Магвспышка

 

– А в полицию не обращались?

– Родные, насколько нам известно, не обращались. Да и, пока там рассмотрят заявление, вы уже, уверен, всех найдёте.

– А чего вы решили, что они пропали? Может, ещё идут где-то. Проверили бы.

– Видите ли, их точный маршрут неизвестен. Когда туристы не вышли на базу в запланированный день, туда стали звонить их родные. На базе связались с посёлком, через который они явно должны были пройти – а там, как выяснилось, давно никто не появлялся. Скорее всего, с ними что-то произошло около недели назад, и они были ещё далеко.

– И кроме этого посёлка непонятно, где они могут быть?

– К сожалению, известен лишь примерный район, и он довольно обширен, так что сборы достаточной поисковой группы потребуют времени, да и сами поиски могут затянуться.

– Окей. Вы, кажется, что-то сказали про магическую вспышку?

– Да, наша станция наблюдения зарегистрировала довольно мощный импульс. Причём, впервые с тех пор как установили это оборудование, и как раз около недели назад. Так что у полиции могут возникнуть подозрения в магическом преступлении, и там ещё больше затянут.

– Честно говоря, – Слава вздохнул, – давно этим не занимался, даже не думал, что снова придётся…

– Мы хотели бы заключить с вами договор… – из трубки послышался шелест бумаги, Александр Владимирович прочёл вслух несколько пунктов.

Слава вскочил с матраса и, протирая глаза, прошлёпал босиком по пустой комнате к клетчатой хозяйственной сумке в углу.

– Ну ладно, – пробурчал он, – только мне надо будет знать всё, причём, желательно, о каждом из них: возраст, пол, как выглядит… чем больше, тем лучше.

Прижав телефон к уху плечом, он рылся в шершавом, царапающем руки бауле.

– Да, разумеется… Все четверо проживали в вашем городе. У нас есть контактные данные семей, их предупредили, что к ним обратятся в связи с поисками. Я вам их перешлю. Ну и аванс за ваши услуги можно перевести уже сейчас, а договор подписать – когда вы приедете сюда. Кстати, сегодня как раз пятница, поздно вечером отходит поезд – завтра с утра будете у нас. Надеюсь, вы не против приступить сразу?

Слава рассеянно промычал что-то утвердительное, продолжая рыться в сумке. Собеседник попрощался и повесил трубку. Коротко звякнуло сообщение с номерами семей туристов.

Слава с шуршанием вынул из баула плетёный коврик со сложным узором, придирчиво оглядел его, расстелил на полу. Достал из сумки сложенный лист, развернул – на бумаге оказался напечатан запутанный символ – и прикрепил к потёртым обоям куском липкой ленты. Обзвонив номера из присланного списка и договорившись о встречах, он опустился на коврик, поёрзал на нём, устраивая пальцы ног и колени на рисунке. Усевшись, он выставил таймер на телефоне на шесть часов, сцепил пальцы и замер, направив застывший взгляд на приклеенный к стене знак.

* * *

– Нет, ты могла себе такое представить? – отец Игоря всплеснул руками. – Дожили, а? Сначала магическое преступление в УК внесли, а теперь колдуны официально детей ищут!

– Внесли и забыли, – тихо вставил Слава и показал на фотографию обнимающихся парня и девушки на стене. – Это ваш сын?

Мать Игоря кивнула.

– И Алёна, – она чуть нахмурилась, – подруга его.

– А можно мне какую-нибудь фотку, где лицо покрупнее?

– Конечно, сейчас… – она ушла в другую комнату.

– Игорь вообще не сказал, куда они пошли? – спросил Слава отца.

– Сказал, что в соседнюю область на водопады, – ответил тот. – Он лет с пятнадцати, считай, рюкзак не разбирал. Мы за него никогда и не волнуемся.

Слава медленно шагал по комнате. «Что ты чувствовал перед поездкой? – мысленно спрашивал он. – Радость? Воодушевление? Предвкушение?»

– А вы вообще хоть что-нибудь уже нашли? – отец прищурился, наклонив голову.

– Пока нет, – ответил Слава, водя ладонями вдоль полок шкафа. – Настя и Миша жили в общаге, там эмоциональный фон от кучи народа. Да и всё равно зацепиться было не за что. А Алёниных родителей нет в городе. Кстати, вам она, что, не нравилась? – спросил он, вспомнив реакцию матери.

– Да, у него ещё сто этих Алён будет, – поморщился отец. – Просто он в последнее время мрачный ходил – поругались, наверное. Но в поход ведь вместе пошли.

Слава остановился и уставился в пол, закусив губу.

– Ничего, – задумчиво пробормотал он. – Просто жилая комната. Ничего…

– Надо же! – отец вновь взмахнул руками. – Удивительно! Говорил тебе, – повернулся он к возвратившейся жене, – надо было в полицию обращаться!

– Нам же звонили, – возразила та, – сказали, что магическое преступление, там только затянут… Вот, держите, – она протянула Славе фотографию.

– …они ведь ушли и забрали всё, что связано с походом, – продолжал тот, – поэтому зацепиться не за что… Ни здесь, ни у Анастасии, ни у Михаила…

– Замечательно! – воскликнул отец. – Просто прекрасно! Я правильно понял: чтоб узнать, куда человек ушёл, вам нужна вещь, которую он взял с собой? Волшебник, твою мать! Верно они там сказали, – он повернулся к матери, – сажать их всех надо!

Слава положил фотографию на стол и включил стоящий на нём компьютер.

– Ты совсем обалдел, что ли? – возмутился отец.

На экране загорелось сообщение с требованием пароля. Слава провёл пальцами по рядам покрытых пятнышками чая клавиш. «Безопасность, надёжность, уверенность, защищённость», – повторял он про себя.

– Слушай, просто уйди, а? Пришёл, покрасовался, небось и деньги уже взял – а теперь давай отсюда. Скажешь потом, мол, не дали силы духов призвать. Давай, проваливай.

Ладонь дошла до края клавиатуры и двинулась обратно. «Давай же! Безопасность, надёжность, уверенность!..» Кнопки нехотя отозвались: четыре цифры, несколько букв. «Цифры – год? Наверное. А буквы?»

– Слышь, ты! Это тебе не хиханьки да хаханьки, – тяжёлая рука легла Славе на плечо и с силой тряхнула.

Он поднял глаза на музыкальный плакат на стене. «Альбом». Уверенно застучали клавиши. Заиграла приветственная мелодия.

– Ого!.. – отец растерянно убрал руку.

Слава открыл браузер, наудачу кликнул один из значков социальных сетей в закладках, зашёл в раздел сообщений.

– Во, «Поход июль» – это группа для всех четверых участников, – он прокрутил переписку. – Смотрите, Игорь написал: «На автобусе до деревни, потом вдоль трассы, дальше я знаю, где свернуть».

– Это до какой ещё деревни?

– Названия нигде нет…

Слава открыл поисковик, ввёл в строку запрос «Автобус» – та сразу же предложила добавить «Пригород» и соседний областной центр – и открыл первую посещённую ссылку. Пробежал глазами по списку автобусов, щёлкнул по номеру, горевшему фиолетовым – появился перечень остановок. Он положил руку на фотографию Игоря и провёл рукой вдоль страницы. Ничего не ощутив, он прикрыл глаза и повторил движение. Тщетно.

Слава стиснул зубы. Ладонь медленно двигалась вдоль списка. Пальцы побелели от напряжения. На лбу выступили капельки пота. Рука дрожала всё сильнее, минуя остановку за остановкой.

Ладони на миг коснулось слабое тепло. Рука Славы замерла. Кончики пальцев потянулись к экрану. Капли пота стекали по щекам, блестели над губами, срывались с подбородка и со стуком падали на стол.

Пусто.

Намокшая на спине и груди футболка прилипала к телу. Кожа на лице побледнела, из-под неё просвечивала синяя сетка вен.

В подушечках почувствовалось лёгкое покалывание. Слава чуть опустил руку – покалывание усилилось. Ладонь наполнялась теплом. Он открыл глаза – пальцы упёрлись в остановку почти в самом конце списка.

– Что, хочешь сказать, они отправились туда? – недоверчиво спросил отец.

– Оттуда.

* * *

Грохот камней безжалостно бил по барабанным перепонкам. Поднимавшаяся пыль забивалась в глаза. От усталости Слава плохо соображал, его клонило в сон. Голова кружилась, он то и дело оступался и несколько раз чуть не вывихнул ногу. Каждый раз, когда он поднимал глыбу, мышцы и кости ныли от напряжения, к горлу подступала тошнота. Слава опасался, что укрепление скелета и мускулов, долгие часы потихоньку слабевшее, вот-вот угаснет. Он отбрасывал глыбу, вытирал щипавший глаза пот и вцеплялся в следующую.

К поискам пришлось в спешке готовиться в поезде. Странный парень, разложивший на боковушке плетёные коврики и листы бумаги с загадочными символами, привлёк внимание всего вагона. Слава тщетно пытался сосредоточиться, то и дело отвлекаясь на раздающиеся со всех сторон возгласы и смешки и ловя на себе взгляды из-за перегородок. Кто-то, сразу разгадав природу таинственных узоров, рассказывал о магах какую-то чепуху. Особо любопытствующие подходили поближе посмотреть, некоторые приставали с вопросами – пришлось положить рядом записку с просьбой не отвлекать. К счастью, поезд шёл ночью, и любопытствовали пассажиры недолго.

На вокзале его встретил Александр Владимирович, вручил экземпляр договора и подвёз до остановки, где Слава почувствовал отголоски эмоций ребят и спешно отправился по следу. Он боялся, что и без того неострое чутьё продержится лишь несколько дней, а то и часов. След тускнел, прерывался, ярко вспыхивал в местах ночёвок и вновь слабел. Слава отчаянно выискивал то и дело ускользающие отзвуки чужих переживаний, карабкаясь по каменистым холмам, перебираясь через ручьи и курумники.

След оборвался на исходе четвёртого дня. Точно в полудрёме после беспрерывного похода, Слава со смесью усталости и досады бродил вокруг россыпи острых глыб, ясно ощущая доносившиеся из-под них страх, растерянность, отчаяние. «Слишком чёткие они, – пронеслось у него в голове, – для пережитого один раз столько дней назад». С трудом преодолевая навалившуюся вялость, Слава сосредоточенно ощупал несколько глыб, после чего вытащил из сумки покрывало со сложным узором, расстелил его на траве и бросился расшвыривать камни.

На небе давно горели звёзды, когда между чёрных в темноте булыжников мелькнуло светлое пятно. Из-под завала показались тонкие руки, прикрывающие голову, длинные спутавшиеся волосы. Расчистив всё тело от камней, Слава запоздало вспомнил, как опасно длительное сдавливание. Он наскоро ощупал девушку – не угасшее пока чутьё травм не находило переломов, кровотечений или омертвений. Слава подхватил её, выкарабкался из завала, пошатываясь, добрёл до покрывала и осторожно, насколько мог, положил на него спасённую. Поставил пальцы на рисунок на ткани, сосредоточился. Почувствовал, как символ ожил, потеплел. В глазах защипало. «Главное теперь, – подумал он, – не убирать руки».

* * *

– Эй! Эй! – доносилось откуда-то издалека.

Солнце слепило сквозь сомкнутые веки. Слава закрыл лицо руками, перевернулся на живот. Насилу приоткрыв один глаз, он увидел покрытые каплями воды босые ноги в закатанных до колена спортивных штанах.

– Слава богу! – послышалось сверху. – Ты долго не просыпался! Я уже думала, что…

Постепенно привыкая к свету, Слава поднял взгляд на влажные, перекинутые через плечо волосы.

– Ты чего вскочила? – пробурчал Слава. – Лежать тебе надо.

«Алёна! Это с ней Игорь обнимался на фотке», – вспомнил он, посмотрев наконец девушке в лицо.

– Да я нормально… – она поправила запыленную футболку в мокрых пятнах на плечах и груди.

– Давно ты проснулась?

– Часов в семь. А сейчас уже двенадцать, – она показала на его часы.

«Бодрая как лось, – проворчал про себя Слава, протирая глаза. – Хорошо она на медсимволе полежала. Как-то даже слишком».

– И как себя чувствуешь? – спросил он. – Голова не кружится? Слабости нет?

– Да всё нормально, – она тряхнула головой и потянулась к сохшим на камне кроссовкам.

Слава осмотрелся. Завал протянулся от расщеплённой огромной трещиной скалы, с которой обрушились камни, до устланного галькой, безжалостно высушенного солнцем русла ручья – вода теперь скапливалась у преграды и огибала её по поросшей травой лужайке.

«Мы бы хотели получить от вас заключение, – пояснил Александр Владимирович, когда Слава указал ему на неожиданный пункт в договоре, – о причинах происшествия. Если вы его представите, мы готовы удвоить сумму».

Слава подумал, что расспрашивать Алёну пока слишком рано. «Была бы у меня с самого начала какая-то её вещь, всё бы знал безо всяких вопросов, – раздосадовано подумал он. – А теперь только долгий физический контакт поможет, и то не факт. Чёрт, надо было хотя бы неиндивидуальную фотку прихватить, – он оглянулся на завал. – Может, станет понятнее, когда разгребу».

– Окей. Есть хочешь? Я тоже, – он полез в сумку и вынул пакет с китайской лапшой. – Больше, извини, ничего нет.

Следом появились котелок, складная подставка под него и железная пластинка с начерченным на ней символом. Слава положил её на высушенную солнцем гальку. Зачерпнув котелком в запруде воды и поставив его над пластинкой, Слава коснулся узора пальцами. На железке вспыхнуло пламя. Алёна ахнула и подскочила к огню.

– Нифига себе! – воскликнула она. – Так ты маг?

– Маг, маг. За вами пришёл, – ответил Слава.

– За нами? А… а я сразу подумала, что ты странно оделся!

– А что? – Слава, насупившись, оглядел свои запыленные джинсы и футболку с логотипом популярной рок-группы. – Другого нет. Посмотришь за водой? – попросил он. – Если закипит, мне сделай тоже, – он пододвинул ногой пакет с лапшой. – А я пока завалом займусь.

* * *

Грохот камней вновь звенел в ушах. Прошлая ночь давала о себе знать: кости и мышцы теперь едва выдерживали вес громадных глыб. Каждую из них приходилось осторожно приподнимать, давая телу привыкнуть, и оттаскивать – на бросок уже не хватало сил.

Алёна вспомнила, где находились ребята во время обвала, и после обеда, несмотря на протесты Славы, принялась помогать и оттаскивала небольшие камни.

Солнце клонилось к закату, когда Слава заметил на булыжниках засохшую кровь.

– Передохни, я дальше сам расчищу, – сказал он.

Алёна мотнула головой.

– Может, тебе не стоит смотреть, тут… – настаивал Слава.

– Ничего, всё нормально, – отрезала она.

– Ты, это… не перенапрягайся.

– Помню, ты уже сто раз говорил! Я тяжёлые не беру.

Игорь лежал на животе у входа в одну из палаток, босиком и голый по пояс. Мишу нашли ближе к скале, его руки всё ещё сжимали раздавленную корзинку с превращёнными в кашу ягодами. Грохот камней утих, и Слава мельком отметил стоявшую вокруг тишину, нарушаемую лишь плеском воды.

«Подготовка пока продолжается, очень неудачно на выходной попали, – сообщил на прощание Александр Владимирович. – Вам, кстати, есть чем держать связь? Там всё равно никакая сеть не ловит. Вот и у нас тоже нет, а то бы выдали… В общем, как найдёте – подавайте визуальный сигнал, сможете? Скоро должны начать патрулировать район с воздуха».

Но ничего, напоминающего звук моторов, Слава не слышал.

Первая из расплющенных палаток оказалась пустой. Порывшись в ней, Алёна вытащила спальные мешки и подстилки – накрыть тела. Слава тем временем освободил из-под камней другую палатку, возле которой лежал Игорь, заглянул под тент и почувствовал, как у него предательски теплеют уши. Опустив тент, он обернулся на Алёну – та, поймав его взгляд, насупилась и отвернулась.

– А ты, это… неплохо держишься, – выпалил он.

– В смысле, не реву? – мрачно ответила она. – Просто… не могу больше. Я там… всё выплакала.

– А ты не помнишь, как всё случилось? Ну, обвал? – осторожно спросил Слава.

Алёна покачала головой.

– Мишу больше всего жалко, – сказала она вдруг. – Игорь с Настей сразу, а он…

– Ну, а что вы делали перед тем, как?.. – настаивал он и, поймав упёршийся в него хмурый взгляд, пояснил: – Попросили сделать заключение о причинах происшествия.

– Мм, ну… мы с Мишей ушли вон туда, за эту скалу, – начала она, насупившись, – он там ягод набрал, потом вернулись… тут обвал и случился. Всё? Достаточно?

– Просто так обвал случился? – не унимался Слава. – То есть… со скалой всё было нормально? Никаких, там, неустойчивых камней, ничего?

– Целая она была, мы даже туда залазили. Тут часто туристы останавливаются, должно быть безопасно.

– Окей, а вы ничего странного, необычного не замечали? А то где-то здесь ещё и магическую вспышку засекли.

– Что? – Алёна заморгала. – А это что такое?

– Ну, как будто кто-то сильно поколдовал, – пояснил Слава.

– А это засечь можно?

– Ещё как! Говорят, сильная была. Впрочем, может, природное что-то… – ответил он. – Ладно, пойду тогда посмотрю на трещину.

На противоположной стороне скалы оказался пологий подъём, ведущий к вершине. Слава принялся карабкаться наверх. «Да, повезло тебе, – думал он. – А пришли бы на пару минут позже – вообще остались бы целы и невредимы».

Подъём оканчивался острым узким каменным пятачком. Внизу темнел расчищенный завал. Слава разглядел палатку, прикрытые покрывалами тела.

«Странно, – подумал он. – Настю с Игорем явно застали врасплох – значит, они рассчитывали, что у них больше времени». Слава погнал эту мысль прочь, сказав себе, что чужая личная жизнь – не его дело и к происшедшему не относится.

Что-то с жужжанием коснулось ноги. Он вздрогнул от неожиданности, вынул из кармана телефон – на экране красовался закрытый конверт. Слава машинально открыл сообщение – оператор предлагал очередную акцию. «Есть сеть всё-таки!» Индикатор вверху мигал на последнем делении.

Слава оглядел скалу – огромный каменный зуб со сколотой наискосок верхушкой. Снаружи камень потемнел, но скол был светлее, точно целиком отвалился огромный кусок породы. Слава нигде не увидел потемнений, мха, выточенных водой желобков – ничего, что бы указывало на трещины, ослабившие мощный монолит. Лишь одна трещина, неестественно прямая, рассекала скол сверху донизу.

«Прямо как в цирке показывают, – подумал Слава. – Может, и правда вспышка? Мало ли, бывает».

Он лёг на живот, подвинулся, чтобы глаза оказались вровень со сколом. «Ровный, как стол. Как полено топором». Переполз к верхнему концу трещины и проследил её направление – она точно указывала на место, где он нашёл Алёну. «Игорь в последнее время мрачный ходил – поссорились, наверное», – прозвучало в его голове. В груди похолодело.

«То-то ты чувствовала, как Миша умирает! То-то ты из-под завала без единой царапины! И это ж какая силища должна быть, чтобы так раскурочить скалу!»

Свои силы Слава испытал ещё в садике – он смутно помнил битое стекло и пятна крови на полу, чьи-то крик и плач, гипс, который он потом носил на руке. Но то – исключение, а теперь без помощи знаков он и комара прихлопнуть не мог.

«А комедию-то ломала: «Ой, а что такое магвспышка?», «Ой, а её можно засечь?» – он открыл список контактов и принялся искать номер Александра Владимировича. – Я тебе такое заключение выдам! Готовь деньги! Выбраться бы отсюда…»

Сердце учащённо билось. Телефон, точно издеваясь, притормаживал. Испугавшись, что его голову видно над краем скалы, Слава, сполз ниже, нервничая от каждого шороха одежды о камень. Набор номера оборвался – сообщение на экране предложило проверить сеть.

«Надо встать, чтобы была связь, – догадался он и тут же возразил себе: – Бежать надо нафиг! Эсэмэс напишу и отправлю, а потом сматываться, пока не видит».

Он принялся вводить текст, то и дело нервно поглядывая спуск со скалы. Пальцы не слушались, промахивались мимо подвисающих клавиш. Автокорректор подхватывал нажатые буквы и невозмутимо печатал на экране несвязную бессмыслицу. Слава чертыхался, стирал слова, заново давил на кнопки.

Готово!

Значок загрузки покрутился и сменился восклицательным знаком: «Ошибка!»

«Всё-таки надо встать». Слава вновь перевернулся на живот, осторожно поднялся – в окружавшей тишине собственное дыхание казалось громким, как сирена. Медленно выглянул из-за края, оглядел завал, выискивая Алёну.

Телефон опять показал ошибку отправки.

Слава шагнул к сколу, не спуская глаз с россыпи. Нигде не увидев Алёну, он сделал ещё шаг – на самый край. Разблокировал успевший погаснуть экран.

– Ты всё понял, да?

* * *

Слава обернулся. Алёна стояла у входа на пятачок, сцепив опущенные руки.

– Стой, подожди, – она преградила Славе дорогу, когда он шагнул прочь от края.

Из-под его ноги вниз сорвался камешек. Весело пробарабанив по косому сколу, он соскочил с обрыва. На полсекунды стало тихо – и вновь раздался звонкий стук. «С такой высоты на острые камни – никакое усиление скелета не спасёт. Главное ведь, сам сюда залез, идиот».

– Его родители рассказали? – спросила она, глядя в сторону.

«Не хватало ещё родителей ввязывать». Слава спешно покачал головой. Алёна закрыла глаза и отвернулась.

– Стыдно так… То есть, теперь-то какая разница… – запинаясь произнесла она. – А я больше ни о чём думать не могу… Дура, конечно… А теперь… Теперь они все…

Слава слушал вполуха, лихорадочно ища выход. Не станет она колдовать: две вспышки в одном и том же районе – это уже подозрительно. А хотя кто на них внимание-то обращает? За спиной обрыв. А она… мало ли, на что она способна.

– И, главное, все знают… И я знала… Ну, то есть, не то чтобы прямо, но… А тут, типа, на, убедись сама… Теперь и ты знаешь… – она выругалась. – Стыдно…

«Вцепиться! Падать – так уж вместе».

Он осторожно шагнул вперёд и вытянул руку. Ещё один камешек упал с края трещины. Снизу донёсся предательский стук. Алёна повернула голову. Слава застыл. Пальцы подёргивались в такт яростно колотившемуся сердцу. Её глаза сузились, в уголках мелькнули морщинки. Алёна подошла почти вплотную, одна ладонь упёрлась ему в плечо, другая обхватила шею. Помедлив секунду, она уткнулась лицом в его грудь.

– Спасибо, – сказала она через минуту, оторвавшись от него и вытирая увлажнившиеся глаза. – Это было неожиданно, но… спасибо. Извини, выговориться надо было.

Она улыбнулась и направилась к спуску со скалы. Слава замер, глядя Алёне вслед с расплывающейся ухмылкой: вот и не понадобились расспросы. Он сосредоточился, не спеша воспроизводя хлынувшие в него переживания.

Окрыляющее тепло. Яркость. Счастье, казавшееся бесконечным. Растущее, крепнувшее. Отравленное сплетнями, слухами, ссорами. Горе. Слёзы. Злость. И надежда, неубиваемая, пробивавшаяся сквозь любой гнев, любое отчаяние, утешавшая, успокаивавшая. И приведшая сюда, чтобы угаснуть мгновенно, как свеча под порывом ветра. Обида, боль, бессильная ярость, давно дремавшие, копившие силы где-то в глубине, больше ничего не сдерживаемые, наполнившие целиком, разрывавшие на куски… и нашедшие выход. Странную, непонятную, но почти ощутимую форму.

«Да ладно? – ядовито произнёс он про себя. – В наш-то век Интернета, со всеми этими статьями и видео? А хотя…» Он вспомнил полный чуши тест «Как распознать в себе мага», найденный недавно в сети.

В Славе мага распознали как раз после случая в детском саду. Мама потом водила его по каким-то людям, которые говорили: «Главное – вовремя», «Повезло, что маленький». В садик, правда, он больше не ходил, а вскоре они переехали в другой район. Тогда же, уже от отца, он услышал другие слова: «Заявление», «Отягчающие», «Кто первый, тот и прав».

Очнувшись от воспоминаний, Слава опустил глаза на телефон, который так и сжимал в руке. Вращающийся кружок над окном для ввода текста сменился словом: «Отправлено».

* * *

– Значит, вам совсем нечего сказать о том, почему произошло несчастье? – Александр Владимирович откинулся на спинку скамейки и потряс телефоном в руке. – Я, право, опешил: сперва эсэмэска с таким серьёзным обвинением, а следом: «Извините, это всё шутка!»

– Извините, – смущённо повторил Слава. – Это правда шутка. Не думал, что она отправится. Случайно вышло.

– Ну, шутка, так шутка, – Александр Владимирович вздохнул. – Выходит, скала ни с того ни с сего рухнула. Случайно.

Слава покивал, глядя перед собой.

– Слабое, конечно, утешение для родных, слабое, – продолжал Александр Владимирович. – Да и для нас тоже. Я потому вас спрашиваю, что нам, всей области, туристы очень важны. Поэтому, когда происходит какое-то несчастье, очень важно знать, в чём причина. Жаль. Думали, вы нам поможете…  Ну, значит, другие, так сказать, оттолкнутся и довершат, – он с улыбкой протянул руку на прощание.

– Вообще-то, у меня есть предположение, – торопливо возразил Слава. – Магвспышку зарегистрировали, помните? Ну так вот, случайная природная вспышка, сконцентрированная. Редко, но бывает такое.

– И туристам случайно не повезло оказаться именно в том месте, – Александр Владимирович оглянулся на Алёну, которую попросил подождать на лавочке неподалёку, и посмотрел в телефон. – И одной-единственной повезло остаться целой и невредимой

– Вовсе не целой и невредимой! – вновь возразил Слава, чувствуя, как уши предательски краснеют. – Я медсимвол применил… и ей повезло: она попала в мешок и её не придавило.

– То есть, случайность, – усмехнулся Александр Владимирович. – Одно дело – конкретная причина, и совсем другое – случайность на случайности и случайностью, как говорится… – он снова вздохнул. – Ладно, наши с вами дела, полагаю, закончены. Хотелось бы удовлетвориться вашим предположением, но… – он посмотрел в телефон. – Придётся, по всей видимости, привлекать других специалистов…

– А ведь вы так-то больше никого привлекать не собирались, – неожиданно перебил Слава. – Ну, к поискам.

Александр Владимирович, прищурившись, повернулся к нему.

– С воздуха никто не патрулировал, никакие спасатели не готовились, – продолжал Слава. – Туристы, значит, для области важны?

– Верно, – спокойно ответил Александр Владимирович, – я бы даже так сказал: на туристов мы всей областью молимся, и я в первую очередь.

– Да вы даже об их пропаже ни в какую службу не сообщили!

– Ну, набрали бы мы бригаду добровольцев, начали бы прочёсывание района всем областным отделением МЧС – они бы справились лучше? Или быстрее? Нет, вы сработали куда эффективнее.

– Вы этого знать не могли! А если бы кому-то понадобилась помощь, а её не оказали…

– Так ведь у вас же есть этот – как вы сказали? – медсимвол.

– Он даже близко не заменяет больницу!

– Заменил же, – Александр Владимирович ткнул большим пальцем в сторону Алёны.

– Ей повезло! – прорычал Слава.

Александр Владимирович развёл руками.

– Ну, тогда беда бы случилась, – проговорил он. – Но, вы знаете, если в безопасном районе… – при этих словах Слава поморщился и наклонил голову. – А что вы так смотрите? Во всех опасных местах давно стоят соответствующие знаки. Запретные зоны огорожены. Если приходит вызов на конкретное место, туда сразу мчатся, конечно же. Но если «дикари» пропадают без следа там, где они ходят толпами, то, скорее всего, помощь оказывать уже некому, и надо сперва тихо, спокойно выяснить, в чём дело.

– «Тихо», «спокойно», да? То-то вы звонили семьям, чтобы те не вздумали идти в полицию! Шума, значит, боялись! Типа, если в вашем распрекрасном безопасном краю кто-то пострадал, то кому-то…

– Тут скорее дело в деньгах, – пожал плечам Александр Владимирович.

Слава побагровел. Его собеседник, помедлив, продолжил:

– Только куда бо́льших, нежели скромная зарплата госслужащего. Вон, видите, сколько народу? – он обвёл рукой наполненный гуляющими людьми парк. – Девяносто процентов работают на туризм. Деньги, конечно, приносят скорее те, кто останавливается на базах, ходит в туры с гидами, привозит с собой детей… но, чуть что нехорошие произойдёт, они-то как раз быстрее всех и разбегаются.

– Я ж вам говорю, – хмуро произнёс Слава, – что это слу… неудачное стечение обстоятельств. Вероятность, что такое повторится… – он вспомнил увиденный когда-то на сайте Росстата процент магов среди населения.

– Да-да… К сожалению, это объяснение мало кого удовлетворит. Нехорошо, если пойдёт слух, что у нас в области в случайных местах падают скалы. Пусть и с вероятностью… – он повторил названную Славой цифру. – Хотелось бы ответа поточнее. Думаю, теперь-то можно и полицию подключить…

Слава, насупившись, смотрел перед собой.

– Нехорошо, если пойдёт слух, – сказал он вдруг, – что администрация области искать пропавших туристов посылает одно полуопытного колдуна.

– А что? Во-первых, спасение проведено настолько хорошо, насколько было возможно, а во-вторых, мы точно следовали протоколу – пожалуйста, приходите, смотрите, проверяйте, – Александр Владимирович улыбнулся. – А то, что я вам по телефону мог неверно назвать сроки – так мало ли, я тоже человек.

– Да кому дело до ваших бумажек? – Слава ухмыльнулся. – Кто вообще будет смотреть, что там напроверяют? Матери? Щас. Они скорее группы в соцсетях организуют и петиции начнут писать, чтоб все узнали, что у вас за область.

– В Интернете сидят далеко не все, – возразил Александр Владимирович.

– Я вам гарантирую – снаружи будет слышно, – заверил Слава. – А если будет мало, то пара фейков… полуфейков… да просто личных впечатлений всё раздуют, как надо. Не пойму, почему это до соседних областей до сих пор не дошло, где тоже есть скалы и водопады. Подсказать, что ли…

Он запрокинул голову и задумчиво посмотрел на небо.

– И вы так запросто мне это говорите? – усмехнулся Александр Владимирович.

– А мало ли, что я вам сейчас наговорил, я тоже человек.

Александр Владимирович уткнулся лбом в сложенные ладони.

– И к чему вы это всё? – устало спросил он.

– Скорее всего, – медленно начал Слава, – кто-то из погибших был магом, но не знал об этом. Скорее всего. Таких много. Ну, либо концентрированная природная вспышка.

– А если специалисты обследуют место обвала?

– Согласятся с этими версиями, ничего.

Александр Владимирович кивнул.

– Ну, значит, так.

Он пожал Славе руку и попрощался.

– Вячеслав! – обернулся он вдруг, сделав несколько шагов. – А ведь вы жестокий человек! – Александр Владимирович вновь обвёл рукой заполненный прохожими парк.

– Это он о чём? – спросила Алёна, когда Слава опустился на скамейку рядом с ней.

Он впервые с тех пор, как они покинули место обвала, решился взглянуть ей в глаза.

– Мне надо тебе кое-что сказать.

читателей   276   сегодня 3
276 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Загрузка...