Записано дословно

 

Я всё же категорически настаиваю на том, что не виноват. Именно так и запишите! «Пад Светлый заявляет о своей категорической непричастности». Да-да — Светлый. У всех господ в группе были подобные имена, и я, как участник той группы, имею всё право добавить к своему имени… Непосредственный участник! Я нёс оружие — это самое важное. Кто они без своего оружия? Элеарий Духовный без своего посоха со странным названием… забыл. Буртир Чёрная Скала без своего тяжеле-е-енного топорища. Ума не доложу, как я его дотащил. Видите мою сгорбленную спину? Та сижу, сижу! Вот повернулся – до похода она была прямая, как у красавицы Ореалии Небесной-Синевы. Ух, тяжеленный топор, а ещё  пахнет углём от костра почему-то. А вот у Ореалии Эфирный жезл почти ничего не весил.  Могла бы и сама его донести, кстати! Всего лишь суму с какими-то пузырьками несла – та они все их тащили в таком количестве, будто скот поить шли. Но за двое суток-то от веточки не надорвалась бы. Длинной веточки, выше меня ростом, но ведь лёгенькой же! Но решили, что три серебра нужно отработать по полной… и давай меня нагружать! Кстати, всего три серебра. Может, нужно кому-нибудь там… мечи почистить, не знаю, в конюшне прибраться… Нет? Недорого же. Та рассказываю! Зачем сразу угрожать?! Не понимаю я эту Королевскую Стражу – преступников по всей стране, как тараканов на кухне Людоеда, а в подвале сижу я: маленький, щупленький, худенький и безобидный Дуэнде! Не по-челов … Всё-всё! Рассказываю.

Значит, идём мы вчетвером. Дорога-то известная, и гора впереди маячит – не заблудимся. Идём мы, значит, идём. Топор спину кривит, Жезл длинный аж до зада достаёт, натирает, даром что эфирный, а Пикси… Пикси! Вот это дурацкое название посоха! Так вот этот дурацкий Пикси всё время звенит. Понимаете? Идёшь, а он звенит. Вот сутки будешь идти, а он будет сутки звенеть. Уши у меня, как видите, немаленькие, не то что у вас. Звуков попадает больше. И этот звон… Представьте, что я изо всех сил бью вас палкой по шлему. Представили? А я представил… ну неважно. Так вот по поводу звона – представьте, что к вам в уши залетел комар и летает внутри головы от одного уха к другому. Левой лапой шагаешь – посох на спине навершием к левому уху – там пищит. Правой лапой – к правому улетит. И так весь день! На второй день такого похода я бы наверняка лишился разума и побежал собирать бабочек на речку. А вы знаете, как Дуэнде не любят бабочек? Я вам так скажу — Ненавидят! Даже больше, чем речки. Поэтому я ночью прислушался как следует, где громче звенит. Оказалось… знаете что? Это звон из-за маленького, Гуррог его раздери, камешка! Маленького такого, синенького, переливался разными оттенками, а внутри, если взглянуть поближе, какой-то огонёк горел. Красиво, да. Он в большие красные был вставлен, даже не вставлен, а парил над ними – не знаю, как он там держался. Ну, вы видели навершие посохов? Эдакая маленькая резная клетка из кости какого-нибудь редкого животного. У нас на рынке есть целая лавка, торгующая такими посохами… бедолаги! А внутри неё камни. Вот в Пикси красные вставлены. И над ними синий парил, как осенний листок над раскалённой кузней. И главное – зачем он там? Вот все посохи, как посохи – какой-нибудь один камень вставлен и всё. Работу свою делает. А тут три красных камня, так ещё и синий впихнули. Да, Элеарий Духовный маг, безусловно, сильный. Но зачем так кичиться своим богатством? Посох же не становится сильнее, если его обвешать драгоценностями?! Или становится?.. Неважно, опять я отвлёкся. Вот — этот синий драгоценный комар и звенел! Ах ты ж… Трандарийская Евентилья, думаю! Так вот из-за кого я за бабочками готов бежать! Ну я взял и выковырял его оттуда. Да… Нет, это было непросто! Совсем даже очень непросто! Камень вообще никак не прикреплен был, но выковырять его оттуда было очень сложно. Сомневаюсь даже, что получилось бы, если б не вспомнил про Эфирный жезл. Пока важные господа у костра ужинали и обсуждали, с какой стороны к горе подходить. Кстати, будете в тех краях — с пологого склона, тот, что со стороны леса — не ходите… Так вот – вспомнил я про жезл! Он ведь как ветка молоденькой вишни, а вот на конце – толщиной с волос! Вот с волос, чтоб я тысячу портовых крыс съел, если вру. Взял я жезл, между прутьями клетки всунул и давай подковыривать. Камень сопротивлялся, конечно, вначале даже звенеть громче начал, но так меня за день этот звон достал, вот как голодная мокрица торговца рыбой, не вру! Надавил я посильнее, потом ещё сильнее и… выпал наконец-то! Чуток только волос с жезла хрустнул. Нет, не сломался, а хрустнул – ну… слегка вбок смотреть начал — почти незаметно. Как была белая вишневая ветка, так и осталась. А камешек-то отлетел, и знаете что? Звенеть-то, Евентилья эдакая, не перестал! Ну я в лапку его взял, покрепче зажал и вышвырнул так далеко, как смог. Вот видите маленькую слабенькую с виду лапку, так? Слегка потрепана жизнью, немного волос слезло, но я одной этой лапкой коню заднюю ногу подниму. Вот отведите меня в конюшню и… Ладно-ладно! Чего они коней не взяли? Так Элькатрапа… Элькапатра… Элька, в общем, животных аж до реки чует. План был его в пещере застать, пока отсыпается после обжорства, а коней бы живо учуял – вылетел бы и… бегай потом за ним. Поэтому вчетвером и пошли – шума, говорят, меньше. Вообще бы втроём осилили, если б не пузырьки. Меня они из-за роста выбрали – у нас с жезлом он совпал. Ещё помню в ту ночь Элеарий  чего-то беспокоился, чего-то бегать начал, но я так и не понял, что случилось. Может, ему тоже звон мешал, а когда он исчез – жизнь легче показалась. Представляете? Всю жизнь слышал постоянный звон, а теперь он пропал. Старик, не благодари!

На следующий день на гору начали взбираться. Чёрная Скала во время ночных разговоров-переговоров топор точил. Теперь он такой острый стал – птице крыло отрубить можно, так она ещё пол дня летать сможет и не заметит. Довольный утром был, хвастался всё – смотрите, какой материал магический да как заточен! Бегал, размахивал. Я как увидел, что он дерево одним махом срубил, слегка уши-то прижал. Им же весь день рядом с заточенным лезвием болтаться, а ну возьмёт и отрежет кусочек? А ухо без кусочка – это… вроде как и неполноценное ухо. Торчком не поставишь, по ветру не настроишь, а если сквозь порез на ветру свистеть начнёт? Подравнивать? Испугался я за уши свои. Поплевал я, значит, на землю и слегка грязицы набрал, чтоб на лезвие тоненьким слоем нанёсти – уши сберечь. Только пока шли, я всё не мог успокоиться и за уши перестать думать. Лезвие-то и правда острое… Что ему та тоненькая полоска грязи. В общем, пока поднимались, я всё поплёвывал и поплёвывал, собирая грязицы побольше. Пока поднялись до последнего привала перед пещерой Элькапатра… дракона, в общем, топор, как показалось, слегка потяжелел даже. Зато слой на лезвии был такой, что уши точно не отрежет, а в бою что – раз взмахнул, грязь и слетела — ходи-рубай!

Подошли мы, значит, к последнему привалу перед пещерой. А сверху уже слышен храп! Слыхали, как храпит великан на мельнице? Вот также. Взяли господа свои сумки с пузырьками и пучками травы, что с собой тащили всё это время, и давай разбавлять, смешивать, переливать. А в пузырьках… и радужная водица, и красная водица – огнём полыхает, и воздушная водица – не на дне, а у пробки собиралась. Мне их не доверили нести, говорят, хрупкое стекло, разбил бы. Я всё крутился вокруг их сумок, но до напитков так и не добрался, а вот пучок травы достать удалось. Никогда такой не видел – красная! Красная, как эмблема короны на ваших доспехах! И запах такой… да как у вас в подвале, только сладковатый. Я на неё поплевал, чтобы размякла, пожевал чуть-чуть – дрянь! Есть нельзя, в трубку не затолкаешь… Я немного травы нормальной нарвал и подложил, чтоб пучок в толщине после моих проб не потерял. Так и оставил. А теперь они траву эту в пузырьки макали. Ореалия свой жезл наконец-то у меня забрала и давай размахивать им перед пузырьками. Помашет-помашет, принюхается и кривится недовольно. Давай опять размахивать. Три пузырька извела – на землю вылила, всё не нравилось ей что-то. Потом на свой жезл глянула и замерла. Что она там нового увидела? Белая ветка с волоском на конце… слегка погнутым. Потом как на меня взглянет злобно — я аж уши прижал. Потом и вовсе присел, когда она ко мне подбежала. Кричала что-то громко, да сквозь прижатые уши и не разобрал ничего. Вроде как умудрился я что-то сделать, чего никому раньше не удавалось, но, как я понимал,  хвалить меня за это никто не собирался. Тут и маг подбежал за своим Пикси. Оглядел его внимательно и с размаху на камни шлёпнулся, будто его порывом ветра сбило. И знаете что? Я тогда подумал: «сейчас и третий за топором побежит!» И угадал! Прибегает он за ним, значит, хватает его… Тут и дракон проснулся. Ну… перед этим я ещё немного наверх карабкался, от камней уворачивался и сделал небольшой обвал. Ну какой обвал – слегка обвалил кусочек горы вниз. Пошатал валун – он и скатился, или вы хотели, чтобы мне Ледяная стрела в голову попала? Вы знаете, как этот Пикси Ледяные стрелы пускает? Ого-го! Я б такое не пережил. Да и вы, думаю, тоже, хоть и шлемы у вас большие. Или это у вас головы большие, а шлемы делали под их размер? Ну, неважно. Дракон проснулся и прилетел вниз, а это значит что? Что свои три серебряных я заработал! Ибо мы дошли. А если мы дошли, то можно и назад – домой, в родную халабуду у молочного рынка. Где вы меня и нашли, собственно. Так вот я ещё раз заявляю – непричастен категорически, в чём бы вы меня не обвиняли!

читателей   173   сегодня 2
173 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Загрузка...