Бич Нептуна

Буря мотала корабль всю ночь. Громадные холодные волны проносились по палубе, сметая смельчаков. Алон не слышал их последних криков. Рёв стихии не пересилить.

Ветер налетал следом, терзал ослабших моряков в промокшей одежде. Сегодня кто-то заболеет, а завтра возможно умрёт.

Алон жался в вороньем гнезде. Вдали от бушующей природы, но со смертью в обнимку. Мачту шатало. Она хрипела словно портовая девка.

Моряк ударился головой и очнулся лишь под утро. Он поднялся, чтобы осмотреться. Море улеглось, небо прояснилось. Чёрные, как смола, воды окружали корабль, и только вдали виднелся остров. Сердце Алона упало в пятки, а возможно и дальше, расколовшись о палубу внизу.

– Глубокая вода, капитан! – крикнул он со всей мочи.

Людям внизу цвет воды не казался таким пугающим. Боцман резко дёрнулся и побежал к колоколу.

– Всем занять свои места, – проревел капитан, поправляя треуголку. – Шевелитесь сухопутные крысы.

Звон колокола заполонил палубу, перелился за борт и упал в воду. Горизонт вспенился, море поднялось. Нечто огромное неслось прямо на корабль.

– Справа по борту, капитан! – Алон указал направление.

Командир судна поднял подзорную трубу. Каменный плавник разрезал океан и рос на глазах.

– Канониры к пушкам! – крикнул боцман, получив распоряжения.

– Магический порошок отсырел, – сообщил один из моряков.

– Так принеси сухой, – махнул на них капитан. – Как дети ей богу, стоите и блеете, как овцы.

Море отхлынуло в стороны, раскрывая величественного зверя. Силуэт монстра затмил солнце. Тень обрушилась на корабль, страх заразил команду. Существо сразу устремилось на них, не замечая тяжесть океанических вод.

На мостик вбежал плотник:

– Такелаж повреждён, капитан. Паруса не поднять.

– Кто хочет ещё раз увидеть дом и полон храбрости… – обратился капитан ко всем. – К пушкам! Остальные убирайтесь в трюм. Молитесь Обиженному богу, главное не путайтесь под ногами. С его зверем мы как-нибудь сами…

Пушки зарядили и навели. Канониры замерли с горящими фитилями, готовясь обрушить всю разрушительную мощь орудий Триумвирата, которые создавались для единственной цели. А именно отгонять от суши всех глубоководных тварей, норовящих побеспокоить цивилизованный мир.

– Ждём. Ждём… – произнёс капитан, а затем крикнул. – Огонь!

– За Доминион! – взревел боцман.

Канониры опустили фитили. Канонада разорвала воздух, дым заволок палубы. Моряки зажмурились. Рёв твари обрушил небо им на голову. Оглушил и заставил прятаться. Волны ударили в борт. Корабль накренился.

– Он не останавливается! – крикнул вниз Алон.

– Ещё раз! – произнёс боцман, но люди не послушались.

Паника охватила моряков. Они в беспорядке метались по кораблю, прыгали за борт и пытались уплыть.

– Оградите нас милостивые боги, – вымолвил капитан.

Громадная, словно остров, лапа упала на корабль, разломив его надвое. Мачта вместе с Алоном мчалась навстречу смерти. Стальная вода расколола его гнездо и выбросила прочь.

Он без чувств качался на волнах, не слыша рёв зверя. Тот уже разобрался с кораблём и ушёл на дно. Холодное и чёрное дно! Не стал гоняться за мелочью. Зачем? Акулам тоже хочется есть.

Акулы вцепились в Алона мёртвой хваткой. Одна в ногу, другая в левый бок. Сотни острых кинжалов разрезали плоть и вернули моряка в сознание. Рыбины дёргались и метались, стараясь оторвать кусок побольше.

Кровь хлынула в океан, ноги Алон уже не чувствовал. Боль, словно раскалённый метал, прожигало левый бок. Моряк бил скользкую рыбину руками, однако силы покидали его. Вскоре он затих, туман заволок взор. Остальные надругательства над телом уже не имели значения.

 

– Похоже на сон, правда! Хочешь проснуться? Подумай, не торопись…

– А что взамен?

– Хороший вопрос. Толковый! Скажем… поручение.

– Согласен.

 

***

 

Алон очнулся на песчаном пляже. Стал себя ощупывать, проверять, целы ли ноги.

– Это был сон…

– Как тебе будет угодно.

Моряк вздрогнул, не каждый день смертный заключает сделку с Богами. Алон поднялся и посмотрел в бесконечную синюю даль. Его взгляд скользил по горизонту, а затем споткнулся о белоснежную башню. Она стояла у самого берега и уходила ввысь, скрываясь за облаками.

Глаза Алона расширились:

– Это обитель колдунов!

Голова вслед за взглядом медленно поднялась вверх, пока не заболела шея.

– Её называют Сердцем мира. Но есть ещё множество бесполезных и не отражающих действительности имён. Куда же без них.

– Говорят, на самом верху восседают боги.

– Пусть забирают себе вонючую погань, именуемую сушей.

– Затаил обиду на них?

– Это давно не секрет.

Алон вёл себя непринужденно, а затем в голове что-то щелкнуло, и он снова взглянул в синюю даль.

– Мы вышли из порта, направились на восток, а затем попали в шторм, – вслух проговаривал моряк. – А затем тот монстр. Меня не могло выбросить на берег здесь в сотнях лиг от места крушения.

– Сейчас твоё прошлое не имеет значения.

– «Боги всегда говорят загадками!» – подумал Алон. – «Мы можем искать в их словах глубокий смысл, но скорее всего они просто играю с нами».

Алон вспомнил морскую карту. Башня колдунов находилась на западе, совсем в противоположной стороне от его родного Доминиона и тем более маршрута корабля. Оставалось только надеяться, что кто-то смог выплыть и добрался домой целым и невредимым.

– Что теперь?

– Обернись.

Из моря вышла чешуйчатая рептилия. Она перебирала четырьмя короткими лапами и волокла огромный хвост по песку. Ящер сбросил, закреплённый на его спине цилиндр сложной формы, и вернулся в воду.

Алон проследил за рептилией и только потом подошёл. В песке лежал длинный стержень. Он видел в библиотеках нечто подобное, но не таких размеров. Свиток защищал металлический корпус, украшенный узорами, а сбоку крепился ремень. Моряк опустился рядом, попытался открыть. Тщетно!

Он поднял свиток и очистил от песка. По всему периметру тянулась надпись на неизвестном Алону языке.

– Что на нём написано?

– Надпись не для тебя!

– Тогда в чём заключается мое поручение тебе?

– Отнеси в башню!

Моряк обернулся и посмотрел на грандиозное сооружение.

– Просто отнести?

– Всё правильно. Просто отнести. Об остальном позаботятся.

– Кто?

– Главное исполни свою роль, а за остальными прослежу я.

– Мне не пробраться туда. Там магия на каждом шагу. – Сказал Алон про факт и так известный всем.

Едва он договорил, как волна хлынула на берег, оставив у его ног нечто зелёное.

– Она скроет тебя от их примитивных чар.

Моряк закинул свиток за спину и потянулся за изумрудной кругляшкой. На вид обычная монета с незатейливым черепом на одной стороне и кнутом с другой.

– Не расколи!

Алон подбросил монету. Жгучая и знакомая боль прожгла левый бок. Моряк рухнул на четвереньки и стиснул зубы. Монета упала в песок.

– Сон?

– Будь серьёзнее или снова умрешь.

– Я тебе нужен.

– Не больше чем сотня других утонувших, хотящих занять твоё место.

Алон сгреб монету вместе с песком, крепко сжал. Он чувствовал, как десятки ножей вытаскивают из тела. Боль уходила не спеша и всё время оглядывалась. Наконец успокоив сердце, он направился к башне.

По мере приближения оказалось, что ей невозможно любоваться. Она отвергает солнечные лучи и бросает их, словно копья, в глаза всех, кто не склонил головы, приближаясь к бессмертному монументу прошлого, настоящего и будущего.

Алон отвёл взгляд от башни и стал смотреть под ноги. Он шел по песку, выдёргивая сапоги из плена при каждом шаге, а потом набегала волна, делая из следов озерца.

– А сам ты доставить его не можешь? – спросил Алон изнурённым голосом.

– На суши у меня нет власти.

– Но надо мной она есть.

– Тебя выбрала пучина.

– Это не ответ! Она забрала всех нас.

– Ты единственный кто мне не молился.

– Почему тогда сейчас?

– Иди дальше!

Боль, неуловимым призраком пронеслась по телу, выражая недовольство бога. Алон понял намёк и продолжил путь в одиночестве, но, по крайней мере, на мгновение, тот перестал считать его пылью под ногами. Но и поводок не стремился ослаблять, лишь иногда давая вздохнуть и утолить жажду ответов.

В скором времени моряк преодолел крутой подъём и остановился. До моста, возведённого через пропасть, осталось всего ничего. Тот тянулся до самого входа в башню.

– Видишь статуи? Спрячься за ближайшей, а когда скажу, иди дальше.

Алон так и поступил. Мраморные изваяния стройными рядами стояли по краям моста вместо перил. Он ждал в тени целый час, но ничего не произошло. Только одинокие стражники периодически патрулировали окрестности.

Моряк уже хотел возмутиться, как что-то изменилось. Стал отчётливо слышан топот копыт, а главное – пропало солнце. Громадная тень с крыльями нависла над башней.

– Это дракон? – спросил моряк, но голос не ответил.

Тень пролетела мимо, покружила, а затем рухнула совсем близко. Алон выглянул. Каменный змей, испещрённый красными кристаллами, больше походил на гору, чем на живое существо.

С дракона спрыгнул женщина. Её длинные волосы развивались от порывов ветра, а доспехи блестели на свету. Наездница сразу отправилась к Сердцу Мира. Ей в помощь прискакали всадники. Из башни же выбежали стражники и волшебники. Завязался ожесточённый бой.

– Пора!

Моряк в тени статуй продвигался вперёд. Он хоть и торопился, но всё время оборачивался на величественное создание. А тот даже и не собирался принимать участие в битве. Просто свернулся калачиком, как домашний кот, и заснул. И лишь клубы пара из ноздрей и рык выдавали в нём дракона.

Алон зашёл в башню и поднял голову, всматриваясь в бесконечную череду стен и лестниц уходящих ввысь.

– Куда теперь? – у моряка закружилась голоса. Он покачнулся, пол заходил ходуном. Алон схватился за стену и закрыл глаза.

– Она на всех так действует. Тебе всего лишь на второй этаж – три сотни ступеней.

– Совсем мало.

– Мелочь! Тебе надоело жить? В конце концов, я же не заставляю тебя идти к небесам. Оттуда открывается дивный вид…

Алон пошёл в указанном направлении и оказался на лестнице. Его продолжало штормить, словно юнгу на корабле. Моряк не отпускал перила из рук, пока поднимался.

Восхождение затянулось. Моряк, буквально на четвереньках, дополз до заветного этажа и распластался на отполированном полу. Он тяжело дышал, а кровь в висках стучала, словно надоедливый барабан.

– «Сердце сейчас выпрыгнет!» - подумал моряк.

Алон даже не услышал следующей команды.

– Времени мало…

Моряк поднялся и взглянул вниз через парапет. На первом этаже творился сущий кошмар. Нападающие ворвались в башню. Защитники не были способны отразить атаку и отступали, подобно морякам на его корабле безрезультатно борющихся со стихией.

– Арка!

– Да, да, – кивнул он и отправился дальше.

Голос вёл его по запутанным коридорам с такой точностью, будто прожил здесь ни одну сотню лет. Будто хозяином здесь был, а не гостем. Лабиринт из лестниц, переходов и дверей. Алон пытался запомнить маршрут и шёл медленно, фиксируя в памяти ориентиры. Обратно, скорее всего, придётся идти самому.

Моряк услышал голоса. Он подошёл к кованой перегородке и заглянул внутрь. Там в конце зала стояло два волшебника и о чём-то ожесточённо спорили.

– Заходи!

Алон окинул взглядом пустой коридор и зашёл в помещение. Там на полупустых стеллажах лежало несколько десятков свитков. Очень похожих на тот, который он принёс с собой. Моряк, не зная чего ожидать от волшебников, решил подслушать разговор.

– Нужно рассказать Мастеру! – сказал один из магов.

– Рехнулся? – воскликнул второй. – Мы не знаем что случиться, если отказаться от сделки.

– Я не позволю собой манипулировать, – волшебник в гневе махнул рукой и случайно выпустил изумрудную монету. Она упала на пол и разбилась.

Маг закричал. Его ноги и руки разом сломались, а сам он упал и застыл в странной позе.

– Судя по ранам, - заговорил Алон, – он упал откуда-то.

Второй волшебник вздрогнул и резко обернулся. Но стоило моряку показать монету, как тот сразу успокоился.

– Говорил, что с утёса. Мы тебя ждали. Быстрее! Покончим с этим, – торопился второй волшебник. – Вставь его сюда!

Алон воткнул свиток в механизм и отошёл в сторону.

– Давно ты умер, – спросил маг, запуская устройство.

– На днях, – ответил моряк.

– Повезло, – улыбнулся волшебник. – Я вот уже, который год жду…

– Какова твоя роль?

– Я должен зарядить свиток! Иначе смертные не смогут им воспользоваться.

– Сюда как раз ломятся какие-то воины и женщина на драконе.

Волшебник раскрыл глаза и посмотрел на дверь.

– Что? Чёртова магия! Она всё блокирует, даже безобидные звуки.

– Это надолго? – спросил Алон.

– Нет! Положи руку, – волшебник указал на отпечаток с другой стороны механизма.

– Придётся сыграть две роли, но и награда будут соответствующей.

– Он с тобой говорит? – спросил моряк.

– Последний месяц, только его и слышу, – постоянно дёргаясь произнёс маг.

Они вдвоём одновременно положили руки и механизм зашумел. Мерзкий звук ударил по ушам и у Алона подкосились ноги.

– Терпи! – крикнул маг. – Обычно его используют только волшебники.

У моряка пошла кровь из носа и ушей.

– Я уже начинаю жалеть о нашей сделке, – шёпотом произнёс Алон.

– Вздор! Ты уже увидел чудес больше, чем все людишки в этом мире. По вашим меркам ради этого стоит даже умереть.

– Трудно спорить.

– Так не спорь!

Зарядка завершилась. Металлический корпус свитка едва сдерживал свет внутри. И казалось артефакт, вот-вот взорвётся. Волшебник посмотрел на обмякшего подельника, уже собирался помочь, как услышал шаги, и побежал к выходу.

– Прячься!

Только Алон дополз до тёмного угла, как в хранилище зашла женщина в латах и со щитом. Она стала в спешке перебирать свитки, пока её взгляд не упал сначала на мёртвое тело, а потом на работающий механизм.

Алон сжал монету. Боль, как и в тот раз, остановилась и отступила. Незнакомка подошла, пробежалась взглядом по свитку и вытащила его из крепления механизма. Она закинула его на плечо и вышла. Моряк, покачиваясь, ринулся следом.

– Стой! – раздался женский голос.

Всполох пламени прокатился по коридору. Наездница на драконе закрылась щитом и обнажила меч. Когда Алон добрался до двери, всё уже закончилось.

– Монолонцы! – с призрением прошипела незнакомка, втыкая меч ещё глубже в тело колдуньи. – Всегда было любопытно… Каков предел вашего бессмертия. По крайней мере, вы тоже можете истекать кровью.

– Тебя накажут…

– Разумеется.

Наездница на драконе улыбнулась и вытащила из колдуньи окровавленное оружие и удалилась. Алон последовал её примеру.

Он выбежал в коридор и споткнулся о тело второго волшебника. Его монета лежала на полу, так же сломанная, как и его шея. Убегая, моряк пересёкся взглядом с колдуньей, а затем услышал ещё один голос.

Беглец почему-то помедлил, прижался к стене и замер.

– Мара…

К истекающей кровью женщине подбежал мужчина. Он нежно обхватил её.

– Карверос! Любовь моя, – слабым голосом произнесла она и приложила окровавленную руку к его лицу.

– Мара. Молчи… – на его предплечье появились магические круги с символами. Он попытался остановить кровь…

– Слишком поздно…

Её рука рухнула на пол.

– НЕТ!

Он тряс бездыханное тело, а потом сжал со всей силы. Глаза Карвероса вспыхнули. Колдун так кричал, что Алону стало не по себе. Моряк схватился за грудь, сжал зубы и продолжил бегство.

Он на инстинкте пробежал несколько поворотов и коридоров, а потом понял, что свернул не туда и вернулся на развилку. Однотипные стены путали моряка. Благо парой попадались вазы и картины. Алон с горем пополам добрался до лестницы и начал спускаться.

Первый этаж полнился криками и железным лязгом. Воины кидали всё подряд от золотых подсвечников до толстых книг в мешки и тащили к выходу. Алону пришлось исхитриться, чтобы не попасть на глаза победителям.

Моряк, озираясь по сторонам и перебигая из одного укрытия к другому, наконец, вырвался на улицу. Окровавленные тела лежали повсюду. Однако едва Алон добежал до середины моста, как раздался вопль.

– РОЗА!

Моряк остановился и прижался к статуе, в то время как его взгляд пытаясь определить источник крика. Всадники, разграбившие башню и грузившие добро в телеги, вскинули головы вверх. Там, в сотнях метрах от земли, на балконе стоял Карверос.

Слёзы заливали ему искажённое скорбью лицо, но не мешали читать заклинание. Голос разносился по округе, нарастал, а затем резко оборвался. Столб огня, вихрем взмыл в небо, пытаясь покарать убийцу его возлюбленной. Улетающий дракон ушёл в сторону, обогнул опасность и продолжил путь.

Колдун взревел и ударил кулаками по перилам. Его взгляд упал на мельтешащие точки внизу. Несколько коротких фраз и дождь из молний обрушился на головы людей.

Один удар пришёлся в мост. Молния снесла статуи, а Алона оглушила и бросила прямо в пропасть. Он летел, жадно хватая руками воздух. Моряк рухнул на холодные камни в метре от воды.

Рука мертвеца заржалась. Монета покатилась прочь и плюхнулась в воду. Следом по камням потекла кровь моряка. Наверху всё уже закончилось и затихло, только одинокие обломки моста ещё падали вниз.

Едва монета скрылась в пучине, как море дрогнуло. Волны с утроенной силой набросились на берег. Вода поднялась. Она скрыла камни, тело, а затем отхлынула, забрав моряка с собой.

 

 

 

***

 

Алон очнулся на берегу, в тени башни. Он поднялся и раскрыл руку. Монета рассыпалась.

– Роль дана, сыграна и забыта. Награда выплачена!

– «Звучит как прощание», – подумалось моряку.

Алон отряхнулся и начал карабкаться наверх. Зелёное, залитое солнцем, плато лежало значительно выше уровня моря. Он, наконец, взобрался, облегченно выдохнул и отправился к лесу, оставив приключение позади.

Моряк присмотрелся к деревьям. Листья уже начали желтеть и опадать, хотя когда Алон взошёл на корабль, они ещё даже не распустились.

– «Как долго я был мёртв?»

Алон отбросил бессмысленные размышления и продолжил путь. Но едва он решил, что всё закончилось, как наткнулся на всадников. Закованные в чёрные латы воины разбили лагерь и обсуждали что-то у костра. Моряк подошёл ближе и спрятался за деревом.

– Ухх… Еле ушли.

– Вот что значит – злить колдуна. Видел? Он чуть не поджарил её тощую задницу вместе с драконом.

– В жизни не забуду.

– А что Розе там было нужно?

– Командир поговаривал о каком-то оружии…

– «Оружие?» – у Алона внутри ёкнуло.

– Я ничего такого не заметил.

– Я тоже. Лишь странный металлический футляр у неё за спиной. Она прилетела без него.

– Большой?

– Ага!

– Похож на свиток?

– Хрен его разберёшь.

– Не скажи… Говорят свитки колдунов обладают невероятной силой.

– И на кой он ей?

– Роза – наёмник. Продаст тому, кто больше заплатит.

– Она полетела на северо-запад. Небось, прямо к Императору.

– Он её озолотит. Его святейшество спит и видит, как бы покончить с Доминионом.

– «Проклятый тиран опять за своё!» – сжал кулаки Алон. – «Никак не смерится».

– Действительно… Чувствую зря мы подвязались на это дело.

– Успокойся. Золото уплачено. А наша роль ничтожна.

– «А моя нет», – тяжело вздохнул Алон.

Моряк прикусил губу. Что-то скребло на душе. Он нутром чувствовал, что его использовали для какой-то своей игры. Непонятной и тёмной.

Солнце окончательно скрылось за горизонт. Послышался хлопок. Отряд вскочил на ноги и обнажил мечи. В тени деревьев стоял Карверос.

– Колдун… – выкрикнул ранее сомневающийся воин и побежал прочь. Монолонец дёрнул пальцами, и молния тут же ударила в него. Человек подлетел и рухнул на землю уже мёртвым.

– Он всегда мне не нравился, – вперёд вышел командир. – Что ты здесь забыл, колдун?

– Вы перебили моих учеников и надеялись уйти живыми? – хриплым от горя голосом спросил Карверос.

– Рыцарь Чёрного Савана не боятся смерти. Они её ждут и лелеют. О себе ты можешь сказать подобное, колдун?

– Смерти не боятся лишь глупцы и те, кто её ещё не познал.

– Нам, – рыцарь указал рукой на отряд. – Уже нечего терять.

– Тогда я подарю вам то, что вы так страстно желаете.

Командир тоже обнажил оружие. Какое-то время опушку залила густая тишина, а потом раздались крики и всполохи. Алону вздумалось чихнуть. Он в последний момент зажал рот ладонью и затих. Старался дышать через раз, чтобы колдун ненароком его не нашёл.

– Это за моих учеников! – на прощание бросил Карверос.

– Тебя заботят только подобные тебе. Не пытайся прикрывать свои поступки жизнями смертных, – командир воинов лежал с дыркой в кирасе, но ещё цеплялся за жизнь. – Эти так называемые ученики для вас просто расходный материал. Войны кланов ещё на слуху… Сколько вы поубивали своих собратьев в бессмысленном стремлении что-то доказать?

Колдун встал над ним и собирался что-то сказать, но умирающий его опередил.

– Роза! Ты так кричал… Что она тебе сделала?

– Это не твоё дело… – голос Карвероса дрогнул.

– Что-то серьёзное! – рыцарь улыбнулся. – Однако ты не бросился догонять её. По крайне мере я рассчитывал на такой исход, остановившись здесь на ночлег.

– Она своё получит!

– Значит, я просто ошибся, или она уколола тебя не достаточно сильно.

Раздалась ещё одна вспышка и хлопок. Колдун телепортировался. Моряк вышел из укрытия и подошёл ближе. Карверос оставил после себя только дымящиеся тела. Алон постоял, а потом дёрнулся, вспомнив разговор воинов.

– «Я должен предупредить Доминион!»

Он подбежал к лошадям и стал в спешке крепить седло. Раздобыл еды, меч и бурдюк воды. Моряк вывел животное на дорогу, запрыгнул верхом и отправился на запад.

– «Я должен успеть!»

Алон скакал всю ночь, иногда давая лошади передохнуть. Если она умрёт, он никогда не успеет предупредить людей в срок. Наутро у дороги стали появляться поля и деревни. Люди неторопливо выбирались из домов и шли работать. На одинокого всадника никто не обратил внимания.

Он обернулся. Башня маячила на горизонте и как будто следила за ним. Моряк чувствовал на себе её тень, даже будучи уже далеко.

– «Я поступил не правильно и должен всё исправить».

Моряк, подгоняемый совестью или интуицией, пустил лошадь галопом по королевскому тракту. Однако сообщать куда-либо кроме столицы – не имело смысла.

Через часы изнурительной скачки, впереди появились отчётливые очертания столицы Доминиона. Алон уже решил, что успеет, как земля затряслась. Лошадь заржала и встала на дыбы, скинув наездника. Он упал на ногу, послышался хруст. Моряк корчился от боли, глотая пыль, и с горечью наблюдал за убегающим животным. Ещё толчок, ещё и ещё, а затем оглушительный рокот.

– Ты пошёл не в ту сторону, но зато увидишь плоды своих трудов.

Люди завороженно смотрели по сторонам и не знали куда податься, земля уходила у них из-под ног. Моряк же, стиснув зубы и облокотивший на меч, с трудом смог подняться. Он беспомощным взглядом окинул долину. Рокот и толчки не затихали.

– Спрашивай, пока можешь! Чувствую, тебе хочется.

– Зачем? – крикнул Алон, наблюдая за бегущими людьми. – Что мы тебе сделали?

– Вы?! Ничего. А вот ваши боги…

– Ты один из них! Мы почитает тебя даже больше остальных.

– Вы боитесь – это другое.

– Может тогда не стоило заполнять моря монстрами.

– Нужно же было привлечь ваше внимание.

Алон пытался продолжить путь, но не смог.

– Поклонения тебе всё равно мало?

– У паствы должен быть только один пастух.

Столица вдали осыпалась на глазах. Тряслись башни, падали вниз шпили. Волны накатывали с двух сторон, гремели и росли. Люди, побросав пожитки, с детьми на руках побежали в надежде скрыться за могучими стенами столицы.

– Что я натворил…

Магический барьер начал расти в такт надвигающейся угрозе. И вскоре купол скрыл город от гнева природы. А также отрезал всех, кто оказался слишком далеко. Люди падали от бессилия, бились о барьер, кричали, но бесчувственная магия не знает жалости. А маги в городе физически не могли им помочь.

Волны, словно два монстра, с севера и юга неслись на встречу друг другу.

– Встретимся в следующей жизни!

Огромная волна смыла моряка, словно песчинку, и унесла. Чёрная вода обхватила спасительный купол и с каждой волной погружала его в пучину. Все земли Доминиона опустились в непроглядную тьму океана, остались без света солнца. Здесь властвовал другой бог.

 

– Похоже на сон, правда! Хочешь проснуться? Подумай, не торопись…

 

читателей   138   сегодня 4
138 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,33 из 5)
Загрузка...