Алые розы

Ночь накинула подол своего темного, расшитого серебром платья на близлежащие земли. Владения короля Ваелла погружались в сон.

Высокий мужчина в сопровождении небольшой свиты направился в сторону полусгнившей хижины и, тихо постучав в дверь, вошёл внутрь. В нос сразу ударил запах трав, гари, плесени и других достояний, которые располагались на маленьких полках и в углублениях стен.

— Ваше величество, — проговорила старуха, выходящая из тени.

— Лоррана? — холодно спросил король.

— Да, Ваше величество. Присаживайтесь, милорд.

Ваелл сел на один из грязных стульев и поднял взгляд на старуху.

Женщина была невысокого роста, немного сутулая, подол серой мантии волочился по полу, следуя за хозяйкой, светло-русые волосы свободно падали на плечи и грудь, лицо скрывал глубокий капюшон.

Как только женщина села напротив, мужчина смог рассмотреть ее лицо. Узкие губы венчали шрамы и маленькие морщины, крючковатый нос отбрасывал длинную тень, стеклянные глаза выражали безразличие, а три багровые полосы от когтей украшали веки.

— Позвольте взглянуть на вашу судьбу, милорд.

Король снял несколько перстней, что украшали его тонкие пальцы, и протянул руки женщине ладонями вверх.

— Я вижу, вы развязали войну с королём Эйманом, – женщина громко щелкнула языком.

— Этот молокосос Эйман владеет моей землей, истощает мои ресурсы. Ему не выиграть в этой войне…

— Эйман никогда не владел вашей землей, Ваелл, — шикнула гадалка. — Границы королевств сложились давно и с тех пор не менялись. Насчёт опыта вы, возможно, правы. Не смотрите на меня так, — отмахнулась женщина. — Думаете, я вижу только то, что написано у вас на ладони? Нет, я читаю кое-что и в ваших глазах… Так вот, насчёт опыта вы, может быть, и правы, но что касается остального — нет. Вы не знаете, какой силой обладает этот молодой человек.

— Я не бредни сюда слушать пришёл, ведьма. Через неделю я штурмом возьму его границы. Ответь мне только на один вопрос: как закончится это сражение?

Женщина подняла свои глаза и, скривив губы в усмешке, произнесла:

— Как закончится это сражение? Оно закончится твоим громким поражением и смертью. Твоя армия будет разбита еще до того времени, как ты пересечёшь границу: твои воины просто не дойдут до нее, а падут перед ней. Что же касается тебя… тебя убьёт сам Эйман в равном бою, а на поле брани в течение сотен лет после этого сражения будут находить алые розы, на том месте, где в бесполезном бою сложили головы твои солдаты.

— Лжёшь, — прохрипел король. — Взять её!

Солдаты короля тут же схватили гадалку.

— Повесьте её, а тело привяжите к балкам дома. Вот что будет с лгунами и колдунами.

Старуха лишь усмехнулась.

— Меня ты, возможно, и убьёшь, Ваелл… но в скором времени и ты последуешь за мной.

— Это мы еще посмотрим.

В огромном зале царил полумрак. Длинный стол из тёмного дерева был завален картами и донесениями. Тёмные витражи на окнах, портреты в массивных медных рамках, мраморные бюсты… казалось, люди, изображенные на этих произведениях искусства, пронзительно смотрят на молодого человека, расположившегося возле огромного камина. Богатые, мрачные одежды буквально светились в отблесках пламени, перстни на изящных пальцах отбрасывали на стены солнечные зайчики, рыжие волны волос отбрасывали тени на острые скулы, а взгляд янтарных глаз был устремлён в яркие язычки алого пламени. Возле блестящих черных сапог на страже покоя своего хозяина лежал огромный чёрно-белый маламут, тёмные глаза которого светились, как два раскалённых угля.

Дверь в зал распахнулась, и внутрь вошли шесть человек: пять мужчин и одна женщина.

— Ваше величество, королевский совет прибыл для…

Король Эйман поднял руку, и мужчина оборвал свою речь на полуслове. Он поднялся со своего кресла и подошёл к столу. Следом за хозяином, скаля зубы, трусил пёс.

— Милорд Дрэейган, — почти шёпотом произнес король, — как обстоят дела на Северных равнинах?

— Армия короля Ваелла все ближе подходит к нашим границам. По подсчётам наших шпионов, его армия пересечет границу через четыре дня, а затем…

— А затем под его гнетом падут близлежащие земли, - спокойно закончил Эйман. — Я не так глуп, милорд. Я знаю, что будет после того, как Ваелл пересечёт нашу границу, — король посмотрел на пламя свечи и тихо спросил:

— Сколько у него людей?

— Сорок пять тысяч, Ваше величество.

Эйман закрыл глаза и погрузился в размышления в тот самый момент, когда молодой паж влетел в зал совета.

— Ваше величество, король Эйман. Ваше величество! — запинаясь на полуслове, тараторил паж.

Эйман поднял вверх правую руку, и паж замолчал. Король пристально посмотрел на юношу и затем коротко кивнул, разрешая тому говорить.

— Лорд Совур просит аудиенции, утверждает, что у него есть для вас важные сведения.

— Пригласи его.

Поклонившись, паж открыл массивные двери, и в зал прошёл невысокий пухлый человек. Совур пересёк зал за десять строевых шагов и, поклонившись королю, поставил на край стола небольшую аметистовую шкатулку, украшенную замысловатым орнаментом, который напоминал виноградные лозы.

— Ваше величество, — отвесив поклон, пропыхтел лорд.

— Лорд Совур, приятно видеть вас снова. Мой паж сказал мне, что у вас есть важные сведения для меня. Это так?

— Да, Ваше величество.

— Тогда рассказывайте.

— Как прикажете, Ваше величество. Сегодня днем мои люди схватили четырёх шпионов короля Ваелла. Эти люди пытались выяснить ваши планы, а также то, в каком состоянии прибывает армия и страна в целом.

— Вы выяснили, что им удалось узнать?

— Нет, милорд. Мы не успели. Трое мужчин сразу же, завидев нас, покончили с собой, а четвертый, который был с ними, попытался бежать, но когда увидел конных, то сам напоролся на одно из копий, наставленных на него. Он нёс с собой эту шкатулку, но мы так и не поняли, что в ней такого ценного.

Эйман подошёл к мужчине и аккуратно открыл аметистовую коробочку. Внутри лежал небольшой квадратный кусочек авантюрина, с выбитыми на нем рядами рун, обрамлённых серебром. Король взял драгоценный камень в руки и провёл пальцами по его ребристой поверхности.

— Это не наш язык, — произнёс Совур.

— Да, я вижу, — спокойно ответил король. — Вы выяснили, что это за язык?

— Нет, милорд. В книгах нет ни одного упоминания…

Эйман внимательно рассматривал камень, и в очередной раз проводя пальцами по маленьким значкам, юный король почувствовал, как в нос ударил сильный цветочный аромат, голова закружилась, мысли путались, заволакивались туманом, чувства притуплялись. Он несколько секунд водил пальцами по неровной поверхности камня и затем скользнул в темноту.

Он открыл глаза и увидел перед собой своды каменной пещеры с кристаллами и драгоценными камнями, которые имели форму различных цветов и пахли точно так же, как настоящие. Возле небольшой ниши с хрустальными ромашками стояла девушка. Она была среднего роста, золотистые волосы были собраны в высокий хвост и открывали выбритые виски. Бледная кожа светилась в ярком свете кристаллов. Эйман поднялся и окликнул её. Она резко развернулась. Бледно-серые глаза внимательно скользили по лицу короля. Он шагнул к ней, она сделала шаг назад и выставила вперед руку.

— У меня нет дурных намерений, я лишь хочу узнать, куда я попал.

Девушка внимательно посмотрела на него и, махнув ему рукой, скрылась в одном из узких туннелей кристальной пещеры. Эйман шёл за ней.

Она вывела его в небольшую пещеру, где горело несколько кристаллов белого кварца. Возле дальней стены виднелся каменный трон, украшенный рельефом в виде летучих мышей. На троне восседала женщина. У неё была бледная кожа, тёмные длинные волосы были уложены в тяжёлую прическу, багровое платье открывало руки и плечи, внизу оно было расшито чёрными перьями. Её глаза были белыми, не было ни зрачка, ни радужки, а на губах виднелись кривые, рваные шрамы.

— Оан, — шёпотом позвала девушка, — у нас гости.

Она медленно повернула голову.

— Кто ты такой? — спокойно спросила женщина.

— Мое имя Эйман. Я являюсь королём Западных земель, а также…

Женщина подняла свою обнаженную руку, и Эйман послушно замолчал.

— Что тебе нужно? Зачем ты пришёл сюда?

— Я не знаю, как я…

— Где ты его нашла? — спросила Оан, поворачивая голову в сторону молодой девушки.

— В одной из пещер. Он появился из ниоткуда.

— Это ты его привела, не так ли?

— Нет, — твердо ответила девушка.

— Не лги мне, девчонка, — прошипела темноволосая.

— Я не лгу тебе, Оан. Можешь проверить мою память, если не веришь на слово.

— Пара слов, и твои воспоминания имеют уже другую огранку, девочка. Я знаю, на что ты способна.

— Оан, я клянусь тебе! — чуть ли не плача произнесла девушка. —

Я не приводила его, я не знаю, кто он такой.

— Уходи, Айрэн, — махнув рукой, прошипела Оан, — Прочь!

Айрэн послушно ушла.

— Зачем вы так с ней? — спокойно произнёс Эйман, — Не она привела меня сюда.

— Я не собираюсь объясняться с тобой, чужак, но она действительно не приводила тебя. А это значит, что я спрошу тебя ещё раз. Как ты попал сюда?

Эйман посмотрел ей прямо в глаза и спокойно рассказал историю о полученной шкатулке. Оан поднялась со своего трона и прошла мимо короля, давая тому знак, чтобы шёл за ней. Женщина проходила мимо различных пещер, в которых располагались комнаты и кристальные сады.

Она вывела его в просторное подземелье. Каменный пол покрывала хрустальная трава, сталагмиты и сталактиты светились миллиардами тёмно-синих звёзд из авантюрина и аквамарина. А посередине текла тёмная сапфировая река.

Эйман остановился у входа в подземелье, не решаясь ступить на траву.

— Не бойся, она не сломается.

Коротко кивнув, он подошел к Оан. Она стояла у реки и смотрела на противоположный берег, где росли изумрудные деревья, а между ними виднелись маленькие животные.

— Около тысячи лет назад людям было разрешено приходить сюда, — почти шепотом произнесла женщина. — Но всё изменилось после того, как несколько тысяч рыцарей из богатых королевств Юга появились здесь и уничтожили всё, до последнего дерева и рубинового воробья.

Оан подняла руку, и на её указательный палец села бабочка из цветного стекла. Эйман с широко распахнутыми глазами следил за каждым взмахом её тоненьких крылышек. Он и не заметил, как задержал дыхание: боялся, что прекрасное создание упорхнёт прочь или вовсе разобьётся.

— Эти люди не жалели никого и ничего, — продолжала Оан, — Тысячи хранителей погибли в этом месте, и каменные звёзды напоминают нам об этом. Но здесь не хватает главной из них. Звезды нашего покровителя.

Эйман молчал.

— В разгаре бойни нашего покровителя ранили и утащили с собой.

Его звезда осталась с ним. Долгое время его пытали, а когда он отошел в глубины этой реки, люди извлекли его звезду и сделали из неё очередную побрякушку для знатной особы.

— Но ведь покровитель погиб, зачем ему нужна звезда? И зачем она нужна была ему при жизни? — прошептал юноша и почувствовал, как что-то тяжелое опустилось ему на плечо. Он поднял голову и увидел малахитового голубя.

Оан горько усмехнулась.

— Вы, люди, даже не представляете, что значит для хранителя его звезда…

Женщина поднесла руку к своей груди, раздался треск, и её кисть скрылась в глубинах её тела. Она зажмурилась и через секунду поднесла свой небольшой кулачок к глазам короля. Внутри, трепыхаясь, как живое существо, лежал квадратный авантюрин с серебряными рунами.

— Это твоё сердце, — прошептал король.

Оан кивнула и вложила драгоценный камень назад в свою грудь.

— Звезда даёт нам жизнь, даёт нам знание, учит нас. Все те, кто восстанавливал этот лес, сейчас здесь. Их сердца бьются внутри этих существ, — она показала на голубя. — А те, кто захотел уйти, смотрят на тебя со свода белых душ.

Эйман поднял голову и почувствовал, как голубь сорвался с его плеча. В ушах раздался шепот тысячи голосов.

— Я их слышу.

Оан повернулась к нему.

— Почему я их слышу? Почему они разрешили мне прийти сюда? Почему ваш покровитель впустил меня?

— А сам ты как думаешь? — прошептала женщина.

— Я не знаю…

—Ты чист, Эйман.

Он посмотрел ей в глаза.

— Чист?

— Твоя душа — чиста. Ты никогда не стремился к власти, не примерял на себе роскошную корону из белого золота, никогда не надевал королевскую мантию втайне от своего отца. Ты брезговал этим и ненавидел это. Твоя рука не подписала ни один приказ о казни, и ни разу твой язык не обвинил невиновного. Ты справедлив, умён, молод. Но тебя что-то тревожит…

— Да, — тихо отозвался Эйман.

Оан посмотрела на сердца хранителей. Она закрыла глаза и прислушалась. Её губы двигались в безмолвном шепоте, веки трепетали, а подол роскошного платья развивался на легком ветру. Она открыла глаза и прошептала:

— Вот почему он пропустил тебя…

— О чём…

— Вот почему позволил тебе прийти. Ты не хочешь войны. Ты боишься, не хочешь проливать кровь невинных.

— Да.

Оан кивнула и, развернувшись к драгоценному лесу, произнесла:

— Хранители помогут тебе.

— Но я не могу…

— Ты не ведаешь, на что мы способны. Даже восемь хранителей могут уничтожить все королевства. Я прошу взамен лишь одно…

— Сердце твоего покровителя.

Оан кивнула и по её лицу покатились алмазные слёзы.

— Я верну его. Клянусь своей жизнью.

Оан снова кивнула и подошла к нему. Эйман заглянул в её глаза, и его поглотила тьма.

— Ваше величество! — раздался писклявый женский голос. — Милорд! Милорд!

Эйман открыл глаза и понял, что находиться в собственном замке. Оан вернула его назад.

— Леди Касол, со мной всё хорошо, — прошептал Эйман, — будьте добры, попросите пажа принести мне вина.

— Да, милорд, — пропищала девушка и унеслась прочь.

Эйман поднялся и оглядел присутствующих.

— Соберите двадцать тысяч воинов. Передайте приказ леди Касол: пусть посчитает, сколько провизии и прочего нужно для путешествия такой армии.

— Ваше величество, но…

— Выполнять! — рявкнул король, — Выступаем на рассвете. А теперь прошу простить, мне нужно побыть одному.

Тихонько свистнув, Эйман вместе со своим верным псом и зажатым в руках маленьким сердцем удалился в свои покои.

Над Северными равнинами висели пурпурные тучи, сильные порывы ветра срывали молодые зелёные листочки с деревьев. Казалось, что сама земля содрогалась от мучительного ожидания и зверского холода.

Измотанная армия короля Ваелла выстроилась на границе Южных земель. Голубое знамя с тремя резвящимися ласточками венчали полки короля. Кони всхрапывали и били копытами, а всадники затягивали ремни щитов.

Эйман смотрел, как Ваелл выстраивает своих воинов. Облачённый в лёгкий доспех, король Западных земель возвышался на вороном коне и сжимал в руке драгоценное сердце хранителя. Он чувствовал, как оно легонько пульсирует, в то время как его собственное сердце билось так, что болели ребра. Эйман был уверен в своих людях и полководцах. Отдохнувшие и сытые бойцы давно были готовы к бою. Но волнение всё равно съедало его изнутри.

Он услышал топот копыт и увидел своего разведчика. Тот кивнул, и Эйман понял, что пора выступать. Король разжал свой кулак и посмотрел на камень.

— Пора, — прошептал он ему.

Всё вокруг заволокло тяжёлым туманом. Эйман озирался по сторонам, стараясь понять, что произошло. Ему навстречу двигалась фигура, облачённая в белые одежды. Немного погодя Эйман узнал её — Айрэн. Она подошла ближе и, сделав реверанс, произнесла:

— Хранители готовы к бою.

Эйман кивнул.

— Где Оан?

— Она — покровитель. Она придет только тогда, когда мы уже будем не в силах помочь тебе.

Кроль кивнул.

— Благодарю.

Айрэн посмотрела в его глаза, а затем ему за спину. Проследив за ее взглядом, Эйман увидел и других хранителей. Они, как и Айрэн, были облачены в белые одежды и возникали как будто из воздуха. Раздался громкий рёв рога — знак, что Ваелл перешёл в наступление.

Один из хранителей вышел вперед, сложил руки лодочкой и беззвучно зашептал. Туман немного рассеялся, и Эйман смог разглядеть, что творится в армии противника. Туман обволакивал ряды солдат, и те падали замертво. Рядом с хранителем встал его брат. Ветки и корни деревьев возле людей Ваелла взвивались в воздух, связывали солдат и создавали могучие деревянные клетки. Ваелл что-то прокричал своим людям и продолжил наступление.

Через мгновение в воздух было выпущено несколько сотен стен, но третий хранитель увёл их в сторону. Раздался оглушительный рёв. Эйман задрал голову к небесам и увидел огромную тушу топазового дракона. Король развернулся в седле и увидел Айрэн. Она стаяла слева от него и с закрытыми глазами всё глубже погружалась в сознание дракона.

Дракон пролетел над армией противника и выпустил столб белоснежного огня. Люди спасались бегством. Ваелл, рыча от злости, снова приказал выпустить стаи отравленных стрел. Эйман отдал приказ, и конница Западного королевства взяла армию Ваелла в тесное кольцо. Град из стрел и арбалетных болтов не утихал, звон щитов и мечей становился громче и громче, но всё поле брани утонуло в отчаянном женском крике.

— Айрэн!

Эйман схватился за голову, крику Оан ответил гром небес. Молнии рассекали небо, резали его на куски, стена дождя обрушилась на сцепившиеся армии королей. Эйман развернулся в седле и увидел рядом с собой безжизненное тело Айрэн.

Серые глаза опустошённо смотрели в небо, а белые одежды с каждым мигом становились всё темнее.

Из шеи, груди и плеча девушки торчали отравленные стрелы, руку короля жгло каменное сердце покровителя, а его собственное сердце прожигали ненависть и невыносимая боль.

«Ты не хочешь проливать кровь невинных», — вот о чём говорила Оан. Кровь невинных людей и хранителей питала проклятую землю, а на душе молодого короля оставляла глубокие рубцы. Выхватив меч из лаковых ножен, Эйман понесся в гущу сражения и скрестил клинки с заклятым врагом. Они бились, не замечая ничего и никого вокруг, выпады, терции, кварты, финты следовали друг за другом, как заученные движения ритуального танца. Казалось, прошло несколько часов, прежде чем тонкое серое лезвие вонзилось в плоть высокомерного короля. Ваелл пал, и война закончилась.

Эйман пустился на колени возле Айрэн и вложил в её узкую, холодную, бледную ладонь маленькое синее сердце.

Ночь накинула подол своего темного, расшитого серебром платья на близлежащие земли. Владения вдовствующей королевы погружались в сон.

В старой полусгнившей хижине бледнел огонёк свечи. Старая гадалка в серой мантии со шрамами на веках, губах и шее крутила в скрюченных пальцах изящную корону мертвого короля, а перед ней на шелковой салфетке лежали три алые розы…

читателей   177   сегодня 1
177 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 11. Оценка: 4,64 из 5)
Загрузка...