Эпоха тьмы и беспробудной ночи

 

История злоключений молодого юноши Генри начинается, как ни странно, с его кончины. В жестокой и нескончаемой войне с создателями Генри, сын Тодоса, проявил себя как первоклассный боец, но все же ему суждено было умереть. Острый клинок врага пронзил его молодое сердце, и юный воин канул во мрак…

Но к его великому удивлению смерть не забрала его, он восстал на поле битвы, когда костры воины давно уже угасли. Отряхиваясь от земли и глины, Генри оглянулся, и увидел, что на поле, где проходило сражение, уже давно растет прекрасный молодой лес. На темном и безжизненном небе не было ни звезд, ни месяца. «Значит, они победили», — обреченно произнес воскресший рыцарь.

Создатели, высшие человекоподобные существа, создавшие людей и всё сущее. У них была темно-серая кожа, и красные как рубины глаза. Они боялись света, поэтому носили маски вместе с желтой или золотистой броней. Маски также были сделаны из золота. Их голос напоминал низкие утробные и жуткие звуки, разносящиеся на многие километры, когда они говорили. Создатели решили по известной только им причине, уничтожить свое детище. Но люди не сдались без боя, и война между ними и создателями длилась пять лет. Генри знал из рассказов отца, что создатели каким-то непостижимым человеческому уму методом способны управлять звездами и луной, солнцем и ветром. И для жизни создателям не нужен солнечный свет, им более по душе мрак и холод. Маленький Генри обожал эти рассказы в детстве, но он не мог и представить, что они окажутся правдой. Земля навсегда погрузилась в нескончаемую ночь и беспробудный мрак.

Генри не знал, что ему делать дальше. Как получилось, так что он не умер? Сколько прошло дней, месяцев или даже лет с тем пор, как битва закончилась. Генри пощупал грудь, где, как ему казалось, всего пару мгновений назад была жуткая рана от громадного клинка создателя. Но раны не было, только большой шрам от ключицы до нижней части живота.

«Может быть, остались еще люди, которые смогут объяснить мне, что произошло, и как долго я пролежал в земле…Точно! Я должен отыскать отца», — подумал Генри и побежал в сторону Камнеграда – столицы царства людей. Битва проходила с белокаменным городом, и Генри добрался туда за считанные минуты.

Над городом стояла мертвая тишина. Ни звука. Ни шума проезжающей повозки. Ни голоса играющих в догонялки детей. Ничего…

Генри упал на колени и зарыдал. «Смерть лучше, чем такая жизнь», — пронеслось у него в голове. Неожиданно в переулке промелькнула тень. Юноша со всех ног побежал за источником тени, крича: «Стойте! Мне нужно с вами поговорить!». Силуэт человека повернул за угол и шаги стихли. Генри осторожно последовал за неизвестным и очутился на знакомой улице. Здесь стоял дом его лучшего друга, Юстана, с которым они провели счастливое и беззаботное детство, и веселую юность. Затем, когда началась война, Юстан ввиду своего возраста, отправился в земли создателей, и погиб, храбро сражаясь с ордами несчетных противников. Так поведал его отец.

Генри зашел в знакомый с детства и красивый когда-то дом, а ныне пришедший в негодность из-за сломанной крыши и выбитых окон. Сначала он решил, что он один, но затем он услышал шорох на втором этаже. Герой немедля забежал по лестнице наверх и увидел его – Юстан сидел на большом кресле своего отца, исхудавший, с мертвенно-бледным лицом и ярко-желтыми глазами, которые будто пытались испепелить своего старого друга.

— Генри, друг мой, это правда ты? – тихонько произнес Юстан.

— Юсти? Но как?! Ты же пал в битве с этими тварями, или… — в его голову начали прокрадываться странные мысли. А что если они оба в загробном мире, это бы объяснило все происходящее -…может я тоже погиб?

— Нет, дружище, мы живы и целехоньки! Вот только грош цена такой жизни. Создатели победили и обрушили на нас вечную мглу и печаль. Почти все наши сородичи погибли, а те, кто выжил, теперь прячутся, как, собственно, и я. Я уже много дней не видел ни единой живой души.

— А ты видел моего отца?! Жив ли он?

— Прости, Генри, но когда я прибыл сюда, город был пуст. Со времен битвы под Камнеградом прошло уже…эхх, дай-ка вспомнить, ах да! Шесть с половиной месяцев, я думал, никто не выжил в той мясорубке, но ты прямое доказательство тому, что я ошибался! С тобой вместе мы сможем вернуть свет в этот мир…

Ноги Генри подкосились, и он присев на стоящий в углу сундук, закрыл ладонями лицо. «Шесть с половиной месяцев! Выходит, я все же ходячий мертвец.…Не мог человек пролежать так долго в земле и спокойно очнуться»

— Юстан! – Генри схватил друга за плечи и посмотрел в желтоватые глаза друга. – Мы не сможем ничего сделать, пока не найдем других выживших, понимаешь? Пойдем в каменную башню и найдем короля, или кого-нибудь из его приближенных. Может они скрываются там.

— Хорошо, но мне кажется, там могут быть они! Мы должны быть осторожными и бдительными.

Генри вдруг осознал, что Юстан похож лишь на блеклую тень себя прежнего: некогда сильный и красивый воин, теперь стоял перед ним худой как спичка, с дикими бегающими глазами и желтыми, светящимися глазами.

Друзья направились в башню, где раньше правил король. Сквозь непроглядную мглу, виднелись отблески необычайно ярко-желтого зарева в окнах башни. Генри прислонил ухо к воротам, но не услышал на той стороне ничего необычного.

— Подсади-ка меня, — попросил Генри и, опираясь на руку друга, перелез через ворота. Открыв ворота с другой стороны и впустив друга, герой осторожно прикрыл их и оглядел внутренний двор башни, света факела не хватало, чтобы разглядеть всё, но светлое зарево из верхних палат башни позволяло увидеть все величие королей. Три огромных статуи первых правителей Камнеграда величественно смотрели на спутников, и Генри показалось, что их взгляд несет собой презрение.

— Давай узнаем, что это за яркий свет в покоях короля, — прошептал Юстан, и друзья медленно начали подниматься по винтовой лестнице на самый верх. — Знаешь Генри, я должен тебе кое-что сказать. Помнишь тот поход, в котором я якобы погиб?

— Конечно, друг, — сказал Генри

— В тот день я бился храбро, но шальная стрела нашла мою грудь. Я упал на землю, а когда очнулся, бой уже был окончен. Но знаешь, о чем я подумал? Создатели ведь никогда не были нашими врагами, ты знаешь…

— О чем ты говоришь?! – удивился юноша. Мы воевали с ними пять с лишним лет, они истребили род людской и повергли Землю во мрак! – генри перешел на крик.

— Пожалуйста, дай мне закончить. Когда мы пришли к пристанищу создателей или древних, как их еще называют, мы услышали одну историю от военачальника Бустафа. Жил один человек, который решил, что сможет обуздать силы создателей и повелевать стихиями земли и небес. Он сразился с правителем древних и победил. Но силы древних не подвластны нам, людям, и человек умер, пытаясь обуздать свою новую силу. Но перед смертью он унес с собой много древних, и они поняли, что люди очень опасны и решили нас уничтожить. В тот день, я понял, что древние хоть и боги для нас, в душе они все равно люди.

— Хороши эти боги, что уничтожают нас и насылают на нас тьму и ночь, — сквозь зубы прошипел Генри. – Если они имеют чувства, как у людей, то я собираюсь причинить им как можно больше боли душевной и физической!

Осталось всего пара пролетов до палаты короля, как друзья услышали исходящие оттуда странные звуки, похожие на звук жестянок и шестерней. Переглянувшись, друзья медленно подошли к входу и увидели то, что повергло их в ужас – в просторной палате стоял огромный механизм, похожий на огромный котел, и в нем бурлила светлая жидкость, озарявшая все пространство в палате. Около механизма стоял древний в своей маске. У всех создателей были маски, которые защищали их от солнечного света, но эта маска не была похожа на ту, что носили остальные древние. «Это король-создатель» — осознал Генри.

Древний при виде нежданных гостей, достал огромный меч и произнес своим низким утробным голосом:

— Уходите, люди, здесь вам боле нет места.

В груди Генри запылала ярость.

— У тебя хватает наглости говорить, что нам нет места в нашем доме?! Объясни, зачем вы уничтожали нас. Ради выживания? Ради своего тщеславия?!

— Генри, тебе нельзя быть здесь, — прогрохотал повелитель-древний, и снял маску

— Отец?! – удивленно воскликнул юноша. Тодос, сын Тайрела и отец Генри, стоял перед ними, в броне создателей и с серым цветом кожи, как у древних. – Что с тобой случилось?

— Тебе не стоило сюда приходить.

— Стой отец…, — не успел Генри закончить предложение, как Тодос появился около него и одним взмахом меча глубоко разрезал грудь своего сына. Юноша упал и, захлебываясь кровью, смотрел как его отец, взяв Юстана за горло, выбрасывает в окно башни его друга с огромной высоты…

Тьма, непроглядная тьма…Генри открыл глаза и понял, что он находится посреди поля, где была битва под Камнеградом. «Я снова жив? Но как?» — подумал Генри. – «Нужно спасти Юстана!».

Прибежав в город к башне, он не нашел тела Юстана, тогда юноша поднялся наверх и, увидев своего отца крикнул:

— Отец, подожди! Я должен знать, что с тобой слу…

Тодос вновь за мгновение переместился к Генри и убил его пока тот, даже не закончил предложение.

И снова тьма…Генри уже не удивился тому, что он очнулся посреди поля. Он решил снова наведаться к отцу, но по пути к городу, его ждала неожиданная встреча. Юстан верхом на коне скакал в город со стороны леса древних.

Спешившись, Юстан начал лихорадочно что-то тараторить Генри, но юноша не растерялся и отвесил другу хорошую пощечину. Успокоившись, Юстан, поблагодарив Генри, медленно начал:

— Ты не поверишь, друг мой! Твой отец выкинул меня с башни, и я очнулся на поле битвы около земель создателей. Живой и здоровый, представляешь?! В замке древних творилась какая-то чертовщина, и я решил проверить что это. Древние стояли в кругу, около какого-то механизма и произносили какое-то заклинание. Я струсил и хотел убежать, но один из них, заметив, что я подслушиваю, бросил в меня клинок, который пронзил мое сердце насквозь. И тут я…

— Снова очнулся на поле, живой и здоровый, — закончил предложение Генри за своего друга.

— Да! Как ты узнал?!

— Со мной происходит нечто подобное, кажется, мы оба не можем умереть. И я хочу узнать почему. Ответ мы можем получить только от моего отца.

— Тогда нам стоит найти оружие, и сразиться с ним, ведь просто так он с нами говорить не будет.

— Согласен, — ответил Генри и подумал, где же можно отыскать оружие. «Точно! У местного кузнеца всегда было много оружия», — подумал Генри.

Пока друзья, молча, шли к дому кузнеца, Генри все думал о том, что же происходит, не сон ли это, или может это предсмертный бред? Что-то он упускает, что-то очень важное…

— Вот мы и пришли, — сказал Юстан, открывая дверь маленького домика-рабочей кузнеца Балграфа.

Зайдя внутрь, друзья разожгли камин и осмотрели оружейную комнату. Пока Юстан присматривал себе мечи и кинжалы, Генри увидел что-то в углу комнаты, что привлекло его внимание – это было его отражение в зеркале. Его исхудалое лицо боле не было похоже на крепкого юношу, каким он был раньше, а его некогда голубые глаза, стали теперь ярко желтыми. «Что со мной происходит? Ответы может дать лишь мой отец» — обреченно прошептал Генри.

Взяв большой топор и кинжал, Генри направился к выходу, где его уже ждал Юстан. Вместе, уже вооруженные и готовые к бою, они отправились к башне короля. По пути Юстан озвучил то, о чем Генри уже давно задумывался: «Помнишь ту историю о человеке, который решил, что сможет управлять силами древних, а что это если это правда, и этот человек твой отец?». Генри тоже думал об этом и не раз, но зачем отцу делать это?

Когда они зашли внутрь палаты, Тодос уже ждал их. В котле посреди комнаты уже не было жидкости, только странный светящийся шар.

— Люди не смогут понять секреты древних. Это не под силу вашему разуму – пробасил Тодос и ринулся в бой.

Генри без слов парировал удар отца и нанес удар топором по ноге Тодоса. Тот взвыл от боли и с бешеной яростью, выхватив топор у Генри, сломал его об колено, взял меч, и хотел было ударить сына своим огромным мечом, но Юстан вовремя подставил под удар свой меч и тот раскололся пополам, а Генри успел отпрыгнуть назад. Тодос двигался с какой-то невероятной скоростью. Не успел Юстан и опомниться, как Тодос своей громадной ручищей схватил его за шею и прижал к стене. Другой рукой он взял меч и пронзил Юстана, оставив тем самым меч вместе с другом Генри в стене. Оставшись безоружным, Тодос все же оставался опасным противником. И после продолжительного боя, Генри все-таки смог опрокинуть его на землю. Проткнув его ногу кинжалом, герой снял с него маску и, ударив в лицо, закричал: «Отец! Хватит сражаться со мной! Мне нужны ответы: почему я не могу умереть, что стало с другими людьми и почему ты выглядишь как создатель?».

— Генри, простым смертным нельзя лезть в дела древних.

— Перестань это повторять! Я спрошу еще раз…

Не успел Генри закончить, как позади него послышались шаги. Двенадцать создателей вошли в залу и все в один голос прогрохотали:

— Смертный, ты пришел за ответами. Так получай их, — Они взмыли руки кверху и светящийся шар, находившийся в котле, переместился к лицу героя. – Это, как вы называете, Солнце. Ваше светило. Мы забрали его у вас, и теперь Земля погибнет. Люди сейчас в данный момент умирают от холода, нехватки еды и других факторов.

— Я остановлю вас, и вы не сможете больше губить жизни неповинных людей! – что есть силы прокричал Генри.

— Ты бессилен, смертный, — прогромыхали древние, — мы видим ваше прошлое, настоящее и будущее. Мы поняли, что лучшим решением для вас, будет уничтожение. Также мы видели, что смог нам помешать и спасти род людской. Поэтому мы решили уничтожить тебя, но твой отец предложил более гуманный выход: он поместил тебя в петлю между жизнью и смертью. Ты не можешь теперь умереть, но и жить среди людей ты не можешь.

Генри упал на колени. Тодос встал, одел маску и сказал сыну:

— Я раньше думал, что смогу обуздать силу древних, поэтому я явился к королю создателей и сразился с ним. Но я и не мог подумать, что это сила обуздает меня. Теперь я подвластен ей. Никакому смертному не подвластны тайны древних…

Генри лихорадочно размышлял: «Если это все правда, то я смогу это остановить только если надену маску древнего! Мне придется убить собственного отца! Но я если я этого не сделаю, никто не спасет, на самом деле я единственный кто способен это сделать!»

Юноша рывком схватил кинжал, и, вонзив в горло своего отца, снял с него маску и одел на себя.

— Прости меня отец…

— Что ты делаешь, глупый смертный, тебе не под силу наши знания! – сказали древние.

Миллионы мыслей мгновенно пронеслись в голове Генри. Он почувствовал, что способен уничтожать целые города движением руки, перемещаться на огромные расстояния за долю секунды и читать мысли всех существ одновременно…

Но затем он ощутил всю тяжесть этой силы. Он ощутил каждое разбитое сердце, каждое мгновение страдания, которое он принес, или приносил кому-то. И увидел, сколько боли и страданий он еще принесет людям и другим созданиям.

В палату забежал Юстан и, увидев, что его друг надел маску древнего, воскликнул:

— Зачем ты это делаешь, Генри. Ты не сможешь управлять это силой. Она будет управлять тобой!

Но Генри уже не слышал, он видел все мгновения, что уже случались, и что будут случаться, и понял, что самым разумным будет уничтожить человечество и ввергнуть Землю в эпоху тьмы и беспробудной ночи.

читателей   278   сегодня 1
278 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...