Ассасин

Тихо, будто шёпотом разговаривает сам с собой, потрескивает в камине огонь. На подоконнике сидит дымчатый кот и провожает последние лучи солнца, плавно помахивая хвостом и щурясь от удовольствия. Совсем небольшой беспорядок в доме не отталкивает, а лишь добавляет уюта. Как и у всех знахарок, здесь перемешались запахи разных трав, специй и корений. Из всего вороха ароматов самую малость выделяются полынь и гвоздика. В дальнем углу комнаты сидит молодая девушка, помощница знахарки и в то же время, видимо, её дочь. Или просто так совпало, что они настолько похожи. Она играет на лютне спокойную умиротворяющую мелодию, от которой волей-неволей начинаешь расслабляться и погружаться в необъяснимое полумедитативное, полусонное состояние, но при этом в сон совершенно не клонит.

Знахарка Мирина, наконец, вернулась из другой комнаты. Она выглядела довольно молодо, но хотя бы примерно угадать её истинный возраст было невозможно. Ей может быть и тридцать, и пятьдесят, и сто. Своими эликсирами, заговорёнными отварами и настоями они сохраняют молодость и продлевают жизнь. Знахарки владеют особой магией, но при этом не используют энергию как маги или чародейки.

Она подошла к столу и поставила на него деревянный поднос с пинцетом, какими-то палочками, травами и парой закрытых горшочков, села напротив Демольта и снова стала осматривать его разодранную окровавленную руку.

— Так ты, говоришь, из Ордена ассасинов? Не слыхала о таком. И чем вы занимаетесь? – спросила Мирина, подготавливая содержимое подноса к излечению руки.

— Мы стоим на страже спокойствия, охраняем мир от дурных потрясений, — сказать он хотел это как можно менее пафосно, но понял, что у него это не получилось. – Мы поддерживаем стабильность, и если кто-то эту стабильность нарушает, мы его убиваем.

— Наёмники, что ли? Как Орден теней?

— Нет, — с отвращением сказал Демольт, — Орден теней убивает за деньги и, в отличие от нас, не берётся за чудовищ. И им плевать, кто их жертва. Им платят – они выполняют свою грязную работу. У них нет ни достоинства, ни чести, а их главная цель – заработать побольше. Мы же работаем не за деньги. Наша цель и одновременно вознаграждение – это стабильный мир.

— Что-то вы не очень-то справляетесь, — заметила знахарка, перемалывая в ступке, вынутой испод стола, несколько разных травинок и какой-то корешок. – Вон, какая война идёт, и не пахнет стабильностью.

— Сейчас мы мало что можем. Давно уже нет того великого Ордена, что был раньше. Мы маленькая горстка из семи человек, прячущая наше древнее предназначение в подземном убежище. Сейчас никто почти не знает про ассасинов и то, какой след они оставили в истории. А те, кто наслышан про нас, приравнивают к Ордену теней, к этим мерзким наёмникам. А ведь именно мы предотвратили войну трёх королевств, а сейчас говорят, что они тогда просто договорились. Мы остановили войну магов, которую сегодня просто вычеркнули из истории и окрестили легендой.

— Пусть немного постоит, — Мирина ссыпала получившийся порошок из ступки в один из горшочков, закрыла его крышкой и продолжила слушать Демольта.

— Именно Орден ассасинов завершил величайшую войну между эльфами и м’йоргами.

— Эльфы и м’йорги? – удивилась знахарка. – Я думала, это сказка.

— Да, сейчас это просто миф. Но та война, длившаяся десятилетиями, была на самом деле. И благодаря нам она окончилась так, как говорится в легенде – эльфы ушли далеко на юг и скрылись в лесах, а м’йорги теперь обитают далеко на севере в своих подземных городах.

— И что же стало-то с вашим Орденом?

— Как раз после той войны от нас стали избавляться. Короли испугались, что мы у них можем отобрать их власть, что нам начнут поклоняться, что мы получим мировое господство. Конечно, это было в наших силах, особенно после того, когда мы остановили войну эльфов и м’йоргов, но мы об этом даже не думали. Это никогда не входило в наши интересы, и не могло даже когда-либо входить. Но короли были убеждены в обратном. Со временем они добились того, чтобы никто о нас ничего не знал. Они переписали историю, и ассасины стали всего лишь легендой, и то, которую знают не многие. На долгие годы мы перестали даже существовать. Но не так давно Орден был снова возрождён. И теперь мы продолжаем наше дело, оставаясь при этом в тени.

— И толку-то? Лучше бы чем-нибудь полезным занялись, — ответила Мирина, явно не впечатлившись рассказом. – А на что вы живёте, раз денег не берёте?

— В нашем кодексе прописано, что мы можем забрать у убитой цели всё, что сможем унести.

— То есть мародёрствуете? Ну да, это куда благороднее, чем убивать за деньги. Так, ладно, давай сюда руку.

Мирина пододвинула к себе один из горшочков и сняла с него крышку. Внутри была жидкость, от которой приятно пахло ромашками с какой-то горчинкой. Знахарка замочила в ней небольшой кусок ткани. Потом она достала испод стола стеклянный флакончик, протянула его Демольту и сказала выпить. Содержимое оказалось слегка сладковатым, но в целом почти безвкусным.

— Что это? – спросил он, возвращая флакончик.

— Яд.

— Что?

— А что? Спрашивать надо перед тем, как что-то пить, а не после уже, — знахарка не сдержалась и всё же улыбнулась. – Да шучу я. Это поможет залечить рану быстрее. Скажешь, когда почувствуешь лёгкое опьянение.

— Хорошо, — выдохнув, ответил Демольт.

— Так ты расскажешь, где так руку-то умудрился разодрать?

— Да. Мне на время нужен был травник. Я поймал его кое-как, сделал всё, что было нужно, потом пошёл его отпускать. Отпустил, а на обратном пути на меня напала стая зловолков. Вот и покусали.

— Травник? Зачем он тебе понадобился?

— Не могу сказать. Детали дела.

— А, ну ясно. Мог бы тогда просто сказать, что зловолки подрали.

 

***

 

Демольт поднялся на второй этаж здания Министерства культуры и направился в кабинет номер 117. В руках он держал небольшую клетку, в которой тихонько, не шевелясь, сидел травоёж. «Хоть бы не было очереди» — подумал ассасин. Так оно и оказалось. На лавочке перед нужной дверью сидел старичок с длинной седой бородой и стопкой книг на коленях, но ему нужно было в кабинет номер 115. Более поблизости не было ни души. Демольт постучался и, приоткрыв дверь, заглянул внутрь.

— Да-да, входите, — послышалось из кабинета.

— Вот, я принёс травника. Теперь можно мне получить документ?

— Угу… так-так, — щуплый мужичок с хлипкой бородёнкой взял в руки клетку и поставил её на стол, за которым сидел сам, и внимательно осмотрел животное в ней. – Травоёж обыкновенный, семейство – ежовые. Так, хорошо, — протянул он и сделал какие-то пометки на бумаге. – Напомните, пожалуйста, как вас зовут?

— Демольт.

— Ах, да, точно! А я помню, что что-то на букву «Д», помню ещё, что какое-то необычное было имя, а какое точно, забыл. Так, ладно. Если меня снова не подводит память, то вы собираетесь открыть выставку редких животных?

— И не редких тоже. Просто диких.

— Ага, ясно. Хорошо. Подождите, пожалуйста, пару минут в коридоре. Мы как всё сделаем, вынесем вам все нужные документы.

Демольт кивнул, вышел из кабинета и сел на лавку, с противоположного конца которой сидел тот седой старичок, который тут же завёл разговор.

— Здравствуй, молодой человек, — поздоровался он хриплым старческим голосом.

— Добрый день.

— Я поинтересоваться у тебя хотел, что это ты за животину такую нёс? Краем глаза увидал, красивый такой, необычный. Я просто, знаешь, животных очень люблю. Вот и стало любопытно мне. Если не хочешь болтать со стариком, то скажи, я не обижусь.

— Это травоёж.

— Да ладно ты? Серьёзно? Это ж как ты его изловить-то сумел?

— Пришлось повозиться. Но я достаточно о животных знаю, их слабые и сильные стороны. Мне для работы необходимо. Поэтому сильно большой проблемой это не стало.

— А если не секрет, он тебе зачем? Извини, если надоедаю.

— Я хочу выставку диких животных открыть.

— Да это же замечательная идея! Хорошее ты дело задумал. А знаешь, меня ведь тоже вела дорога зоологии, пока мне не прокусили колено. Это была домашняя рысь, которая оказалась не домашняя вовсе, а дикая как моя первая жена.

В этот момент из кабинета номер 115 вышел полный мужчина в богатой одежде и, сказав «следующий», ушёл.

— Приятно было поболтать, — сказал старичок, вставая, — пусть и так не долго. Удачи тебе.

— Взаимно.

Когда Демольт остался один, он стал прокручивать в голове свой план, все факты, всё, что ему удалось узнать о цели. Ему очень хорошо помнился разговор с гномами в корчме, из-за которого он в большей степени и находится сейчас здесь, в Министерстве культуры.

 

***

 

Эта корчма на первый взгляд ничем не отличалась от всех остальных. Пахнет пивом и едой, но в большей степени закусками. Где-то играют в кости или карты, рассказывают всякие истории и периодически заливаются смехом. Где-то собираются набить друг другу морду за неаккуратно брошенное слово, где-то это собираются сделать за деньги. Только две особенности выделяют эту корчму из всех остальных – здесь наливают самое лучшее пиво, и сидят здесь в основном одни гномы, так как находится эта корчма в полурослом районе.

Демольт сидел у стойки корчмаря и принялся уже за второй бокал пива. Четыре дня он уже собирает информацию о своей цели, но так ничего и не выяснил, кроме того, что ведёт он в основном закрытый образ жизни, и что он толстый. Но тут либо ему послышалось, либо он действительно услышал нужное ему имя – Регул. Он обернулся, огляделся. Недалеко позади него сидело три гнома за столом, которые действительно обсуждали Регула. Демольт взял пиво и подошёл к ним.

— Да я тебе говорю, что видели. Видели! Летал прям над его землёй, несколько кругов сделал, потом приземлился, причём резко так, как стрела, — воодушевлённо что-то доказывал гном с большим круглым носом и растрёпанными волосами.

— Да кто видел-то? – спросил гном с аккуратно подстриженной бородой. – Только от тебя это и слышу.

— А те, кто видел, особо не треплются, ясно?

— Да если бы это было на самом деле, то весь город бы об этом уже знал.

— Эй, — прервал спор третий гном, обратившись к Демольту. Он был лысый, но с густой бородой — ты чего тут уши греешь?

— Здравствуйте, други. Я тут совершенно случайно подслушал ваш разговор. Вы говорили об одном эльме, так? О Регуле?

— А ты чего здесь вообще делаешь, человек? Это гномье заведение, — заметил большеносый гном.

— Ну, насколько я знаю, оно лишь формально гномье. А так, оно для всех. И видите ли в чём дело, здесь наливают самое лучшее пиво из всех, что я когда-либо пробовал, — он был поражён тому аристократическому тону, которым он вдруг заговорил.

— Это да, — довольно протянул большеносый.

— Я путешественник, и я обожаю истории разной степени правдивости. Можно даже сказать, я их коллекционер. И мне было бы крайне любопытно обсудить Регула. Ведь о нём так мало чего известно, а личность он довольно интересная. Хоть по крупицам, хоть по каким-то обрывистым слухам, но хочется мне узнать кто он, что он и зачем он, — Демольт даже удивился, как быстро он всё это смог выдумать. – Я могу присесть?

— Да, присаживайся, — как-то неловко разрешил гном с растрёпанными волосами.

— Какая работа гномья? – подозрительно и даже немного злобно спросил лысый гном, едва Демольт успел сесть за стол. Если он скажет шахты или рудники, то конфликта не избежать.

— Гномья? – он знал эту проверку. – Любая из всех существующих.

— Ладно, – довольно протянул лысый и посмеялся. – Меня зовут Батак, его, — показал на большеносого, — Винко, а этого Лукан.

— Очень приятно. Меня зовут Демольт. Так что вы можете сказать о Регуле, ну кроме того, что он толстый эльм? Говорят, он совсем не выходит из своего дома, а если и выходит, то тщательно от всех скрывается.

— Да, он затворник, — подтвердил Батак, — мало кто вообще его видел вживую.

— От чего и порос легендами всякими и слухами, — дополнил Лукан.

— Ага. Говорят он, — начал Винко, — чудищ разных выращивает, которых в природе даже нет. А если кто ему что сделает, то он того и скармливает этим чудищам. Поэтому-то и мало тех, кто видел его. Вот так.

— Да кто говорит-то такое? – спросил Лукан.

— Народ говорит.

— Что-то я только от тебя это сейчас и слышу.

— А я что, не часть народа что ли?

— Так, — прервал их Батак, — успокойтесь. Да ни хрена мы о нём, собственно, не знаем. Как, впрочем, и все остальные. Знаем только что он эльм, олигарх, живёт в роскошном доме на огромной территории. Всё, что где-то что-то говорят о нём – болтают.

— Раз он такой богатый, то неизвестно ли чем занимается? Я думаю, должны быть какие-то догадки или более-менее правдивые слухи? – спросил Демольт.

— Да всем понемногу, говорят, занимается, — ответил Лукан. – Во всех почти сферах крутится.

— Слышал выражение «регульский караван»? Это как раз от этого и пошло, — добавил Батак.

— Это точно, — подтвердил Винко. – Мне ещё как-то рассказывали, что он в тайном обществе состоит, которое миром всем управляет, а сам он тайный шпион эльфов. Они сами-то не появляются, а знать-то нужно, что в мире происходит, вот и наняли его. А сами дорогими вещами его снабжают, оттуда и денег у него столько.

— Да эльфов-то даже не существует, — опроверг Лукан. – Кто тебе это рассказал? Что-то я об этом раньше не слышал.

— А вот источники у меня есть, знаешь ли. Они и рассказали. А не слышал ты, потому что они кому попало это не рассказывают.

— То есть я, значит, кто попало, да? Да если б это было правдой, то уже бы полмира об этом говорило.

— В общем, — повысив голос, прервал их Батак, — ничего ты особо от нас не узнаешь, только больше запутаешься.

— Ясно, — покачал Демольт головой. – Знаете, я, когда нахожу интересную личность, всегда так делаю – хожу, расспрашиваю о ней, слухи всякие собираю, а потом иду и добиваюсь аудиенции. С Регулом, я так понимаю, это будет сложно организовать?

— Пха-ха-ха-ха, — рассмеялся Батак, — да ты даже на его территорию попасть не сможешь.

— Ну, только если у тебя будет к нему какое-то ну очень серьёзное деловое предложение и то, я думаю, шансов маловато. Нужно быть очень важной шишкой. Не зря же о нём так мало всего известно.

— Да-да, — поддакнул Винко. – Говорят ещё, что попасть-то к нему не очень сложно, да вот только он память умеет стирать, поэтому-то никто его в лицо и не помнит. И мало того, что память стирает, так он ещё из них делает скрытых воинов. Гипнотизирует их, закладывает им в голову специальную установку, а те, когда сигнал услышат, начнут рубить всех подряд. Ну или что-нибудь другое, смотря что внушит им.

— Да кто говорит-то это? – спросил Лукан. – Ну кто? В первый раз такое слышу. Опять ты, Винко, брехню несёшь.

— А чего это брехню-то? Ничего и не брехню. Мне как рассказывали, так я вам и говорю. А если ты считаешь, что это брехня, то это уже не ко мне претензии.

— Не слушай его, Демольт, он всё это сочиняет.

— Ничего я не сочиняю. Слово в слово всё передаю.

— Вы что-то говорили о том, что над его землями что-то летает, — вспомнил Демольт.

— Да-да, летает, — радостно подтвердил Винко, — это мне сразу несколько человек и один гном говорили. Огромный был такой, говорят, размах крыльев метров на пять, а то и больше. На маленького дракона, говорят, похож был.

— Да врёт он всё, — сказал Лукан.

— Или на кризовира? – спросил Демольт, не заметив замечания.

— Да-а, то-очно! Кризовир это был, зуб даю!

— Да ты так без зубов скоро останешься, — прокомментировал Лукан.

— Я тоже слышал, что у него есть кризовир, поэтому и поинтересовался. Так что, думаю, слух этот всё же правдив.

— Конечно правдив! – обрадовался Винко. – Ну конечно правдив!

Просидели они ещё не меньше часа, успели выпить по несколько бокалов пива, а беседа их под конец уже далеко ушла от темы Регула и слухов вокруг него. Демольт, выходя чуть пьяный из корчмы, уже держал в голове план.

 

***

 

Из 117-го кабинета вышли не через пару минут, как обещали, а через двадцать.

— Извините, что пришлось задержаться, — сказал щуплый мужичок. – Вот все нужные документы, — он протянул небольшую пачку бумаг.

— Благодарю.

— Ещё, очень важно, когда всё будет готово к работе, обязательно пригласите контрольную инспекцию. Без их проверки и разрешения открытие выставки невозможно. Находятся они на третьем этаже в 238 кабинете. И ещё нужно будет заплатить СГН (стандартный государственный налог).

— Ясно, хорошо.

— Ну всё, удачи вам. До свидания.

— До свидания.

Демольт вышел из Министерства культуры, рассматривая полученные документы. Отойдя подальше, он порвал их все и выбросил, оставив только самый необходимый. Потом пошёл отпускать травоёжа обратно в лес, где на него нападут зловолки.

 

***

 

— Я начал чувствовать опьянение.

— Отлично, — сказала знахарка и, достав из горшочка с ромашковой жидкостью небольшую тряпку, слабо отжала её. – Будет немного жечь, — предупредила она и прикоснулась к ране Демольта.

— Оу! – вскрикнул он. – Ты сказала, жечь будет немного.

— Ну надо же какие спасатели мира нынче нежные. Ничего, потерпи, зато завтра и следа не останется.

Мирина стала обрабатывать рану, плавно протирая руку. Демольт хмурился и корчился от боли.

— Это яд зловолков вступает в реакцию, поэтому так жжёт, — пояснила знахарка. — Потерпи ещё, немного осталось.

Через некоторое время она закончила обработку руки. На смену жгущей боли пришла приятная теплота, а чувство опьянения прошло. Раны затянулись, но их следы ещё были видны.

— Ну всё, завтра как новенькая будет, — обнадёжила Мирина, а её помощница в это время престала играть на лютне.

— Благодарю. У меня сейчас ничего при себе нет, но… я в долгу не останусь.

— Да брось ты. Главное мир там хорошо спасай.

Демольт покачал головой, улыбаясь, встал и направился к выходу.

— А где здесь можно переночевать? – спросил он, стоя уже у двери.

— Адела, — обратилась она к своей помощнице, — отведи его, пожалуйста, в гостевой дом.

Та кивнула, отложила лютню и подошла к Демольту.

— Пойдём, — сказала она тонким и мягким голоском.

— До свидания, — попрощался он с Мириной.

— Пока. И удачи тебе с убийством. Надеюсь, твоя цель этого заслуживает.

— Ох, ты даже не представляешь насколько, — ответил он и вышел, а вслед за ним вышла Адела.

 

***

 

Демольт зашёл в кабинет главы Ордена ассасинов, который в данный момент сидел за своим большим столом. Это единственное место в их подземном убежище, где с сыростью перемешивается запах ладана. Это была не самая большая комната, особенно относительно главного зала, но всё равно довольно просторная. Стены здесь увешаны разным оружием: мечи, сабли, копья, булавы, секиры, моргенштерны, луки, арбалеты и много чего ещё. Но всё это лишь небольшая часть всей коллекции Гвина. Так же на стене висит портрет одной знаменитой актрисы Староградского театра. В одном углу комнаты расположились два массивных сундука, а в другом впечатляющая броня Штерменхауза Гриндфуртского, которой уже более трёхсот лет.

— Присаживайся, — пригласил Гвин Демольта, указав рукой на стул. Тот так и поступил. – Задание у тебя в этот раз будет ну очень необычное. И, надо сказать, крайне сложное. Но ты справишься, в тебе я полностью уверен. Ведь ты настоящий профессионал. Ассасинство, можно сказать, течёт в твоих жилах. Без тебя наш Орден не смог бы даже существовать. Ты…

— Гвин. Давай ближе к делу.

— Да, хорошо, — ответил глава Ордена и сел поудобнее. – Твоя цель – толстый эльм по имени Регул.

— Толстый? Разве они могут?..

— Необычно, правда?

— Да, действительно, — ответил ассасин, задумчиво покачивая головой.

— Он – крупнейший контрабандист в стране, а возможно даже и во всём мире, нелегальный торговец редкими магическими веществами и предметами, нередко крадеными, торговец наркотиками. Так же он поддерживает множество преступных группировок по всему миру. Глупо не осознавать, что он безумно опасен. Поэтому-то раньше мы и не решались за него браться. Но в свете последних событий, у нас уже не остаётся выбора.

Гвин вдруг остановился, ожидая, что Демольт попросит его говорить дальше, но выражение его заинтересованного лица говорило само за себя. И Гвин продолжил:

— Ты же знаешь о вечном лесе, верно? – спросил он и в ответ получил кивок. – Так вот Регул собирается его выкупить. Вечный лес – частная территория, кто бы мог подумать, да? Наши источники доложили, что леса в городе скоро не будет, а это значит, что Регул хочет его уничтожить. Что именно он там собирается построить, нам точно неизвестно. Но, зная его репутацию, это явно что-то не доброе. Да и сам факт уничтожения вечного леса заставляет не на шутку возмутиться. Нам так же доложили, что Регул нанял несколько сотен высококлассных наёмников. Смекаешь?

— Хорошо, мотив я понял. Что на счёт самого дела?

— А вот здесь-то и начинается всё самое сложное. Он практически не выходит из своего дома, а если и выходит, то тщательно скрывается, так что отследить его невозможно. Территорию его охраняют десятки солдат и пара наёмных магов. Так же говорят, что во дворе своего дома он держит кризовира.

— Охренеть.

— Да, будет непросто. Про кризовира, конечно, просто слух, но будет не лишним выяснить, правда это всё же или нет, мало ли. Попробуй собрать больше информации, хорошо подготовь план. Дело серьёзное. Уложиться надо в две недели, не больше.

— Хорошо, я всё понял. Могу приступать?

— Да, Демольт, можешь приступать. Удачи тебе.

 

***

 

Демольт стоял недалеко от главных ворот. Высотой они были в три человеческих роста, а сторожили их два ничем не отличающихся друг от друга охранника. Одет он был в длинный балахон, который предназначался для маскировки меча за спиной. Он глубоко вдохнул, выдохнул и, настроившись на хорошую актёрскую игру, подошёл.

— Здравствуйте, — робко поздоровался Демольт. – Я к господину Регулу. По делу.

— По какому ещё делу? – недовольно и грозно спросил правый охранник.

— Я отправлял почту, и меня пригласили… я из Министерства культуры. По поводу выставки.

— А-а-а, так бы сразу и сказал. Оружие с собой есть?

— Да, — неловко ответил Демольт.

— Всё оружие оставляешь здесь.

— Да там ничего особенного, так, небольшой кинжал. Я его даже не достаю почти никогда.

— С оружием нельзя.

— Ну… но я без него как без ног. Мне с ним намного спокойнее.

— Беспокоиться не о чем. Я сказал, с оружием не пропустим.

— Вы думаете, что я могу что-то сделать? – невинно спросил он. – Нет, что вы. Я абсолютно не опасен.

— Я непонятно объясняю, что ли?

— Ладно, — отчаянно выдохнув, сказал Демольт и засунул одну руку в рукав другой. После каких-то манипуляций он достал оттуда кинжал в чехле с застёжками, но пока не стал его отдавать охранникам. – Может, можно как-то его оставить? Может… может, как-то договоримся?

— У тебя не хватит денег. Давай сюда.

Демольт нехотя отдал кинжал. В эту секунду в правого охранника врезался, бежавший на всей скорости, парень. Они оба рухнули на землю.

— Ой! Извините, простите, я не специально! Меня занесло! – затараторил парень, вставая и помогая встать охраннику.

— Так, проваливай отсюда!

— Да-да, хорошо. Ещё раз извините.

Уходя, он незаметно подмигнул Демольту.

«Вот придурок, — подумал он, — а если бы они заметили?»

— Так, а ты давай проходи, — сказал охранник и открыл дверь.

«Есть! – ликовал про себя Демольт. – Сработало!»

Он зашёл внутрь и огляделся. Первая, кто его здесь встретила, была невероятная красота. Широкая каменная дорожка вела к огромному завораживающему своей архитектурой дому, который больше походил на какой-нибудь замок. По обе стороны дорожки всё было усажено цветами, кустарниками и небольшими деревьями. Всё вокруг играло красками. Демольта обволокло приятными цветочными ароматами, от которых он почувствовал какое-то умиротворение, спокойствие, и на секунду даже забыл, зачем он вообще сюда пришёл. Мысли об убийстве покинули его. Он вдруг захотел даже рассказать, зачем он здесь на самом деле, что прячет под балахоном меч, что он вовсе не из Министерства культуры. «Стоп! – опомнился Демольт. – Кажется, я знаю, в чём дело. Не поддаваться, не поддаваться», — повторял он про себя.

Недалеко в беседке-ротонде сидели три миловидные девушки. Одна из них, увидев гостя, тут же к нему подбежала.

— Добрый день. По какому делу к господину Регулу?

— Здравствуйте. По поводу выставки, — от того застенчивого и робкого поведения, которое было за воротами, ничего не осталось, ведь оно уже было не к чему.

— А, да. Пойдемте, я отведу вас, — пригласила она и повела Демольта за собой.

Он продолжал сопротивляться тем мыслям, что ему внушает сад. Расстояние от ворот до дома было не очень большим, но ему казалось, что идут они целую вечность. Он то проваливался в какое-то блаженное, но затуманивающее разум, состояние, то усилием воли выходил из него. Что-то заставляло его раскрыть себя, но он боролся с этим. Эта борьба переросла во внутренний диалог:

«Надо всё рассказать… я не могу им врать… не могу убивать… они должны знать правду…»

«Хватит! Хватит об этом думать! Я же всё испорчу! Всё загублю! Держи себя в руках!»

«Но почему?.. почему я должен это делать?.. Нет, я всё же должен себя разоблачить… они должны знать… у меня нет другого выхода… я должен рассказать… рассказать и уйти с миром…»

«Да чтоб тебя! Что это вообще такое?! Надо просто пройти этот сад! Этот чёртов сад!»

Противостояние внутри него длилось почти всю дорогу. И в какой-то момент он не выдержал:

— А знаете, — обратился он к девушке, — на самом деле я… – «Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Остановись! Прекрати!» — На самом деле я очень поражён, что господин Регул ответил на моё предложение, — опомнившись, закончил он.

Но что она ответила, Демольт не услышал. Он вдруг вывалился из сознания, а остаток пути был преодолён словно в один шаг. Он совсем не заметил, как оказался у входа в дом Регула. Желание всё рассказать прошло, туман в голове рассеялся, оставив какое-то тревожное чувство. Девушка с безмятежным видом постучала в дверь, и через мгновение её открыла прислуга. «Уф, раз она не подняла тревогу, значит, я справился», — подумал Демольт.

Внутри дом выглядел также восхитительно и авантажно, как и снаружи. Большие залы, дорогие картины, скульптуры, ковры, богатая мебель, длинные украшенные цветами коридоры. Можно было подумать, что Демольт пришел на приём к какому-нибудь королю.

Девушка повела его на второй этаж. Там они прошли по коридору, повернули направо и зашли в уютную и выглядящую очень богато из-за своего интерьера комнату с большим камином.

— Присаживайтесь. Господин Регул скоро подойдёт, — сказала она и вышла.

У входа стояли два охранника, копии тех, что охраняют главные ворота. «Нехило же это осложнит задачу», — подумал Демольт и прошёл немного вперёд. Встав посреди комнаты, он осмотрелся, и его внимание привлекла стойка с бутылками. Он подошёл к ней, глянул на охранников. Те, казалось, даже не дышали. Потом он посмотрел на одну бутылку, на вторую, на третью. Всё они были с виски. Но это не тот виски, который можно было выпить в какой-нибудь корчме, кабаке или таверне, в зависимости от региона, а дорогой, коллекционный, некоторых марок которого не существует уже столетиями. Демольт не был большим знатоком, но немного всё же разбирался. Поэтому его привлекла бутылка из чёрного стекла, стоящая к нему ближе всех. Обычно он верит своим глазам, но это был не тот случай. Он взял её за горлышко и немного отклонил назад. На этикетке было написано «Chermills». Он даже не заметил, как от удивления у него чуть приоткрылся рот.

— Хороший виски, не правда ли? – раздался в комнате теноровый голос с лёгким хрипом.

Демольт вернул бутылку в исходное положение и обернулся. Перед ним стоял толстый эльм в не богатой, но и не в бедной одежде, с доброжелательным видом и фиолетовыми зрачками. У всех эльмов зрачки разного цвета, а вот радужки всегда чёрные. Говорят, они видят мир по-другому, но как именно – пока загадка для всех.

— Добрый день, я Регул, — представился эльм и протянул руку.

— Демольт. Очень приятно, — он ответил рукопожатием.

— Знаете, что это за напиток?

— Чёрный чермилс.

— Да-а, — довольно протянул Регул, взял бутылку в руки и, разглядывая её, начал говорить: — легендарный виски. Вековая выдержка в новых дубовых бочках и дополнительная десятилетняя выдержка в бочках из под вина Ля-Дельён. Говорят, он настолько прекрасен, что, попробовав его, можно умереть от переизбытка наслаждения, — он посмотрел на Демольта. – Я заметил, вас заинтересовала эта бутылка? Вы разбираетесь в дорогом алкоголе?

— Я с этой стойки…

— Это вискарный шкаф.

— Я с этого вискарного шкафа не знаю больше половины названий. Но про чёрный чермилс наслышан. Если не секрет, сколько вы за него отдали?

— О, что вы, у меня никаких секретов нет. Бутылочка мне эта обошлась очень дорого. Я предлагал за неё миллион, два, три, но эльм, у которого был этот виски, не хотел денег. Он хотел мой небольшой зоопарк. Тогда я только разбогател и смог осуществить свою детскую мечту – свой собственный зоопарк. Я был на седьмом месте от счастья, когда открыл его. Тогда я снова почувствовал себя ребёнком. Понимаете теперь, насколько мне было тяжело меняться?

— И всё же, вы обменялись.

— Да, — ответил он и поставил бутылку на место. – Я подумал, что зоопарков я смогу ещё много наоткрывать, а вот чёрный чермилс, которому почти пятьсот лет, я мог больше никогда уже не увидеть. Поэтому решение для меня было очевидным.

«Надо его отсюда как-то вывести, — подумал Демольт. – Если убью его прямо здесь, то стражники атакуют меня, а их убивать я не могу. К тому же, они, вероятно, поднимут тревогу, набегут остальные. А может они не настоящие? За всё время они ни разу даже не шелохнулись? Нет, бред какой-то. Уверен, они контролируют каждое моё движение и в случае опасности тут же среагируют. А мне этого не нужно. Всё надо сделать тихо и незаметно».

— Я поражён вашей коллекцией, но…

— Ну что вы, это лишь её часть. Вся моя коллекция насчитывает более пяти тысяч разных сортов виски.

— Этому я тоже поражён. Но всё же, я пришёл к вам по-другому делу.

— Это точно! – он указал пальцем на собеседника. – Как я люблю говорить: чем быстрее к делу приступишь, тем больше денег ты срубишь, — сказав это, он прошёл мимо Демольта и сел за свой огромный стол, уставленный разными статуэтками, бокалами и другими предметами декора. – Я вас слушаю.

— Я хочу открыть выставку диких животных. И мне бы на ней хотелось видеть вашего кризовира. Это одно из самых редких и опасных животных в мире. Я полагаю, его присутствие привлечёт много внимания. Не удивлюсь, если он окажется звездой всего этого мероприятия.

— Вы хотите использовать моего кризовира в рекламных целях? Я вас правильно понял?

— Вы ведь деловой человек, верно? Поэтому не вижу смысла скрывать это от вас.

— Что ж, — произнёс он, сложив руки в замок, — я не против отдать вам моего кризовира на время. Но что со всего этого получу я?

— На всей территории выставки будут расположены торговые лавки. Так же там будут работать художники. А за вход мы планируем собирать небольшую плату. Вы получите половину от всего дохода.

— А сколько будет длиться эта выставка?

— Месяц. Мы планируем собрать не меньше полумиллиона.

— Хо-хо, да вы амбициозный человек, однако.

— Это как минимум.

— Что ж, — снова сказал он, встав со стула, — мне нравится эта затея, — он подошёл к Демольту, опёрся одной рукой на стол. – Я полагаю, вы сгораете от нетерпения увидеть кризовира?

— Не представляете, насколько.

— Тогда идёмте, — сказал Регул и направился к выходу. Демольт пошёл за ним.

Оказавшись в коридоре, он подумал: «Никого нет, ни души. Пора», — и потянулся за мечом.

— Обожаю кризовиров, — заговорил Регул, — самые преданные животные. Преданнее даже собак, — сказал он и обернулся, когда Демольт уже держал руку в капюшоне около виска.

— Но ведь эта преданность не настоящая, — ответил ассасин, почесав висок, и опустил руку. – Она достигается только с помощью магии.

— Ох, вы всё испортили, — недовольно произнёс эльм, улыбнулся, развернулся и пошёл дальше. – Ну а какая разница? Магическая преданность или настоящая? С помощью колдовства ты приручил зверя или нет? Результат-то один и тот же. К тому же преданность кризовира самая сильная. Особенно у такого вида как у меня.

— А какой у вас вид? – спросил Демольт, снова ведя руку за голову.

— Изумрудный кризовир, — как-то немного торжественно, повысив голос, ответил Регул и обернулся.

Услышав это, Демольт замер. Сейчас в его голове жила единственная мысль: «И что теперь делать? Всё пропало?» У него участилось дыхание, пересохло во рту, а на чуть бледном лице выразился еле заметный испуг. Чтобы не выдать себя, он почесал затылок и опустил руку.

— У вас какие-то проблемы? – спросил Регул.

— Почему вы спрашиваете?

— Я как не обернусь, вы постоянно чешетесь. У меня есть хороший доктор. Хотите, он может осмотреть вас?

— Нет, всё нормально. Просто волнуюсь немного. Впервые ведь увижу кризовира вживую.

— Да не волнуйтесь вы так. Он не опасен. Ну только если вы не желаете мне зла. Вы же не желаете мне зла, так? – спросил Регул, при этом в глазах его появилась какая-то хитринка.

— Конечно же, нет.

— Вот и замечательно! Беспокоиться не о чем. Идёмте.

Они вышли на улицу, обошли дом и оказались на заднем дворе. Здесь не было ничего, кроме травы и нескольких деревьев. Всю дорогу Демольт размышлял: «Если убью его, то изумрудный кризовир почувствует это. Он не успокоится, пока не убьёт убийцу своего хозяина. И что мне делать? Сражаться ещё и с кризовиром? В прошлый раз подобное животное меня чуть не разорвало пополам. А этот уж точно поопаснее того будет. Можно попробовать…»

— А вон и мой любимец, — прервал мысли Демольта Регул.

Метрах в тридцати от них лежало серое пернатое существо с редкими зелёными перьями на крыльях.

— Он прекрасен, не правда ли?

— Да, он хорош.

— А самое главное, что он не позволит вам меня убить.

У Демольта что-то стрельнуло в груди. Он с удивлённым выражением лица, нахмурившись, повернулся в сторону Регула.

— А ты думал, всё будет настолько просто, ассасин?

— Как?

— Невозможно пройти мой сад правды, не разоблачив себя. Если не секрет, что я такого натворил?

— Поддержка преступности, нелегальная торговля магическими предметами и наркотиками.

— Да у меня и в помине такого не было.

— Вечный лес тоже не вы собираетесь уничтожить?

— Что? Кто тебе навешал эту лапшу? Вечный лес переезжает в более благоприятную для него зону. А освободившуюся территорию я выкупил для того, чтобы построить там винный городок. Или место, от которого для всех одни только плюсы, — это что-то ужасное, что-то настолько скверное, за что нужно непременно убивать?

— Всё это ложь.

— А какой мне смысл тебе врать? Ты думаешь, я боюсь, что ты мне что-то сделаешь? Пока жив мой кризовир, я за себя абсолютно спокоен.

— Что ж, тогда придётся убить и его тоже, — сказал Демольт и скинул балахон.

— А ты, однако, находчивый, — заметил Регул, увидев за спиной ассасина меч. – В таком случае, раз драки не избежать, я, пожалуй, сразу позову кризовира. Ты не против? М? Только пообещай мне не смеяться над его кличкой. Хорошо? – он чуть отклони голову и закричал во весь голос: — Пернатик!!!

Существо, которое до этого мирно спало, встало, встрепенулось, расправило свои огромные крылья. Зрелище было завораживающим. Жаль, что это могло оказаться последним завораживающим, что увидит в своей жизни Демольт. Кризовир устрашающе заверещал, подняв кверху клюв. Демольт вытащил меч и, сделав резкий выпад в сторону Регула, одним взмахом отрубил ему голову. Кризовир заверещал ещё раз, но уже разъярённо, и побежал в сторону убийцы своего хозяина. Ассасин насадил отрубленную голову на меч и кинул его в животное так, как кидают копьё. В теории кризовир доложен был проглотить голову Регула, и тогда бы связь между ними прервалась, а Демольт бы выиграл несколько секунд. Но этого не произошло. Пернатик откинул летящий на него меч в сторону и продолжил нестись на свою цель. «Вот чёрт». Демольт собрался, глубоко вздохнул. Пришло время использовать энергию. Ассасины не имеют на это права, но сейчас был особый случай. Он сконцентрировался и выпустил из своих рук мощный поток энергии в землю, от чего взмыл вверх на несколько метров, в надежде перелететь кризовира. Но тот сбил его в полёте взмахом крыла. Демольт отлетел далеко в сторону и несколько раз кувыркнулся.

От удара по его телу разошлась боль, но он на неё не обращал внимания, так как на это не было времени. Он приподнялся и недалеко от себя увидел свой меч, а чуть дальше лежала голова Регула. Он вскочил, побежал к мечу, схватил его на бегу, потом насадил на него голову и побежал дальше, к раздвоенному дереву. Кризовир продолжал его преследовать. Демольт в прыжке миновал дерево, проскочив между двумя его стеблями, кувыркнулся и встал обратно на ноги. Пернатик по инерции влетел в это дерево. Между стеблями дальше шеи у него ничего не протиснулось. Животное душераздирающе закричало. Демольт воспользовался случаем и швырнул голову Регула ему в пасть, отчего кризовир отскочил назад. Его передёрнуло, потом передёрнуло ещё раз, но сильнее. Он упирался крыльями в землю, чтобы не упасть. Демольт не стал терять времени и, подбежав, вонзил ему в шею меч и, прокрутив, выдернул его. Из раны рекой полилась кровь. Кризовир некоторое время сопротивлялся смерти, падая и вставая. Потом он вытянулся вверх, расправил крылья, издал какой-то хриплый и булькающий звук и с грохотом повалился на землю.

Ассасин простоял несколько секунд, переводя дух. Теперь он в полной мере ощутил боль от удара крылом. «Кости вроде целые», — произнёс Демольт, ощупывая бок.

Он подошёл к обезглавленному Регулу и осмотрел его. Из всего ценного, что с него можно было взять, был браслет с драгоценным камнем. «Не густо» — буркнул Демольт и направился докладывать о выполненном задании.

 

***

 

— Мастер ассасин, мастер ассасин, — кто-то звал Демольта, когда тот только отошёл от дома Регула.

Он обернулся. К нему подбежал маленький мужичок с большими глазами и в балахоне.

— Кто ты? – недоверчиво спросил Демольт.

— Я гвуд, мастер ассасин. Меня зовут Меркан. А вас Демольт, верно?

— Откуда ты меня знаешь, Меркан?

— Да как же вас не знать? Мне про вас Гвин столько всего рассказывал.

— Ты знаешь Гвина?

— Конечно. А как же? Он вам что, про меня ничего не говорил?

— Ни слова.

— У нас с ним дело совместное. Мы вином занимаемся. А этот мерзкий эльм… ух… из-за него мы могли всё потерять. Он давно был нашим конкурентом. А когда он решил построить винный городок, то у нас тогда не осталось выбора, как привлечь вас, мастер ассасин.

Демольт слушал поражённый, а в его душе что-то зарождалось.

— Я за вами наблюдал, — продолжал гвуд, — Я в корчме был, когда вы с гномами говорили, и в Министерстве культуры был. Я за каждым вашим действием следил. Но не подумайте, я не сомневался в вас. Мне просто было очень любопытно. Да и переживал я очень за наше дело, – Демольт не отвечал. – Ай, ладно. Просто хотел сказать, что вы настоящий профессионал. Всё, как рассказывал про вас Гвин. Надеюсь, он заплатит вам достойно.

— Проваливай отсюда, Меркан, — сквозь зубы прошипел Демольт.

— Но… Но что не так, мастер ассасин?

Но Демольт, ничего не ответив, развернулся и быстро пошёл в убежище. Меркан окликнул его, но тот его даже не услышал. Он понял, что зарождалось в его душе. Это была чистая ненависть.

 

***

 

Демольт зашёл в главный зал убежища. Это огромное помещение с колоннами вдоль стен и небольшим возвышением в конце. На нём сейчас и находился глава Ордена ассасинов.

— Демольт!!! – обрадовался он.

— Гвин! Как идут твои винные дела?

На его лице тут же пропала радость.

— Лера, щит! – крикнул он чародейке, сидящий до этого за столом у правой стены. Она вскочила и направила свою руку в сторону Демольта, и его накрыло прозрачным жёлтым куполом.

— Прекрасно! Как ты можешь это объяснить?

— Демольт, успокойся. Да, я действительно занимаюсь вином. И моё дело процветает. А ты думаешь, на какие деньги мы с вами живём? На те, что с убитых снимаем? Да их бы не хватило даже на выживание, не говоря уже о нормальной жизни.

— У нас есть кодекс!

— Нет у нас никакого кодекса! Он был много веков назад. Но того ордена уже давно нет. Времена меняются и правила тоже, Демольт. Наш орден тоже изменился. Хочешь ты этого или нет, но всё так и есть. И ты должен это принять.

— Да пошёл ты к чёрту, Гвин! Вы ничем не хуже Ордена теней!

— Орден теней – наши партнёры. И не надо на меня так смотреть. Мы процветаем сейчас только потому, что не заглядываем в кодекс. Эти правила написаны нами, нам их и нарушать.

— Ты мерзкий и лживый ублюдок! Ты предал Орден!

— Нет, Демольт. Я лишь смотрю на вещи реально. А реальность в том, что справедливость – это не выгодно. Поэтому нам нужно было пересмотреть наши приоритеты.

— Почему на пересмотр приоритетов не позвали меня?

— Потому что ты слишком сильно вцепился в кодекс. Мы все это знали. Но мы не могли тебя потерять, так как ты лучший ассасин.

— И вы решили просто мне лгать?

— Да. И за это я хочу перед тобой извиниться.

— Да иди ты в жопу со своими извинениями!

— Я дам тебе немного времени подумать. Либо ты принимаешь новые порядки и остаёшься с нами, либо ты о нас больше никогда не вспомнишь. Выбор за тобой.

— Никогда я не приму твои порядки.

— Замечательно! Лера, сотри ему память.

— Да, Лера, сотри-ка мне память.

— Я думал, мы избежим этого, — сказал Гвин, после чего Лера сделала магический жест руками. Купол озарился светом, а через секунду на том месте без сознания лежал Демольт.

Гвин подошёл к двум другим ассасинам, которые сидели за столом в самом конце зала и ели.

— Отвезите его куда-нибудь подальше. Поближе к какому-нибудь большому городу. И киньте его где-нибудь на дороге.

— У Вилантира кинем его тогда, да? – спросил один из ассасинов.

— До Вилантира два часа езды. Это что, по-твоему, подальше?

— Ну…

— Отвезите его к Старограду.

— Так это ж вообще другая страна! – недоволен был ассасин.

— Ну и превосходно.

Им ничего не пришлось делать, как везти его к Старограду.

 

***

 

Перед тем, как отправиться в последний раз в убежище, Демольт решил навестить свою давнюю знакомую, чародейку Талису. Как и всегда, она подарила ему тёплый приём. Как и всегда, она стала осыпать его вопросами, предлагать что-нибудь выпить или поесть. Как и всегда, здесь пахло шоколадом и фруктами.

— Талиса, извини, но у меня нет времени болтать. Хоть я, конечно, и не против, ты же знаешь. Мне нужно, чтобы ты кое-что сделала. Камень воспоминаний ещё у тебя?

— Да, конечно. Демольт, что случилось?

— Я пока не знаю. Полностью ни в чём не уверен. Ты можешь сохранить мою память?

— Конечно, Демольт. Но ты же знаешь, что это разовое мероприятие? Если второй раз такое сделать, то твой мозг буквально развалится. Ты уверен, что тебе это надо прямо сейчас?

— Я же сказал, что полностью пока ни в чём не уверен. Но сделать это необходимо.

— Ладно, — недолго подумав, ответила она, — вставай.

Демольт встал. Талиса развернула его к себе спиной и дала какую-то травинку, сказав, что её нужно разжевать. Он положил её в рот и тут же скорчился от того, что она была до невозможности кислая. В эту секунда весь дом озарил свет. Демольт почувствовал сначала приятное тепло на затылке, а потом неистовую боль во всей голове.

Когда это закончилось, он обессиленный упал в кресло и пролежал в нём почти час без сознания.

— Как всё прошло? – спросил он, придя в себя.

— Замечательно! По крайне мере, твой мозг не взорвался.

— Он был близок к этому. Что за кислятину ты мне дала?

— Это чтобы обмануть твоё сознание. Без этого отвлекающего элемента всё могло бы закончиться плачевно.

— Спасибо большое, Талиса, — поблагодарил он и встал с кресла. Ноги его подкашивались, а сам он ощущал слабость. – Скоро я приду в норму?

— Да, очень скоро.

— Хорошо, — сказал он и направился к выходу. – Сохрани у себя этот камушек. Если я не приду к тебе в течение следующих трёх суток, то разыщи меня. Я не знаю, где я буду, но я верю, что у тебя получится.

— Что? Демольт! Что у тебя случилось?

— Талиса, мне нужно идти.

— Куда тебе нужно идти? Расскажи мне, я помогу тебе!

— Ты мне и так уже очень помогла. Спасибо тебе ещё раз, но больше ты ничего пока не сможешь сделать.

— Пообещай мне, что всё будет хорошо.

— Всё будет хорошо.

Демольт закрыл дверь и направился к Гвину.

   

читателей   186   сегодня 2
186 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,14 из 5)
Загрузка...