Живое небо


Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.
 
Льюис Кэрролл «Бармаглот»

 

Фиолетово–лиловые волны плыли по нему. Переливаясь, создавая округлые формы с жёлтым оттенком. Неожиданно, оно темнело и начинало опускаться, тогда горе зазевавшемуся шорьку. Как только небо касалось его тела, тут же возникала воронка и захватывала несчастного. Вязкая субстанция всасывала шорька, будто кто-то хотел выпить его из трубочки.

Поэтому, все шорьки старались держаться поближе к земле. Кто-то ползал на четвереньках, другие старались лежать на спине, и также передвигаться, не отрывая взгляда от неба. Были и такие, которые всё время ползали на животе. Они были самые хитрые, потому что небо никогда не опускалась до самой земли. Но, были и бунтари. Один из них Пши. Он, выбрав момент, мог вскочить на ноги и гордо поднять голову. Его героизм не ценили. Самые смелые погибают раньше остальных. И чаще других.

– Что он хочет нам доказать? – спрашивали друг друга шорьки.

– Может, показывает свою смелость? – предполагали одни.

– Свою глупость!

– Абсолютно безрассудное поведение!

– Нам от его выходок ни тепло, ни жарко, – детали вывод последние.

Снаки сидел, прижавшись спиной к красному камню и смотрел на небо. Все шорьки смотрят туда, это основа их выживания. Он услышал, как кто-то шурша камнями, подполз к нему. Ещё раз посмотрев на небо, Снаки оглянулся и увидел Пшы.

– Почему ты не хочешь встать в полный рост со мною вместе? – уже стоя на ногах спросил он Снаки.

– Мне и так хорошо.

Снаки нравилась болтать с Пши. Вот, только, его бредовые идеи не для него.

– Ты даже не представляешь, что теряешь!

– Неужели? – насмешливо спросил Снаки.

– Хоть раз бы попробовал встать на ноги! Это такое ощущение! Будто летишь…

– Зачем мне летать?

Снаки вовремя заметил, что небо начало опускаться, и лёг на спину. Пшы распластался рядом. Так они дожидались пока небо дойдет до низшей точки и снова начнет подниматься.

– Посмотри, как мы живем! – снова занял вертикальное положение Пшы. – Всё время ползаем! А можно ведь ходить на двух ногах! Быть выше!

Снаки повернулся на бок и положил руку под голову.

– Зачем?

– Ты знаешь, что там? —  Пши махнул рукой в сторону. —  От сюда я вижу огромные камни. Такие огромные, не поверишь! Лежишь лицом прижавшись к пыли и рассуждаешь о мире. А сам боишься подняться повыше!

– Я не боюсь! – вдруг обиделся Снаки. —  И о мире кое-что знаю!

– Знаешь?! – с ехидством спросил Пшы. – Тогда ответь, почему небо спускается на вершины тех гор и не поедает их. А?  Почему? Если здесь мы поставим камень на камень, небо дотягивается и забирает их.

Снаки от злости даже на колени сел. Ещё секунда, и он поставил ногу на ступню. Но тут же, кровь бешено застучала в висках, у него даже лицо вспотело, и он снова рухнул в пыль.

– Ха-ха-ха, – смеялся Пшы. – Вот и вся твоя смелость?!

– Ты же знаешь, мы не можем уйти отсюда. Небо там встречается с землей. Нет места, чтобы проползти! Верная гибель!

– А что мы здесь делаем? Ползаем и охотимся на свалившихся с неба жучков, когда голодны.

– Думаешь, есть другое?

– Может и есть. Откуда ты знаешь, что нет?

– Вдруг то, другое, будет ещё ужаснее?

– Или будет лучше, чем здесь?

– Но мы жили здесь всегда! Уходить опасно!

– Возможно, но я собираюсь…

Внезапно Пши замолчал. Снаки поднял голову, посмотреть, что случилось. Он увидел, что небо опустилось и голова Пши уже попала в воронку. Мгновение, и он исчез. Снаки быстро лёг на землю, но небо, словно насытившись, уже поднималось вверх.

Снаки лежал и думал. Он слышал, как другие шарьки проползали возле него. «Жить, чтобы жить, – думал он. – Пытаться протянуть как можно дольше. К тому времени можно стать уважаемым старым шорьком. Все будут тебя слушать, ведь ты удачно дотянул до преклонных лет. Станут говорить, что ты очень находчивый и продуманный шорёк. А в один прекрасный момент — не проснёшься. Всё».

Снаки было грустно. И если жизнь такая скучная, тогда, зачем он родился? Смысла нет.

Шло время. Снаки перестал есть и сильно исхудал. Друзья и родственники говорили, что он переживает из-за смерти Пшы. Но это была неправда. Он уже его забыл. Снаки чувствовал только зависть к нему. Пиши что-то знал. Он собирался сделать нечто. А что собирается сделать Снаки?

И тут его посетила сумасшедшая мысль! Позвать всех шорьков и сказать громко:

– Смотрите! Я могу так сделать. А вы? Ползайте дальше в своей грязи! Я выше всех вас!

Потом подняться на ноги, вздохнуть полной грудью, посмотреть туда, куда показывал Пшы и встретить свою смерть гордо. Пусть его будут вспоминать как самого смелого шорька за всю историю.

– Шорьки! Все сюда! – закричал Снаки. – Я хочу вам кое-что сказать.

Отовсюду стали подползать шорьки. Некоторые смотрели на Снаки с удивлением. Другие продолжали смотреть в небо.

– Чё кричишь?! Заболел? – грубо спросил у Снаки крупный шорёк.

– Наша жизнь бессмысленна! Мы торчим здесь всё время – рождаемся и умираем.

– Да, мы и без тебя это знали! – перебил его весёлый молодой шорёк.

– Единственное, о чём мы думаем постоянно – это небо. Оно наш враг! Оно забирает нас, оно питается нами! Но надо это изменить! Я предлагаю уничтожить небо! Если не будет питаться – оно умрёт от голода.

– Небо почти всегда до кого-нибудь дотягивается, – сказал, подползая к собравшимся отец Пши.

Но Снаки продолжал светиться от радости.

– О чём ты? – спросил толстый шорёк, поглаживая взъерошенные волосы. – Нам-то, что надо сделать? Ты предлагаешь нам всем встать и умереть? А потом, думаешь, и небо умрёт за нами следом?

– Как вы не понимаете? Нужно убить небо, нужно, чтобы оно погибло!

И тут, он понял свою ошибку. Не будет шорьков – не станет неба. Но шорьков тоже не будет.

– Моя бабушка рассказывала, – услышал Снаки справа от себя старческий голос пожилой шорьки. – Стародавняя история о шорьке, нарочно поднявшимся на ноги, чтобы его съело небо. У него еще прозвище такое было смешное. Вот, вспомнила, Чокнутый. Он тоже, вроде, перед тем как встать что-то кричал, хотел что-то показать всем. Одним словом, чокнутый.

Старушка развернулась, и поползла прочь что–то бормоча себе под нос.

– Я сделаю это! – заорал Снаки и вскочил на ноги.

Он вдохнул воздух. Здесь он был другим. На земле он всегда был смешан с красновато–желтый пылью. Снаки так привык к нему, что закашлялся. Он хотел сесть на землю, но ему захотелось снова вдохнуть свежий воздух. Через некоторое время он привык и вздохнул полной грудью. Тут он вспомнил Пшы. Как он там говорил, кажется, что летишь. А он и не верил. Шорьки столпились вокруг и смотрели на него. Его поступок привлёк всеобщее внимание. И тут Снаки увидел вдали горы, о которых говорил Пшы. Они удивительные! Красные, остроконечные, далёкие…

– Снаки! Ложись! Небо!

Кто-то дернул его за ногу. Снаки с размаху упал на спину. Все в ужасе смотрели, как большая черновато–фиолетовая воронка потянулась за ним и снова убралась. Небо стало подниматься.

– Ещё чуть-чуть и тебя бы не стало, – в слезах говорила мать Снаки.

– Пусть это послужит ему уроком, – строго произнес пожилой шорёк, проползая мимо.

Снаки не мог отдышаться. Все уползли и он остался один.

 

***

Из жизнерадостного шорька Снаки превратился в скучного, задумчивого молчуна. Друзья долго пытались развеселить его, но всё было бесполезно. Наконец, все решили: он поднялся так высоко, что подхватил неизвестную болезнь. Его стали избегать. Снаки был этим доволен. Чем больше проходило времени, тем отчетливее он понимал, что не зря ползает по земле. Он должен что-то совершить. Однажды, он решился. Наловил несколько жуков про запас и пополз. Его никто не останавливал. Жаль, шорьки и не узнают то, что будет знать он. Всё равно! Его смысл в жизни доползти до красных гор.

Снаки не задумывался сколько прошло времени. Он полз и полз, пока хватало сил. Потом, он засыпал, просыпался и снова полз. Каждую секунду он боялся, что небо приблизилось настолько, что сможет засосать его. И  дальше? Боль? Чудовища? Кто знает.

Как-то раз Снаки поднял глаза и увидел, что подполз к самому подножию горы. Тут он заметил как они дрожат и расплываются. Снаки пригляделся и увидел сквозь скалы равнину, расстилающуюся в дали. Он всматривался и не верил глазам. Скалы оказались миражом.

Голодный и обездоленный, всеми покинутый Снаки полз за миражом?

– Глупый идиот Пшы! Я тоже придурок, поверил тебе. Надеюсь, ты меня слышишь! Пусть тебе там будет плохо так же, как и мне сейчас! – неистово кричал Снаки и бил кулаками по пыли.

Он повернулся назад, впервые за всё время своего пути. Насколько хватало глаз его окружала красноватая пустыня. Снаки уронил голову на покрытую мелкими камешками землю.

– Я, наверное, скоро умру, – размышлял он безучастно. – Жуки кончились. В какой точно стороне находятся мои близкие я не знаю.

Он закрыл глаза.

– Выполнить свое предназначение, – вспомнил он собственные слова и даже улыбнулся.

У него пересохло в горле и он не мог глотать. Во рту всё горело. Сколько он еще должен пролежать тут, чтобы уснуть и не проснуться?

Снаки поджал под себя ноги, сделал огромную усилие и сел. Поставила одну ногу на землю и поднялся во весь рост. Пусть ненасытное небо сожрет его. Так будет быстрее. Но, как на зло, небо пульсировал где-то высоко над его головой.

Шатаясь, Снаки пошел. У него появилась бредовая идея – успеть пройти сквозь мираж, до того как его поглотит небо. Он шёл упрямо, не спуская глаз от ближайшего уступа скалы. Снаки даже вытянул вперёд руки, будто, ещё надеялся ощутить каменные выступы. Краем глаза он заметил, что небо начало опускаться. Оно показалась ему на этот раз особенно фиолетовым. Это его спуск. Самый последний в жизни! Потом, ему уже не придется бояться неба. Снаки бежал. Ноги переставали его слушаться и он боялся упасть. Нет, всё будет как он решил. Снаки пройдет через мираж, и в тот самый момент, небо заберёт его к себе. В какой-то миг Снаки почувствовал, что летит. Воронка засасывает его. Он закрыл глаза и ощутил сильнейшую боль.

 

***

Красновато–жёлтые круги ходили по чёрному небу. Снаки лежал с открытыми глазами и ничего не видел. Он чувствовал страшную боль во всём теле. Он попытался пошевелиться. Вот значит, что такое смерть. Он снова впал в забытье.

В следующий раз, когда он открыл глаза, то первое, что увидел, был жук. Снаки изловчился и поймал его. «Здесь, оказывается, тоже кормят», – с удивлением подумал он.

Его тело ломило и болело. Снаки огляделся вокруг. Он лежал на краю огромной пропасти, в которой даже дна не разглядеть. Посмотрел на верх – над ним слегка колыхались прозрачные скалы. Теперь, он понял, что видел не их, а зеркальное отражение пропасти. Снаки увидел множество жуков торопливо снующих повсюду. После того как утолил голод, Снаки решил осмотреть окрестности. Он спустился ниже и нашёл прекрасную площадку, очень удобную. Тут он и решил остаться. Ещё он заметил, что небо не опускается сюда. Оно опускается только до земли, а не в пропасть. Здесь можно спокойно ходить как заблагорассудится и не обращать внимание на небо. Впервые, небо перестало играть главную роль в его жизни. Через некоторое время Снаки совсем выздоровел. Он стал бегать, прыгать, скакать и есть сколько вздумается. Глупые жуки его абсолютно не боялись. Но шло время. Снаки не встречал здесь других шорьков. Он начал ощущать пустоту. Ему чего-то не хватало. У него было всё о чём может мечтать шорёк, и даже больше. Но ему, с неведомый до сих пор силой, захотелось увидеть родителей, друзей. Узнать, как они там. А ещё лучше, привести их сюда и жить вместе. Беда заключалась в том, что он не знал в какую сторону ползти и сколько времени потребуется. Он может просто заблудиться в пустыне и погибнуть, потеряв всё.

 

Эпилог

 

Снаки сидел и снова вспоминал Пшы с его идиотской идеей. Он ведь тоже собирался сюда доползти. Возможно, что Пши, также как и Снаки, остался бы здесь. Снаки размышлял: пошел бы он вслед за своим другом, если бы тот первый ушел к скалам? А может быть, кто-то тоже решит последовать примеру Снаки и дойти до красных скал. Было бы неплохо. Действительно, вдруг, однажды, какой-нибудь любопытный шорёк дойдёт до Снаки…

читателей   152   сегодня 3
152 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...