были записи Восхарда – мастера, потратившего свою жизнь на расшифровку текстов Голлостолада. Но одно дело – иметь настоящий ключ от замка, и совсем другое – шифр на старой бумаге.

Саймор же если и нервничал, то виду не подавал. В его затухших глазах вновь разгорелся огонь упрямства и уверенности. И взгляд этих глаз теплел лишь в те моменты, когда их хозяин почёсывал за ухом маленького котёнка Черныша.

А ещё Феннису совершенно не нравился их проводник. Чародей знавал таких, как Фолек, среди своего народа. Подобные люди будут улыбаться и заверять в своей лояльности до тех пор, пока ты им нужен. Но как только ветер, несущий запах наживы, подует в другую сторону, тебя бросят, предадут и продадут со всеми потрохами. Также ничего доброго нельзя было сказать и о спутниках траппера – пятёрке мрачных и неразговорчивых бородатых крепышей с заплечными сумками и ножами на поясах. Особенно его опасения укрепились после случайно подслушанного разговора гномов. И на одном из привалов Феннис решил поделиться своими мыслями с Саймором.

– Послушай, что я думаю, – прошептал он. – А что, если Фолек и его команда не захотят с нами делиться древними сокровищами их народа?

– Мы заключили соглашение, – также шёпотом ответил Железный маг. – Нам – Сердце Земли, им – всё остальное. Гномы славятся своим умением держать слово.

– Верно. Но мы имеем дело с гномами, которые нарушают закон. Фолек – явно не дурак и понимает, что двое Орденских чародеев не стали бы проделывать такой путь ради какой-то безделушки. Он догадывается, что мы ищем что-то очень ценное.

– Твои опасения беспочвенны.

– Я бы хотел, чтобы так и было, – вздохнул Феннис. – Ты ведь помнишь, я немного учил гномий язык, ещё в академии… И на прошлой стоянке я слышал, как они тихо переговаривались. Не знаю точно, о чём шла речь, но из общего потока мне удалось вычленить три слова…

– И какие же?

– «Faughar», «ghass» и «zu'toterr». И обозначают они, если я не до конца забыл свои познания… «дело», «конец» и «убить». Я, конечно, очень надеюсь, что ошибся, но всё же...

По лицу Саймора пробежала тень. Мрачно прищурившись, он тихо сказал:

– Что ж, если ты окажешься прав… Мы будем готовы.

 

***

– Прошу, господа чародеи. Вот и Мастерская великого Голосталлада.

Феннис не удержался от вздоха, чувствуя, как быстрее забилось сердце. Они стояли в большой пещере, на каменном мосту. Внизу лежала пропасть, дно которой терялось во тьме. Высоко над головой висели острые сталактиты. Упирался мост в большую круглую дверь, врезанную прямо в скалу. Вдоль обода были начертаны гномьи руны на кнопках – почти три сотни, если верить записям Восхарда. От каждой руны к центру тянулись выемки, словно спицы колеса.

– Уже которую сотню лет мои сородичи безуспешно пытаются подобрать шифр, – усмехнулся лидер гномов. – Если вам это удастся, мы прославим наши имена в веках!

– Конечно, мастер Фолек, – хмыкнул Саймор. – Друг мой, начинай. Не будем заставлять наших проводников ждать.

Облизнув пересохшие губы, Феннис подошёл к двери. Открыл книгу, в которой делал заметки и расшифровывал записи безумного Восхарда. Подняв руку, он отыскал нужную руну, сверился с книгой, затем вдавил её. Кнопка ушла внутрь. Гномы, стоящие за спинами чародеев, попятились. Саймор хмуро на них посмотрел.

– Тебе тоже лучше отойти, – сказал Феннис. – Если я ошибусь, сработает встроенная в дверь ловушка. Какая – я не знаю.

– Их там несколько десятков, этих ловушек, – подтвердил Фолек. – Я лично видел около пяти. Зрелище, скажу вам, неприятное…

Гномы скрылись в тоннеле, подальше от двери. Саймор упрямо остался стоять рядом с Феннисом. Тот дрожащим пальцем продолжил нажимать кнопки. Невыносимо долго тянулось время. Чародей взмок, чувствуя, как по лицу стекает пот. Наконец он нажал последнюю, трёхсотую руну. Та медленно ушла в дверь. Ничего не произошло. Феннис обернулся, виновато развёл руками.

– Я не знаю, в чём дело. Может…

Неожиданно раздался треск. Хруст. Внутри двери что-то заскрежетало, защёлкало. Феннис, стиснув челюсти, попятился, понимая, что если ловушка сработает, они не успеют отбежать. Неожиданно всё смолкло. А затем в камне появились полосы, быстро превратившиеся в щели. Дверь, словно нарезанный пирог, разделилась на пять сегментов, которые уехали в скалу. Вход в сокровищницу великого чародея Галлостоллада был открыт. В круглом проходе царила тьма.

– Получилось… – прошептал Феннис. – Нам удалось… Удалось!

– Ты молодец, – улыбнулся одними губами Саймор.

– О, человеки, я вами горжусь! – хохотнул идущий к ним с гномами Фолек. – Вы – самые выдающиеся представители своего племени из всех, кого я знал. Прошу! Сразу после вас.

– Ну, что? – улыбнулся Феннис. – Идём?

– Конечно, ведь он этого только и ждёт, – сказал Саймор, поворачиваясь к гномам. – Не так ли, мастер?

– Вы о чём? – удивился Фолек.

– О том, что внутри, скорее всего, тоже есть ловушки. Так что вы пойдёте первыми.

– Ловушки? – нахмурился Фолек.

– Они самые. Ваш план провалился. Так вы идёте? Или вас подтолкнуть?

– Что? Какой план? Что он несёт?! – разозлившийся Фолек повернулся к Феннису. Но прежде, чем тот успел открыть рот, Саймор пожал плечами и сказал:

– Ладно. Вам же хуже.

Железный маг резко махнул рукой. Налетел ураганный порыв ветра. Феннис согнулся, закрываясь руками от шквала. Сквозь шум и вой едва пробились сдавленные крики.

Когда всё стихло, и Феннис раскрыл глаза, он увидел, что двоих гномов, стоявших ближе всего к двери, больше не было. Их сдуло с моста в пропасть. Фолек, недоумённо моргая, тоже это понял.

– Ты… Ты что наделал?! – взревел он, выпучив глаза.

– Мы знаем, о чём вы шептались на стоянке, – ответил Саймор. – Вы собирались нас убить, когда дело будет закончено. Но не вышло.

– Ты свихнулся, человек?! О чём ты вообще? Ты убил моих братьев! Ты – псих!

– Очень удобная позиция, понимаю.

Феннис, с ужасом осознавая, что сейчас произошло, с ещё большим ужасом понял одну вещь. Он перепутал слово. «Zu'toterr» обозначало «купить». Видимо, на стоянке гномы обсуждали будущие траты… Как он мог всё это допустить?!

– Стой… Саймор, они не виноваты… они…

– Ты ответишь за это, человек! – взревел Фолек.

Он и оставшиеся трое гномов выхватили ножи и бросились на чародеев. Саймор вновь махнул рукой. Ураганный вой. Крики. Ещё двоих сдуло. Фолек, которого подкинуло на несколько саженей, упал на спину. Последний из его спутников уже был перед Саймором, занося нож. Чародей встретил гнома открытой ладонью, в которой сверкал голубой шар. Вж-ж-ж-ж-ш-ш-шь! Гном рухнул с обожжённым до черноты лицом. Запахло палёным волосом и мясом.

Железный маг вытянул руку, вдоль которой вилась молния. Фолек с трудом пытался подняться. Феннис понял, что сейчас произойдёт, и бросился на друга.

Громыхнуло. Голубой росчерк осветил пещеру, на мгновенье разогнав тени по углам. Стрела вонзилась в потолок. По пещере прокатился низкий гул. Послышался треск, сверху повалили песок и камни, в пропасть рухнуло несколько сталактитов. Затем всё стихло.

– Ты всех нас погубишь, – прохрипел Фолек, стоя на четвереньках. – Если случится обвал…

Саймор медленно повернулся к Феннису, который повис на его руке. Обжёг его ледяным взглядом. Затем сильно толкнул, из-за чего чародей упал на спину.

– Ты зачем это сделал?

– Я ошибся, – прошептал Феннис, ловя ртом воздух. – Они не замышляли убийство…

– Зато теперь замышляют.

– Так нельзя, Саймор… Нельзя.

– Нельзя отступать на пути к цели. И нельзя бросаться на друзей, Феннис. Всё остальное – условности, которые определяют, достоин ты победы или нет.

Чародеи смотрели друг на друга. В одних глазах читался ужас. В других –гнев. Висела тишина. Из-за пазухи Железного мага показалась чёрная мордочка. Жалобно мяукнула.

– Ты всё ещё желаешь спасти жену, Феннис?

– Желаю. Но… не такой ценой.

– УМРИ!!!

Фолек бежал на Саймора с ножом в руке. Он почти успел достать Железного мага. Но тот оказался быстрее. Ураганный поток ветра смёл гнома. Его крик ещё какое-то время затихал в пропасти. Потом смолк.

Феннис поднялся. Закрыл собой вход в сокровищницу.

– Так нельзя, Саймор.

– Уже поздно. Всё случилось. Отойди.

– Ты не имел права так поступать.

– Они предали бы нас.

– Ты не можешь знать наверняка! Я просил перестраховаться, а не убивать их!

– Другого способа не было. Отойди, повторяю в последний раз.

– Я не пущу тебя… Ты должен признать, что так нельзя поступать!

Железный маг исподлобья смотрел на друга. Затем вздохнул. И вскинув руку, ударил потоком. Голубые молнии объяли тело Фенниса. Через несколько секунд Саймор развеял чары.

Он подошёл, встал рядом. Феннис, тихо скуля, с вывернутыми конечностями лежал на земле. Его тело исходило дымом, одежда почернела, а на коже, словно паутинки, проступали жуткие ожоги.

– Я ведь предупреждал тебя не вставать на моём пути.

Продвинувшись дальше, Саймор оказался в проходе. Выудив Черныша, он опустил котёнка на землю, подтолкнул. Тот удивлённо посмотрел на хозяина.

– Ну, чего вылупился? Иди.

Черныш жалобно мяукнул. И пошёл в тёмный тоннель. Саймор напряжённо слушал тишину, нарушаемую скулежом Фенниса. Наконец из глубины тоннеля прилетело отдалённое мяуканье.

– Смотри-ка, – сказал Железный маг, – в чём-то ты всё же ошибся. Нет там никаких ловушек.

Саймор призвал шарик голубого света и вошёл в Мастерскую. Миновав длинный коридор, он оказался в большом помещении с высоким потолком. Под ногой неожиданно мяукнул Черныш. Железный маг, вздрогнув от неожиданности, разозлился и пнул котёнка. Тот, взвизгнув, вылетел в коридор и бросился к мосту.

– Наконец-то, – прошептал Саймор. – Как долго я ждал этого часа.

Свершилось. Вокруг было множество полок и шкафов, сундуков, ящиков, тюков, стеллажей с книгами, столов с инструментами, приборами и пробирками. Мастерская великого чародея. Настоящая сокровищница, полная древних знаний. И посреди всего этого великолепия находился пьедестал, на котором стоял маленький сундучок. Саймор подошёл к нему, провёл двумя пальцами по крышке. Та беззвучно откинулась. Внутри, на подушке, лежал круглый камень-инклюз тёмно-зелёного цвета. В камне, постепенно разгораясь, замерцала изумрудная искорка.

Сердце Земли. Величайший артефакт. Даже не взяв его в руки, Железный маг чувствовал, сколько мощи заключено в этом камне. Сколько силы и энергий. Сколько безграничных возможностей. О, эта вещь изменит не только судьбу Саймора. Она изменит судьбу Ордена и всего королевства. Да что там королевства – мира! Подобная вещь, дарующая безграничные возможности в правильных руках, именно в них и оказалась.

Ему больше не придётся слушать старых глупцов из Совета. Жить по их идиотским правилам. Гнуть спину перед кем-либо – даже перед королями! Саймор долго ждал этого момента. Боролся со всеми. Не отступал ни перед чем. Ведь цель – это главное. И теперь всё окупится сторицей. Все его усилия и старания. Настало время перемен.

Железный маг протянул руку, когда услышал тихий голос:

– Ты не должен был так поступать…

Он медленно обернулся. Феннис стоял в проходе, привалившись плечом к стене, держась за обожжённый бок. Вторую руку он вытянул в сторону Саймора. На раскрытой ладони клубилась шаровая молния.

– Ну, чего ты ждёшь? – усмехнулся Железный маг. – Бей, раз решился.

Феннис открыл рот, наверняка собираясь выдать какую-нибудь очередную чушь о том, что не всегда цель оправдывает средство. Но так и не сделал этого. И ударил.

Саймор от неожиданности не сразу среагировал. В последний момент всё же сплёл щит, на одном рефлексе. Сфера рванула голубой вспышкой в футе от его лица, разбившись о преграду. Взбешённый Железный маг посмотрел на бывшего друга.

– Вот значит, как?! – рявкнул он и ударил в ответ.

Феннис, видимо, тоже успел подготовить защиту: молния Саймора скользнула о купол и ушла в потолок. Грохнуло знатно – Железный маг вложил в атаку много сил. Сыпануло крошкой, с потолка упало несколько камней. Послышался треск. Земля заходила ходуном, со всех сторон зазвучал низкий гул. Феннис испуганно посмотрел на Саймора. А затем скрылся в тоннеле, побежав к мосту.

Железный маг чертыхнулся, заковылял к выходу. На полпути остановился, обернулся. Вернулся к пьедесталу. Схватив артефакт, опять захромал к тоннелю, но неожиданно подвернул ногу. Трость скользнула по неровному полу, Саймор упал, выронил Сердце Земли. Пещера дрожала так, словно наступил конец света. Повсюду падали камни. Дикий рёв земли прокатился по подземелью. Саймор лежал на животе, закрыв голову и боясь пошевелиться.

Когда всё закончилось, в Мастерской стояла стена пыли. Саймор лежал в полной темноте. Собравшись с силами, он поднялся, призвал шарик света. Нашёл драгоценное Сердце Земли. Подняв артефакт, бережно убрал его за пазуху. Надо будет осмотреться и забрать самое ценное, прежде чем подниматься наверх. Кто знает, через сколько случится ещё один обвал и похоронит всё это под грудой камней?

Повернувшись к выходу, Саймор его не нашёл. На месте тоннеля лежала груда камней. Чародей, не веря глазам, подошёл к ней, провёл рукой по острым углам завала. Стиснув зубы, отошёл на пару шагов и взял в руки Сердце Земли. Никто и ничто не остановит Железного мага.

Шквал обжигающе-ярких молний и ураганные потоки ветра обрушились на каменную преграду. Ярость грома и неистовство бури врезались в камни, дробя их, расшвыривая, кроша на мелкие осколки и размалывая в пыль. Саймор, крича, выплеснул всю мощь, какую он только мог вытянуть из артефакта.

Когда силы иссякли, Железный маг опустил руки, заморгал, чтобы круги перед глазами быстрее ушли. Наконец его зрение прояснилось. Каменная преграда так и лежала на месте. Тоннель остался завален. И ни одному живому существу не суждено было сюда добраться.

Никогда.

 

читателей   145   сегодня 1
145 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,71 из 5)
Загрузка...