Другие

«Мне холодно» - зажглась мысль и сразу погасла, погребенная под множеством чужих воспоминаний. Для памяти Олега не имело значения время. Не было границ. Только пожелать, и можно вернуться в счастливое и беззаботное прошлое – в детство.

- Ненавижу рыбалку, – голос дяди Евгения прозвучал, словно он стоял рядом и говорил прямо в ухо. Худой, длинный, напоминавший задиристого воробья, потерявшего в многочисленных драках все перья, кроме хохолка.

- Ты только дедушке Аркадию этого не скажи! – хмуро потребовала Аня, пытаясь застегнуть двухлетнему Олегу рубашку. – Олег, пожалуйста, не вертись! Дай маме тебя одеть!

Мама… она пахла кроликом, которого тискала минут десять назад, думая, что её никто не видел и не мог обвинить в несерьезности. Но запах не скроешь – он остался на её белоснежном платье в чёрный горошек и щекотал нос Олега аппетитным ароматом.

- Ты ему руки выкрутишь! – не выдержал дядя Евгений, наблюдавший за безуспешными попытками сестры облачить сына в рубашку.

- Попробуй сам! – послышался треск ткани, и Аня показала раскрытую ладонь брату, поправлявшему пластырь на обгоревшем носу. – Ну вот, я оторвала пуговицу.

- И так сойдет, ты его не на показ ведешь, – надев панамку, Евгений подхватил племянника на руки и скорчил ему рожу.

Олег захихикал, поморщился от амбре чернил, исходящий от родственника, и проводил восторженным взглядом пролетавшую мимо бабочку. Весь мир жужжал, стрекотал и чирикал. Манило вкусами и красками неизведанное царство…

- Олег, выплюнь! – воскликнула мама, когда малыш молниеносно поймал и отправил в рот стрекозу.

- Что он там сделал? – спросил Евгений, не поворачиваясь к сестре и направляясь к телеге, запряженной рыжим конем, от которого несло навозом и луговыми травами.

- Ничего! – прошипела Аня, жестами пытаясь уговорить сына выплюнуть насекомое, но малыш не понял манипуляций матери и сглотнул. – О, боже! Он это сделал! – она закрыла лицо руками, едва справляясь с подступившей к горлу тошнотой.

- Да что он сделал-то?! – с легкостью запрыгнул на телегу Евгений.

- Дохлую муху съел, – солгал Аня, присаживаясь рядом с братом.

- Мясо! – заржал Евгений.

- Ничего смешного!

- Я в его возрасте дождевых червей пробовал! Я уже молчу о том, что ты ела суп из тараканов!

- Меня сейчас вырвет…

- Слабачка!

Через полчаса прадедушка Аркадий привез развеселившееся семейство на речку. Но рыбалка с самого начала не задалась: рыбёшка попадалась мелкая. Матюгаясь, Евгений едва не утопил удочку под недовольное ворчание прадедушки. Аня целый час бегала за удирающим сыном, не желавшим сидеть на месте. В общем, получал удовольствие от семейного мероприятия только маленький Олег.

Недовольный внуком Аркадий плюнул на рыбалку, раздражённо приказал заканчивать и начать варить уху из того, что есть.

- Я говорил, что рыбак из меня, как из дяди Толи охотник, – буркнул Евгений, разжигая костер с помощью зажигалки.

- Разве не он себе ногу прострелил? – удивилась сестра, расстилая коричневое покрывало на траве.

- И я о том же.

Аня села рядом с братом, вытянув уставшие в царапинах и синяках ноги. Реактивный ребёнок – удовольствие ниже среднего, особенно когда бегаешь за ним по колючим кустам.

- Где ты малого потеряла? – скосил недовольный взгляд на сестру Евгений.

Аня неопределенно махнула рукой в сторону речки, откуда доносилось веселое хихиканье ребёнка и плеск воды.

- Малая, иди и вытащи его оттуда! Он же маленький! Утонуть может! Мамаша называется!

Сестра страдальчески застонала, представляя, сколько навернет кругов, пока поймает неутомимого сына.

- Сейчас…заряжу батарейки… и пойду вытаскивать… – вздохнула молодая мать.

Не успела Аня подняться, как раздалось рычание. Люди повернулись и неловко застыли. Неуклюже спотыкаясь и снова поднимаясь, Олег тянул зубами огромного карпа. Мальчик остановился напротив матери и, не выпуская изо рта рыбу, посмотрел на неё.

У Ани начал дергаться глаз. У Евгения едва очки не свалились с переносицы. Один Аркадий не растерялся:

- Глядзіце! Які паляўнічы ў нас падрастае! – с вполне искренним восторгом воскликнул прадедушка на белорусском языке. – Ідзі, Алежек, яшчэ рыбку злаві!

Счастливый Олег выпустил рыбу, улыбнулся во весь острозубый рот, чем вызвал у матери нервный тик второго глаза, и снова побежал к реке.

- Не ведаю, хто яго бацька, але мужык, відавочна, з прыдурам быў, – буркнул Аркадий, с кряхтением поднимаясь. – Я пайду к Алегу, а вы вуху працягвайце варыць, вунь якога карпа прыцягнуў малец. Хоць у кагосьці рукі растуць з таго месца, – сказал последнее слово, явно на кого-то намекая.

Евгений пришел в себя быстрее, чем Аня. Брат подошёл к рыбе, осторожно приподнял её за жабры и снял очки. Близоруко щурясь, он внимательно рассмотрел место укуса.

- Малая, есть разговор.

- Я знаю, что Олег немного странный, – начала с оправданий сестра, нервно сжимая края платья в горошек.

- Он не просто странный. Я думал, мне показалось. Даже не разбираясь в анатомии, я вижу, что это, – он ткнул костлявым пальцем в укус, – оставили не человеческие зубы. Да и как двухлетний ребёнок смог прокусить скользкую рыбу?! Какой силы должен быть укус?! Мало того, он сам её убил!

- Женя, не пугай меня! – нервно хихикнула Аня. К сожалению, об остроте зубов сына она знала не понаслышке: дома не осталось ни одной целой табуретки.

- Малая, я не шучу! – продолжил брат. – Я ещё Лене, дурак, не верил. Думал, она сочиняет про твоего мужика! Олег каким-то таинственным образом может менять прикус! Если ты хочешь, чтобы твой сын не пострадал, повремени с садиком, а лучше вообще откажись, пока он не научится скрываться. Его отец… необычный человек. Мы должны скрывать, кто такой Олег. Никаких больниц, никаких поликлиник, нужна справка – обращайся ко мне. И объясни Олегу, когда мальчик подрастёт, что он должен скрывать свои различия с людьми, ради своего же блага. Лучше будет, если кроме тебя, меня и Лены об это никто не будет знать, даже родители!

- Это будет трудно…

- Знаю, начнём уже сегодня.

Когда Олег притащил ещё одну рыбину под восторженный крик Аркадия, Евгений подошел к племяннику и улыбнулся во все зубы. Малыш улыбнулся дяде в ответ. Евгению едва не стало плохо, но он набрался мужества и сказал:

- Олежек, видишь какие у меня зубки?

- Кри-ивые! – смеясь, ответил мальчик.

- Ты можешь сделать такие же? – поморщился дядя и продолжил изображать радость.

- Они неудобные! – скривил носик ребёнок.

- Олежек, ты – особенный мальчик. Но не всем людям нравится, когда кто-то отличается от них. Ты же не хочешь расстраивать маму?

Мальчик отрицательно покачал головой. Он не любил, когда мама расстраивалась – она много плакала.

- Поэтому лучше кривые зубки, чем острые и ровные, – произнес Евгений, перестав улыбаться.

Олег вполне серьёзно посмотрел на дядю. Тогда он ещё мало что понимал, но ведь обожаемый и смешной дядя плохого не посоветует?..

***

Семилетний Олег сидел на диване и пытался читать. У него плохо получалось из-за маячившей перед глазами Ани, громко разговаривающей по телефону:

- Мама, мне надо уехать на пару дней по работе… Какой Денис, мама?! Как я могу просить посидеть с ребёнком человека, которого знаю от силы пару месяцев?!.. Мама, он женат!.. Мама!!!

Мальчик со вздохом перевернул страницу книги. Не понимал он долгих разговоров по телефону. Было ясно в начале диалога, что бабушка не возьмет внука к себе. Но Дарья не могла упустить возможность прочитать нотацию непутёвой дочке. Уж очень ей хотелось отдать Аню "в хорошие руки".

Закончив разговор по телефону, Аня замерла посреди комнаты с выражением напряженной задумчивости на лице. Все возможные варианты она перебрала, кроме одного…

- Может, всё-таки к дяде Жене? – захлопнул книгу Олег.

- У него телефон отключен, – недовольно буркнула мать.

- А приехать к нему? Он в отпуске отключает телефон.

- Свинство.

- А всё-таки?

- Ладно, уговорил, собирайся, поедем к дяде Жене, – не стала долго спорить с сыном Аня.

С точки зрения маленького Олега дядя Евгений – не самый плохой вариант в качестве сиделки.

Для племянника у дяди не существовало запретов. Хочешь взять книжку? Бери. В ящик залезть? Залезай. В ванне изобразить аквалангиста? Да, пожалуйста, главное соседей не заливай.

А вот у бабушки Дарьи Олег гостить не любил. У неё позволялось только три вещи: мультики, игрушки и детские сказки. Она искренне считала, что у внука ранимая психика, поэтому контролировала все его действия.

Брат Ани жил в относительно новом районе, где шло строительство многоэтажных домов. Олегу высотки напоминали разноцветные пеналы яркого персикового цвета.

Пробираясь между заборов и машин по направлению к дому брата, Аня напряжённо хмурилась и разговаривала сама с собой. Она набрала номер квартиры Евгения с таким выражением лица, словно собиралась на смертельный бой с гладиатором.

- Алё, – послышался из динамиков домофона недовольный голос.

- Это я, – выдохнула Аня.

- Кто «я»? – не узнал родственницу Евгений.

- Сестра твоя!

Дверь противно запищала, пропуская мать и сына. Лестница, лифт, а затем площадка с живыми цветочками на подоконнике и изображением лесной опушки на стене. На пороге квартиры стоял Евгений в домашней потрепанной временем одежде и тапочках. И снова чернила – вечный спутник дяди.

- О, ты скорпиона привела, – произнес он, протягивая Олегу кулак для приветствия. – Проходите.

Так как племянник родился двадцать седьмого октября, Евгений в шутку называл его скорпионом, по той же причине обзывал мартовскую Аню – воблой, а январскую Лену – козой. Сам же гордо именовался стрельцом.

- У тебя гости? – заглянула на холостяцкую кухню Аня.

- Да, дед Петя притащился, – пренебрежительно махнул рукой Евгений. – Денег одолжить на какой-то грандиозный проект.

- Знаю-ю, скоро тебя потеряю-ю! – тихо запел Олег.

Дядя громко заржал.

- Олег, это некрасиво! – возмутилась мама. – Женя, не поощряй!

- Да ладно тебе! Смешно же! И скорпион прав. Шиш дед получит от меня хоть копейку. Знаю я его проекты.

Дедушка Петя плохим человеком не был, но у него имелось две серьёзные проблемы: азартные игры и «буль-буль», как говорил Евгений.

- Ребёнок! – пьяно икнул Петя и, обращаясь к вошедшему на кухню Олегу, совсем не в тему сказал: – Тебя нашли в капусте… Понимаешь?.. В ка-пу-сте! Вот так вот!

Судя по недоброму выражению лица Евгения, дед успел его достать. Трезвым Петя любил рассказывать про базы, проекты, новую работу, лишь бы денег дали на развитие бизнеса. Если слушатель смягчался и одалживал необходимую сумму, то дед месяцами совершено бесплатно кормил его сказками, приправленными трагизмом с участием бандитов и перестрелок, а долг никогда не возвращал. Пытались деда лечить, но безрезультатно.

- Малая, там пирожки с мясом на столе, угощайся, – Евгений с трудом поднял пьяного дедушку со стула. – Я пока деда домой отведу. Давай, дед, ты уже хороший.

- У меня проект! – важно заметил Петя, поправляя панамку в клеточку на лысой голове.

- Да-да, я понял, у тебя проект, – кивнул брат Ани, ведя пожилого мужчину к выходу.

Мать Олега кое-как разгребала угловой диван из завалов медицинской литературы и газет, села сама и посадила рядом сына. Пирожки Аня проигнорировала, а вот Олег не отказался от парочки.

Вернувшись, Евгений застал сестру беспокойно мерящей пространство – сидеть ей надоело.

- Рассказывай, – бросил брат, сгребая немытые кружки в раковину.

- Женя, мне надо уехать по работе на несколько дней… ты можешь присмотреть за Олегом? – разом выпалила Аня.

- Кто за кем будет присматривать, я за ним или он за мной?

- Женя!

- Сосиски и макароны будешь варить сам! – грозно предупредил племянника Евгений.

- Женя!

- Малая, ну, что ты женькаешь? Я ж не отказываюсь тебе помочь, но сосиски он будет варить сам!

- Мам, все хорошо, – влез Олег.

- Да, маман, все хорошо! – подколол сестру Евгений, присев на диван и обняв племянника за плечи.

- Олежек, веди себя хорошо, – решила переключиться на сына Аня. – Дядю Женю слушайся и не проказничай.

- И не умничай, – добавил от себя Евгений, – а то друзья дяди Жени будут чувствовать себя тупыми рядом с моим гениальным племянником, который в семь лет учится в пятом классе и помнит наизусть телефонный справочник!

Аня глубоко вздохнула, стараясь не обращать внимания на реплики брата. Серьёзным он бывал только на работе. Иногда она поражалась тому, как Евгений умудрился защитить кандидатскую и не настроить комиссию против себя. Врагов брат заводил с такой легкостью, что оставалось удивляться, как его не прибили.

После небольшой перебранки, Аня отдала брату листок с инструкциями по уходу за Олегом, а затем ушла, не заметив, как Евгений выбросил её список в урну. Дядя спокойно уселся за ноутбук, предоставив племянника самому себе.

Вяло жуя третий по счёту пирожок, Олег подошёл к распахнутому настежь окну. Но привлекло его внимание не пейзаж, завораживающий душу, а обычный и банальный голубь.

Да и о какой красочности пейзажа можно думать, когда на водоотливе сидел наглый голубь? Хотелось поймать наглеца, сломать ему шею, а затем… Ненормальные мысли… Пирожки показались безвкусными и мерзкими на вкус, а рот Олега заполнился слюной…

Ребёнок опомнился только после того, как дядя закрыл и зашторил окно плотной тканью, а в руках у мальчика осталась горстка окровавленных перьев.

- Говорил малой, чтобы она тебя сырым мясом кормила, – пробурчал Евгений, осторожно выглядывая в окно через штору. – Надеюсь, соседи не видели.

Аня редко кормила сына сырым мясом, но не потому что забывала. Она никак не могла смирится, что её ребёнок другой и вместо вкусного супчика запросто мог съесть замороженную курицу вместе с костями и потрохами. Неоднократно мама пыталась перевести Олега на человеческую диету, но произошедшее с голубем доказало, что её действия не привели к успеху.

Евгений привел ошеломленного племянника в ванную, где помог ему смыть перья и кровь с рук и лица.

- Разве это нормально, что меня тянет убивать? – спросил Олег, ощущая привкус крови во рту, не казавшийся ему отвратительным.

- Для тебя нормально, – отозвался Евгений. – Тебя просто тянет к сырому мясу.

- Как это может быть нормальным? Я только что съел ГОЛУБЯ!

- Пошли завтра в лес браконьерствовать, завалим зайца, съешь зайца, если тебя голубь не устраивает, – невозмутимо ответил дядя.

Олег скептически посмотрел на родственника, но… мысль о зайчатине оказалась настолько заманчивой, что он непроизвольно сглотнул.

- Не переживай, ты растёшь, – похлопал его по макушке Евгений. – Тебе нужны кирпичики, пусть странные, но это же ты. Ты и нормальность – вещи несовместимые.

- Дядя… а ты встречал других?..

Евгению не надо было пояснить, о ком спрашивал племянник.

- Никогда.

***

- Олег, у нас ничего не получится, если ты будешь просто сидеть и молчать!

Мальчик поднял взгляд от рисунка на школьного психолога – Наталью Владиславовну – сорокалетнюю полную женщину с большим бугристым носом и квадратным лицом. От нее пахло приторно сладкими карамельными духами и спиртным с примесью диких трав и лекарств. Бальзам?

Как только женщина не пыталась расшевелить мальчика, какие техники только не применяла, чтобы заставить его говорить, но ей попался крепкий орешек.

- Ты понимаешь, что у тебя есть проблемы, которых не решить, если ты будешь молчать?

«О да, у меня есть проблемы. Я ем сырое мясо и умею колдовать» - хмыкнул Олег, продолжая рисовать радугу. Ничего говорить школьному психологу он не собирался. За Натальей Владиславовной водилась дурная привычка рассказывать о проблемах учеников всей школе и о своем «героическом» участии в их решении. К ней Олега направили после конфликта с уволившейся математичкой. И только он один знал истинную причину её ухода…

Наталья Владиславовна промучила Олега еще час, пока окончательно не опустила руки. Из её кабинета мальчик вылетел ракетой.

- Олег! – подбежал к нему лучший друг Виталик, обдав букетом пота, мела и старых кроссовок. – У нас теперь новый учитель математики! Он такой классный! Мне так понравилось на его уроке! Я даже записался к нему на дополнительные занятия и тебя записал!

«Зачем?» - едва не ляпнул Олег, но вовремя сдержался, чтобы не обидеть друга. Виталик хотел, как лучше.

- У него даже двоечники сидели и слушали! – пустил контраргумент Виталик.

Но Олег скептически относился к рассказам друга.

Утром состоялась первая встреча с Леонидом. Олег едва о порог не споткнулся, когда пересекся с ним взглядом. Ему показалось, что его просканировали.

- Что встал? Топай давай, вундеркинд! – поторопил кто-то из одноклассников.

И пока Олег садился и раскладывал на парте школьные принадлежности, его не покидало чувство, что новый учитель за ним наблюдал. И вроде бы в облике мужчины ничего не нашлось необычного. На вид лет тридцать, спортивного телосложения кареглазый шатен. Но… что-то настораживало и беспокоило в нём.

Урок Леонид начал с шутки. Пока решались задачки на доске, учитель не переставал веселить класс и активно вовлекать учеников. На второй половине урока даже вечно скучающий Олег втянулся в процесс.

Но подозрительность вернулась, когда Леонид подошел к Олегу и коснулся его руки. Особенно его интересовал сустав возле большого пальца. Мужчина отошел к доске, так и не прокомментировав странное поведение.

Олег запоздало вспомнил, что именно на руках кости-то у него иные… он начал присматриваться к чужаку. Было ощущение, что Леонид пытался повторить образ идеального учителя из фильма. И математика… у него другая. Леонид ни разу не упомянул известных ученых. Он ни разу не воспользовался школьным учебником и придумывал задачки прямо в ходе урока. Даже домашнее задание Леонид написал на доске, вновь проигнорировав учебник.

Но самое главное… Леонид ничем не пах. Он проходил мимо, но даже аромат мела на нем не задержался, как на других учителях.

- Олег, чего ты такой хмурый? – спросил Виталик после урока. – Разве тебе не понравился урок?

- Мне этот Леонид Михайлович не нравится…

- Тебе вообще кто-нибудь нравится? – сразу погрустнел друг. – У нас такой классный учитель появился, а он ему не нравится!

- Он странный…

- Это ты странный, а он нормальный!

- В этом его и странность, у него нет странностей! Он слишком идеальный, словно из фильма! Ты видел его почерк?!

- Я так не считаю, – скрестил руки на груди Виталик. – Он нормальный!

- Нет, он странный!

- Нормальный!

- Странный!

- Нормальный!..

- Что-то случилось, мальчики?

Пока дети спорили, они не заметили, как к ним подошел Леонид. И тут впервые за всю их дружбу Виталик сдал Олега учителю:

- Олег считает, что вы странный, а я думаю, что вы нормальный!

Это был как удар под дых. Олег не знал, что сказать в защиту.

- И почему твой друг считает меня странным? – тепло улыбнулся Леонид.

- Потому что вы слишком идеальный, у вас нет странностей и вы похожи на героя из фильма.

- Можно посчитать за комплимент, – учитель по-доброму засмеялся, а его ноги оторвались на пару секунд от пола.

Олег сразу наградил Виталика взглядом: «Ты это видел?» Но друг ничего не видел, он был в таком восторге от нового учителя, что не хотел ничего замечать. Виталик никак не мог наговориться с чудо-учителем, а Леонид слушал его и не останавливал. Мало того, он поощрял болтливость ученика.

- Виталик, нам пора домой! – прошипел Олег.

- Можешь идти один, меня дома не ждут.

- А почему тебя не ждут? – присел Леонид, пока Олег стоял с отвисшей челюстью.

И Виталик выложил всё как на духу: и про маму, и про папу, и про кучу отчимов, и про злую мачеху, и про маминых подружек. А под конец расплакался.

- Олег, иди домой, – подтолкнул ребёнка к выходу Леонид, а всхлипывающего Виталика повел обратно в пустой класс.

«Что это было?» - в полнейшем удивлении смотрел на закрывшуюся дверь Олег. Виталик никогда не доверял взрослым и никогда никому не рассказывал о проблемах дома. Уверенность в том, что Леонид не совсем обычный учитель росла с каждой секундой.

Олег сел рядом с дверью на пол и ждал, когда сеанс психотерапии закончится. Подслушать, о чем учитель говорил с Виталиком, не получилось, хотя на слух Олег не жаловался.

Из класса Виталик вышел заметно повеселевший, а у Леонида Михайловича впервые появилась гримаса неудовольствия.

Не дожидаясь вопросов учителя, Олег взял друга за руку и потащил к выходу. Он затылком чувствовал, как Леонид Михайлович смотрел им вслед.

- Ты бываешь таким засранцем, Олег!

- Я ему не верю! И не понимаю, почему ты ему веришь?! Ты его впервые вчера увидел!

- Может, потому что он хороший!

- Такой хороший, что все, что можно вытянул из тебя!

- Я не рассказывал ему о твоих способностях!

Олег остановился.

- Я ни в чем тебя не обвинял.

Виталик сжал губы в одну линию.

- Мне хотелось рассказать, очень сильно хотелось. Он только один раз о тебе спросил, и мне сразу захотелось ему рассказать… о том случае… когда ты призвал грозу…

- И ты считаешь это нормальным?

- Да! – упрямо повторил Виталик и вновь скрестил руки на груди. – Он хороший!

Олег досчитал до трех и решил, что в другой раз попробует переубедить друга. Если, конечно, у него получится…

***

Занятый неприятными мыслями, Олег сидел за кухонным столом и маленьким тупым ножом нарезал петрушку. В гости к сыну и внуку наведалась Дарья, поэтому мальчик не изображал из себя «кухонного ниндзя», как любила про него говорить тетя Лена. По мнению бабушки Дарьи, Олегу нельзя пользоваться плитой, острыми ножами, аптечкой, в общем, всем тем, что могло нанести внуку вред. О том, что мальчик разбирался в технике и в лекарствах лучше мамы, она наивно не знала, а Аня её не посвящала.

Дарья обвинительно трещала о родственниках, жаря лук с морковкой. Евгений слушал маму и согласно кивал, не стараясь отвечать.

- Бабушка, а бывают ли на свете идеальные учителя? – спросил Олег, продолжая возиться с петрушкой. – Такие, что… их сразу все любить начинают?

- Бывают, их еще называют учителями от Бога, – с охотой ответила Дарья внуку. – А что, у вас такой появился?

- Да, наш новый учитель по математике.

- А куда делась Клавдия Степановна? – удивилась она.

- Уволилась, – коротко ответил Олег, не уточняя деталей.

Бабушка забрала у ребёнка нарезанную петрушку и хмуро посмотрела на острые ногти внука. Евгений едва не ругнулся, заметив направление её взгляда.

- Мы косплеили вампиров, – подсказал дядя с ухмылкой. – Олег, покажи бабушке зубки.

Олег знал, что нужно делать.

- О, божечки! – схватилась за сердце Дарья, едва увидела клыки внука. – Взрослый мужик, хоть бы подумал, какой пример подаешь мальчику!..

- Бабушка, – отвлек её от вампирской темы Олег, – а бывают ли люди, которые сразу вызывают доверие у других людей?

- Бывают, их психологами называют.

Дарья с обожанием чмокнула Олега в щеку и, попрощавшись с сыном, отправилась на работу.

- Что там за учитель нарисовался? – подозрительно осведомился Евгений после ухода бабушки.

На потолке лопнула лампочка, выдавая настроение Олега.

- Ну? – событие дядю нисколько не смутило – он привык к способностям племянника.

- Обычный учитель… на робота похож.

- Хм, если сравнивать с тобой, то это не самая большая странность. Но ты говори мне, если что-то еще заметишь. Нам неприятности не нужны.

- А что если он такой… как я?

- Мы соберем манатки и свалим из города, – на полном серьезе ответил Евгений.

- Все настолько плохо? – опечалился Олег.

- Твой отец оставил о себе негативные впечатления.

- Вы никогда не рассказывали мне о нем.

- Мне самому рассказала Лена о том, что он с кем-то подрался и разнес с помощью электричества полрайона. Мало того, ему подчинялись толпы людей, словно религиозному фанатику.

Олег вздрогнул, вспоминая Клавдию Степановну и о том, что сразу после конфликта с ним она прыгнула со второго этажа. Случайность, которая едва не закончилась трагедией.

- И куда отец делся? – продолжил спрашивать Олег.

- Я не знаю, его никто и никогда не видел. Да и сказать честно, я бы не хотел с ним встречаться.

- А он… летать умел?

- Эм… Олег, вот только полетов нам не хватало, – неправильно понял племянника Евгений.

Олег хотел сказать о том, что заметил, как учитель взлетел, но не стал делиться с дядей наблюдениями. Вдруг, ему привиделось?

***

Напрасно Олег дожидался друга возле его дома. Пришлось идти без Виталика. О причине забывчивости товарища Олег узнал, когда пришел в школу и увидел возле класса математики толпу школьников. Виталик стоял среди других детей и вертелся вокруг учителя.

- Олег! – весело помахал рукой друг, привлекая его внимание.

Олег пересекся взглядом с Леонидом Михайловичем, который и был причиной внепланового сбора детей.

- Да ну нафиг! – развернулся на пятках мальчик и направился в противоположную сторону от класса математики.

- Олег, ты куда?!

Но Олег был уже далеко и не собирался возвращаться. Манипулировать друзьями он никому не позволит. Леонид сам нарвался. План созрел сразу. Надо было действовать быстро и без промедлений. Без стука Олег распахнул дверь в кабинет психолога и уселся напротив Натальи Владиславовны.

- Олежек, что-то случилось? – спросила она с искренним беспокойством.

- Да! Случилось! – решился Олег на безумную авантюру. – Мой друг попал в религиозную секту, что мне делать?..

***

- Крыса! Крыса! Крыса! – орали школьники, сопровождая Олега на улице.

Олег раздраженно прервал их крики одним мощным импульсом, который опрокинул детей, как порывом ветра. Дети с визгом разбежались:

- Ураган!!! Спасайся, кто может!!!

- Придурки, – фыркнул Олег им вслед.

Как и ожидалось, не шибко умная Наталья Владиславовна развила бурную деятельность по борьбе с сектантом, посмевшим закрасться в учительский состав и дурманить головы невинным детишкам. Олег ей активно помогал, прилагая все силы, чтобы чужак убрался восвояси. Но Леонид оказался не из робкого десятка. Он сумел убедить окружающих в своей невиновности и что его действия неправильно поняли.

Когда Леонида отпустили из кабинета директора, при виде Олега он прямо в руке сломал пластмассовую указку.

После случая с Леонидом Олег отказывался ходить в школу и вообще показываться на улице. Со школы звонили учителя и спрашивали, что случилось с Олегом, почему он не ходил на уроки. И вернувшаяся с командировки Аня лгала и придумывала про температуру, насморк и кашель, а затем звонила Евгению, чтобы он выписал справку для школы.

Виталик навещал друга, но тему об учителе математики больше не поднимал. Лишь один раз заикнулся, что Леонид Михайлович о нем спрашивал, но Олег слышать ничего не захотел.

- Олег, чтобы не случилось в школе, ты не можешь прятаться дома вечно, – собиралась на работу Аня. – Мне уже рассказали, что произошло, и я очень удивленна. Это на тебя не похоже.

- У меня были весомые причины так поступить, – нахмурился Олег.

Мать поняла, что затронула опасную тему, заметив моргающий на улице свет. Дома-то они перешли на свечное освещение, что не мешало Олегу периодически лишать электричества соседей.

- Олег, что случилось? Ты можешь мне рассказать?

- Нет, – категорично ответил сын.

- Ну, как знаешь, но рано или поздно в школу тебе придется пойти.

- Я хочу перевестись в другую школу.

Мать опешила и не сразу попала в рукав пальто.

- Посреди учебы? А как же Виталик?

Олег промолчал. Как быть с Виталиком он и сам не знал. Друг по-прежнему не разделял его негативного отношения к Леониду.

- Олежек, не надо рубить с плеча, – обняла и поцеловала в макушку сына Аня. – Конфликт с учителем не повод переводится в другую школу.

- Клавдия Степановна уволилась из-за меня, – признался Олег. – Почему тогда я не могу уйти?

- Но это же не выход, Олег, а бегство, – еще крепче обняла его Аня. – Ты у меня лев, а не какой-то страус!

Олег улыбнулся.

- Если ты считаешь, что был прав в конфликте, то иди в школу с гордой поднятой головой и покажи всем, что ты – лев.

- Даже если меня собираются всем классом подловить после школы и поколотить?

- Разрешаю дать сдачи… аккуратной сдачи.

- Она возможна в моем случае?

У Ани отчетливо читался скепсис на лице.

- Ладно, тогда используй тактику курицы и убегай.

Олег не удержался и засмеялся.

- Я люблю тебя, мам.

- Я тебя тоже, – еще раз чмокнула его в макушку Аня. – Я на работу. И постарайся все-таки избежать конфликта с одноклассниками и договориться мирно.

- Хорошо, мам.

***

Леонида в школе не оказалось. Вместо него урок математики проводила директриса Галина Максимовна – она решила взять на себя проблемный класс, а новенького учителя назначить к детям спокойнее. Одноклассники кидали на Олега недружелюбные взгляды, а на перемене старались то плечом задеть, то крысой обозвать. Они считали его виновным в том, что Леонида сменила директор.

Олег старался игнорировать агрессивные выпады, пока его не остановили после школы на подходе к дому.

- Ну что, крыса, ты не такой крутой без поддержки старших?!

- Отошли! – прорычал Олег.

- И нас сдашь, крыса?! А?!

Олег смутно помнил, что произошло дальше. Был долгий забег, крики мальчишек, безуспешно пытавших его догнать, ветки деревьев, хлеставшие по лицу, а затем провал.

Он очнулся от громких криков, оглушающих взрывов и выстрелов. Кружилась голова и тошнило, от боли кололо в висках. Вначале Олег никак не мог понять, где оказался и что за мелькающие вокруг него фигуры животных…

«Это сон?» - нахмурился он, провожая взглядом рогатого трехметрового монстра с оскалом тирекса. Олег осторожно пошевелился и рукой шлепнулся в тёплую лужу, оказавшейся кровью. На него остекленевшим взглядом смотрел разрубленный пополам мертвец. И человеком его назвать не поворачивался язык из-за его схожести с кошками.

- Что происходит?! – осмотрелся Олег.

Но ему никто не ответил. Сражение продолжилось. Противники рвали и кромсали друг друга на части. Сознание отказывалось воспринимать новую реальность.

Мальчик обратил внимание, что в его сторону направлялся рогатый рослый мужчина. Взгляд красных горящих глаз не предвещал ничего хорошего.

Олег попытался отползти, но спиной уткнулся в мертвую тушу монстра.

«Это сон, я в очень реальном сне!» - пытался убедить себя Олег, пока приблизившийся мужчина с яростью не замахнулся на него и не ударил когтями. Инстинктивно Олег ушел от атаки, но ему не хватило скорости. Плечо обожгло болью.

- Что вы делаете?! – заорал он, падая на спину и сжимая окровавленное плечо. – За что?!

На тонких губах рогатого заиграла неприятная улыбка.

- Меня ты не обманешь своей невинностью, смерть несущий.

Он с видимым удовольствием облизнул окровавленные когти и вновь бросился на ребёнка, обнажая в оскале острые зубы. Единственное, что понял мальчик – сейчас он умрет. Эта мысль и стала решающей. Рогатый мужчина, словно споткнулся в прыжке и пролетел мимо.

Олег как в замедленной съемке повернулся в его сторону. Незнакомец лежал мёртвый с выжженными глазницами, а из уголка рта капала чёрная кровь.

Мальчик поднял взгляд на армию и окружающие один за другим падали замертво. Они кричали, бежали… и падали.

Притихший Олег наблюдал, как армия редела на глазах. Где-то вдали продолжали слышаться взрывы, но и они затихали, словно кто-то невидимый выключил звук. Вскоре Олега окружали только мертвецы и неестественная тишина.

- Олег! – донёсся до слуха знакомый голос.

Мальчик заметил призрачный силуэт среди дыма и огня. Прибежавший Леонид упал на колени и обнял ошеломлённого происходящим ребёнка.

- Я здесь, всё хорошо, – произнесла он, а Олег почувствовал, как засыпает под действием его голоса. – Я вынесу тебя отсюда…

***

Была глубокая ночь, когда в лесу Аня и её старший брат Евгений пытались отыскать пропавшего средь бела дня Олега.

Перед тем как поднять панику, Аня обзвонила всех одноклассников, переговорила со всеми учителями, оббежала все любимые места сына. Но Олега нигде не нашлось. В больницах и… моргах его не оказалось. Ближе к вечеру женщина позвонила старшему брату и в слезах рассказала ему, что произошло.

- Если с Олегом что-то случится, я эту школу вместе с её гребаными учениками закопаю! – ругался злой как разбуженный во время спячки медведь Евгений, шаря по кустам и подсвечивая себе фонариком.

- Оле-ег! – крикнула Аня и споткнулась о корягу.

- Ты тоже овца! Почему ты сразу мне не позвонила?! Может, этот учитель был педофилом и приставал к Олегу?!

Но у Ани случилась истерика. Она не могла нормально соображать. Во всем случившемся винила только себя одну. Если бы только заметила, если бы только распознала, ее мальчик не попал бы в беду.

- Давай в милицию позвоним! Пускай организуют поиски с собаками!

- Какая милиция?! Забыла, как Олег зеков грохнул?! Хоп, и пять мужиков уснули вечным сном!

- Это был не он!!! – завизжала Аня.

Евгений зло матюгнулся.

- Я пойду, развалины проверю, а ты еще по кустам пошарь.

- Оле-ег! – еще раз крикнула Аня в надежде, что сын услышит её и отзовется.

Она посветила себе фонариком в разных направлениях и испуганно вздрогнула, когда свет задел полупрозрачную фигуру.

- Иди за мной, – поманил за собой образ.

«Призрак?! – не на шутку перепугалась Аня. – А вдруг он приведет меня к Олегу?!» Дрожа всем телом, она последовала за призрачной фигурой. По щекам безостановочно текли слезы. Волнение за сына было сильнее, чем первобытный страх перед потусторонним миром.

- Оле-е-ег!!! Не-а-ат!!! – в ужасе завизжала Аня, когда фонарь осветил неподвижное тело её сына.

- Мала-а-ая! – заорал Евгений, откуда-то со стороны развалин.

Когда брат нашел сестру, она в истерике обнимала сына и гладила его по безвольно повисшей голове.

- Сыночек, очнись, пожалуйста, открой глазки!

Евгений решительно забрал племянника у сестры, проверил его пульс, потрогал лоб и прослушал дыхание.

- У него сильный жар, – ему на глаза попалась жуткая рана на плече мальчика. – Он что, с Годзиллой подрался?! Так, быстро идем в машину!

Всю дорогу до больницы Евгений гнал как сумасшедший, матерясь на сонных водителей. Он унес Олега, позвав кого-то из дежурных врачей, а Аню оставил в зале ожидания.

Минуты казались часами. Весь мир Ане виделся серым и бесцветным. Её ребёнок попал в беду. Ни о чем другом она думать не могла.

- Не волнуйтесь, с Олегом всё хорошо, – донеся до неё мягкий голос. Чьи-то сильные руки коснулись плеч.

Ане перевела бессмысленный взгляд на призрачную фигуру. Его внешность никак не хотела запоминаться, словно ускользала.

- Вдохните, пожалуйста, – он зачем-то поднес к её лицу ингалятор.

«Что он от меня хочет? Я не астматик», - тупо уставилась на ингалятор Аня.

- Вдохните, вам станет легче.

У Ани не осталось сил сопротивляться, и она вдохнула. Вкуса у необычного лекарства не было. По телу разлилось приятное тепло. Появилась уверенность, что Олег в надежных руках и ей нечего боятся. Тревога исчезла, потянуло в сон.

- У вас был тяжелый день, вам надо поспать.

«Да, он прав, мне надо поспать», – соглашалась Аня, безвольно закрывая глаза.

- Отныне Олег – моя проблема…

***

Мама рыдала, долго с истерикой и причитаниями. От её слез у Олега осталось мокрое пятно на пижаме. Неизвестно сколько бы продолжалась истерика, если бы Аню не выгнал пинками старший брат и закрыл за ней дверь, велев пухлой медсестре вколоть «овце» успокоительного или на крайний случай напоить чаем с валерьянкой.

- В следующий раз, когда соберешься подраться с Годзиллой и героически спасти мир, бери ружье, – назидательно сказал Евгений племяннику.

- Я не дрался с Годзиллой, – растеряно потер глаз Олег и устало обвел палату взглядом. – Я ничего не помню. Что случилось?

- Тебе какой-то хищник едва полплеча не оттяпал. Учитывая, что водится в наших лесах, кроме хомячка-мутанта мне на ум ничего не приходит.

Олег хрипло рассмеялся.

- Ты действительно ничего не помнишь?

- Нет, – солгал мальчик.

- Олег, если у тебя какие-то проблемы…

- Я знаю, я могу всегда рассказать о них тебе, и ты во всем разберешься, – перебил племянник.

- Но сейчас ты считаешь по-другому.

- Просто… мне моя жизнь напоминает сериал «Полтергейст».

- Ну, наймем бабку-гадалку, они быстро все твои полтергейсты веником разгонит.

- Я серьезно.

- Я тоже. Когда не работают традиционные методы лечения, люди идут к нетрадиционным целителям.

- Может… сразу к экзорцисту? – с кривой улыбкой уточнил Олег, вспоминая мертвых чудовищ и рогатого мужчину. Вряд ли с ними справится дядя – его ружье не заставит их даже почесаться.

- Я подумаю над твоим предложением.

Евгений потрепал растрепанную шевелюру племянника.

- Совет. Не лезь, куда не понимаешь…

- Я никуда не лез! – возмутился Олег.

- С твоими способностями я бы ничему не удивился… малая утверждает, что видела призрака.

- Может, ей показалось? – насторожился Олег.

- А может и нет, так что не пугай нас больше и не дерись с Годзиллами.

- Хорошо, я постараюсь.

- Мне сходить в школу?

- Эм… нет.

- Ты боишься этого учителя? – поправил очки Евгений и подозрительно присмотрелся к Олегу. – Нам собирать манатки и уматывать из города?

- Нет!

- А если подумать?

- Дядь Жень, всё хорошо! – Олег поморщился от боли в плече. – Это было никак не связано со школой и с нашим учителем… честно…

- Мы еще вернемся к этому разговору, приятель, – хмуро сказал Евгений и направился к выходу, – не думай, что я об этом забуду.

Олег не сомневался, что не забудет. Когда дядя ушел из палаты, мальчик заметил призрачную фигуру в углу.

- Кто вы такой? И что вам от меня надо? – спросил Олег, приподнимаясь.

Леонид приобрел видимую форму и присел на кровать.

- Я тот, кто будет тебя учить, – он обнажил в улыбке острые зубы. – Я помогу тебе принять то, кто ты есть на самом деле. Обещаю, ни один демон больше не коснется тебя и твоей семьи, если ты меня послушаешь.

- Вы…

- Я тоже другой…

***

Из транса Олега вывел дядя Евгений. Только в этот раз живой, стоящий рядом, а не призрачный из прошлого. Реальный старше, у него намечалась седина на висках и на усах, которые он решил отрастить лет пять назад. От него несло мужским одеколоном для бритья и знакомыми с детства чернилами. Из домашних синих штанов виднелся яркой раскраски водяной пистолет.

- Ты не замечал, что у тебя глаза светятся, когда ты на фотки смотришь? – поинтересовался Евгений, с аппетитом поедая куриную ножку.

- Я был в детстве, – ответил Олег, сжимая кулак и заставляя голоса прошлого замолчать. Заледеневшая во мраке душа оттаивала.

- М-м-м, – сделал вид, что понял дядя, его мало интересовали вопросы магии и зачем племянник периодически погружался в прошлое. – Жена тебе баранье мясо прикупила, как ты любишь.

- Что ты сказал ей про мои вкусовые пристрастия?

- Ну, есть же на свете вегетарианцы, а ты у нас мясоед, – флегматично пожал плечами Евгений, доедая курицу и облизывая жирные пальцы. – В мире, знаешь ли, без всякой нечисти куча странностей. Да и человеку легче поверить в НЛО, чем в стража границы, который отрывает демонам рога в изнанке и не позволяет им схавать наш мир на завтрак… - Ты ж мне сувенирчик из изнанки привез? Давно хотел себе на стену демоническую голову повесить.

- Знаешь, дядь Женя, мертвый демон – сомнительный подарок. Даже после смерти они умеют сводить людей с ума.

- А череп? – не сдавался Евгений.

- Нет, но можем заказать муляж.

- Этим добром я и сам себя обеспечить могу… Как папаня поживает? – решил сменить тему Евгений.

- В меланхолии, – ответил Олег.

- А он из неё когда-нибудь выбирался? Сколько его помню, вечно ходит всем недовольный, так бы в зубы дал, да кулака жалко. На месте малой гнал бы его веником. Женщины. Нравятся им всякие слезливые томные слюнтяи. Не принимай на свой адрес, ты в нашу породу пошел.

- Бессмертие накладывает свой отпечаток, – глаза Олега снова засветились, а в уголках век появились веселые морщинки. – Для нас время течет по-другому…

- То-то я смотрю у тебя морда кислая. Лет сто, видать, прошло с тех пор как мы с тобой последний раз виделись?

Олег покрутил пальцами и промолчал, словно намекая на то, что сто лет – слишком маленький срок для изнанки.

- Идем с нами ловить носочных троллей! – врезался в Олега маленький сын Евгения. – Они воруют наши носки!

- Да! – поддержала старшего брата сестра и продемонстрировала взрослым носок цыплячьей расцветки в качестве доказательства.

- Да, носочные тролли – очень серьезная проблема, – поддержал малышню Евгений и с вороватым видом зарядил водяной пистолет из вазы с цветами. – Твоя очередь развлекать малых, а я пойду виртуальных демонов убивать – они меня заждались, родимые.

- Это твоя месть за то, что меня оставляли с тобой?

- Какая месть? Ты сам говорил, что тебе во мраке холодно, – ответил дядя и вручил Олегу пистолет. - Детишки тебя быстро разогреют со своими неуловимыми носочными троллями.

- Боже, носочные тролли… - закрыл глаза Олег.

- Чего ты смеешься? Считаешь они не достойны твоего царского внимания? Не только ж мироздание тебе спасать, надо иногда и мусор вынести.

- Да не, это я так запугиваю троллей…

 

читателей   108   сегодня 2
108 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...