Роли, которые мы все играем

Глава 1. Куда ведет дорога.

Несмотря на проливной дождь, небольшая повозка упрямо двигалась вперед. В основном, эта настойчивость принадлежала Эбу и Айдингейлу. Эб был слишком голоден, чтобы ночевать, не полакомившись доброй порцией овса, а Айдингейл был крайне ленив, но высоко ценил комфорт, а потому упорно тащил повозку до ближайшего стойла, или хотя бы навеса.
Мужчина, который сидел на козлах, спокойно и флегматично наблюдал за дорогой. Иногда он как будто вспоминал что-то, и его округлое лицо, укутанное в рыжую бороду посещала скупая улыбка. У ног возницы лежала старая винтовка, которую тот про себя прозвал «Линси», в честь первой девушки поцеловавшей его еще в церковной школе. Да, Бак был весьма сентиментальным человеком. Свое дело он открыл два года назад, но в последнее время с работой не очень везло. Недели простоя чередовались с различными обстоятельствами на дорогах. Вот как сегодня – только он решил, что наконец ухватил удачу за хвост, взявшись довести сразу двух клиентов, как на дороге их подстерегли бандиты. Бак сразу понял, что численный перевес на их стороне, а потому пришлось договариваться. Грабители забрали большую часть их провизии и денег, но оставили Баку его винтовку. Дороги в глуши – опасное место, и оставлять людей на верную смерть бандиты не хотели. Зачем убивать человека, если можно ограбить его еще раз. Потом.
Посовещавшись, путешественники решили сделать небольшой крюк, чтобы заехать в отдаленную горную деревушку Виндеркерк, пополнить запасы, и попросить приюта на ночь. По пути удача снова начала разворачиваться к Баку лицом. Им в попутчики набился молодой блондин, из Вольных Стрелков Стегаса. Он был вооружен винтовкой, и парой пистолетов, с резной рукояткой. С собой юноша тащил увесистый саквояж, в котором, как подумал Бак, тоже было полно оружия.
Не далеко от поворота на Нэйджен, им встретились еще двое путников. Высокий мужчина, с короткой прической цвета воронова крыла, одетый в массивные серебристые латы. Ему было около пятидесяти, если судить по седине в волосах. На его груди, на месте герба, красовалась шестерня, знак Ордена Лиэрта. Эта организация была создана, когда технический прогресс в Рейвеноне двинулся вперед со скоростью паровоза. Рыцарские ордены пришли в упадок. Доспехи больше не могли защитить своих обладателей, когда на смену стрелам и болтам пришли пули и картечь. Но вскоре, началась масштабная реорганизация рыцарских подразделений. Умельцы из народа форлов смогли изготовить доспехи, которые были способны сдерживать натиск современного оружия. Конечно, защита была не абсолютной, но равновесие снова было восстановлено. Орден Лиэрта был одним из первых, кто получил новое снаряжение, и они приняли участие в Войне Перьев на стороне Короля Аргуса. После восхождения Аргуса на престол, Орден стал отвечать за соблюдение порядка в землях королевства Сильвертонг. Поэтому никого не удивил тот факт, что за спиной мужчина носил огромный двуручный меч. С ним была симпатичная светловолосая девушка в дорожных брюках и рубашке. Рыцарь сообщил, что это его дочь, и возница принял это утверждение за факт. К чему лишний раз спорить., Ученый было заворчал, что платил не за то, чтобы ютиться в тесной повозке со столькими людьми, но купец быстро убедил его, что со стрелком на дорогах будет спокойнее, а у мужчины в броне есть меч. Светлый ум королевства быстро заткнулся, но все равно периодически возмущенно надувал щеки и глядел на всех исподлобья. Новые попутчики ничего не имели против заезда в деревню, видимо, их припасы тоже были на исходе, и посему вся компания направилась вверх, по узкой, но хорошо накатанной горной дороге, чему Айдингейл был совсем не рад, а Эб только фырчал от натуги.
Уже на подъезде к деревне Бак заметил, что ворота были закрыты. Если подумать, то эти два огромных пласта дерева сложно было назвать воротами, скорее неприступной стеной. В былые времена подобные сооружения устанавливали в замках знатных лордов, и предназначались они для защиты от сил неприятеля. Тем более странно было увидеть их тут, на въезде в небольшую горную деревушку. Девушка, которую, как выяснил Бак, звали Мира, за время подъема по горной дороге успела перебраться на козлы к Баку. Она восхищенно взирала на огромные, массивные ворота и тихо заметила: «Такие ворота не в каждом городе есть, не говоря уже о деревне».
Дородный купец в свою очередь решил не проявлять никакого интереса к ситуации. Зачем суетиться, когда есть люди, куда более компетентные для решения задачи. И он вполне обоснованно полагал, что четверо взрослых мужчин вполне способны справиться с какими-то воротами.
Эб и Айдингейл дотащили фургон до ворот и остановились. Оба выдохнули. Эб облегченно, работа почти выполнена. Айдингейл разочарованно, он по прежнему не видел ни уютного стойла, ни порции овса, которую он, по его скромному мнению, заслужил куда больше, чем этот осел Эб. Причем слово осел, в воображении Айдингела, носило примерно такой же образ недалекого существа, как и у людей, а совсем не принадлежность Эба к определенному подвиду животного царства.
Бак неспешно спрыгнул на землю и огляделся. Небольшую деревеньку с двух сторон окружали горы, заключая ее в свои нерушимые тиски. Бак не знал, насколько далеко простирается деревня, но где-то там, за ее пределами, высились верхушки огромных деревьев, стоящих плотной стеной. Судя по карте, там находился Истенский лес, через который раньше можно было пройти к другому торговому тракту, но пару десятилетий назад дорогу сильно размыло дождями, и этот маршрут стал практически непроходимым.
Справа от себя возница заметил движение. Мужчина в доспехах озадаченно осматривал массивные ворота и высокий частокол, служивший для деревни оградой.
— Я давно не путешествовал, но могу поклясться, лет десять назад никаких заграждений тут и в помине не было. А теперь такое чувство, будто здесь находится военный лагерь, а вовсе не деревня, – произнес он, нахмурив брови.
Бак в ответ лишь неопределенно пожал плечами. Несмотря на то, что ездит он уже не первый год, в эту деревню ему заезжать не приходилось.
Спустя пару мгновений к ним присоединился и стрелок. Юноша, как оказалось, бы не только самоуверенным, но и к тому же весьма нетерпеливым.
— Эй, вы там! Открывайте ворота, мы не собираемся торчать тут весь день – прокричал он, сложив руки в рупор.
— Не помешает быть немного повежливее. Люди этой деревни ничего нам не должны. Скорее, это мы собираемся просить их об услуге.
Девушка тоже решила присоединиться к ним, остановившись рядом с рыцарем, и с любопытством осматривалась вокруг.
— А что такого? Не похоже, чтобы они заметили наше присутствие, вот я и решил сдвинуть ситуацию с мертвой точки, – пожал плечами стрелок.
Между тем раздался какой-то щелчок, и ворота медленно начали раскрываться, сопровождая свое движение громким скрипом. В открывшейся проем сразу высунулся высокий мужчина, с густой шевелюрой темно серого оттенка. Он был одет в темные брюки и длинную рубашку, на голое тело. Бак сразу заметил, что руки и грудь незнакомца были усыпаны шрамами разной величины. Часть из них были достаточно свежими.
— Кто вы такие? – громко спросил мужчина, с подозрением косясь на незваных гостей.
Рыцарь сделал шаг вперед, и взял на себя роль парламентера.
— Меня зовут Оуэн, я странствующий рыцарь. А это моя приемная дочь Мира. Мы путешественники, которых в дороге настигла нужда. Нам нужно где-то переночевать, и пополнить припасы. Ваша деревня оказалась на нашем пути, и мы приехали с надеждой найти у вас кров.
— Наша деревня находится в отдалении от большинства дорог, и случайно сюда не попасть, – мужчина сложил руки на груди, и смерил рыцаря недоверчивым взглядом, – кроме того, вы представили только себя и дочь. Сколько вас всего, и кто остальные?
Стрелок было раскрыл рот, чтобы ответить на вопрос темноволосого мужчины, но Бак поднял ладонь, и жестом велел ему помалкивать. А то еще ляпнет какую-нибудь глупость, и все путники по его милости останутся без ночлега. Стрелок надулся как сыч, но возражать не стал.
Между тем Оуэн продолжил:
— Само собой, ваша деревня не совсем по пути, но на повозку уважаемого Бака, – он кивнул на долговязую фигуру возницы, – напали разбойники. Он и двое его пассажиров, господин Салем и мистер Орстон, потеряли при этом существенную часть своих припасов. Мы, как мастер Кроу, – он указал рукой на стрелка, – присоединились к ним чуть позже, но так же испытываем недостаток в провизии. Выходит, всего нас шесть человек.
Мужчина поморщился, и делал шаг вперед, чтобы осмотреть путешественников. Бак подумал, что ему около сорока лет, но сутулые плечи и длинные, спутанные волосы прибавляли лишний десяток
— Нам не нужны непрошеные гости. Кроме того, разве вы не слышали, что в лесу за деревней поселилось чудовище? Эти стены и ворота не просто для красоты, – жестко произнес незнакомец. – Вам же будет лучше, если вы сейчас развернетесь, и отправитесь обратно на большую дорогу.
— Род, нельзя так обращаться с добрыми путниками, – неожиданно со стороны ворот, из-за массивной спины темноволосого мужчины раздался жизнерадостный голос, и сквозь проем протиснулся лысеющий мужчина лет пятидесяти, с румяными щеками, и веселым огоньком в зеленых глазах. – Позвольте представиться, меня зовут Лермольт, я староста этой чудесной деревни. А это угрюмое создание, с которым вам «посчастливилось» столкнуться – Род, наш страж, он отвечает за охрану и порядок в деревне. Конечно, это важная задача, но нельзя же так обращаться с гостями. Скорее проходите внутрь!
— Ты не понимаешь, что делаешь! – попытался возразить Род, но Лермольт уже взял Миру за руку и потащил сквозь ворота в Виндеркерк. Оуэн последовал за ними. Когда мимо стража попытался протиснуться Кроу, тот потребовал сдать винтовку, а так же забрал саквояж. Стрелку совсем не хотелось оставаться без привычного оружия, но живот предательски урчал последние пару часов, а кроме винтовки, у него при себе было и другое оружие, и в итоге он сдался. Забирать меч у Оуэна страж не рискнул.
Немного поворчав, Род, наконец, открыл ворота настежь и позволил Баку заехать на фургоне внутрь.
— Вы понятие не имеете, что делаете, — вздохнул он, тоскливо глядя, как путники шествуют по главной улице Виндеркерка. – Ни малейшего понятия.

 

Глава 2. Природа ночи.

Вечерело. Солнце еще не торопилось ложиться спать, но Бак уже ощущал, как медленно и неотвратимо приближается ночь. Вознице нравились освещенные фонарями улицы больших городов и маленьких поселков. Сейчас он предвкушал, как поздним вечером в домах Виндкерка зажгутся огни, и светлячки прилетят на яркий свет крылечных фонарей.
Бак завел Эба и Айдингейла в стойла у ворот и насыпал им овса. Животные с удовольствием принялись за еду, а мужчина решил, что настало время и ему сесть за стол и вволю наесться. Лермольт сказал, что как таковой таверны в деревне нет, гостей у них все-таки бывает немного. Но есть двухэтажный гостевой дом, с пристроенной мансардой. Это здание местные жители называли «Светлый дом». На первом этаже располагается кухня и зал, где можно перекусить, запивая горячий ужин кружечкой эля. На втором этаже имеются жилые комнаты, а в мансарде живет Род, страж деревни. Он специально выбрал для себя самое высокое место в селении, чтобы по его словам – было удобнее следить за порядком.
По дороге на ужин Бак заметил небольшую компанию детей, которые увлеченно рисовали что-то на земле. Дородная женщина вышла, чтобы вылить ушат воды, оставшуюся после мытья. Заметив возницу, она дружелюбно улыбнулась и помахала ему. Встретившийся пожилой мужчина, с удовольствием указал ему дорогу к гостевому дому. Уже поднимаясь на крыльцо, Бак улыбнулся. Ему понравились люди, живущие в Виндкерке. Он считал, что быть дружелюбным совсем не сложно, но это много значит для окружающих людей. А у Рода, должно быть есть свои причины быть таким серьезным, и кто он, Бак, такой, чтобы его осуждать. С крыльца молодой человек увидел небольшое озеро.
«Здорово! Может, удастся тут порыбачить немного!» — подумал он. За озером виднелось массивное здание церкви, на вид давно заброшенной. Ближе к дороге, на берегу водоема стоял небольшой деревянный дом. Больше ничего интересного с крыльца было не видно, и Бак решил наконец зайти внутрь.
В общем зале было шумно. Вся компания уже расселась за небольшие дубовые столы. Купец Орстон и господин Салем, который представился Баку ученым, сели вместе за угловой столик у стены. Улыбчивая девушка в фартуке как раз принесла им на подносе две увесистые кружки эля. Кроу забрался за одинокий столик недалеко от кухни, и не обращая ни на кого внимания, уминал свой ужин. Оуэн вместе с Миррой сидели за большим столом в центре, и оживленно беседовали с Лермольтом. Староста деревни оделся в добротный темно-синий костюм. На его груди висел увесистый золотой крест на цепочке. Возница краем уха услышал, что этот крест староста нашел в лесу, посчитал это добрым знаком и теперь носит как талисман. Бак прошел мимо них, кивнув по дороге своим попутчикам, и направился к стойке. Там его уже ждала аппетитная мясная похлебка и замечательная жареная картошка с курицей. Местный повар, плотный мужчина по имени Доннар, широко улыбнулся при виде нового гостя и воскликнул:
« Добро пожаловать! Пожалуйста, берите еду, уже все готово! Присаживайтесь, где вам угодно, а мой помощник сейчас принесет вам выпить.
Бак вежливо поблагодарил его, и присев за стол к Оуэну и Мире, занялся своим ужином.
От этого увлекательного занятия его отвлек голос Лермольта.
— А, вы о той легенде. Многие считают, что это вымысел, но я бы не был так уверен.
Десять лет назад, недалеко от нашей деревни появился монстр. Никто не знает, откуда он взялся, виной то магия, или проклятие, но он был поистине ужасен, существо с огромными клыками и длинными когтями приходит ночами в нашу деревню в поисках жертвы. Но внутрь наших домов ему хода нет, они защищены специальными оберегами, над входной дверью. А поскольку никто не знает, в какую ночь придет чудовище, мы все запираем наши дома на ночь, и никто не выходит на улицу после полуночи. Иногда, мы даже слышим его разочарованный вой снаружи! – рассказывал он таинственным голосом.
— Вот только это не легенда. Окажитесь ночью на улице – пеняйте на себя, – буркнул стоящий у лестницы Род, и развернувшись отправился к себе наверх.
— Кому-то стоит меньше верить в ночные страшилки, – усмехнулся Кроу, и залпом опустошил свою кружку.
— Как знать, – хмыкнул Оуэн, — места здесь вокруг дикие. Может, и забрело какое чудище. В деревне люди не пропадают?
— Нет, все спокойно. Был, правда, один случай, но с чудовищем это никак не связано. О нем, в те времена и не слыхивали, – пожал плечами Лермольт.
— Вы разбудили мое любопытство. Надеюсь, с моей стороны не будет бестактностью попросить вас рассказать об этой истории?
— Отнюдь, не стоит беспокоиться! Никакой это не секрет. Больше десятка лет назад, в Виндеркерк пришел один священник. Он был очень набожным человеком. И под очень я имею в виду – чересчур. Кто-то назвал бы его даже одержимым. Людям это не пришлось по душе, и Хэмиш, прежний староста деревни, прогнал его.
— И монстра в то время в округе не было? — продолжал расспрашивать управителя Оуэн.
— Если честно, дорогой сэр, я не уверен, есть ли он и сейчас. Нет, шум и вой по ночам я слышал, но, несмотря на мою любовь к байкам и историям, я больше привык доверять своим глазам.
— А ваш страж, похоже, считает иначе, – заметила Мира.
— Род волнуется за нас, и тому есть веские основания. Мы находимся на отшибе, вокруг горы, сзади дремучий лес, через который никто давно не ходит. До тракта полдня пути. Мы не богаты, но и бедным поселением нас не назовешь…
— К чему вы ведете?
— Если случиться беда, мы можем рассчитывать только на Рода. Среди нас есть сильные мужчины, но они привыкли бить молотом по наковальне, копать землю и таскать тяжести. Реальный боевой опыт есть только у нашего стража. Так что, я не осуждаю его за некую угрюмость и пессимизм. Нас иногда нужно держать в страхе, чтобы люди совсем не расслаблялись.
Бак делал вид, что занят едой, но сам внимательно слушал их разговор. Шутка ли, лютый зверь, ночами бродящий по деревне! Конечно, больше похоже на выдумку, но Бак всегда ценил хорошие истории, особенно такие, с налетом мистики и ужаса. Время за разговорами пролетело незаметно. Лермольт пожелал всем приятной ночи и ушел в свой дом. Доннар тоже ушел спать к себе в подсобку. Бак поднялся из-за стола, оставив Миру и Оуэн.Они увлеченно спорили о различных защитных механизмах, которые можно было бы установить в деревне. По дороге наверх его чуть не сбил с ног в стельку пьяный мужчина, но Бак вовремя успел отскочить в сторону.
Путников поселили на втором этаже, выделив им три просторные комнаты. Миру поселили с Оуэном, Бак занял угловую комнату. Он с интересом наблюдал, как спорят мистер Орстон и господин Салем. Оба почтенных мужа настаивали, что именно их покой и сон должен охранять Стрелок Стегаса. Кроу лишь саркастично ухмылялся и пил пиво, которое притащил с собой из общего зала. Ему определенно льстил тот факт, что его талант так востребован. Спор закончился, когда ученый предложил уступить ему стрелка за 100 монет. Мистер Орстон хоть и был удивлен, но все же согласился. Да и какой купец отказался бы? В итоге оба спорщика разошлись по своим комнатам, убежденные, что победили в споре. Так и вышло, что соседом Бака стал купец, но возницу это ничуть не смутило. Он привык соседствовать с людьми абсолютно разного сорта, ему доверяли и по-своему уважали.

Ночью Бак проснулся и сел на кровати, спустив босые ноги на деревянный пол. Что-то разбудило его. Какой-то звук, или просто чувство тревоги. Орстон мирно спал, укрывшись одеялом, и громко храпел. Может это? Нет, не то. Бак, сколько себя помнил, всегда хорошо спал, и такая мелочь, как храп, не могла его потревожить. Здесь что-то еще. Неожиданно возница услышал крик. Раздеться перед сном он не успел, поэтому оставалось лишь надеть сапоги. Схватив «Линси», лежащую на полу возле кровати, он выскочил в коридор. Ему показалось, что крик был из комнаты справа, где поселились Мира и Оуэн.
Бак дернул за ручку двери. Та была не заперта. Комната оказалась довольно большой. Внутри царил полумрак, который озаряла только лампа в глубине помещения. Девушка стояла как раз возле нее, опершись руками на стол. Возница деликатно кашлянул. Мирра вскрикнула и обернулась. Да, безусловно, это ее голос Бак слышал ранее.
— Черт возьми! Сегодня что, все сговорились меня пугать?! – возмутилась она, взмахивая руками.
Бак удивленно приподнял брови.
— Я одна в незнакомой деревне, а Оуэн шляется непонятно где! Кроме того, меня никто не предупредил, что в нашей комнате есть животные!
Она кивнула на клетку с попугаем, стоящую на столе. Рядом сидел крупный серый кот и вылизывал лапу.
— Я собиралась спать, погасила свет, как вдруг что-то прыгнуло на меня со шкафа! Я чуть не пристрелила это пушистого наглеца!
Девушка показала руку, которую до этого держала за спиной. В ней был зажат небольшой однозарядный пистолет.
— Оуэн настоял. Хоть он и не мой настоящий отец, но спуску мне не дает. Заботливый, как курица наседка, чтоб его!
Бак усмехнулся и оперся на небольшой комод. Винтовку он закинул на плечо. Мира проследила за его красноречивым взглядом, и только сейчас поняла, что выше пояса на ней ровным ничего не одето.
— Упс! – она спешно прикрыла грудь одной рукой. Пистолет она так и не убрала, что служило предупреждением всем незваным гостям этой комнаты, — спать шла, говорю же. И не делай такие глаза! Я совсем не такая паинька, как бываю на людях. Отчим хочет отдать меня в университет, и говорит, мол, с моими манерами меня туда и на пушечный выстрел не подпустят. Этикету учит, зараза.
Она быстрым шагом подошла к кровати, и накинула на плечи рубашку. Пока девушка застегивалась, Бак подошел к столу, и с интересом уставился на попугая.
Тот, ответил вознице проникновенным и сосредоточенным взглядом, будто бы решая, достоит ли юноша его доверия.
— Как он, черт возьми, сюда попал? – вдруг изрекла птица глубоким голосом.
— О, да он говорящий! – воскликнула Мира подходя ближе.
Бак приложил палец к губам. Ему было интересно, что еще может сказать попугай.
— Со стороны леса, через горные тропы. С другой стороны проходит тракт, его бы заметили, – продолжил попугай, но уже другим голосом.
— Похоже на стража деревни. Как там его? Род, кажется, – прошептала девушка.
Бак кивнул. Второй голос напомнил ему Лермольта. Попугай очень точно смог передать их голоса.
— Устроил логово неподалеку, у пещер. Обереги пока помогают, на улицу ночью никого не пускай, – снова голос Рода.
— Я сдерживаю волнение как могу. Ты с ним справишься, если возникнет необходимость?
— Необходимость уже есть. Но я не уверен. Он не похож на тех, с кем я сталкивался раньше. Сроки не совпадают. Он больше….и у него другие глаза.
Попугай умолк, и склонил голову набок.
— Аплодисментов ждет? – усмехнулась Мира, — это он про ту страшилку, которую рассказывал нам староста. Видимо, подслушал их разговор.
«Он прислушивается!» — подумал Бак, и по его телу пробежала волна мурашек. Пальцы крепко сжали приклад винтовки. Он тоже услышал шаги на лестнице, скрип половиц. И тяжелое дыхание.
Возница положил руку девушке на плечо и указал на дверь.
Мирр\а удивленно посмотрела на него. Но через пару секунд услышала все сама. Шаги приближались. Бак спешно огляделся. К двери не успеть, вокруг ничего полезного. Окно! На первом этаже есть большой козырек, как раз под окнами гостевых комнат.
Мира перехватила его взгляд и бросилась к ставням, на ходу хватая свой пистолет.
Но они не успели.
Сначала на косяк двери легла лапа, с длинными и острыми когтями. Затем из темноты коридора высунулась морда ночного посетителя. Длинная, чем-то похожая на волчью, но более крупная. Черная шерсть, уши небольшие, заостренные. А глаза…глаза неожиданно оказались ярко-голубого цвета.
Бак ожидал увидеть красные, будто налитые кровью, или ярко желтые звериные глаза. Впрочем, цвет глаз чудовища мало влиял на остроту его зубов и когтей.
Ровно, как и на его намерения. Монстр сделал еще один шаг вперед и остановился, разглядывая людей перед ним.
Бак продолжал оценивать противника. Большой, два метра, если не больше. Стоит на двух лапах, колени не вывернуты, значит не волколак, да и размером великоват.
Не нападает сразу, осторожен. Оценивает, или боится?
Его размышление прервал выстрел прямо над ухом. Пуля попала прямо в мохнатую грудь. Зверь не шелохнулся, калибр маловат. Но он больше не колебался. Оскалив свою огромную пасть, он рывком преодолел половину расстояния до своих обидчиков. Бак действовал на полном автомате. Встав в полуоборота, он резким движением толкнул левой рукой девушку, и та перевалилась через открытую оконную раму на козырек первого этажа. Обернувшись, Бак надеялся успеть выстрелить, или хотя бы выставить между собой и противником винтовку….но зверь был быстрый, очень быстрый. Возница лишь успел почувствовать, как мощные лапы крепко обхватили его и сжали как тиски. А потом чудовище вынесло окно вместе с рамой, и выпрыгнуло наружу.

 

Глава 3. Коварный свет луны.

В эту ночь, Кроу был далеко от Светлого дома. Ровно, как и господин Салем. Красноречивый ученый уговорил стрелка сопровождать его во время ночной прогулки, и теперь они стояли в зарослях можжевельника перед большой поляной. Салем утверждал, что именно здесь обитает легендарный Зверь, и обещал своему новому телохранителю золотые горы, за помощь в исследовании. В чем заключается исследование Кроу не знал, но уже пожалел, что ввязался во все это.
Через пару минут наблюдений, стрелку надоела вся эта неопределенность, и он сделал шаг вперед.
Сегодня была красивая ночь. На небе не было и облачка, ярко сверкал полумесяц. Если бы не холодный северный ветер, то погоду можно было бы назвать вполне приятной.
Молодой человек достал оба пистолета, прищурился и медленно приблизился к центру поляны. Никого…. Справа и слева сплошной камень, гора. Спереди тоже. Тупик.
Неожиданно, сзади раздался странный звук, как будто упало что-то тяжелое. И хруст.
Кроу резко обернулся, и остолбенел. В пяти шагах от него, на краю поляны, сидело огромное чудовище. Оно было покрыто черным мехом и напоминало нечто среднее между волком и медведем. В его голубых глазах горел злой огонек, а мощные лапы сжимали тело господина Салема. Ученый был мертв, стрелок сразу это понял. Ему сломали шею. Быстрым и четким движением. Привычным.
«Он хотя бы не мучился, » — хмыкнул стрелок, направляя на чудовище свои пистолеты.
«Четыре патрона в каждом. Как нас учили….два выстрела, меняю позицию»
Кроу на секунду закрыл глаза, и сосредоточился. Сейчас он слышал каждый шорох, каждое движение, вдох и выдох. Когда он резко открыл глаза, мир вокруг него поменялся, и время замедлило свой ход. Для всех, кроме стрелка. Этот талант приобретался путем длительных тренировок в академии. Несмотря на то, что Кроу был еще новичком, этим умением он владел весьма неплохо.
Первый выстрел в грудь. Отметить цель, привлечь к себе внимание. Зверь рычит. Рана не серьезная, но ему все равно больно. Тело ученого падает на землю, а чудовище бросается в сторону стрелка. Пять шагов.
Второй выстрел в голову. Дезориентировать, нанести урон, выиграть секунду.
Зверь сбавляет скорость, но не останавливается. Он все равно быстрый, сразу два шага за прыжок. Переход. Кроу откатывается в сторону, вскакивает на ноги. Чудовище пролетает место, где только что стоял стрелок, и поворачивается к противнику.
Еще два выстрела в грудь, как заявление – ты промахнулся, вот он я.
Зверь рычит и скребет острыми когтями. Новый прыжок, на сей раз более удачный. Кроу недооценил скорость зверя. Откатывается в сторону, но весь правый бок залит кровью.
«Хорошо зацепил, зараза» — стрелок тяжело дышит. Транс сбит, он потерял свое небольшое преимущество, ровно как и один пистолет. Он остался лежать у лап чудовища.
«Меняем тактику.»
Кроу вскидывает револьвер, и посылает в голову зверя одну за одной сразу две пули. Первая в цель, а вот вторая мимо. Несмотря на второе ранение в голову, зверь смог увернуться от второй пули.
«Он учится, пытается предугадать мои движения» — понял стрелок.
Юноша поднялся на ноги, и начал медленно обходить зверя с правой стороны. Рана была не такой страшной, как казалось на первый взгляд, но все равно весьма болезненной. Мешала сосредоточиться на поединке.
Чудовище сначала внимательно наблюдало за ним, а затем медленно двинулось в противоположную сторону, по той же дуге.
«Хитрый какой. Зачем ему носиться туда-сюда по поляне, когда можно просто измотать меня, дождаться, когда закончатся все трюки. И спокойно съесть. Только вот хрен тебе. Ты меня не получишь. Я не стану ни ужином, ни твоим собратом.»
Стрелок быстрым движение извлек на свет сразу три ножа, и не давая монстру опомниться, метнул их прямо в цель – сердце зверя.
Монстр громко взвыл и прижал лапы к груди.
Стилет сверкающей молнией покинул ножны. Стрелок сделал последнее, на что у него оставались силы. Он подскочил к корчащемуся в муках чудовищу, и по самую рукоять вонзил клинок ему в грудь.
«Это тебе за Салема, сволочь. Не скажу, что он был мне другом, но никто не заслужил такой смерти».
Зверь дернулся и… внимательно посмотрел на стрелка. Дрожь в его теле прекратилась, огромная лапа вырвала стилет из груди и переломила пополам. Ножи полетели к ногам юноши.
«Но….это же серебро. И луна…что же ты такое?!» Зверь усмехнулся и занес лапу для удара.
— В сторону! Быстро! – раздался крик позади охотника.
Кроу отпрыгнул вправо, и мимо него, словно голодные пчелы, пролетели два арбалетных болта. Они угодили зверю в грудь и в плечо.
К огромному удивлению юноши, чудовище несколько раз моргнуло, разочарованно взвыло, и без чувств повалилось на землю.
Из темноты леса выскользнула фигура в капюшоне. Род на ходу перезаряжал оба наручных арбалета и тихо ругался.
— Паралитический яд, — сухо пояснил он стрелку, — пролежит без чувств до самого утра.
— Как вы меня нашли? – Кроу едва не валился с ног от усталости, но у него было столько вопросов.
— Последовал за ним, – защитник деревни кивнул на лежащего зверя, — первый раз на моей памяти шемгар покинул деревню, и я хотел знать, зачем. Не подоспей я вовремя, ты бы закончил как ученый, если не хуже.
— Деревню? Получается зверь живет там все время, и вы об этом знали? – Кроу был потрясен таким открытием.
— Я не шутил, когда велел вам не выходить ночью на улицу.
— Но кто он? И что такое шемгар?
— Хватит вопросов. Иди за мной, тебя надо подлатать, – Род покачал головой, и направился в сторону деревни, — у меня есть хижина у озера, там и поговорим.

 

Глава 4. Утро старой тайны.

Полумесяц мирно плыл по небу, улыбаясь и подмигивая своему близнецу на блестящей глади озера. Пройдет еще немного времени, и они станут едины, превратятся в сияющий диск на огромном небосклоне. И будут вместе освещать дорогу путникам, заблудившимся в ночи.
Оуэну пока хватало и одной половины. Он медленно брел вдоль берега озера, таща за собой свой двуручный меч. Лезвие было заляпано свежей кровью и оставляло багровый след на чуть мокром песке. Его доспех был слегка помят с правого боку, а некогда ухоженная борода стала грязной и растрепанной.
— Нужно вернуться в Светлый дом. Предупредить Миру и остальных! Давай же, Оуэн, ты сможешь! – кряхтел рыцарь. Каждое движение отзывалось вспышкой боли в его голове.
Неожиданно гримаса боли на его лице сменилась удивлением.
На другой стороне озера неторопливо двигались две фигуры.
Он постарался идти так быстро, как мог, и вскоре вышел навстречу двум фигурам, недалеко от небольшого деревянного дома на берегу.
— Оуэн, а вы что здесь делаете? – удивленно спросил Кроу, держась за свой бок.
— А, рыцарь… — хмуро протянул Род, и скорчил гримасу, — у вас, люди, есть крайне скверная привычка шляться по ночам. Особенно, когда вам сказали так не делать.
— Не могу сказать, что у меня был выбор, – хмыкнул в ответ Оуэн и перевел взгляд на стрелка, — что с вами случилось, мастер Кроу?
— Немного поцапался с местной достопримечательностью, Зверем Виндеркерка! – усмехнулся в ответ молодой человек переводя дух. Прогулка обратно в деревню далась ему нелегко.
— Как, вы тоже? – ошарашено спросил Оуэн. — Дело в том, что я столкнулся с этим существом около получаса назад – вон там, в старой церкви!
— Оно еще там? – Род проверил, хватает ли в колчане болтов, и уже собрался идти в направлении, которое указал рыцарь.
— Нет, зверь сбежал. Он не смог пробить мою броню, но все равно здорово потрепал меня. Я тоже не остался в долгу. Проткнул его практически насквозь. Не помогло. Жаль, меч не серебряный.
— Серебро не поможет, я пробовал, – стрелок развел руками, — эта тварь как будто зачарована. И, похоже, она не одна.
— Если бы вы оба сидели в доме, как я вам говорил, ничего бы не случилось! – прорычал Род.
Дверь избушки, возле которой говорили мужчины вдруг распахнулась, и оттуда появилась Мира. И была она далеко не в лучшем настроении.
— А ну заткнулись! Раскудахтались как старые бабки. Ты! — девушка ткнула пальцем в Оуэна, — расскажешь, где шлялся всю ночь! А ты, – она перевела взгляд на стража, расскажешь нам, какого лешего у вас тут происходит. Ну а ты, – она, наконец, заметила Кроу, — ты быстро в дом, а то уже все крыльцо кровищей заляпал.
Выпалив свою тираду, она гордо скрылась в доме.
Мужчины молча переглянулись и последовали за Мирой.
Когда девушка перевязала рану Кроу, они все собрались в небольшой комнате у камина и сели полукругом у огня.
— Давай, выкладывай, страж порядка, – произнесла Мира с ехидной улыбкой.
Род нахмурился, обвел всех собравшихся тяжелым взглядом, и понял – разговора избежать не удастся.
— Ну, хорошо, я расскажу все, что знаю. Я страж этой деревни уже около десяти лет. В молодости я учился в той же академии, что и он, – Род кивнул на Кроу, — а после работал наемником. В общем, навыки у меня были. Когда я решил поселиться в Виндеркерке, Лермольт сразу предложил мне пост Стража. Сказал, что работа не пыльная. Нарушений у них не много, народ весь хороший. Я и согласился. Поначалу все было отлично. Люди в деревне и правда добрые, посторонних было не много. Иногда приезжали торговцы и заходили путники с большого тракта, ничего особенного. А потом появился Зверь. Во всяком случае, так мне показалось. Я заметил это существо во время одного из своих патрулей по деревне. Крупное, черный мех, острые зубы, длинные когти. То ли волк, то ли медведь. Оборотная форма, не иначе. Я решил, что это кто-то из посторонних пробрался в деревню. Существо скрылось довольно быстро, я не смог его отследить. Утром я все рассказал Лермольту. Он посмеялся, но посоветовал осторожно опросить людей, вдруг они что-то видели. Все без толку, ничего необычного не случалось, никаких гостей извне не было на тот момент уж неделю. Три ночи спустя, я увидел его снова. Полной луны не было, также как и сейчас, но было очень светло. Я проследовал за чудищем сюда, к озеру. И понял – это был другой зверь. Нет, цвет меха такой же, животные черты те же, но он был куда меньше. Почти размером с человека. Двигался он тоже иначе. Я так удивился этим отличиям, что позволил себя обнаружить. Зверь напал на меня, и так я получил свой первый шрам от шемгара.
Род поднялся из кресла, и стянул с себя рубашку. Все его тело было покрыто шрамами разной длины.
Кроу присвистнул, а Бак удивленно хмыкнул и отхлебнул пива из кружки.
— Как вы уже поняли, это не оборотень. Его укусы и раны от когтей не опаснее любых других.
— Что случилось с тем существом? – спросила Мира
— Я убил его. Это был первый и последний раз, когда я смог убить шемгара. Когда чудовище упало на землю, оно превратилось обратно, в человека. Я узнал в нем старого Хэмиша. Эта старая развалина жила в этом самом доме, и даже до моего появления в деревне не могла передвигаться без своей трости. Был старостой деревни, еще до Лермольта. Он иногда прогуливался на берегу озера, по десять-двадцать минут в день, на большее его просто не хватало. А в обличье зверя он задал мне приличную трепку. Но было очевидно, его человеческая оболочка уже умирала. Только поэтому мне удалось его сразить. Так я понял, что зверем был не только Хэмиш, но и кто-то еще.
— Серьезный противник — подытожил Оуэн.
— Да, они довольно живучи. Толстая шкура, прочные кости. А так же просто невероятная скорость регенерации тканей. Это не оборотни, в обычном смысле этого слова. Я решил, что их нужно как-то назвать.
— Шемгар, сокращенно от Шеминос Гарио – Приходящий ночью, на Древней речи, – подал голос Кроу. — Этому обучают на втором курсе Стегаса. Многие существа имеют названия на этом языке.
— Ты прав, – кивнул Род и продолжил, — второе существо я выследил только через неделю. Мне понадобилось несколько дней, чтобы прийти в себя от ранений, и еще три дня на улицах было спокойно. Наконец, мне повезло. Я встретил шемгара у конюшни, и следил за ним до самого утра. Он бесцельно бродил по деревне, что-то бормоча на своем языке. Честное слово, мне показалось, что он ворчит и жалуется. Кроме того, его изрядно пошатывало.
— Тот, что напал на нас в Светлом доме тоже шатался. Как будто был пьян! – воскликнула Мира, — иначе мы бы с ним не справились.
— Глаза ярко-голубые?
— Я не помню. Я как-то не заглядывала ему в глаза, была слишком занята спасаясь бегством! – фыркнула девушка и надула щеки.
Бак щелкнул пальцами, привлекая внимание Рода, и утвердительно кивнул.
«Голубые»
— Это Миго, когда-то он был неплохим музыкантом. Понятия не имею, что он забыл у нас в деревне, но Лермольт разрешил ему поселиться тут. Он пришел через год после меня, и с тех пор практически не просыхает.
— Это объясняет, почему он был таким неуклюжим. В противном случае, мы бы с ним не справились даже с помощью Эба и Ада. Они спасли нам жизнь, когда мы добрались до конюшен.
— А кто остальные двое? – спросил Кроу.
— Про того, что был в церкви ничего сказать не могу, я его не видел. А вот ты дрался с Доннером, нашим поваром.
— Оу…это объясняет, почему он был таким сильным, и как он так быстро расправился с Салемом.
— Господин Салем мертв? – потрясенно переспросила девушка.
— Увы. Он так хотел встретиться со Зверем, что совсем забыл об осторожности. Я не смог его спасти, – покачал головой стрелок.
— Есть что-то еще, о чем мы должны знать? — спросил Оуэн у стража деревни.
— Осталось немного. Долгие месяцы я изучал шемгаров, и понял — в них может превратиться любой, и я все еще не знаю почему. Я следил за ними, обыскивал дома, искал хоть какие-то зацепки, но все тщетно. Они не пили ничего подозрительного, не общались с колдунами и шаманами, в их родословной тоже нет ничего странного. На данный момент я достоверно знаю о четырех двух шемгарах, но видимо есть и третий. Сразу после второй встречи с этим существом я снова поговорил с Лермольтом. Все, что вы видите сегодня – забор, ворота, обереги – его рук дело. Он запретил людям выходить ночью на улицу и покидать деревню, рассказав им удобную полуправду о Звере. Только он забыл упомянуть, что Зверь живет среди нас. И он не один. Во многом это нам помогло. Жители не выходили ночью, а я мог спокойно сражать с шемгарами, если на то была необходимость.
На минуту, в хижине воцарилась тишина.
-А что случилось с вами? – спросил Род у рыцаря.
— О, вышло весьма скверное приключение, друг мой. – вздохнул Оуэн, — помощник повара, Ларс, или как его там…
— Карс – подсказала Мира.
— Карс… в общем, он что-то подсыпал мне в суп. Вместе со своим товарищем, таким темноволосым мальчишкой он смог вытащить меня на улицу, погрузить на телегу и привезти в старую церковь. Дураки наслушались баек Лермольта, и решили принести меня в жертву Зверю. Они думали таким образом обезопасить деревню, глупцы. Не знаю, как так вышло, но Зверь явился на их зов, но вместо меня напал на Карса. У парнишки не было никаких шансов. Второй юноша снял с меня веревки, и я кое-как смог отбиться от чудовища. Действия их отравы серьезно меня ослабило, все могло выйти куда хуже… Зверь сбежал, мальчишка тоже, а я побрел вдоль озера и встретил вас.
Род переводил взгляд с одного гостя на другого, и наконец, тяжело вздохнул.
— Вы поможете мне справиться со Зверем?

 

Глава 5. Шашки или шахматы?
Виндеркерк просыпался, спокойно и неторопливо, как огромный зверь, щурясь и лениво открывая глаза. Местные жители выходили на улицу и наблюдали за последствиями ночной схватки. Несмотря на то, что подобные происшествия не случались уже давно, этим зрелищем их было не удивить. Звуки побоищ нередко тревожили сон людей по ночам, когда Род выходил один на один в схватке против чудовища.
Этим утром, путники собрались в Светлом Доме, чтобы обсудить план действий. Лермольт, срочно разбуженный Родом, отчаянно зевал и смотрел на всех изподлобья.
Руководил собранием Оуэн. Его небольшой опыт сражений с нечестью подсказывал – им отчаянно не хватает информации и времени. А поскольку, староста ничего внятного подсказать не смогу, решено было разделиться. Кроу, отправили наверх, проверить Орстона, который так и не спустился к завтраку. Мира припомнила, что за ужином Лермольт хвастался своей небольшой библиотекой, а потому вызвалась сходить и поискать там информацию о Звере. Лермольт этому чрезвычайно обрадовался, но его восторг мгновенно померк когда он узнал, что Бак составит им компанию.
Род и Оуэн решили отправиться на полян. Господин Салем нуждался в достойном погребении, а рыцарь хотел осмотреть место схватки. Встретится решили тут же, через два часа.
Домик Лермольта, вопреки ожиданием Бака стоял в не центре деревни, а на самом ее краю. Само здание было таким же забавным и несуразным, как и его хозяин. Стены дома как будто были выгнуты наружу, отчего домик выглядел пузатым. Коричневые стены и белая крыша делали его похожим на пирожное украшенное кремом.
Зайдя внутрь, Мира сразу хотела заняться поиском информации, но Лермольт настоял на чаепитии.
— Я обожаю чай! У меня есть неплохая коллекция. Семнадцать сортов, есть весьма необычные. Покупаю у тех редких торговцев, которые бывают в нашей деревне.
Мира не питала особой любви к чаю, и подобным церемониям, и горела желанием послать подальше болтливого толстяка. Но она прекрасно понимала, что именно этот человек может помочь им выбраться из деревни живыми, и в своем обличье. Кроме того, Оуэн не любит, когда она грубит людям.
Бак не отдавал предпочтения какому-то определенному напитку, поэтому не имел ничего против чая. К горячему напитку так же прилагались мятные пряники, что существенно повышало ценность предложения Лермольта. Сладости Бак очень любил.
Напиток был весьма приятен на вкус. Малина, крыжовник, и еще что-то отдающее легкой кислинкой, но никак не портящее впечатления от чая. Лермольт на радостях начал рассказывать им истории происходившие в деревне. Бак слушал их очень внимательно, медленно попивая из своей чашки. Минут через пятнадцать, Мира поднялась из-за стола, проворчала что-то себе под нос, и кинула на Лермольта взгляд полный невероятной смеси раздражения, злости и едкого сарказма.
— Архив, где он? Мы не чаи гонять сюда пришли, папаша
— Он внизу, спуститесь по ступенькам. Справа на тумбочке есть фонарь – Лермольт опасался смотреть девушке в глаза, а потому лишь махнул рукой в сторону лестницы.
Бак сделал большой глоток, откусил кусочек пряника и зажмурился от удовольствия. На мгновение его покинул весь страх и ужас прошлой ночи.
Но это продолжалось недолго. Снизу раздался женский крик.
Бак вскочил из-за стола, и рванулся к лестнице. Ноги плохо его слушались. Затекли за время чаепития. Вниз он практически слетел, хватаясь за перила дрожащими пальцами. Внизу было темно, и лишь небольшой круг света от фонаря служил ориентиром в пространстве. Мира сидела на полу. Все ее тело охватила неконтролируемая дрожь. Она смотрела куда-то вперед не в силах оторвать взгляд от чего-то скрывающегося в темноте. Бак медленно подошел к Мире и попытался разглядеть то, что ее так испугало.
Все пространство впереди занимали огромные, покрытые внушительным слоем пыли, книжные полки.
Возница хотел подойти ближе, и уже нагнулся за фонарем, но тело его не слушалось. Он упал на одно колено, рядом с девушкой, и с ужасом увидел, как исчезают на глазах все книг, и полки.
В нос резким порывом ударил запах разложения. Морок рассеялся, и Бак увидел нечто ужасное. Зрелище, которое могло свести с ума впечатлительного человека, и до смерти напугать более стойкого. Весь пол был усыпан телами. Некоторые из них были разорваны на части и разбросаны по всей комнате, как будто огромный ребенок разбросал свои игрушки. В глазах убитых застыло выражение животного страха и …..удивления. Безграничного удивления, как будто они до самой последней минуты не могли поверить, что такое могло произойти именно с ними. Так же, как не верил сейчас и Бак.
Сзади раздались шаги, и мужчина с трудом повернулся на звук.
Перед ними стояло высокое существо, с длинными и тонкими конечностями. Его тело напоминало ствол небольшого, но очень крепкого деревца, а бледно-розовый цвет делал его еще более отталкивающим. Маленькая голова с длинными заостренными ушами невероятным образом вмещала в себя пасть с множеством острых как бритва зубов.
Существо усмехнулось, поймав взгляд возницы. Его голос был хриплым и глубоким.
— Не пытайтесь сопротивляться, птички. Клетка захлопнулась и вам никуда не деться, — его бледные губы растянулись в кровожадной улыбке, — Сюрприиииз!
— Ты снял их у меня с языка, приятель – ответил Бак, направляя на чудовища пистолет.
И только услышав шаги на лестнице, Лермольт запоздало понял – он больше не слышит испуганных всхлипов Миры.

 

Эпилог.

Они встретились на поляне, глубоко в лесу, на том самом месте, где уже не раз проходили ожесточенные схватки.
Род стоял, и неуверенно переминался с ноги на ногу. Он не привык быть в таком положении, и изрядно нервничал. Вот уже десять лет, его жизнь была полна опасностей, но он был хозяином положения. А сейчас, он чувствовал себя простаком, которого обвили вокруг пальца, и не единожды.
Бак был занят тем, что осматривал повозку, проверял не жмет ли Эбу его сбруя, и в каком настроении сегодня Айдингейл. Мира сидела на козлах, и подшучивала над Кроу, который с усердием гончей внимательно проверял содержание своего саквояжа, не пропало ли чего.
Оуэн закончил обматывать свой огромный меч тканью, осторожно положил его в повозку, и подошел к Стражу. Вместе с ним был молодой мужчина в длинном дорожном плаще. Его светлые волосы были собраны в конский хвост, а на гладко выбритом лицо сияла улыбка.
— Думаю, мы должны вам кое-что объяснить, — начал Оуэн, — вы уже и сами поняли, мы отнюдь не простые путешественники. И оказались тут не случайно. Наша работа – выслеживать опасных существ. И уничтожать, по необходимости.
— Это много объясняет. Вы…вы выглядите немного иначе. Все вы.
— Вы правы. Это заслуга вот этого молодого человека. Саймон Рэллэс, волшебник и алхимик. С его сестрой Миррой, вы уже знакомы. Эти двое, весьма способные ученики, и не раз проявляли себя в нашем деле.
Юноша в плаще поклонился.
— Саймон сварил для нас специальный отвар, который сказался на нашем внешнем виде. Мы хотели сойти за случайных путников, и видимо, у нас получилось.
Оуэн и правда выглядел немного иначе. Как по взмаху волшебной палочки, он помолодел на несколько десятков лет. Седина покинула его волосы, как сходит весной уже опостывший снег. Бак стал моложе, хотя, может все дело было в бороде, которой и след простыл. Меньше всего изменились Мира и Кроу. Охотник выглядел немного серьезнее, урок полученный на этой самой поляне не прошел зря. А вот Саймон…
— Все верно, вы знали меня как купца Орстона, уважаемый страж – голос Саймона так и сочился энергией, — прошу меня простить, такая маскировка была необходима, чтобы оказывать поддержку нашей команде.
— Я не в обиде.
— Раз со знакомством покончено – перейдем ближе к делу. Нас наняли убить тварь, которая держит в ужасе Виндеркерк. Поначалу, мы решили что это оборотень, но это была лишь верхушка айсберга. У вас поселился эленкью. Крайне неприятная сущность. Падальщик, который любит сваливать всю работу на других. Его особенность в том, что он может обращать своих жертв в существ, которые будут беспрекословно ему подчиниться. Происходит это через кровь, через раны и порезы. Обычно это упыри и вурдалаки. Но этот гад был старым и опытным монстром, а потому каким-то образом он смог создать оборотней. Первый раз он приходил давно, в ипостаси священника. Но его не приняли. Староста его раскусил. Вернулся он уже в личине Лермольта, и как видите, все сработало. Он создал легенду о Звере, чтобы прикрыть себе тыл. Он кормился заблудшими путниками и торговцами, списывая все на Зверя. С его смертью, жители больше не станут превращаться в чудовищ.
— Даже не знаю, что и сказать. Пожалуй – спасибо! От все души, спасибо – Род смог спокойно вздохнуть, впервые за десять лет.
— Это наша работа, страж. Ваша война окончена, а нам пора двигаться дальше.
Саймон помахал Роду рукой и полез в повозку. Остальные тоже заняли свои места. Мира, как и прежде, села на козлы рядом с Баком.
— Вы уже уезжаете? Но у меня столько вопросов! Кто такой мистер Салем? И что теперь будет с Доннером? Как вы вычислили Чудовище, и как расправились с ним? А еще….
— Тише, тише, друг мой – Оуэн улыбнулся, — я понимаю ваше любопытство, но вы ведете себя как ребенок. Увы, господин Салем оказался нашим случайным попутчиком. Легенда Бака сработала настолько хорошо, что он поверил. Отвертеться от его компании нам не удалось, и вот к чему это привело. Нам очень жаль…
Что касается Доннера – он ничего не вспомнит. Это не его вина, и он не должен платить за преступления чудовища.
— А….
— Что касается остального, назовем это профессиональной тайной. Мы быстро приспосабливаемся, и хорошо знаем свое дело.
Оуэн последовал за своей командой, и запрыгнул в повозку.
Когда повозка тронулась, Род все же не выдержал:
— Почему вы решили поехать через лес? Дорога давно заброшена, кто знает, что может ожидать вас в дремучей чаще?
— Не волнуйтесь за нас, — Бак улыбнулся ему, — мы точно знаем, что нас там ожидает. Еще один заказ.

читателей   279   сегодня 1
279 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...