Сестра

 

Мы все что-то ищем. Благополучие, любовь, утешение, надежду. И порой эти поиски заставляют нас совершать необдуманные, странные и даже безумные поступки, степень которых мы не осознаем.

Мы все что-то ищем, порой не замечая на что идем ради достижения цели.

* * *

На сырой земле дороги, ведущей в богом забытые края, высокие кожаные ботинки оставляли отчетливый следы. Небо заволокло непроницаемой пеленой из туч, пряча полуденное солнце от человеческих глаз. Ветер пробегал по бескрайним холмам, по которым пролегала извилистая дорога. Захватывая песчинки земли и куски засохшей растительности, он большой серой стеной врезался в одинокого путника, словно пытаясь сбить его с ног. Юноша, которому было на вид около двадцати лет, стойко сопротивлялся сильным порывам ветра. Длинный серый шарф, обмотанный в несколько раз, защищал шею, рот и нос от мелкой пыли. Только глаза оставались незащищенными, из-за чего ему приходилось щурится.

Дорога начала уходить вниз, медленно спускаясь с холмов. Вдалеке начал видеться густой лес, границы которого растянулись на три, может четыре километра. Путник внимательно рассматривал лежащую перед ним долину, окруженную со всех сторон высокими холмами. Прилагая усилия, он наконец смог разглядеть несколько домиков, незаметно расположившихся слева от леса.

– Дошел, – с облегчением произнес он.

Отсутствие точной карты и непрерывной дороги вызывали трудности в нахождение населенных пунктов. Из соседней деревни, которую он покинул пять часов назад, никто не захотел проводить его. Предлагаемые деньги не переубедили бедных крестьян. Мало кто вообще решался говорить с незнакомцем. Поэтому юноша до последнего не был уверен в правильности пути.

Преодолев километр пологого спуска и еще один по ровной дороге, путник вплотную приблизился к деревне. Но первое, что встретило гостя был не дом, не сарай, а обгорелый столб три метра высотой. У его основания лежало большое количество пепла и поленьев, обугленных до самой сердцевины.

«Эта уже четвертая деревня» подумал юноша, всматриваясь в орудие фанатичных людей, не способных рассуждать здраво. Раздражение словно приставучая оса крутилась в его голове. Сглотнув горький ком, застрявший в горле, он бросил последний взгляд на столб и пошел дальше в сторону деревни. Хоть в голове и бурлили эмоции, лицо осталось таким же хладнокровным, как будто это была глиняная маска.

Путник словно по колее прямиком направился в ближайший дом. Подойдя ближе, он смог отчетливо разглядеть насколько ветхим было строение. Боясь ненароком пробить дыру в трухлявой древесине, парень легонько постучал в дверь. Никакой реакции не последовало. Тогда он начал интенсивнее бить по хлипкой конструкции.

– Кто там? – недовольно раздался хриплый женский голос.

Юноша раздвинул складки шарфа, открывая маленькую щель, в которой ели виднелся рот.

– Я путник. Мне нужен ночлег и еда. А еще мне нужна информация, – юноша произносил монотонно с интервалами, ожидая реакции, но в ответ было только молчание. Тогда он громко добавил. – У меня есть деньги… я могу за все заплатить.

Со скрипучим звуком издаваемым ржавыми петлями, дверь наконец открылась. Точнее будет сказать приоткрылась ровно настолько чтобы в нее просунулась голова. Женщина в возрасте взирала не него. Худощавое лицо с глубокими морщинами и волосами как солома. “Пугало!” проскочило в голове парня. Она внимательно рассмотрела юношу прикидывая в голове его благосостояние.

– У тебя точно есть деньги? – с сарказмом спросила женщина.

– Есть, – четко ответил парень.

– Ответь мне на милость. Зачем тебе эти мечи? – спросила женщина. Она не поленилась и высунула костлявую руку, показывая пальцем на оружие парня.

Путник носил два изогнутых меча в черных лакированных ножнах, расположенных зеркально на поясе. Наверняка никто из местных не видел такого оружия, выкованного далеко на востоке.

– Для самообороны, – ответил он, в глубине удивившись такому нелепому вопросу и добавил. – По вашим дорогам ходят бандиты словно по комнате своего дома.

– Ты не понял, – женщина сделала паузу, задумавшись. Потом снова окинула взглядом путника. – Хотя неважно. Я не могу тебе помочь. Иди прочь и не подходи больше к моему дому.

Дверь резко захлопнулась, издав громкий скрипучий звук. Парень не успел сказать ни слова. Его посетила мысль, что такая реакция может быть у всех деревенских жителей на его появление. И дело вовсе не в мечах, не в его шарфе прикрывающим пол лица и конец которого свисает за спиной словно длинная прядь волос. Просто кто-то хорошо поработал с местными людьми. Как, впрочем, и с остальными из других деревень.

Юноша стучался в другие дома, но никто больше не открывал. Большинство даже не отзывалось. Парень даже ограничил свою просьбу просто ночлегом. Но люди смотрели в окна или щели в стене и не предпринимали никаких действий. “С каких пор деревенские начали отказываться от легких денег?” прозвучало в голове. Подойдя к домику, находившемуся на небольшом отшибе от остальных он почувствовал приятный запах еды. Три раза сильно стукнув по двери, он услышал в ответ сильный женский голос:

– Кого там принесло?

– Хозяйка. Это скромный путник, который ищет ночлег, – произнес юноша с задорной интонацией, которую он не применял в прошлых случаях.

Дверь распахнулась быстро, как будто её пнули ногой. На пороге стояла сбитая женщина, положившая руки на талию. Ее голова была наклонена набок, а в глазах читалось недовольство.

– Какого лешего тебя занесло в нашу деревушку?

– У меня есть дела в ваших краях.

– Ты был в соседних деревнях?

– Да.

– Видел обугленный столб?

– Да.

– Значит и обстановку понимаешь?

– Только догадываюсь. Ваши боятся даже заговорить.

– Это не удивительно. Уже как несколько месяцев по округе ходит карательный отряд. Ищут еретиков, демонопоклонников… и ведьм. Сейчас любой путник воспринимается враждебно. А помощь ему может привести к большим проблемам.

– Я и раньше посещал вашу страну, но подобного не встречал.

– За сорок лет жизни я видела много чего, но такого беспредела не было никогда. Пытать и убить мою благодетельницу. Да еще и мучать ее ребенка. Эти изверги перестали быть людьми.

– Вы первая кто говорит нечто подобное. Хоть у кого-то хватает мужества…

– Не хватает, – перебила женщина, вытирая рукой глаза. – В этих краях ни у кого не осталось мужества. Люди позабыли хорошее и фанатично подчинились силе. Я тоже. Здесь тебе никто не поможет.

– Спасибо и на этом, – искренне ответил юноша.

Он развернулся и уже собрался идти, как сзади донесся неуверенный, тихий голос, переходящий местами в шепот:

– В деревне сейчас нет карательного отряда, но, если ты их встретишь, постарайся избегать контакта, тем более конфликта. Их огненный маг самый большой фанатик, которых я видела. А священник умеет пудрить мозги похлеще, чем самый опытный мошенник.

В ответ юноша обернулся и кивнул, выдав сдержанную улыбку. Дверь захлопнулась также быстро, как и открылась. Парень направился вверх по улице без каких-либо мыслей о дальнейших действиях. Раньше он всегда находил жадного до денег крестьянина, который помогал. Но теперь надежды найти такого человека угасали.

Где-то вдали за холмиком, толпа людей выкрикивала что-то нечленораздельное. Их не было видно, но из злобной интонации приближающихся, путник невольно схватился за меч. Из этих криков юноша смог разобрать только: “где она”, “сжечь отродье демона”. Эти слова повторялись очень часто.

Примерно в тридцати шагах перед ним вынырнув из-под забора, показался ребенок. Весь чумазый в драных шортах и рубашке. Кожа да кости. На вид ему было лет десять. Дыхание сбилось, а глаза еле сдерживали слезы. Голоса людей приближались, становясь более громкими и озлобленными. Ребенок быстро и неряшливо осмотрелся, и, не найдя ничего лучше, спрятался за горой мусора около соседнего дома. Лицо юноши осталось спокойным, как и всегда, хотя сердце сжалось от боли. Наконец, несколько десятков крестьян, вооруженные вилами, топорами и палками, предстали перед ним.

– Ты видел ребенка?! – Выкрикнул мужчина с кривыми зубами, сумев перекричать остальных.

– Этого, чумазого? Он как зверь побежал вон туда и скрылся в той роще, – спокойно ответил юноша и ткнул пальцем в сторону рощи.

Толпа рванула по указанному направлению. Крики и не самые лестные выражения лились, как из рога изобилия.

“Чертовы фанатики” подумал парень, провожая взглядом толпу.

На него нахлынули обрывки детских воспоминаний. Как его и сестру похитили бандиты. Перед ним возник образ исхудавшего тело своей единственной сестры, которая немногим была старше него, но всеми силами присматривала за ним.

– Валерин, – бессознательно произнес парень, сам не ожидая подобного.

Последний сельчанин, который из-за преклонного возраста сильно хромал, скрылся за густыми ветвями рощи. Парень перевел свой пустой взгляд на мусорную кучу и медленно направился к убежищу беглеца.

– Можешь выходить. Они убежали, – холодно произнес он.

Из-под горы мусора поднялась грязная, взлохмаченная голова ребенка. Маленькие ладошки, сложенные крест-накрест прикрывали рот, а пальца зажимали сопящий нос. Испуг малыша было тяжело передать, но мимолетной слабости он себе не позволил, сдержав эмоции внутри себя.

– Ты мой должник, – изобразив доброжелательность произнес юноша. – Мне нужно место для ночлега. Поможешь?

Ребенок быстро осмотрелся и резвым шагом направился в противоположную сторону от толпы. Неуверенным кивком он позвал своего спасителя за собой и прибавил шагу. Юноша молча направился за маленьким проводником, полностью доверившись ему. Они быстро покинули неприветливую деревушку и направились в тот самый лес, который парень видел, спускаясь с холма. Узкая тропинка, по которой они шли, была еле заметна и порой казалось, что дорога закончилась и идут они в произвольном направлении. Но все же местами прослеживалась протоптанные участки, да и в целом практически не встречалось препятствий за исключением парочки упавших деревьев. С каждым шагом они все больше углублялись в дремучий лес. Из-за крон деревьев, образовавших купол, еле-еле пробивается солнечный свет, уменьшая дальность видимости.

Прошло около десяти минут пути, и парень наконец то решил прервать нависшую тишину:

– Не знаю, что случилось, но, если ты поможешь с жильем — я обязательно защищу тебя, обещаю.

На эти слова ребенок резко обернулся. В его глазах не было слез —  в них читалась злоба. Словно эти слова уже кто-то говорил, но не сдержал обещание.

Этот взгляд вызвал у парня новую волну воспоминаний. Он точно также смотрел в детстве на взрослых ублюдков, для которых их жизни ничего не значили.

Его с сестрой использовали как приманку для монстров. Отвлекающий маневр для засады, во время которых то и дело успевали съесть парочку пленников, состоящий в основном из детей и стариков. С каждой охотой надежды становилось все меньше. Вскоре появилась молодая пленница Селена. Девушка смогла найти подход к неразговорчивой парочке став для них фактически за место матери. Прошло пару месяцев и с десяток охот, пока эту дружную троицу не продали в соседнюю страну, где магия являлась всем и вся для местной нации.

Приложив усилия, парень обрубил тяжелые воспоминания.

Сердце билось быстро, отбивая четкий стук в ушах. “Сколько еще раз ты вызовешь демонов прошлого?” задался вопросом юноша, пристально смотря на дитя. Ребенок уже давно повернулся и вел все дальше в глубь леса. Он, не видя, но чувствуя недовольный взгляд, уже привыкший за последнее время к этому.

Уже около двадцати минут они пробирались сквозь неприветливый лес. В голове у парня возникали мысли о целесообразности своих действий. Он хотел снова завести разговор, как заметил, что впереди стало гораздо светлей. Между деревьями четко просматривалось зеленое поле. Наконец они вышли за границу леса. Оказавшись на небольшой опушке с захудалой лачугой по центру, больше напоминающей сарай. С ее покосившейся крыши свисал погрызенный слизнями плющ, а стены, словно грязью, были заляпаны мхом. Сырые доски стали домом для всяких жучков. Дверь располагалась на противоположной стороне от леса и смотрела на луга, раскинувшиеся по всей ширине горизонта. Она была закрыта, но не заперта. Парню понадобилось приложить усилия чтоб открыть не гостеприимную дверь, которая словно срослась с остальным домом.

– Ты выручил меня, – сказал юноша перешагивая порог. – Хоть у кого-то хватило смелости.

Он разглядывал место где предстояло провести несколько ночей. Его лицо стало еще более хмурым, чем было. Внутренний обстановка полностью соответствовал наружной.

Лачуга была абсолютно пустой. Ни мебели, ни элементарных предметов быта. Лишь одно окно, расположенное почти напротив двери и то было наполовину заколочено досками. Несколько дощечек лежало прямо под ним, видимо это была вторая половина. Воздух внутри был затхлый, но вонь вполне можно было терпеть. По углам висела паутина, усеянная останками мелких насекомых. Откуда-то сверху тихо капала влага. По полу ступать приходилось с осторожностью, так как не известно, когда эти трухлявые доски вздумают провалиться.

“Здесь уже много лет никто не жил” мелькнула мысль у парня. Он был несомненно благодарен, но все равно жилище вызывало омерзение.

Ребенок зашел вслед за юношей и сразу же забился в пыльный угол. Там он перестал сдерживаться и начал истошно рыдать. На лице юноши проскочило презрение. Но оно относилось не к плачущему дитя, а людям, своими бесчеловечными поступками доведшим ребенка до грани.

– Как тебя зовут? – спросил юноша. В ответ были только всхлипы. Ребенок явно не хотел идти на контакт, тогда он сухо выдал. – Я Дрес.

И снова молчание. В глазах ребенка был то страх, то ненависть, отражающие всю бурю эмоций царившей в маленькой голове. Губы дрожали то ли от холода, то ли от желания что-то сказать, но вымолвить так и не смогли. Все больше он смахивал на маленького раненого зверька. Хотя так и было на самом деле. Грязный весь в ссадинах, забившийся в угол. Над ним висела угроза заражения крови и множество других заболеваний. Юноше было тяжело смотреть на страдания ребенка, и он решил незамедлительно действовать.

– Нужно срочно обработать раны, – сказал парень направляясь к двери. Он еще раз осмотрелся. Не найдя ничего подходящего смачно цокнул и сново обратился строгим, можно сказать приказным тоном.  – Оставайся тут! Я скоро приду!

Парень вышел из халупы, не имея точного плана в голове. В надежде найти источник чистой воды он решил пойти по дороге, которую сразу приметил после того как вышел на опушку. Дорога пролегала по границе леса, но из-за того, что сильно заросла травой почти сливалась с лугами. Встав на еле заметную колею, сделанную редкими повозками он всматривался в противоположные стороны дороги, решая в каком направление лучше направится. Это не заняло и десяти секунд как юноша услышал громкий мужской голос. Звуки доносились неподалеку, скрываясь за поворотом среди деревьев, куда уходила дорога. Юноша быстро устремился в сторону источника звука. Впереди него шли двое деревенских мужчины. Дрес не окликнул их, а незаметно направился вслед, держась на достаточном расстоянии, чтобы расслышать оживленный разговор.

– Как это могло произойти?! – воскликнул высокий худощавый парень, едва достигший зрелого возраста.

– Черт их знает. – грубым голосом недовольно ответил низенький лысый мужик. – Эти олухи накличут на нас беду,

– Как я помню они еще не вернулись с соседней деревни.

– Еще нет. Но скоро. Скоро! Учитывая силу, они быстро разберутся с приспешниками демонов. И вернутся закончить с этим отродьем.

– Не понимаю. Зачем так жестоко поступать? Зачем убивать? Можно же превратить ее в бесплатную рабочую силу. По мне это очень великодушно.

– Рабом?! – в недоумение произнес лысый, – Ты хочешь сделать ее рабом? И это в нашей благочестивой стране, защищаемой богиней Альтомирой. Это просто недопустимо. И главное, если нас поймают за этим делом, тюрьма на несколько лет обеспечена.

– Но убивать ребенка, – скривив недовольную гримасу произнес парень.

– Заткнись! – с бешеным лицом выкрикнул мужчина. Он немного успокоился и покачивая указательным пальцем продолжил. – Это не ребенок, а отродье демона и падшей женщины. Которая как всем известно занималась запрещенным колдовством, магией демонов.

– Большинству было плевать на это. Каждый деревенский обращался за лечением и получал его. А теперь мы так поступаем…

– Я еще раз говорю тебе. Заткнись! Тебя за такие слова самого сожгут. А может и не только тебя.

Молодой не стал отвечать. Разговор был закончен на неприятной ноте и его продолжения не предвиделось. Парень, уткнувшись тупым взглядом в землю вяло шагал. Его сосед бормотал что-то не членораздельное и похлопывал по спине молодого, подгоняя идти быстрей.

Дрес прошел за парочкой еще минуту и поняв, что они явно не собирались продолжать разговор, догнал их.

– Простите. Мне нужна ваша помощь, – пытаясь быть вежливым произнес Дрес. Но это у него вышло как всегда не искренне.

– А ты еще кто такой? – с раздражением спросил лысый.

– Просто путник, – на автомате ответил Дрес. В большинстве случаев под таким прозвищем его и знали. Свое имя он раскрывал крайне редко.

– Путник? С закрытым лицом и двумя мечами. Извини, но на разбойника ты больше смахиваешь. – сказал мужчина, доставая остро заточенный топор, аккуратно висевший на ремне. Нервным жестом он показал, чтобы и второй достал свое оружие.

– Мне нужно лишь вода. Чистая, питьевая.

– И все?! – воскликнул мужчина.

– Ааа… это легко. Вон там под холмиком есть родник. – радостно ответил молодой. показывая пальцем на холм, что находился позади путника.

Лысый мужчина резко повернул пухлую голову в сторону разговорчивого друга. Выпучив глаза он с раздражением выдал:

– Цыц.  Соплякам слово не давали.

– Спасибо, – холодно произнес Дрес, кивнув дружелюбному юноше. Он обернулся и быстрым шагом направился к указанному холму.

Мужчина схватил волосатой рукой болтуна за воротник и сильным рывком потянул на себя, приблизив лицо испуганного парня к своему.

– Ты с дуба рухнул? – шепотом, еле сдерживаясь, чтобы не закричать произнес мужчина, – Ты представляешь к каким последствиям может привести твое болтовство? Больше не смей высовывать свой поганый язык без моего разрешения. Дорогой племянничек.

Так называемый “путник” быстро скрылся за холмом, пытаясь наверстать потерянное время. Деревенские все это время стояли на месте как вкопанные и пристально смотреть в сторону куда ушел Дрес. Взгляд лысого снова устремился на непутевого родственника. Разжимая пальцы, он освободил глупого юнца и строгим голосом произнес:

– Проследим за ним. Только аккуратно. – И с не свойственным до этого дрожью, добавил. – Может еще пронесет.

– Может, – выдавил из себя испуганный парнишка.

На счастье, Дреса, ему не соврали. Действительно под холмом бил родник, который вливался в ручей еле заметный из-за густой растительности. Родник был ухоженный с ямой для забора воды. Рядом с ним даже находился небольшой кувшин. На лице парня возникла небольшая ухмылка. Он внимательно рассмотрел находку, и сразу же обнаружил подвох. Дыра на боку, размером с детскую ладонь, явно препятствовала набору воды. На это парень только хмыкнул и произнес:

– Мне везёт. Дела складываются гораздо лучше, чем я думал.

Он снял шарф и обернул кувшин несколькими слоями, прикрыв дыру. Наклонив сосут в бок, юноша начал погружать его в вырытый водоем. Пока вода заполняла кувшин, в голове прозвучали так легко, и необдуманно брошенная фраза “превратить ее в бесплатную рабочую силу”.

После того как их продали в страну правящей магами, жизнь стала безопасней. По крайне мери троица в это поверила. Работа ничем не отличалась от сельского быта. Ухаживать за различными травами, ягодами, корешками, собирая их по мере созревания. По сравнению с предыдущей ролью это были сущие пустяки. Только помимо этого через месяц их начали принуждать к употреблению различных отваров. Последствия были разными от тошноты до потери сознания. Люди в чьем распоряжение были рабы все тщательно записывали, документируя малейшее изменения. Таких страшных вещей как смертей не происходило. По всей видимости это было из-за малой дозировки, по крайней мере так говорили старые рабы. На некоторых рабах проводились эксперименты за закрытыми дверьми. В дальнейшим они больше не появлялись. Хозяева утверждали, что отпускали их на свободу за неоценимый вклад в изучение магии. Но всем было понятно, что случалось на самом деле с бедолагами. Через полгода пребывания в новом месте, у троицы начали возникать проблемы со здоровьем.

– Рабство. Ага. Только человек не столкнувшийся с этим может так просто говорить об этом, – произнес Дрес смотря пустым взглядом на давно заполнившийся кувшин.

Прошел целый час как юноша покинул лачугу и наконец он вернулся. В правой руке парень держал кувшин за ловко сделанную ручку из шарфа, которая также была обмотана в месте скола. Внутри сосуд доверху был наполнен чистой водой. В левой руке за подмышкой обосновалась большая охапка соломы и ветоши.

Ребёнок лежал в углу и дрожал. Силы медленно покидали его. Парень аккуратно положил кувшин и ветошь, после направился к малышу. Дитя обратило внимание на приближающегося парня. Ее охватил ужас при виде лица, которое раньше было скрыто за шарфом, а теперь предстало во всей красе. Вся нижняя часть лица Дреса от подбородка до перегородки носа была обезображена глубокими рубцами словно у одержимых или прокаженных. Теми самыми, кем пугали маленьких детей. Юноша быстро проследил взгляд ребенка и моментально приложил ладонь ко рту, прикрывая уродливую часть.

– Извини, – виновато произнес парень. Он убрал ладонь с лица и продолжил медленно приближаться. – Я не хотел тебя пугать.

Ребенок начал пятиться назад не отводя взгляда от обезображенного участка лица. Уткнувшись спиной в стену, он начал жадно рыскать руками по полу ища какое-нибудь оружие. Но ничего не было, отчего ребенок издавал испуганные стоны.

– Я не прокаженный. Тебе не о чем волноваться это не заразно, – убеждал парень, пытаясь успокоить ребенка.

Дрес подошел вплотную и принялся раздевать дитя. Малыш отбивался от страшного дяди всеми силами, которые были уже на исходе. Мешкать было нельзя. Промедление грозило жизни и здоровью маленького человечка. Преодолев слабое сопротивление юноша понял – он ошибался все это время.

– Ты девочка? – вырвалось у парня, а в голове крутилось: “С чего я вообще взял, что передо мной мальчик. Но это исхудавшие тело, демонстрирующее все детские косточки окружающим, мешки под глазами как у человека, не спавшего целую вечность и раны, оставленные плетью. Неужели я не хотел видеть в ребенке, ее?”. В его сознание еще ярче возник образ сестры. Сердце сжалось с невыносимой силой. Ему было тяжело вдохнуть. Крепка скатившись за свою рубашку в области солнечного сплетения он начал успокаиваться, пока через несколько секунд не вернулся в норму. Сидевший перед ним испуганный ребенок продолжал нуждаться в помощи, даже против собственной воли. Моментально были откинуты все ненужные мысли в далекий ящик, откуда они вырвались мгновения назад.

Дрес аккуратно, но без лишних сюсюканий, промыл и обработал раны. Ребенок по началу брыкался, усложняя работу благодетелю, но по мере лечебных процедур невольно проникся заботой незнакомца и полностью успокоился. Юноша разжег огонь в очаге, и они стали греться возле него смотря как языки пламени двигались в замысловатом танце. Маленький перекус, который был экстренным запасом парня, вернул силы проголодавшейся парочки. Вода в кувшине закончилась, и юноша вернул свой шарф на положенное место полностью прикрыв обезображенную часть лица. Хоть девочка и перестала боятся незнакомца, но все равно держалось на максимальном расстоянии продолжая греться около костра.

Молчаливую идиллию, царившую уже давно, прервали злобные крики. Они доносились снаружи, недалеко от дома. Юноша бросил пронзительный взгляд на дверь, словно хотел посмотреть сквозь нее. Он оставил один меч около костра и схватив ножны с другим мечом, направился к выходу. Выйдя за порог Дрес увидел, как к их временному жилищу приближались четыре деревенских мужика, вооруженные вилами и топорами. Они орали что-то не невнятное, из чего можно было разобрать только бранные слова. Как только деревенские заметили стоящего на пороге парня, их крики резко прекратились.

– Это ты? Это все-таки ты?! – воскликнул тот самый кривозубый, что встретился ранее. Он, делал круговые взмахи топором, подходя с компанией все ближе. “Я так и думал, что от незнакомца будут проблемы” подумал про себя он.

– Что вам надо от меня? – спрос юноша. В его голосе прозвучало неприкрытое недовольство.

– От тебе нечего. Мы думаем, что здесь спряталось то отродье, – агрессивно произнес кривозубый. Его взгляд быстро бегал, не находя себе место. Лишь заметив оружие Дреса, его взгляд застыл на пару секунд, внимательно рассматривая ножны необычной формы.

– Тут никого нет, кроме меня, – ответил юноша, скрестив руки у солнечного сплетения. Он выглядел словно страж у ворот знатного дома. – Ищите в другом месте.

– Заткнись, чужак! Мы не спрашиваем разрешение! – кричал кривозубый с особой злостью, грозно размахивая топором.

– Этот дом пуст. Уходите, – спокойно произнес юноша пытаясь сдержать раздражение. Он сделал несколько шагов на встречу нежеланным гостям и обнажил меч, предъявляя остро заточенный аргумент.

– Стен, Фред. Окружайте его. Он похоже еретик — служитель демонов, – с особой желчью произнес кривозубый. Потом как заученную молитву, четко и с выражением добавил. – Во всем виноваты еретики. Сжечь еретиков.

– Сжечь еретиков! – повторил другой деревенский, стоя позади главного заводилы.

Двое мужчин с вилами начали подходить с разных сторон, окружая Дреса. Тот что слева, был стариком с густой седой бородой. Руки его дрожали, еле удерживая вилы в боевой позиции. А с права наступал молодой парень с горящими глазами, готовым бросится в бой в любое момент. Кривозубый со своим соратником стояли напротив “еретика” в нескольких шагах, крепко схватившись за топоры. В их глазах была уверенность в силе, численном превосходстве и главное в наличие у них небесного покровительства.

Дрес не стал ждать. Сделав рывок, быстрым движением разрубил вилы молодого и развернувшись вокруг своей оси ударил ногой. Не ожидавший такого исхода парень, принял на грудь мощный удар и отлетел на метр. Упав на сырую землю как мешок картошки, он больше не двигался. Первая цель была повержена. Взяв половину вилы та что была с зубьями, Дрес метнул их под ноги старика. Как только они воткнулись в землю старик бросил свои вилы и упал на задницу. Он жалобно застонал, прикрывая голову руками.

– Еретик, – злобно пробормотал кривозубый. Видя боевое превосходство врага и огромную разницу в силе, он убрал дрожащими руками топор, зацепив его за ремень, – Фред, хватит сидеть. Мы уходим. Поищем девочку в другом месте.

Старик встал, дрожа от испуга. Кривозубый и второй тот что поддакивал, подняли и поволокли лежащего без сознания Стена. Долго еще Дрес провожал взглядом деревенских “воинов”. Как только след их пропал с горизонта, юноша убрал меч в ножны и направился в лачугу. Преодолев порог дома, он столкнулся с новой проблемой. Второй меч своим острием смотрел ему в грудь. Детские ручки неловко держали тяжёлое оружие.

– Что ты со мной… сделаешь? – спросила девочка. Голос ее дрожал, словно она стояло в ледяной воде.

– Ты умеешь говорить? – иронично произнес парень.

– Ты знаешь кто я?

– Дитя демона, я полагаю.

После этих слов девочка сжала зубы, с гневом смотря на юношу. Дрес решил успокоить ребенка:

– Я не верю в эту чепуху. Вряд ли ты на самом деле связана с демонами. А если и так, меня это не волнует.

– Ты врешь! – яростно вскрикнула девочка. Меч все ближе приближался к незащищенному торсу, не собираясь останавливаться. – Вы все хотите моей смерти.

Свисающий конец шарфа начал шевелится и сделав несколько пируэтов он обвился вокруг лезвия смертельного оружия. Руки парня были опущены и не касались ткани. Глаза девочки округлились от удивления. Она никогда до этого не видела ничего подобного. Резкими движениями она хотела вырвать меч из цепкой хватки шарфа. Но сильный рывок вверх и рукоятка соскользнула из маленьких рук, оставив меч висеть над головой девочки.

– Как ты это делаешь? Ты демон? – испугано произнесла девочка, медленно пятясь назад.

– Меня всегда смешила такая реакция, – сказал юноша, издав слабый смешок, – Можешь не пугаться. Я не демон. И вообще хватит меня пугать. Я тебя не съем… наверное.

– Но это… это, – запинаясь говорила девочка, показывая пальцем на шарф, движущийся сам по себе.

– Думаю тебе можно рассказать, – парень сдержанно улыбнулся. Меч начал опускаться. Шарф размотался, оголяя лезвие. Плавным движением, оружие было убрано в ножны. – Это называется “Манипуляция” – способность контролировать предметы с помощью внутренней энергии. Есть и другие способности. И как бы это не звучало странно, мы совершенно не используем магию.

Девочка перестала пятится. Опустив взгляд серо-голубых глаз, она задумалась. Медленно мотая головой, она вспоминала, сопоставляя полученную только что информацию. Маленькие слезинки покатились по детской щеке, губы задрожали, а лицо искривилось в гримасе.

– Моя мама не была магом, но умела лечить людей. Лишь от прикосновения ладонями, больным становилось лучше. – с хрипотцой в голосе произнесла девочка. – Она была очень доброй. Все хорошо относились к нам.

После небольшой паузы сдавленный стон вырвался из детских уст. Девочка провела ладонью по лицу, вытирая водянистые сопли и горькие слезы. Она продолжила, но в ее голосе появились нотки злобы и ненависти.

– Но потом пришли они. Эти сволочи пытали маму, а потом сожгли. Мужчина в белом объявил ее ведьмой. Ведьмой! А потом и меня.

Плотно прикрывая ладонями глаза, она опустила голову к коленям. Слезы с ручьем полились, скатываясь по покрасневшим щекам. Губы обнажали крепко сжатые зубы. Периодически девочка издавала вопли, отражающие все отчаянье и боль.

– Как звали твою маму? – спросил юноша. Он пристально смотрел на ребенка.

– Анелес, – ответила девочка, начиная понемногу успокаиваться.

– Она была местной?

– Нет. Мы прибыли в эту деревню два года назад.

– Она что-то рассказывала о своем прошлом?

– Мама говорила, что пришла из страны кишащей страшными монстров. –  Девочка наконец подняла взгляд устремив его на юношу. – Она имела в виду мир демонов?

– Не думаю. Скорее всего она родом из моей страны. А это значит, что она действительно не пользовалась магией, а использовала “Сущность”. Так мы называем внутреннюю энергию. Типа как у меня, только ее способность называется “Созидание”, – объяснял Дрес. По озабоченному лицу девочки, пытающемуся переварить мудреную информацию было ясно – надо поумерить лекцию, – Главное, что тебе надо знать. Твоя мать не была ведьмой. Я скажу больше. Обладатели “Созидания” невероятно добрые и искренние люди.

Девочка давно хотела услышит эти слова. Она снова не смогла сдержать слезы. Но теперь они были совершенно другими. С каждой каплей словно маленький камешек падал с сердца, которое из-за последних событий было облачено в твердую оболочку. Все те слова и убеждения деревенских улетучились, освобождая от тяжелого груза.

– Продолжим с чего начали. Как я уже говорил, меня зовут Дрес. Теперь хочется наконец узнать ваше имя юная леди.

– Нина, – робко ответила девочка, вытирая слезы.

– А твой отец. Где он? – продолжил допрашивать юноша.

– Он ушел, как только я родилась.

– Бросить жену с младенцем? Не очень мужской поступок. Надеюсь у него были веские причины?

– Они не были женаты! Мама нашла его в лесу, раненого, еле живого. Приволокла домой. Долго ухаживала и с помощью силы вылечила все ранения. Она практически ничего не рассказывала о нем. Я даже не знаю его имени.

– Неважно, – мягким голосом произнес Дрес. – Главное, что у тебя был любящий человек. Этого вполне хватает, чтобы жить.

Нина неловко улыбнулась, но неприятные воспоминания новой волной нахлынули на нее. Она со страхом произнесла:

– Деревенские придут снова. Они сильно изменились. Стали безумными.

– Тебе не стоит о них волноваться. Я в состояние справится с кучкой крестьян. Но даже так, на рассвете мы покинем эту местность. Туда где тебя не знают. Туда где никто не назовет тебя отродьем демонов.

– И меня не будет преследовать?

– Не будут, – ответил юноша, – Иногда применение “Сущности” сравнивают с демонической магией. Но то что творится в этих землях… Это вообще немыслимо, чтоб служители церкви “Альтомиры” убивали мирных граждан.

Дрес хотел взбодрить девочку, но у него получался противоположный эффект.

– Я обязательно найду для тебя спокойное место. Там будут хорошие люди. Они позаботятся о тебе.

Нина кивала головой. В ее воображение уже начали возникать светлые образы. Дрес пододвинулся поближе к ребенку и мягким голосом начал рассказывать историю.

– Я тоже когда-то был в плену у плохих взрослых. С нами там обращались ужасно, и со временем становилось только хуже. Устроив диверсию в виде пожара, я смог спастись, прихватив свою дорогую сестру и девушку, заменившую нам мать. Мы смогли благополучно вернутся на родину. Родители погибли из-за болезни к этому моменту, не прожив и двух лет без нас. Один из кланов приютил нашу троицу. Там то я и освоил техники по контролю и применению “сущности”. Дальше все стало гораздо интересней. Много порученных миссий, новых городов и стран.

Дрес рассказывал о множестве своих приключения, затягивая и увлекая разум девочки вдаль, подальше от проблем. Истории продолжались несколько часов пока громкий хлопок не раздался над крышей. Парень быстро вскочил и метнулся к стене. Всматриваясь сквозь щель размеров в два пальца, он пытался разглядеть новых нарушителей спокойствия. Все его нутро кричало, об угрозе несравнимый с прежними горя вояками. Перед домом находились три вооруженных воина, чуть поодаль стояли еще два человека. Один из них сильно выделялся. Высокий статный мужчина держал осанку как аристократ. Его белая мантия была богато отделана золотыми узорами. Особенно сильно выделялась двенадцати конечная звезда с перекрещенными мечами на ее вершине, вышитая на груди. Это был знак богини Альтамиры – покровительницы местного государства. Все говорило о высоком посту в церковной иерархии которое занимал этот человек. С наигранной добротой он громко прокричал:

– Чужак выходи. Мне нужно с тобой поговорить.

Дрес не стал торопится. Внимательно рассматривая потенциальных противников, он оценивал обстановку. Их всего было пятеро, возможно есть и другие, но их присутствие не было обнаружено. Человек в белом по всей видимости был главным. Сомнений не было — это те самые о ком предупреждала женщина в деревни и о ком говорили деревенские.

Уставший от пассивности Дреса, мужчина в белой мантии кивнул головой в сторону халупы давая сигнала для начала действий. На его лице мелькнула зловещая улыбка. Подчиненный который все это время стоял позади словно тень, вышел на передний план. На его серой робе четко виднелся замысловатый узор, вышитый красными нитками, изображавший языки пламени. Также, как и у главаря, на робе гордо виднелся символ церкви богини Альтамиры, конечно же не такой большой и богато отделанный. По какой-то причине три воина впереди были лишены этого символа. Мужчина в робе четко произнес короткое заклинание. В его правой руке материализовался красный сгусток огня, шаровидной формы.  После резкого взмаха рукой, шар быстро устремился в сторону дома. Попав по крыше, он привел к возгоранию, угрожая жизни и здоровью обитателей лачуги.

– Я выйду и отвлеку их. Тебе нужно бежать. – спокойно произнес Дрес показывая на окно, в щель которого должен был без труда протиснутся исхудавший ребенок. – Спрячься где небудь и не высовывайся.

Нина метнулась к окну и ловким движением проскочила сквозь него. Парень быстро намотал шарф, прицепил оба оружия на пояс и вышел из халупы.

– Какое странное приветствие у вас. Ты, в белом одеянии, –  сказал Дрес показывая пальцем на мужчину в мантии. – Наверняка это ты баламутишь народ на бесчинства.

– Корнелиус. Зови меня Корнелиус. Я священник несущий волю богини. В прогнившем мире только наше власть способна указать истинный путь.

Трое воинов окружили юношу направив на него свои мечи.

– Брось мечи и встань на колени, – произнес мужчина со шрамом на щеке. Он был старше остальных двух, и руководил мечниками.

Дрес схватил рукоятку правого меча левой рукой, а левого правой. Быстрым, но невероятно плавным движением, он достал оба меча и встал в боевую стойку, направив сверкающие клинки на врагов. Без предупреждения троица сделала выпад, стараясь нанести смертельную рану. Парень уклонялся и отбивал многочисленные атаки. Все четверо кружились в невероятном, яростном танце, где на кону были жизни. Дрес демонстрировал превосходное навыки фехтования. Мечи словно стали продолжением рук.

Слаженные действия троицы, больше походили на единый механизм, где каждый был лишь винтиком и мало чего из себя представлял. Но вмести они являлись большой угрозой. Навыков Дреса вполне хватало чтобы противостоять натиску, но малейший просчет и конец будет фатальным. Но окружившие воины были не единственной угрозой. В голове Дрес держал наличие огненного мага готового вступить в сражение в любой момент, и неизвестные способности Корнелиуса который явно не зря был назначен на этот пост.

Несколько камней размеров с детский кулак, полетели в направление непрошеных воинов. Это была Нина стоящая в нескольких метрах от горящего дома. Она поднимала самые большие камни, которые могла осилить и снова кидала их. “Дура! Почему не убежала?” как молния, мелькнула мысль у Дреса.

– Так ты была рядом! – радостно воскликнул Корнелиус. Его лицо расплылось в широкой улыбке. – Иди ко мне дитя. Мы спасем твое тело и душу. Очистим от скверны.

– Вы отпустите Дреса? – взволнованно спросила Нина. Она сильно тряслась от страха.

– Несомненно, – произнес Корнелиус. Не убирая с виду добродушную улыбку, вежливым голосом скомандовал своему подчиненному. – Грегор, прекратите бой.

Старший из троицы показал несколько жестов, и они прекратили атаковать, встав между Дресом и Ниной.

– Стой! Не иди к ним. Они фанатики, – настойчиво убеждал Дрес.

Попытки приблизиться к девочке не увенчались успехом. Стена из трех опытных солдат была неприступна. Но даже после всех просьб Нина все равно шла. Неуверенно шагая, она продолжала держать поднятый камень трясущимися руками, приближалась к мужчине в белой мантии.

– Моя мама не была ведьмой, – выдавливала из себя Нина. Девочка храбрилась. Она хотела донести полученною недавно истину. Ту информацию, которой не владели местные граждани. Она была почти уверена, что изменит отношение окружающих. Уже достаточно громко новые слова вырвались из ее дрожащих губ. – Она не ведьма.

– Конечно же. Это была ошибка, – произнес Корнелиус внимательно рассматривая ребенку. Его улыбка растянулась еще шире оскалив белоснежные зубы. – Ты тоже ошибка. Которую нужно исправить… Все бедствия из-за еретиков.

– Сжечь еретиков, – яростно продолжил фразу маг после чего направил ладони обеих рук на девочку. “Амнис игнис” громко произнес он и огонь бурным потоком направился на маленькую жертву. Окутанная пламенем, она кричала и корчилась. В попытках сбить пламя девочка неистово махала руками, но после нескольких секунд, упала как кукла. Как горящая алым пламенем потерявшая всякую ценность кукла.

– Нет! Нина! За что? – отчаянно кричал Дрес. Из его искривленного рта доносились слабые стоны, погожий на скулеж раненой собаки. Его голова опустилась не способная видеть обгоревшее до костей тело. Глаза стали блестеть от влаги, губы и зубы сжались в унисон сдерживая внутри все эмоции. Он крепко сжал рукоятки мечей и поднял голову. Прежнее хладнокровное выражения лица смешалось с бурлящей яростью. Только одна слеза смогла прорваться сквозь эмоциональный заслон, поставленный многие годы тому назад, медленно скатываясь по сухой щеке.

– Я не убиваю невиновных. Но среди вас, таких нету, – с болью в голосе произнес Дрес.

Шарф начал самостоятельно разматываться, оголяя лицо и оставаясь крепится только благодаря двум виткам вокруг шеи. Вид такого явления и обезображенное лицо Дреса ввело врагов в ступор. Та единственная слеза, служившая эссенцией чувств, наконец нашла выход и сорвалась с подбородка юноши. Издав боевой крик, он ринулся в бой. Не сдерживаясь, не смотря на последствия Дрес атаковал. Град ударов обрушился на троицу мечников. Кончик шарфа закрутился в спираль с острым концом. Оно было похоже на помесь гибкого кнута и острого копье. Нахадя брешь в защищенной броней теле его острие впивалось в плоть нанося хоть и неглубокие, но все равно опасные ранения.

Понадобилась лишь минута чтоб один за одним вся троица упала на землю. Истекая кровью от полученных многочисленных ранений, они не подавали признаков жизни.

– Сожги еретика, и его демоническую тряпку, – истошно кричал Корнелиус, видя, как редеют ряды его подчинённых.

Встав в стойку, маг быстро произносил заклинания. Огненные шары быстро материализовались в его руках после чего с огромной скоростью летели в Дреса. Видя приближающуюся атаку, парень вернул шарфу свою прежнею форму, выпрямив его на всю ширину. Размашистым движение словно отмахиваясь от насекомого, шарф отбивал снаряды. Вгрызаясь в сырую землю, они располагались по бокам образуя коридор из факелов.

Дрес медленно приближался, отбивая атаки и бормоча про себя:

– Глупцы. Этот шарф сделал великий гном-кузнец. Он состоит из нитей силибриума и шерсти серебряного волка! Ваш жалкий огонь не причинит ему вреда.

На двадцатом заклинание у мага не получилось создать огненный шар. Громко бранясь он махал рукой снова и снова пытаясь, но исход был одинаков. Его силы были на исходе. Это факт стал спусковым механизмом для активных действий. Дрес быстро приближался к уставшему волшебнику, пронзительно наблюдая за каждым его движением. Недавняя уверенность спала с лица мага. Еще недавно он самоотверженно преследовал еретиков и прислужников демонов, предавая их праведному огню. Выполняя любой приказ Корнелиуса, нередко проявляя инициативу. Гордый и честолюбивый, теперь он кричал в страхе перед приближающимся врагом, единственным настоящим за его двухлетнюю службу.

В блестящих как стекло лезвиях мечей, четко отражались языки пламени. За один взмах, кисти рук мага упали на землю, вторым был вспорот живот. Серая мантия окрасилась в красный цвет, оголяя внутренние органы.

Четвертое тело упало на землю, оставив священника один на один с “еретиком”.

Корнелиус попятился назад и не удержавшись, рухнул на задницу смачно испачкав белое одеяние в грязи.

– Я из знатной семьи, – в отчаянии прокричал священник. Сглотнув большой ком застрявший в горле и мешавший нормально говорить он с жалостливым голосом обратился к юноше. – Мои братья занимают высокие посты. Ты можешь попросить, о чем угодно… они все сделают.

– Ты можешь купить, что угодно?

– Да! – радостно вырвалось из уст священника. – Я купил этот чин. Место командира…

– Ты ошибаешься, – жестко перебил Дрес, разошедшегося в своем хвастовстве Корнелиуса. – Ты купил билет на тот свет.

Губы мужчины задрожали, а глаза налились слезами. Повернувшись спиной к юноше, он пополз по сырой земле, еще больше пачкая белоснежную мантию. Быстро шагая парень догнал негодяя и плавным движение перерезал сухожилия на ногах.

– Аааа! – взвыл от боли Корнелиус. Он обернулся бледным как зала лицом к своему палачу. Продолжая кричать от непривычного доселе чувства он взмолил. – Стой! Я не виноват. Мой отец, это его вина.

– Твоего отца?

– В завещание, которое он оставил, была крестьянская женщина и ее дочь. Этот маразматик нагулял ребенка. Он хотел, чтоб они стали частью семьи.

– А ты не хотел этого.

– Не только я. Вся семья. Мы не могли впустить чернь в семью. Меня послали найти и убить обоих. Проклятых полтора года я искал эту женщину, с ее чертовым даром.

– Нина была твоей сестрой, – холодно произнес Дрес.

– Нет! Она была черным пятном на нашей родословной, – с желчью ответил священник. Он искренне ненавидел её даже толком не зная это хрупкое и невинное создание.

Юноша приблизился в плотную к лежачему священнику. Перехватив рукоятки вверх ногами, он занес мечи над Корнелиусом. Медленно нанося раны мышцам рук и ног, он избегал попадания по артериям и венам. Прекратив пронизывать плоть, парень схватил изувеченное тело за ноги и потащил к халупе, который к этому времени полыхал вовсю. Мужчина кричал от боли молил о пощаде оставляя кровавый след за собой, но Дрес не обращал внимание на скулеж. Неспособное к каким-либо действиям тело священника было небрежно закинуто в глубь адской печи, которую из себя представляла пылающая лачуга. Один за другим уже мертвые подчиненные воссоединились со своим главарем.

Закончив убирать “мусор” юноша взял лежащую на земле крепкую доску и начал рыть яму в нескольких десятках метров от халупы. Истошные крики эхом раздавались по окрестности служившей предупреждением для возможной подмоги. Которой никогда не было и вряд ли появилась бы после увиденного.

Дрес аккуратно положил обгорелое тело Нины в могилу и засыпал землей. Те камни, которыми она бросалась в подчиненных священника, были собраны и выстроены в пирамиду, служа надгробием. К этому времени из халупы прекратились доносится крики. Все затихло, и только треск горящей древесины изредка прерывал тишину.

Смотря на могилу в голове снова возникли воспоминания.

Десять лет тому назад Селена решила покинуть родину, так и не сумев прижиться в приютившим троицу клане. Она хотела найти место где не будет монстров свободно гуляющих по окрестностям и рабства. Таким местом и оказалось эта страна, хранимая богиней Альтомирой. Затем одним летним днем два года тому назад его любимая сестра Валерин внезапно исчезла при странных обстоятельствах. Никаких зацепок найти не удавалось как не старался Дрес. Отчаявшись он направился туда где, они провели самые трудные годы жизни. Потратив кучу времени, парень нашел тех самых бандитов, поймавших их в детстве. Под жестокими пытками была выявлена их непричастность и бандиты были вырезаны поголовно. Та же участь ждала магов-ученых использовавших людей как сырье в своих экспериментах. Оставалась только одна зацепка.

Сердце юноши уже прекратило неистово стучать, приходя к обычному размеренному ритму. Вставая на колени, он произнес:

– Селена. Ты хотела убежать от монстров, но попала в их лапы. Мой последний луч надежды угас. Как теперь мне искать сестру? Если бы я пришел раньше. Я бы спас тебя… и твою дочь.

Дрес поднялся с колен и направился в деревню. Возможно кто-то из деревенских мог стать новой зацепкой для поисков.

 

   

читателей   118   сегодня 2
118 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...