Узы

Когда человек видит чудо один раз, то он восхищается им. Два раза – удивляется, а на третий раз оно становиться нормой. Чем чаще мы видим что-то поразительное, тем быстрее это становиться каким-то обыденным.

Я живу в мире, где у каждого человека есть своя сверхсила. Нет, назвать это так будет уже не актуально. Лучше сказать – способность. Кто-то умеет летать, второй — разговаривать с животными, третий управляет огнем, а другой может заставить расцвести весь сад в мгновение ока. Правда, есть и такие люди в наше время, у кого их нет, мы называем таких не раскрывшиеся, но их становиться все меньше из-за смешанных браков. И хоть мы все такие разные, но уживаемся друг с другом: работаем, учимся, влюбляемся, заводим семьи.

Вы можете спросить меня: зачем я это рассказываю?

Не знаю. Наверное, это мой каприз. Мне просто захотелось, и все. Я даже не уверена с чего, именно, все начиналось. Может, с того времени, когда весь мир разделялся на два. Внешний и тайный. Внешний населяли простые люди. А тайный – все сказочные существа из прошлых легенд. Водяные, феи, дриады, лесовики, русалки, домовые или даже ведьмы. Они долго скрывались в тени настоящего мира, страшась показаться на свет, но постепенно любопытство превзошло боязнь. Они стали понемногу просачиваться в наш мир. Влюблялись и заводили семьи, из-за этого появлялись дети со способностями. И их становилось все больше. И скрывать силы становилось все сложнее.

  А может, все начиналось с того старинного времени гонения на ведьм, описанного в учебнике по истории, когда все люди, все нераскрывшиеся, тогда их было большинство, ополчились против нас, тех, кто мог делать что-то необычное. А после… После были черные времена. Сжигание на кострах, пытки, мосты через реку. Нет, не те мосты, что служат людям для перехода с одного берега на другой. Было страшно и больно. Нас топили, сжигали, убивали. Но! Мы выжили. Потом нас признали, как усовершенствованный вид человечества. Мы делали все, что могли, лишь бы нас приняли, и у нас получилось, не сразу, конечно, постепенно, но мы влились в общество. И вот, наступило наше время.

Теперь нас много, нераскрывшихся мало. И весь мир наделен способностями. К чему я веду? Хм. Историю создания нашего мира знают даже школьники, и мне вовсе не хотелось рассказывать то, что всем, итак, известно. Я лишь хочу поведать свою историю. О том, что случилось, именно, со мной.

Моя история началась с того момента, как я пошла в школу. Тогда все уже могли использовать свои способности хоть как-то, а я… Я была поздним цветком. Нераскрывшийся бутон, если он не расцветет, то так и увянет, и никто не увидит его истинной красоты. Поэтому меня притесняли и говорили, что я неблагополучная, ибо никто не верил, что когда-то я смогу раскрыться. Дети, что с них взять?

Ложку дегтя так же добавляло и то, что никто не знал моего отца. Я всегда была только с мамой, но и она не рассказывала, кем он был и куда пропал. Я лишь видела его улыбающиеся лицо на одной единственной фотографии в доме. Его густые слегка рыжеватые взлохмаченные волосы, и немного оттопыренные уши я переняла по наследству. И, возможно, мне не хватало отцовской крепкой руки, но я все равно чувствовала себя самым счастливым ребенком на свете. Моя мама оберегала меня, позволяла шалить, и выбирать то, что я хотела в этой жизни. Я купалась в ее ласке, и мне этого хватало, не нужны были даже друзья.

Ее не стало, когда мне было почти двадцать, для нашего мира это очень рано, и мне пришлось стать серьезней, влиться в общество, как все мои ровесники. Хотя, мои жалобы, наверное, уже утомили, поэтому лучше не растягивать повествование.

Итак, через какое-то время, абсолютно случайно, я поняла, что обладаю не простой способностью. Я могла перемешать кого или что угодно назад по времени. О, сколько у меня тогда появилось друзей. Я была уникальна в своем роде. Ни у кого еще в этом мире не проявлялось такого умения. Но я не гордилась этим. Если честно, из-за этого я была под пристальным присмотром со стороны правительства, да и настоявших друзей стало сложнее отличить от серой массы под названием: «покажи нам портал».

— Кать, ну ты чего? Сложно что ли? – Очередной вопрос Ольки вывел меня из размышлений.

Я уже полчаса отбивалась от настырной подруги, которая очень хотела, чтобы я перенесла ее на полгода назад. Оля была одной из немногих, кого можно назвать настоящим другом. Она всегда была рядом, поддерживала меня, и я в ответ старалась делать это для нее. Худенькая, с тонким заостренным лицом и непропорционально большими глазами, маленького роста, но очень активная и пробивная по жизни. Она почти два года встречалась со своим парнем, и они уже собирались расписаться, но произошло кое-что плохое. После крупной ссоры, Олька сильно напилась и изменила ему. Уже полгода прошло с тех пор, но она каждый день сожалела об этом, и очень хотела изменить свое прошлое, но меня утруждать не спешила, понимая, что все же это ее вина. Но вчера ее жених узнал об этом и разорвал отношения. Вот поэтому, Оля сейчас на моей кухне с бокалом вина и просящим взглядом.

Если честно, я не любила пользоваться этой силой. После открытия одного такого портала, я целый день приходила в себя. Причем, чем дальше по времени я отправляла объект, тем слабее становилась, тем больше времени требовалось на восстановление. Человек же, которого я отправляла, замешал себя в прошлом, и проживал этот промежуток времени по новой. Он мог исправить ошибки прошлого, но вернуться сразу же обратно не получалось. Ему приходилось по новой переживать все произошедшие, при этом помня все то, что с ним случилось за это время, и стараться не сильно изменять прошлое, что бы не было больших искажений. Для окружающих же ничего не менялось, кроме меня. Я всегда помнила, что было до изменения истории и после. Для меня могло быть так, что объект одновременно идет и не идет в магазин. И это — вторая причина, по которой я старалась не пользоваться своей силой. Я была словно архив, и после открытия портала, в моей памяти записывались сразу две параллельные истории, и надо признаться, это было не самым приятным, потому что порой, я начинала путаться, в какой, именно, реальности сейчас нахожусь.

Внешне портал был почти не виден. Это была лишь небольшая с виду арка с легкой искаженностью воздуха. Как маленькая рябь на водной глади под слабым ветерком. И, если ты не знаешь, где он находиться, то можешь по ошибке зайти в него. А вот это было третьей причиной, почему я не любила пользоваться своей силой. Порталы не закрывались пару часов, поэтому их приходилось охранять. Но несколько раз я отвлекалась, и пару человек и семь кошек зашли туда по ошибке. Три кошки я так и не нашла потом.

— Кааааать, ну пожалуйста, я все для тебя потом сделаю. Ты же знаешь, как я его люблю! Это первый и последний раз. Прошу. – Настаивала Олька, заливаясь слезами.

— Да, черт с тобой! – В тот момент меня переполняла небольшая злость. Я понимала, что отговаривать ее бессмысленно, что она до последнего будет просить меня, спасти ее брак, и поддалась уговорам.

— Спасибо, спасибо, спасибо! Ты лучшая подруга, которая только может быть. Как же я тебя люблю!

Я легко взмахнула правой рукой, и арка с рябью появилась прямо на кухне, где мы сидели, попивая вино. Олька, радостно заулыбавшись, нырнула в проем. Я же без сил сползла на пол. Никого рядом не было, двери закрыты, значит можно спокойно поспать пару часов, до закрытия арки.

Утро я встретила на полу кухни с огромными мешками под глазами и головной болью. Эх, если бы это было от похмелья… Телефон орал будильником и, лишь исчерпав все свое терпение, я спокойно встала и выключила его, вместо того, чтоб разбить его об стенку.

Я работаю в радостной компании с названием «Счастливая свадьба». Поэтому я должна хорошо выглядеть, улыбаться и помогать горячим сердцам выбрать то, что сделает их день незабываемым. Правда, сегодня мне это делать было крайне тяжело. Старалась через силу, но начальница выловила меня перед обедом и сказала, что с такой кривой улыбкой я только отпугиваю молодых, и что бы сегодня я занималась только бумагами. Пришлось в очередной раз натянуто улыбнуться, сказаться на плохое самочувствие и погрузиться по уши в грубые подсчеты.

Через пару дней, мы с друзьями собрались выпить вечерком на выходных. По-быстрому раскидывав все дела, я уже летела на встречу, окрыленная тем, что, все-таки, успела все сделать вовремя, и с огромным желанием выключить мозги парочкой бокалов хорошего вина.

Сегодня мы как раз собирались у Димки, душе компании, у него была, наверное, самая завидная жена, которая подарила ему уже двух сыновей. Престижная работа. Частный дом в центре города в элитном районе. Веранда, запах шашлыка, легкий привкус домашнего вина. Веселые друзья. Летнее солнце и впереди выходной. Что ещё нужно для счастья? В мои неполные тридцать лет, мне не доставало только надежной половинки, но она все отказывалась себя проявлять. Ну и я не спешила с ее выбором. Хотелось сразу и навсегда, как в сказках. Разве я этого не заслуживаю?

Оглядевшись по сторонам, обнаружила парочку кандидатов с Димкиной работы, которых еще не захомутали, и они пришли сюда только лишь после долгих уговоров. Может, и стоит попробовать? Так, стоп! А где Олька? Ее кандидат в женихи, Витька, сидит на лавочке и весело обсуждает сегодняшний вечер, а ее самой нет. Все-таки, расстались? Неужели, моя сила не спасла их отношения? Через бокальчик вина, я решилась подойти, чтобы разведать обстановку.

— Привет. – Заговорила я с ним.

— Привет. Хороший вечер. Отдыхаешь?

— Да, давно не отдыхала. Да и клиенты до этого попадались напряженными, не знали, что сами хотели. Как сам?

— Надо сказать, сейчас стало намного лучше, когда ты подошла, — и он посмотрел на меня с лукавой улыбкой. Но почему-то в тот момент меня пробил озноб. Мне показалось, что он, как будто, заигрывает со мной. Эм? Как он мог так легко, пусть даже и расставшись с Олькой, флиртовать со мной? Ее лучшей подругой?

— Кх, кх, — я закашлялась от непонятной для меня ситуации. – Вить, ты не думаешь, что чуть усугубляешь ситуацию?

Витя посмотрел на меня непонимающим взглядом. Как будто, я сказала, что-то совсем глупое, и он пытался переварить то, что сейчас услышал.

— В смысле? – Наконец выдавил он.

— Ну, как бы сказать, — я пыталась подобрать как можно тщательней слова, чтобы окончательно не разрушить то, что строила Олька. – Не красиво флиртовать со мной, когда Олька так старается остаться с тобой.

— А кто такая Олька? – Еще более удивленно спросил он.

— Да, хватит, Вить. Я понимаю, что она плохо поступила. Но делать вид, что ты ее совсем не знаешь, это уже не в какие ворота не лезет! – Я начинала закипать.

— Э?

— Хорошо. Давай играть по твоим правилам. – Выдохнула я, одновременно собираясь с мыслями. Ох, уж эти мальчишки, вечно с ними, как с детьми приходиться общаться. — Девушка это твоя. Вы еще собирались расписаться. Но ты узнал, что она тебе изменила после вашей ссоры полгода назад. Может, хватит притворяться?

Витька смотрел на меня абсолютно непонимающим взглядом, как будто только сейчас узнал, что у него есть какая-то Олька. По его виду можно было определить, что он пытается вспомнить, но сознание ему отказывает в подробностях, и он все больше начинает считать этот разговор странным.

— Олька, блондиночка, с большими синими глазами, чутка пониже меня ростом, худенькая. Вы же с ней мутили почти два года. – Пыталась я ему подсказать, уже совсем не понимая, что происходит.

— Э?

— Ты притворяешься? – Уже в отчаянье спросила я.

— Нет, спроси у кого-нибудь другого. Кать, честно, я такую не знаю, может ты обозналась? Знал бы, уже познакомился. Судя по описанию, как раз мой тип. Странная ты. – Сказал он и поспешно отошел в компанию парней, стоящих неподалеку, говоря, что я видать переутомилась на работе.

Через час расспросов, я выяснила, что такую девушку никто не видел, и до этого дня не встречал. Настроение сошло на нет, и я отправилась домой. Что-то странное случилось, и нужно как следует в этом разобраться. Не могла же я придумать ее себе. Вроде, еще не сошла с ума от переутомления.

Дома я включила ноутбук и открыла папку с фотографиями. Нужно найти фотки с Олькой, тогда меня не будут считать странной. Но, что было удивительно, везде, где должна была присутствовать моя подруга, было пустое место. Даже на фотографии, где мы с ней вдвоем делали сэлфи со смешными моськами на кухне. Сейчас я там была одна. Как будто, кто-то стер все ее изображения. Как будто, ее и не существовало. Все, пора спать. Утром, со свежей головой, обдумаю все еще раз.

Воскресенье я встретила тревожно и без радостно. Всю ночь меня мучали кошмары и вопросы, что же все-таки произошло? Ведь, если даже она сильно изменила свою историю, то я ее отправила всего лишь на полгода назад, значит с Витькой она уже была знакома, как и со всей нашей компанией. Почему же тогда ее никто не знает? И даже ни одной фотографии с ней не осталось. Может, как-то виновата моя сила? Но, все всегда проходило благополучно. Ну да, иногда случалось, что люди ссорились и не разговаривали друг с другом после изменения событий, все-таки, нить истории меняется, даже если ты всего лишь не пошел в магазин, как было раньше. Но что бы человек переставал существовать, вообще? Поэтому, я решила немного поэкспериментировать.

Весь выходной я провела за тем, что отправляла разные предметы на пару минут назад. Но все они появлялись в том месте, где я их брала. Вроде, все работает нормально. Под вечер отправила свою записную книжку на час назад. После закрытия портала она появилась на своем месте. Но, с одним отличием. На вид ей было не месяц, как я ее купила. Она была потрепанной с пожелтевшими страницами, которые хрупко крошились под моими пальцами, и создавалось такое ощущение, что ей, как минимум, несколько лет, а может и десятков. Что-то явно пошло не так. Нужно как следует разобраться в этом, и для это существовал лишь один путь.

Утром в понедельник, я позвонила начальнице, и с искусственными ахами и охами, сказавшись на непредвиденную сильную головную боль, отпросилась на пару дней. Меня отсчитали по полной программе, сказав, что, если еще раз такое произойдет, то меня уволят. Но все же наша начальница обладала крайне мягким характером, поэтому она отпустила меня на два дня, правда предупредив, что мне придется их отработать в неурочное время. Ну, ничего не поделаешь. Я скинула вызов, и стала собираться в местный центр по изучению способностей – самое ужасное, в моем понимании, место.

Это был огромный медицинский комплекс с множеством переходов из одного здания в другое, построенный по современным технологиям, с изобилием стекла. Строения радостно переливались под лучами солнца всевозможными оттенками на огромных окнах. Небольшой парк в центре всего этого комплекса благоухал цветами, яркими красками и декоративными деревьями. Стройный ряд аллей украшали вазоны с бархатцами и невысокими фонарями. Со стороны это великолепие манило подойти по ближе. Вот только внутри, это была больница с исследовательской лабораторией. И, как в любом здании с такой наклонностью, тут стоял единственный и неповторимый запах смешения лекарств, хлорки и прочих веществ, что лично у меня вызывало только отвращение.

Постояв на входе, набираясь решимости, я все же зашла внутрь через стеклянные двери. В регистратуре всегда улыбчивая и приветливая девушка спросила, по какому вопросу я тут. Почему-то, у меня даже мурашки побежали от ее «искренней» улыбки. Мне вот интересно, а если ее стукнуть в нос, она тоже будет сидеть с этой «милой» улыбкой? Как робот-улыбайка. Так, спокойно.

Я сказала, что у меня возникли трудности с использованием своих способностей. И, после очередной улыбки «мы вам поможем», меня направили в кабинет начального обследования. Долгие процедуры, постоянные вопросы, взятие крови для диагностики. Постоянные улыбки врачей, и их: «не волнуйтесь, мы обязательно во всем разберемся». Только вечером я приползла домой и рухнула в кровать, даже не раздеваясь.

Утром я уже была у регистратуры, выслушивая, что мне необходимо пройти дополнительное обследование, так как предварительные не выявили никаких отклонений. Меня отправили в очередной кабинет. Я прошла к нужной комнате на первом этаже, постучала в дверь и, услышав «проходите», зашла. И вот я внутри, сижу на стуле, а улыбчивый парень говорит, что ему нужно сделать мне укол, и посмотреть реакцию на препарат в моем организме, чтобы точнее диагностировать нарушение. Я киваю, а он в это время вводит мне какое-то прозрачное сильно пахнущее лекарство.

Я просыпаюсь в неизвестном мне месте. Белый потолок, стены, пол, мягкий матрас и подушка все того же цвета. И только одна стена этого помещения полностью прозрачная. Ясно, сейчас я находилась в исследовательской части этого комплекса в отделении опасных способностей. Нам про это рассказывали еще в школе, говоря, что если даже наши возможности будут травмопасными, или мы не сможем их контролировать, что случалось, но крайне редко, то нас заключат вот в такое вот место, но бояться не стоит. Нас просто пытаются уберечь от того, что мы можем кому-нибудь навредить, в том числе и себе, и помогут нам справиться с этой проблемой, как можно быстрее.

Ха! Слабо вериться, что если человека признают опасным, то его пытаются спасти, скорее уж просто изолировать. По крайней мере, это было бы логичней. Меня продержали там с неделю, может больше, не выпуская из комнаты. Точнее выпускали, но только тогда, когда вели на очередные процедуры или обследования. Из одного изолятора в другой. Я почти никого не видела. Даже те охранники, что сопровождали меня были в костюмах. Я что ли заразная? У меня же просто способность дала сбой, зачем они так перебарщивают?

Сначала я пыталась спрашивать, что происходит? Почему я здесь? Когда уже меня отпустят домой? Но всегда в ответ слышала только: «Не беспокоитесь. Все идет, как нужно. Скоро мы закончим». Через какое-то время я перестала задавать вопросы, лишь надеялась, что скоро все, на самом деле, закончиться. День сменялся днем, минуты тянулись мучительно медленно. В основном я спала, даже на процедурах. На тестах открывала множество порталов один за одним, будучи прицепленной к каким-то аппаратам. Это сильно выматывало, и я снова засыпала.

После всех этих пыток, выяснилось, что моя сила не уравновешена, и я могу случайно отправить объект не только на запланированное время, а также на сто или двести лет назад, а так как способность была уникальна, никто не мог подсказать, как ее стабилизировать. В итоге, меня отправили домой, но запретив пользоваться порталами, и установив еще больший надзор надо мной.

И вот я дома, с работы меня уволили, подругу я так и не вернула, и силами пользоваться больше не имею права. Даже охрану ко мне приставили. Хорошо хоть камер по периметру дома не натыкали, в угоду моим гражданским правам. Все-таки, зря я тогда пошла на обследование. Сама, возможно, что-нибудь придумала. Хотя был один положительный момент. Мне сказали, что, как и отправлять, я могу так же и возвращать объект из прошлого, но для этого мне нужен полный контроль над способностью, иначе я могу вернуть только часть. Но попробовать не дали, сказав, что слишком опасно.

Прошло несколько дней. Я начинала привыкать к монотонности моей жизни и к тому, что за мной постоянно наблюдают. Работать мне было не нужно, так как из-за опасного использования сил, я теперь сидела на соц. обеспечение. В принципе, не жизнь, а малина. Продукты есть, счета оплачивают, делай, что хочешь, хоть спи целыми днями. Но, скажу честно, это ужасно скучно. У меня начиналась депрессия от бездействия. Дни тянулись невыносимо медленно. Я так больше не могла. И самое страшное то, что я так и не выяснила, что случилось с Олькой. Я искренне боялась за подругу.

Вот так я и решилась попробовать предпринять хоть что-нибудь. Не то, что у меня был четкий план, скорее я действовала по наитию. До этого я ничего не предпринимала, и делала вид, что смирилась со своей судьбой, поэтому моя охрана начала уже не так пристально наблюдать за мной. Но нужно сперва полностью убедиться в этом.

И я начала потихоньку, легким движением правой руки открывать порталы. В углу комнаты в шкафу, там, куда никто не зайдет и не будет видно. Ну кто может подумать, что я буду открывать порталы среди халатов?

Спустя пару дней таких проверок, я убедилась, что, если действовать так, то никто не обращает внимания. Поэтому я продолжала, но на этот раз увеличивала период отката. Мне нужно было добраться до времени, куда я отправила подругу. К сожалению, я не знала на какой, именно, срок я ее переместила, поэтому приходилось действовать методом проб и ошибок.

Так как комната, где я ставила эксперименты соседствовала с кухней, то и портал, по идее, должен был открыться рядом с тем пространством, куда я отправила Ольку. Оставалось надеяться только на то, что она далеко не ушла от того места, куда была направлена.

Если так подумать, то человек, оказавшись в незнакомом и чужом месте, тем более опасном, первое время отходить от той точки не будет, или после испуга вернется туда, от куда все начиналось. Нужно только правильно рассчитать и перехватить ее до момента отхода от пункта прибытия или, наоборот, возвращению.

Прошло еще несколько дней, и, по моим расчетам, я уже приближалась к ста годам. Сил на открытие портала уходило все больше, и, если так и продолжиться, то скоро я просто буду падать от измождения, лишь от одного открытия. Сейчас же я открывала их пока еще не заметно, предварительно ложась на диван и делая вид, что сплю. Так было проще убедить наблюдателей, что я не делаю ничего запрещенного, когда проваливалась в дремоту для восполнения.

Время шло. Дни проходили за днями. И я все больше начинала переживать в выигрышней программе своих действий. Но выбора-то особого у меня не было. Значит, приходилось продолжать. Еще через пару дней, я почти потеряла сознание, но случилось нечто неожиданное. Когда мой мозг начал отключаться от потери сил, в оставшиеся сознание ворвался крик боли моей подруги. Мои глаза тут же распахнулись, и я уже срываясь с дивана, почти теряя равновесие, споткнувшись об тапки, стоящие рядом, неслась к шкафу в углу комнаты.

Когда я открыла дверцу шкафа, оттуда вывалилась Олька. Да, именно вывались, другими словами это не назовешь. Израненная, без сил, одежда местами порванная с пятнами засохшей и свежей крови, лицо зареванное. Тушь дорожками слез размазалась по щекам. Ужас. Мое сердце в этот момент больно екнуло, и мир сузился до пространства этой крохотной комнатки. Куда же я ее отправила, что она теперь в таком состоянии?

Олька же забилась в судорогах прямо на полу, и насыщенное густое пятно красного цвета стало растекаться все больше. Я упала рядом с ней прямо на колени, не чувствуя боли, и схватила ее за трясущуюся руку. Что я наделала?..

Нет. Я не хочу, чтобы она страдала из-за меня. Ведь это, именно, я виновата в ее состоянии. Ведь, если бы я лучше управляла своей силой. Ведь, если бы мои способности не дали сбой. Ведь… Она была бы здоровой и счастливой. Я обязана ее спасти.

Для этого существовал один способ. Лишь один. Сейчас врачи просто не успеют приехать, никто не успеет, и сохранить ей жизнь могу только я. Если честно, у меня, в отличие от всех, была не одна способность. Кроме перемещения в прошлое, была еще и другая. Но ее я скрывала очень тщательно.

Она открылась у меня еще в раннем детстве, когда я сильно порезала себе руку, открывая огромным мясным ножом бутылку уксуса. Я просто хотела приготовить что-нибудь вкусное, вроде пышных оладушек, как взрослые детки, и порадовать, уставшую от тяжелой работы, маму. Но нож соскользнул и почти отрезал мне палец. Он тогда остался лишь на тонкой нитке волокна кожи.

Моя мама, увидев эту мою силу, сильно запаниковала, села рядом со мной, обняв, и, со слезами на глазах, умоляла, больше никогда в жизни не использовать ее. Никому ни при каких обстоятельствах не показывать. Всегда хранить в тайне, что бы не случилось. Даже если кому-то, да даже если мне самой, будет грозить смерть. И я поклялась, что никогда не воспользуюсь ей. Поклялась своим сердцем.

Но, видя в каком состоянии прибывала сейчас моя лучшая подруга, осознавая, что это только лишь по моей вине, я нарушила клятву, данную матери. Я лишь сконцентрировала все свои силы и направила их на бедную Ольку, и ее тело стало восстанавливаться.

Да, моя вторая способность, которая хранилась под семью замками, это регенерация. И не просто возрождение травмированных участков моего тела, я так же могла полностью возобновлять поврежденное тело любого живого объекта, даже если от него оставалось всего пару частей.

Спустя буквально пару секунд, Оля перестала содрогаться всем телом в предсмертных муках, и все ее травмы полностью зажили. Лишь небольшая испарина на ее лбу показывала, что она только что перенесла. Я погладила ее по волосам, успокаивая. Она же, в свою очередь, не вставая с пола, легко выдохнула остатки болезненных ощущений через свои легкие, и осмотрелась вокруг. Но тут же ее взгляд стал испуганным, и она пронзительно зашептала, смотря мне прямо в глаза:

— Дура, что ты наделала? Беги!

— Что случилось? Что ты такое говоришь? – Обеспокоенно спросила я, думая, что я как-то неправильно ее вылечила.

— Вот ведь. Зачем ты использовала регенерацию? Ты не понимаешь, что им только она и нужна? – Шепот подруги был встревоженным, что вызывало у меня панику и непонятные эмоции. Она, как будто в отчаяние, схватилась за часть моей кофты, с бешенным и умаляющим взглядом.

— Оль, да, что с тобой? Ты меня пугаешь.

— Тьфу. Пойми же ты, наконец! На косячное перемещение по времени им плевать. Все было только ради этого. Даже все твои переживания. Все твои страшные события. Даже смерть твоих близких. Все было ради нее. Им нужна была только эта уникальная способность, которая была у твоего отца. Но его схватить не удалось, а так как ты его дочь, а у него был сильный генотип от ближайших легендарных предков, то мы догадывались, что ты унаследуешь ее.

— Что? – Я все еще не понимала, что происходит. Почему моя лучшая подруга заговорила о таком, о моем отце. Что происходит? А она продолжала яростно шептать, как будто боялась, что нас могли услышать:

— Почему ты и дальше ее не скрывала? Рано или поздно на тебя бы забили, а теперь остается только одно. Беги! Беги, пока не поздно, иначе до смерти будешь подопытной мышью, с целью получения неуязвимой армии. Дура!

— Ооооль, я не понимаю, — я совсем запуталась в том, что происходило. Лишь понимала, что положение крайне опасное, и мурашки холодными иголками вонзились мне в спину от таких мыслей, и почему-то начали проступать слезы.

— Прости…, — прошептала в очередной раз моя подруга. — Время вышло. – И, набрав в легкие побольше воздуха, смотря мне прямо в глаза через водяное соленное полотно, которое уже стекало по ее щекам, она закричала. —  На помощь! Объект вышел из-под контроля и набросился на меня! Помогите!

Мысли опустели. И я бежала. Когда я выпрыгивала в окно, открытое для поступления свежего воздуха, я услышала лишь топот за спиной и отрывок фразы: «агент Ольга…»

***

— Вот, какова моя история. После этого я долго блуждала, стараясь держаться леса, где по идее, находился мой первоисточник, но так как я не приспособлена к этому, к выживанию вне городской жизни, да и еды не успела захватить с собой, то смирившись, пришла к этому костру. Поэтому я тут. Именно это вы хотели услышать? – Пробурчала я, дожевывая любезно предоставленную пайку.

— Понятно, — как-то обыденно сказал незнакомец в капюшоне, как будто уже слышал такое не раз, поэтому и не удивлялся. Он лишь в очередной раз помешал палкой догорающие угли в костре, и снял капюшон. Последний отблеск костра осветил постаревшие из-за времени лицо.

— Пап?

читателей   106   сегодня 6
106 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...