Тэвис и древние боги Олимпа

Глава 1

Здравствуйте, дорогие читатели, меня зовут Делов Тэвис. Я расскажу вам об одном случае, который решил мою судьбу. Видимо, я держусь за это воспоминание, как за что-то единственное, связывающее меня с обычной жизнью…

Десятое ноября две тысячи двадцать пятого года, пятый «А» класс, третий урок по расписанию — история, тема – мифы древней Греции. Этот урок четко отпечатался у меня в памяти.

Как только прозвенел звонок, все в классе стали собираться на следующий урок, однако из коридора послышался крик. Через секунду я услышал звук мотора и грохот.

— Давай вылезай! – прозвучал незнакомый голос из коридора.

В наш кабинет вбежали два молодых человека примерно одного возраста, с пулеметами Калашникова.  Они тут же скомандовали всем оставаться на своих местах и поднять руки вверх. Один из них достал рацию и начал говорить в нее: «Слушайте сюда, копы, у нас в заложниках целый класс из этой школы. Доставьте к школе автобус и не преследуйте его после выезда из школы. Если вы этого не сделаете, жизни этих детишек будут в опасности».

Пока первый разговаривал, второй налетчик паниковал:  его руки тряслись, дуло пулемета судорожно дрожало, а главное его взгляд, наполненный страхом и злобой, гулял по всему классу. По этим признакам можно было догадаться, что он лишь выполнял то, что ему скажет главарь, но в успех он не верил.

Из рации прозвучало: «Ждите», а за окном начали мелькать какие-то люди в касках.

— Б-брат все… Конец — это спецназ! Нас тут просто убьют! — закричал неуверенный в себе бандит, быстро подбежал к брату и стал теребить его за плечо.

— Успокойся, Эр! – воскликнул второй, скинув со своего плеча руку собеседника. – Ты прекрасно знаешь, что они не будут рисковать жизнями детей. Вот увидишь… — он взял брата за руку и посмотрел ему в глаза. – Сегодня мы свалим из этой страны.

— Ладно, – ответил Эр и навел пулемет на учителя.

Тут в коридоре заскрипела дверь и множественные шаги стали эхом доноситься до нашего кабинета.

— Не-е-е-т! Нас тут точно убьют! – Эр бросил пулемет и тот отлетел к первой парте в среднем ряду, за которой я сидел. — Я хочу жить! – продолжал он кричать и побежал из кабинета.

— А ну стой, Эр! – закричал его брат и повернулся к нему, желая его остановить.

В этот момент я, сам не осознавая, что делаю, взял пулемет и два раза нажал на курок. Одна пуля попала в ногу убегающему Эру, а вторая угодила в руку его брату. Не знаю, из-за чего я вообще решился взять тогда оружие в руки. Это было на каком-то подсознательном уровне. Таким образом, я обезвредил обоих преступников.

После этого случая меня пригласили в военную школу, где я учился следующие шесть лет и стал первоклассным военным.  Десять лет я служил спецназовцем, побывал во многих горящих точках,  обезвредил не одну террористическую группировку. Как раз эти годы назвали «десятилетием величайших военных стыков».

В две тысячи сорок первом году произошла череда инцидентов, о которых я сейчас умолчу.  В этом же году я уволился из армии, и вот уже год работаю охранником репортеров, сопровождая их в различные опасные зоны. Такая жизнь меня вполне устраивает. Или я просто хотел так думать…

Глава 2

Десятое ноября две тысячи сорок второго года. Я с репортером, Рэйкой, вернулся в родной город Рэнгард после очередной поездки.

— Неужели, Тэвис, вы всем довольны в свои двадцать восемь лет? – спросила меня Рэйка, когда мы подошли к зданию, в котором был мой офис.

— О чем ты, Рэйка? – я сделал вид, что не понял вопроса и посмотрел на нее невинными глазами.

— Это хорошо, что вы меня оберегаете от шальной пули, однако вам пора бы и о личной жизни подумать, — она широко улыбнулась. – Ну, мне пора, удачи вам, — после этих слов Рэйка перебежала перекресток по диагонали и помахала мне рукой.

Рэйка была хорошей, добродушной и веселой девушкой двадцати трех лет. У нее были короткие каштановые волосы, с закрученными кончиками, бледно-зеленые глаза.  На репортажи она всегда выезжала в своем любимом коричневом костюме, поэтому только в нем я ее и видел.

Я относился к ней, как к младшей-сестре или как к очень близкой подруге. Я вздохнул, когда Рэйка исчезла за переулком, оглядел взглядом до боли знакомое здание, ставшее мне почти что домом, и пошел в офис. Перед тем как войти, я поймал себя на мысли, что сколько бы раз я не смотрел, но этот стеклянный прямоугольник, высотой в тридцать этажей, он никак не изменится.

Мой офис находился на двадцатом этаже, а лифт был стеклянным и крепился на боковой стороне.

— Ну, хоть видами полюбуюсь, — думал я, — пока двадцать этажей буду ехать.

Лифт тронулся, а я стал наблюдать за потоком машин внизу. Через пару минут лифт остановился. Я посмотрел на табло и увидел цифру пятнадцать. По старой привычке я насторожился, потому что этим лифтом редко кто пользуется, кроме меня, ведь большинство персонала побаивается стоять на стекле.

Мои опасения оправдались. Как только двери открылись, в лифт закатилась фугасная граната, а впереди себя я увидел два стола, из которых сделали укрытие. Времени было мало. Я знал, что до взрыва гранаты у меня было от трех с половиной до четырех с половиной секунд, следовательно, потом от осколков будет невозможно убежать.

— Один, — начал я считать про себя и тем временем выстрелил шесть раз из своего пистолета в стекло. — Два, — я начал выбивать стекло лифта. – Три, — пробив стекло лифта, я стал выбивать стекло туннеля, по которому ходил лифт. – Четыре, — я выбил стекло и спрыгнул с лифта, зацепившись за его край. И тут раздался взрыв. Я еле-еле сумел удержаться и в итоге повис, держась лишь левой рукой за край лифта.

— Он еще держится рукой за лифт, — послышался голос из укрытия.

— Ничего. Если упадет, то разобьётся, а если поднимется, то мы его пристрелим, — ответил второй немного ироничным голосом.

— Да, ситуация патовая. Похоже, живым мне из нее не выпутаться, — я даже усмехнулся, пытаясь ухватиться за край второй рукой, однако все было бесполезно.

Я уже собрался отпустить руки, как вдруг оказался в каком-то пространстве без стен, пола и потолка. Одним словом в пустоте.

— Где я?! – думал я. – Что тут вообще происходит?! – я понемногу начал осознавать, что мне не за что держаться. Еще чуть-чуть и я бы начал махать руками и ногами, подобно человеку, который внезапно стал легче воздуха и взмыл в небо.

— Стало быть, тебе некомфортно, — внезапно прозвучал чей-то голос. — Что ж, так будет лучше.

После этих слов подо мной появился паркет, и я опустился на него. Я оказался в сидячем положении, однако быстро вскочил и стал озираться по сторонам.

— Кто ты?! – крикнул я и продолжал крутиться на месте, разглядывая пустоту.

— Одним словом меня не назовешь, — отозвался голос.

— Покажись! – крикнул я еще раз, так как мне становилось страшно. Голос был очень странным, каким-то неземным. Казалось, что он исходил от человека лет двадцати, однако звучал отовсюду и эхом отзывался у меня в ушах еще раз. Это на меня немного давило.

Вдруг меня ослепила вспышка света, и передо мной появился молодой человек, как я и предполагал лет двадцати. Одет он был в японское кимоно. У него были короткие абсолютно белые волосы, а глаза ярко желтые. Но больше всего меня поразила его кожа: она была тоже белой, даже белоснежной, а на голове красовалась пара кошачьих ушек.

Я сначала даже остолбенел, увидев такое создание. А он лишь улыбнулся.

— Делов Тэвис, кто правит миром? Бог или люди?

— С чего вдруг такой вопрос? – ответил я вопросом на вопрос, немного отойдя от шока, и сделал вид, что не понимаю, что он от меня хотет.

Однако кото-человек быстро посмотрел на меня хищным взглядом и сказал: «Отвечай! От твоего ответа зависит твоя судьба». В этот момент слева от меня включился экран и, повернувшись, я увидел себя, держащегося за край лифта.

— Черт, да не знаю я! – вспылил я, так как не знал, какого ответа он от меня ждет. – В моей биографии вообще бога не было, так что не мне судить правит он миром или нет!

-Значит, не знаешь, – он широко улыбнулся. – Хорошо, тогда я дам тебе шанс узнать ответ на этот вопрос.

В мгновение ока все залилось светом. Я прикрыл лицо руками, чтобы свет не ослепил меня. Когда я снова открыл глаза, я увидел лишь голые камни и, оглянувшись, понял, что оказался в какой-то пещере. До выхода из нее было лишь  десять шагов вверх по склону, и выбраться не составляло особого труда, но в данную секунду меня занимали лишь вопросы, которые я произнес вслух: «Где я? Что это вообще было? И что мне теперь делать?»

 

Глава 3

Так, по порядку, — размышлял я. – Я в пещере. Насчет того, что со мной было до этого, я даже думать не хочу. И сделать сейчас можно только одно – выбраться из пещеры, — я приподнял голову, посмотрел на выход, который заливался дневным светом и пошел к нему.

Выбравшись наружу, я увидел перед собой огромное пшеничное поле, которому  не было конца. Справа от меня виднелся холм, покрытый разными цветами, а слева лесок, простирающийся ровной линией паралельно полю.

Позади меня я услышал сильный шум. Обернувшись, я увидел море. Оказывается, сразу за выходом из пещеры был обрыв. От величия этой бескрайней водной глади мне захотелось подойти к самому краю и послушать шум волн, разбивающихся об обрыв. Он был очень сильный, несмотря на то, что море было довольно спокойное. Эта картина захватывала дух.

Вдруг я услышал страшный рев, похожий на львиный, однако он напоминал еще и крик дикого ящера. Я не мог поверить своим глазам. Из-за холма показалась виверна.

— Ошибки быть не может, — судорожно размышлял я, – пара задних конечностей, вместо передних – крылья. Это точно виверна! Либо я сплю, либо у меня начался бред, либо этот котяра отправил меня туда, где может быть все, что угодно.… — я замер: этот дракон пролетел прямо надо мной. – Ух, теперь, Тэвис, ничему не удивляйся, — скомандовал я сам себе и побежал в ту сторону, куда полетела виверна. Этот путь вел меня к домам, видневшимся вдалеке.

Когда я добежал до места посадки этого зверя, его наездник неторопливо спускался на землю. Мужчина был довольно упитанный, с очень пухлыми щеками. К нему подошли три человека, и начали с ним разговор. Когда все замолчали, эта троица поклонилась и пошла к одному из домов. Под окнами этого дома стоял  юноша, лет восемнадцати. Издалека не было возможности его разглядеть.

Трое мужчин подошли к нему,  и что-то сказали. Паренек им ответил. Потом двое из них взяли мальчика под руки и поволокли к всаднику. Я понял, что парнишку к чему-то принуждают и поэтому двинулся им навстречу. Когда мальчишку доставили, всадник обмолвился с ним. Ни с того ни с сего он ударил парня в живот и,  желая унизить мальчика, сделал лицо  страшным и наглым.

— Эй вы! А ну отпустите его! – закричал я, подбегая к ним. — Что вам от него нужно?

— А? А ты еще кто?! – обернулся и нагло посмотрел на меня обидчик, потирая кулак. – Вы только посмотрите на то, как он одет, – он начал показывать на меня пальцем, разглядывая мою военную форму. — Эхе-хе-кхе… — его смех перешел в короткий кашель. — Клоунам здесь не место. Проваливай подобру-поздорову. А не то… — он не успел договорить, так как я уже начал действовать. Кулаком я ударил по лицу ближайшему из его людей, державшего мальчишку. Тот от удара повалился на землю. Второй отпустил парня и побежал на меня. Мальчик упал на колени, операясь на ладони. Парой движений рук и корпусом я завел руку нападающего ему за спину и повалил его на землю, после чего вырубил его ударом в нижнюю часть шеи. Третий же достал нож и с криком: «Черт!» — побежал на меня. Я схватил одной рукой кисть, держащую нож, а второй выбил оружие, затем ударил его прямо в живот, от чего он упал и застонал.

— Да кто ты такой? – дрожащим голосом произнес всадник, смотря на меня испуганными глазами. Я ничего не ответил, а лишь приблизился к нему. Тот в ответ стал пятиться и от страха даже прикрыл лицо руками. Я воспользовался ситуацией и ударил его в живот. – Тебе это т-так с рук не с-сойдет… — пробормотал он, держась за живот и садясь на виверну. Через минуту он скрылся за холмом.

— Эй ты цел, парень? – спросил я у мальчишки, помогая ему встать. Он ответил, что в порядке и поблагодарил меня за спасение. Наконец мне удалось рассмотреть, как он был одет: на ногах сапоги, сшитые из шкуры какого-то зверя; чуть выше сапог – легкие доспехи; обычная рубашка, жилет и перчатки также были из шкуры зверя, и странный головной убор, похожим на детскую шапку-ушанку с отрезанным верхом, из которого торчали остроконечные пучки волос, издали напоминающие траву.

— Меня зовут Рэд, – сказал мальчишка. Я тоже представился и спросил его о том, что от него хотели эти бандиты. Он в свою очередь сказал: «Хотели, чтобы я немного испортил жизнь одному человеку, который живет на Глазго». Я не знал, где это находится и поэтому попросил его объяснить мне подробнее.

— Если вы не знаете, значит, вы с Забытого острова, – вдруг начал рассуждать Рэд. – Я полагаю, вы плохо знаете все, что за вашим островом, поэтому объясню… — он кашлянул. – Кроме забытого острова, что окружностью расположился на самой южной части планеты, существуют второе земляное кольцо, на котором мы сейчас находимся, еще севернее первое земляное кольцо, за ним остров Тавр и наконец, самая северная точка планеты – остров богов. И если вы этого до сих пор не знаете – планета наша зовется Эдра. А Глазго – это озеро, расположенное вон за тем холмом, – Рэд показал на холм, за который улетела виверна.

— Я собираюсь пойти туда и выяснить, что за кошка между ними пробежала. Ты со мной? – я повернулся к нему, и он кивнул в знак согласия. Мы прошли этот холм, и за ним раскинулась равнина. Ровное поле, покрытое цветами, а в трех километрах от нас виднелось озеро, в центре которого возвышался замок. Рэд по пути любовался травами, а я целенаправленно шел к дворцу. От берега к зданию вел мост, так что мы без труда подошли к входу. Рэд постучал и двери отворились. Мы попали в поистине царские палаты: красный ковер, мраморные стены и гигантская лестница, ведущая вглубь замка.

— Кто вы господа? – раздался твердый мужской голос с лестницы – И чем обязан? Я, хозяин этого замка, Шон Руд. Мы с Рэдом поклонились и назвали наши имена. Так же я сказал, что мы интересуемся его конфликтом с тем всадником. Шон предложил нам присесть, и мы втроем сели за круглый стол возле окна. Он скрестил пальцы, сказал: «Этому виной моя дочь, Рея Руд…» — и ненадолго задумался.

— Видите ли, – продолжил Шон. — Один человек очень плохо обошелся с нашей семьей, однако я не смог ничего сделать. И теперь Рэя отправилась на его поиски, дабы отомстить. Этот человек, про которого вы сказали, видимо, повстречался с ней и она чем-то его разозлила. Он вчера приходил сюда и угрожал мне, но я даже не отрыл ему дверь… — наш разговор прервал рев виверны. Когда мы выбежали на улицу, то увидели сотню виверн, летающих над замком. Одна из них подлетела к нам, и с нее спрыгнул уже знакомый нам человек.

— На этот раз они своими когтями разберут этот замок на кирпичи, – сказал всадник, а я рукой заслонил Рэда и посмотрел на него пристальным взглядом. – Ты все еще защищаешь его. Видимо, он не сказал тебе о том, кто он, – бандит усмехнулся. – Позволь просветить тебя, он реинкарнация бога Посейдона, повелителя морей.

— Эта сила еще никому не принесла ничего хорошего! – вдруг выкрикнул Рэд и прослезился.

— Рэд, так ты можешь сбить их водой? – спросил я и серьезно посмотрел на него. Рэд слабо кивнул, закрывая лицо рукой и вытирая слезы. Тут я широко улыбнулся. – Так сделай это, черт побери! – я побежал и со всего размаха ударил бандита, тот потерял сознание и я, встав в позу победителя, посмотрел на Рэда. – Ты сказал, что эта сила не несла ничего хорошего. Так пусть она принесет пользу сейчас! Нет ничего прекрасней, чем помочь кому-то своей силой! – я закричал так, что Рэд, наверное, испугался, однако он окончательно вытер слезы и с криком: «Хорошо!» — поднял в воздух все озеро. Эта толща воды сбила всех виверн, и через мгновение озеро вернулось на свое законное место. Я лишь улыбнулся и поднял большой палец вверх. После этого мы попрощались с хозяином замка и вернулись на поле цветов. Я спросил у Рэда: «А что это за остров богов?»

— Говорят, там живет настоящий бог, – отозвался он. – Но добираться до него долго. Напрямик к порту не даст пройти болото, расположенное слева от пшеничного поля, которое мы проходили, так что придется пройти все второе земляное кольцо, потом пересечь первое кольцо и наконец, пройти остров Тавр, – в этот момент я спросил: «Пойдем?» — и ответ прозвучал незамедлительно. — Конечно, ведь с тобой моя сила становиться полезной, – он широко улыбнулся, по-детски прискакал ко мне, и мы вместе пошли вперед, огибая озеро.

Глава 4

За озером нас ждал горный хребет. Мы преодолели первый склон, а за ним был целый лабиринт из скал и троп. Рэд сказал, что единственный верный путь – это ущелье, которое было под нами. Мы спустились в него и дальше шли только по нему. Выйдя из ущелья, мы оказались в городе: белокаменные здания, торговые ряды, а главное группы людей общающихся между собой. Рэд, проводя рукой перед собой, сказал: «Это город Гвудвиль. Самое главное и живое место на кольце». Мы пошли к главной площади, расположенной почему-то на краю города. На лице каждого горожанина я видел улыбку. И вот мы дошли. Часы на ратуше пробили полдень. И вдруг солнце скрылось за тучами. Настроение жителей резко изменилось. Город опустился в уныние.

— Что произошло? – спросил я, оглядываясь. Рэд же сказал: «Сейчас придет хозяин кольца», — и сжал руки в кулаки. Через мгновение из-за хребта, что мы прошли, вышел гигантский робот размером с одну из скал. Я был удивлен. Он подошел к площади и сказал: «Граждане, вы не заплатили за этот месяц, а потому должны понести наказание!» Голос был человеческий, из этого я сделал вывод, что он идет через динамик. На центр площади вышел уже пожилой человек.

— Мы не можем заплатить. Если заплатим, то до следующего месяца город просто не доживет, – оправдывался он, но робот его перебил: «Наказания это не отменяет!» Железная рука, сжатая в кулак спускалась на центр площади. Вдруг из толпы выбежала женщина, лет двадцати пяти и оттащила старика от места падения руки. Теперь в центре площади красовалась гигантская яма. Мои глаза просто кричали: «Да, что тут происходит!»

— Каждый месяц кольцо живет мирно лишь до даты выплаты дани, – стал пояснять Рэд. — Потом денег еле-еле хватает на существование. А все благодаря правлению Кроноса и его налогам. И с теми, кто не платит, всегда расправляются, – Рэд замолчал, а я был просто в бешенстве.

В это время робот выбрал своей целью ту женщину, которая помогла увести старика, и сейчас покорно сидевшую на граните.

— Все, как и тогда – думал я. — В военное время солдаты грабили деревни, а я не мог ничего сделать. Приказа не было! Пошёл бы под трибунал, – мои зубы скрежетали, пальцы сжимались в кулаки и я без раздумий пошел к той женщине. Рэд схватил меня за руку, однако увидев мое лицо, сразу отпустил. – Ведь тогда в классе, я тоже не знал, что делать, мое тело лишь исполняло заповедь: можешь защитить, тогда защищай. И разве сейчас я не могу сделать то же самое?! – мои руки запылали, каким-то немыслимым образом, на них появилась молния. Я посмотрел на них и первое, что мне пришло на ум — это электрошокер. Я подбежал к девушке, когда механическая рука была уже совсем близко, и выставил свои руки вверх. Рука робота и мои руки столкнулись, электричество пробежало по всей площади металлической руки, и она распалась на детали. Это было грандиозно, все охали и ахали, однако мой инстинкт военного звал меня закончить начатое. Я ринулся к ноге робота и сделал с ней то же самое. Гигантская махина рухнула на землю. Я взобрался на его туловище и разломал детали на уровне груди. Как я и думал в кабине сидел человек.  Я вытащил его, одним ударом вырубил, доволок до горожан и со словами: «Пускай проспится где-нибудь у вас, а потом сами решайте, что с ним делать» — бросил его к их ногам. Весь город просто недоумевал. Через пару секунд отчаяние сменилось торжеством, и весь город стал кричать о спасении своего мэра и его внучки.

— Так ты обладатель дара?! – подбежал ко мне с восторгом на лице Рэд, но сразу понял, что я ничего не понимаю. – Дар – это особая способность человека. У тебя второй тип дара, который не имеет прямой связи с каким-то богом, а у меня первый тип.

— Эм, извините, – меня окликнула та девушка, подойдя ко мне со спины. Я повернулся. – С-спасибо, что спасли меня, да и вообще весь город, – она покраснела, признаться и у меня в груди сердце забилось чаще.

— Да не за что… я не знаю, боги они или нет, но такие точно не имеют права править миром. Таким людям место за решеткой, – тут я с ненавистью взглянул на спящего преступника. – Я собираюсь отправиться дальше, чтобы не позволить таким как он грабить невинных людей.

— Ой, у вас кровь на руке, – заметила она и осмотрела мою рану, полученную, видимо, парезом о металл. – Давайте я вам помогу, – сказала она и взяла в руки мое правое предплечье. Всю рану стали нежно обволакивать стебли, похожие на побеги винограда, от них стал исходить ярко-зеленый свет и вскоре рана затянулась. Девушка чуть-чуть отступила и скрестила пальцы. – Позвольте представиться, я Лэйна Юкине, реинкарнация богини Деметры. Мой дар исцеления может вам пригодиться, поэтому можно мне отправиться с вами? – ее глаза смотрели в пол, было видно, что она нервничает, да и я тоже отвел взгляд. Я кивнул ей в ответ и немного запнувшись, сказал: «Р-рассчитываю на вас» — и тоже представился. А в это время Рэд смотрел на нас, как на молодую парочку. Потом он сказал: «Если хочешь знать, ты победил Гипериона – самого высокого из титанов. Титаны – это…»

— Ненужно объяснять, я знаю – перебил его я, так как мне снова вспомнился мой урок по истории. Тогда я этот миф выучил наизусть.

Торжественно пообедав со всем городом, мы отправились дальше. Мы прошли степь, а потом и настоящую пустыню. Этот долгий путь нас измотал, поэтому мы сделали привал на несколько дней, а потом добрались до гигантского тропического леса, за которым был порт. Здесь мы были вынуждены разделиться. Как оказалось, лес пропускал людей только парами, а Рэд мог пройти сам, потому что у него был какой-то амулет. Так что мы с Лэйной пошли по одной тропе, а Рэд пошел по другой. В пути нас застал дождь, и мы спрятались под корнями одного большого дерева. Чтобы не замерзнуть, я снял с себя пиджак, и мы вдвоем сидели, накрывшись им.

— Вы очень хороший человек, Тэвис – внезапно начла разговор Лэйна.

— Ты тоже, Лэйна. Уверен претендентов в женихи у тебя немало, – я не понимал, почему вообще начал эту тему, однако было такое чувство, что сердце само говорит. Я смотрел лишь на нее: шикарные, шелковистые, заплетенные в косичку, золотистые волосы, такие глубокие синие глаза, стройная фигура и необычайно нежные руки. Мне казалось в ней все идеально. Одета она была просто: коричневое платьице и фартук, однако этот наряд, несмотря на свою простоту, лишь добавлял ей красоты.

— На самом деле все очень уважают моего дедушку и не решаются даже подходить ко мне, – Лэйна улыбнулась. – Поэтому жениха у меня до сих пор нет.

— М-мож-жет, ну как бы… — я запинался и чувствовал, что сейчас сгорю со стыда, однако я должен был это сказать. – Может быть, я подойду на роль претендента… — я закрыл глаза и даже не представлял, как она это воспримет; через мгновение я открыл глаза и увидел, что она смотрит на меня в упор, так нежно, так радостно, что только на этот взгляд можно было смотреть вечно. Она обняла меня и сказала: «Е-если т-ты не против, Тэвис». Я обнял ее в ответ и сказал: «Быть может, нас свела сама судьба…» — потом я почувствовал, что дождь кончился, и мы вдвоем пошли дальше. Когда мы вышли, Рэд уже ждал нас. Нам оставалось только пройти аллею впереди и пройти через ворота в порт.

Когда мы уже почти прошли аллею, мне стало как-то не по себе. Мы вошли в небольшой туман. Как только стали видны ворота, мы застыли: перед нами стояли настоящие скелеты. Я вышел вперед и покрыл руки молнией. По мере того, как они наступали, я разбивал их одного за другим. Последний из них был пятнадцатым. После того как все скелеты полегли на землю, я заметил силуэт у ворот.

— Она не вернулась оттуда. И вы не пройдете туда, – начал бормотать незнакомец и его слова раздались эхом, я же спросил его: « Кто, она?» – Хильда, любовь моя, она вышла в море, и вода поглотила ее… Не-е-е-т, никого туда не пущу! Да и мне, зачем жить?!

— А вот это ты брось! – не выдержал я и закричал, привлекая его внимание. – Сказал, она погибла. Да, много бед случается в жизни, однако не смей думать о смерти. Почему людям так трудно осознать, что надо не страдать, а жить ради того, кого любишь?! Знал я одну пару. Они жили себе и горя не знали. Но в один прекрасный день в их деревню пришла война, и солдаты убили ее… — у меня по щекам потекли слезы. — Просто она не признала их власть. Война прошла, я вышвырнул этих нелюдей оттуда. А он продолжал жить и заботиться обо всей деревне. Стал главой и до конца жизни вспоминал ее улыбку. Вот как надо жить, если любишь! – тот человек, тоже прослезился и стал бормотать: «Жить… жить… хочу жить» — и вдруг закричал. За его спиной появилось чудовище: двенадцать лап, шесть собачьих голов и в пасти у каждой по три ряда зубов.

— Это Скилла, – чудовище, издающее ужасающий лай. Наверное, он и помутил рассудок этого парня, – сказал я. Рэд же заметил, что с ним мой дар не совладает. – Так, что же делать? – и тут меня осенило. Я положил руку себе на правый бок и широко улыбнулся. Потом я достал из-под пиджака пистолет и выстрелил шесть раз. Попал во все головы. Чудовище рухнуло на землю, а тот человек полностью пришел в себя. Туман рассеялся, и мы смогли рассмотреть незнакомца. Он был одет в костюм дворецкого, только вместо пиджака – жилет. Носил черную шляпу. Волосы у него были черные средней длины. Глаза тоже были черные, а вот кожа была бледной.

— Спасибо, что спасли меня, я Кенс, реинкарнация бога Аида, – он поклонился нам. Мы по очереди представились в ответ. Я предложил ему пойти с нами, ведь глупо было бы не заручиться поддержкой еще одного сильного дара. Кенс согласился, и мы вошли в порт. Пока мы ждали корабль, я заметил одну женщину в капюшоне, сидящую на бочке и разговаривающую с молодой парой.

— Будьте счастливы, – сказала женщина, руки влюбленных связала какая-то розовая нить и тут же исчезла. Потом счастливая парочка пошла дальше, а у меня появилась догадка.

— Властвовать над браком, не каждому дано, – сказал я ей, когда подошел поближе. – Реинкарнация богини Геры воистину прекрасна.

— Не думала, что меня здесь узнают. Кто ты?

— Кто я не важно. Меня интересует, отправишься ли ты со мной и моими друзьями в путешествие, в котором тебе точно скучно не будет.

— Заманчиво… — она призадумалась. – Хорошо, Тефания Золди, примкнет к твоей компании.

Потом мы подошли к Рэду, Лэйне и Кенсу.

— Позвольте представить, Тефания Золди, реинкарнация богини Геры, покровительницы брака, – сказал я, Тефания поклонилась, остальные тоже ее поприветствовали. Вскоре мы вместе сели на корабль.

Глава 5

Проплывая Барьерный океан, так его назвали, потому что он разделял два земных кольца, я увидел морских обитателей: одни были как шар, другие как соломинка, были даже морские змеи. Рэд подошел ко мне и спросил, чем я убил Скиллу. Я ответил: «Эта вещь с моей родины» — и покрутил в руке пистолет.

— Так ты с Земли? – спросил он, а я в ответ удивленно посмотрел на него. – На Забытом острове нет таких вещей, а значит ты с Земли. Наш мир Эдра является в каком-то смысле, ее перезаписью, параллельным миром, однако никто не знает, как туда попасть или как оттуда вернуться.

— Моя цель все та же, – сказал я в ответ. – Пусть я с Земли, но тиранство титанов никто не отменял, – тем временем я посмотрел на Тефанию и сильно удивился: она смотрела на приближающуюся землю и по ее щеке текла слеза. Меня это насторожило.

Мы приближались к порту, и как только туман дал разглядеть причал целиком, я ахнул.

— Это кольцо изрезано огромным множеством каналов, – начал пояснять Рэд. — Мало того, все кольцо – это один гигантский город на воде, так как шестьдесят процентов зданий стоят на бетонных блоках, — это напомнило мне Венецию.

Вдруг корабль остановился, и к нам пришвартовался еще один. С того корабля подали трап и на нашу палубу вышли настоящие рыцари.

— Госпожа Тефания, ваш отец уже обыскался вас. Вам нужно немедленно пройти на наш корабль и прибыть в ваше поместье, – протараторил один из них, подойдя к Тефании.

— И тут меня нашли… — Тефания медленно перестала любоваться видами, встала и сбросила с себя плащ. Она стала буквально другим человеком: красное платье, бриллиантовые серьги, роскошные, пышные, золотые волосы, ухоженная кожа и серо-зеленые глаза. С виду она была похожа на принцессу. – Ну что ж, пойдемте, все равно он бы меня и из-под земли достал, – Тефания пошла с рыцарем на трап и обернулась. – Приятно было провести время в твоей компании, Тэвис – обратилась она ко мне.

— Я так понимаю, ты не по своей воле уходишь? – спросил я в ответ, а она лишь улыбнулась и отправилась на соседний корабль. Потом корабль отшвартовался и поплыл к порту, а затем скрылся за железными воротами.

— За этими воротами прямой путь до поместья Золди. Он торговец, который всем тут заправляет. Их не пробить, а в обход пройти лабиринт каналов не реально, – пояснил Рэд.

— Рэд, ты можешь разнести к черту этот порт? – в ответ Рэд спросил — уверен ли я, но тут же увидел в каком я состоянии: я в гневе смотрел на все, что было в этом порту. – Я знаю эту улыбку. У Тефании была улыбка человека, который потерял свою свободу и не может сам ее вернуть, – я стиснул зубы, нахлынули старые воспоминания. – Во время войн плен не редкость, однако, есть и другая неволя. Когда кто-то обязан плясать под дудку, стоящего выше его по статусу. Есть только один способ освободить такого человека, – я сжал перед собой кулак и на небе появились грозовые облака. — Задать узурпатору хорошую трепку.

— Я понял тебя, – последовал ответ, и волны зашевелились. Вскоре весь порт оказался раздавлен небольшим цунами, а горожане скрылись за соседними переулками. – Но как ты собираешься добраться до поместья? Те ворота не разломать, – поинтересовался Рэд.

— Я вам помогу! – раздался громкий голос, и из-под воды показался огромный русал из металла.

— Рад вас приветствовать, титан Океан, – сказал я и поклонился. – Но с чего вдруг вы решили нам помочь?

— Миф подскажет. Мои течения доведут вас до поместья, – с этими словами русал нырнул под воду, а в спокойном море появилось сильное течение, которое направило наш корабль в один из каналов. Через некоторое время мы были на месте: прямо у ворот усадьбы Золди.

— Откройте ворота, – крикнул я что есть мочи.

— Проваливай, обладателя дара второй ступени здесь слушать никто не станет, – послышалось из микрофона на входе.

— Второй ступени значит… — я прикусил губу от досады и вспомнил слова Океана. – Миф подскажет, да… — небо заволокли грозовые тучи.

— Что это значит? – спросила у Рэда Лэйна.

— В войне Олимпийских богов с титанами, титан Океан встал на сторону богов, – объяснял Рэд, а в это время на моих руках появились молнии и в небе прогремел гром. – И помог он этим не кому иному, как самому главному из богов, Зевсу, – я закричал, направил руки в сторону забора, и на ограду ударила молния, потом еще и еще, пока ворота не развалились. – Кто бы мог подумать, что истинная сила Тэвиса дремала и что он реинкарнация бога Зевса. Он тот, кто ведет всех нас за собой, – Рэд и Лэйна стояли в недоумении, а я пошел в поместье. На балкон второго этажа выбежал человек, лет пятидесяти.

— Что нужно такому человеку в моем поместье?! – заревел он, буравя меня взглядом, а в это время из-за его спины выбежала Тефания и прокричала мое имя. – Тефания я же сказал тебе идти в свою комнату и заниматься. Ты еще даже основ торговли не знаешь, так как я подготовлю тебя к управлению моей торговой федерацией?!

— Так вы из нее приемника делаете, – вмешался я. – Делаете и даже не спрашиваете, что ей хочется! – Две молнии ударили по обе стороны от балкона. Ее отец хотел схватить ее за руку и потащить в кабинет, однако я направил молнию прямо между ними. – Руки прочь от нее! – я стоял уже перед балконом и Тефания вдруг спрыгнула. Я успел ее поймать и аккуратно поставить на землю.

— Да я тебя засужу! – Стал кричать отец Тефании. – Я все могу! Я, да я…

— Бог?! – Прервал его я. – Да я первый, кто плюнет в лицо богу, делающему из своих детей рабов их собственного бизнеса! – Я трижды ударил в пол балкона молнией и великий торговец, присел на ягодицы от испуга.

— Это все очень трогательно, однако пора мне вмешаться! – Прокричал громкий голос и из-за поместья появился робот, сделанный из серебра и держащий копье. – Я титан Иапет. Раз появился Зевс, то пора исполнить завет Кроноса… — с этими словами робот резко замахнулся и послал копье четко вверх. Скоро оно исчезло из виду. – Слушай же, Зевс, – обратился он ко мне. – Это копье скоро перевернется и начнет опускаться на землю острием вниз. От удара пострадает все земляное кольцо, так что не только ты погибнешь, но и пятьдесят процентов населения этого города на воде. Бежать бесполезно. Ты обречен!

— Мы все умрем! Это конец! – завопил торговец в ужасе.

— Про завет Кроноса я не очень понял, но вот что я тебе скажу консервная банка, – обратился я к титану. – Я сюда пришел, чтобы остановить таких, как ты, и не дать невинным людям погибнуть! – в этот момент копье мелкой точкой показалось в небе, и я достал пистолет.

— Патронов нет – думал я. – Однако я же Зевс. Мое кредо не пули, а молнии. Тогда в классе я тоже видел в пулемете не предмет убийства, а что-то через что я смогу использовать свою силу. Тогда не получилось, ведь в моем мире другие правила, но тут точно получиться, – через пистолет прошла молния, и я выстрелил концентрированной молнией, которую использовал, как пулю. Выстрел произошёл, и на небе появилась молния. Это был знак, что пуля попала в копье. Я продолжал стрелять, ведь пули я делал сам, а значит, и стрелять мог бесконечно.

— Это бесполезно! – сказал титан и усмехнулся, а я продолжал стрелять. Выстрел за выстрелом, еще и еще. В конце концов, падающее и уже горящее серебряное копье дало трещину. – Что?! Мое серебряное копье дало трещину?! Невозможно?! – восклицал Иапет.

— Этого недостаточно – размышлял я. – Плотность стрельбы слишком мала, я не успею – вдруг передо мной появились два человека в капюшонах.

— Возьмите это, Тэвис, – четыре руки протянули мне пулемет Калашникова, а я спросил, откуда он. – Циклопы всегда знали, какое оружие нужно Зевсу, – ответили они, и я лишь улыбнулся. Потом они пропали, а я посмотрел вверх. Копье было уже в двадцати или тридцати километрах от земли. Я со всем своим рвением стал стрелять из пулемета. Мои выстрелы были настолько часты, что они слились в один поток молнии. Сначала на копье это не подействовало, но через пару секунд копье стало замедляться. С каждой секундой оно падало все слабее и слабее, однако и до земли оставалось пара километров. Над крышей усадьбы оно окончательно перестало падать, и финальным залпом я разбил это копье вдребезги. Долго не думая, я повернулся к роботу и продырявил его парой пулеметных очередей. Серебряные доспехи рассыпались. Все закончилось, Лэйна и Тефания повисли у меня на шее, а Рэд и Кенс торжественно пожали мне руку. Дальше мы двинулись в порт, а потом сели на корабль и поплыли к острову Тавр.

Глава 6

На половине пути к острову мы попали в туман. Через минуту туман отступил, но мы все еще были окруженные им. Повернувшись влево, я увидел еще один корабль. На нашей палубе стояла вся моя команда, а на другой девушка, лет восемнадцати, и взрослый мужчина. Из воды появилась золотая механическая дева.

— Я Фемида, титан, олицетворяющий справедливость, – прозвучал женский голос из кабины. Все посмотрели на нее, непонимающими глазами.

— Это значит, что ты будешь судить нас и вон ту пару, – я показал рукой на другой корабль. – Если справедливость на нашей стороне, то мы сможем пройти дальше, а если нет, то потонем в морской пучине. Я прав?

— Верно, – откликнулась Фемида. – Сначала рассмотрим ситуацию на корабле с девушкой и парнем, — она приблизилась к их кораблю. — Девушка, Рэя Руд, лишилась своей матери, а убил ее этот человек. Потом отец Рэи пытался судить его, но в итоге сам лишился всех привилегий знатного человека. Итак, справедливо ли ее решение расквитаться с этим человеком? Ответ: справедливо.

Рэя после этих слов кинулась к обидчику, вокруг нее заполыхал огонь. Я попросил Рэда остудить ее, и он мелкой волной потушил ее огонь. С криком: «Не мешай мне!» — она перепрыгнула на наш корабль и запылала огнем. Я остановил ее, ударив плечом так, что она упала, однако мой бок знатно обгорел. Когда она увидела ожоги, то немного испугалась.

— Что б ты понимала, Рэя – начал я, держась за бок. – Твой огонь должен семьи охранять, а ты им все сжигаешь. От гнева страдаешь и ты и все вокруг. А этот убийца не достоин такого внимания. Кенс, прошу тебя, – Кенс все понял. Перед тем человеком открыл врата Тартара, бросил его туда и закрыл их. – Спасибо, пускай помучается вечность другую и подумает о содеянном.

— Второй вопрос: справедливо ли твое рвение одолеть Кроноса? – вмешалась Фемида. – Кронос рано лишился своей семьи, и теперь он ненавидит этот мир, желает ему смерти…

— Уже ужасный подход, – перебил ее я. – Он видит виноватым во всем целый мир, хотя его жизнь отравили конкретные люди. Из-за него страдают невинные жители, и это делает его таким же злодеем, как те, что разрушили жизнь ему. Он захлебнулся в слепой ненависти, а такой человек не имеет права решать судьбу целого мира. Это же справедливо?

— Справедливо, – ответила Фемида. – Можете плыть дальше, – робот ушел под воду, а наш корабль, уже с Рэей, продолжил путь к острову и скоро достиг его берегов.

Корабль пришвартовался в порту, а мы пошли вглубь острова. За портом мы увидели очень много разрушенных зданий. Город, растянувшийся на весь остров, был мертвым, как после бомбардировки.

— Лишь этот город не пошел на поклон Кроносу. В ответ Кронос развязал здесь войну и разрушил его до основания, – сказал Рэд. Мы решили осмотреться и разошлись по сторонам. Через час мы собрались вновь. Кенс сказал, что видел порт на северо-западе, поэтому мы пошли туда, однако оглянувшись, я не заметил Лэйны. Это меня серьезно обеспокоило. Мы проходили мимо узкого ущелья, как вдруг перед нами появился алмазный гигант с серпом в руке.

— Это Кронос! – закричал я. – Только у него есть серп.

Рэю, Рэда и Кенса вмиг захватили плотные корни деревьев. Рэя спалила эти корни и побежала к титану. Кронос размахнулся и ударил ее золотым серпом. Рэя, обездвиженная, упала на землю. Затем он взял меня в левую руку и поднес к кабине. Как не пытался я не мог молнией пробить алмаз, а до пулемета мне было не дотянуться. Кенс тем временем стал вызывать врата Тартара. Кабина открылась.

— Время повернется вспять! – Сказал пилот, вытянул руку и Кенс тут же отключился. За пару секунд вытянутая рука пилота постарела и стала, как у старика, хотя ее владельцу было столько же, сколько и Рэду. – Теперь реинкарнация Аида не сможет управлять Тартаром. Дорогая, ты не могла бы сделать то, что я просил, – обратился Кронос вглубь кабины, и из тени вышла Лэйна. Я не поверил своим глазам. Кулак робота поднес меня к ней.

— Прости, Тэвис, – заговорила она чуть ли не плача. — Но я давным-давно пообещала, что буду помогать Кроносу, – она прикоснулась к моей груди, и след от ее ладони превратился в рисунок в форме розы. Потом она отклеила этот рисунок от меня, как пластырь, и приклеила к ладони Кроноса.

— Наконец сила Зевса у меня в руках! – с этими словами Кронос пустил меня в полет до земли. Я упал на спину. Из его ладони в тот же миг вышла молния и намеревалась поразить меня в сердце, но в самый последний момент передо мной встала Тефания, и разряд попал в нее. Она упала без чувств. Ее имя это все, что я смог прокричать тогда. Кронос своей алмазной рукой ударил меня, и я упал в расщелину. Удар пришелся мне в голову, поэтому я потерял сознание. Последнее, что я поймал взглядом – это испуганное лицо Лэйны.

— Сходи за хлебом, – послышался голос в моей голове, и я оказался перед своим домом. Передо мной стоял я, только мне было семь лет. Я побежал в магазин, но неожиданно остановился перед белым котом. Он будто бы звала меня куда-то. Я побежал за ним и завернул за угол. Через пару секунд я понял, что вокруг меня все поменялось: я бежал по ущелью, огибая множество труб. Вскоре кот остановился перед умирающим старичком. Около него на коленях стояла девочка моих лет и пыталась вылечить его. Это была Лэйна.

— Ты привел его, – сказал умирающий, обращаясь к коту. – Лэйна пора… — Он закашлял кровью. – Быть может он сможет одолеть его, – после этих слов Лэйна прикоснулась к его груди, образовался рисунок в форме розы, отклеила его и подошла ко мне. – Это сила Зевса, сила с который ты сможешь помочь невинным людям избежать гибели. Если у тебя будет сила, ты будешь защищать людей, с которыми поступают неправильно?

— Я буду делать это на протяжении всей своей жизни, даже если у меня не будет силы. Потому что это справедливо, – ответил я, и она приклеила розу к моему левому предплечью. Потом я побежал обратно и на выходе из переулка столкнулся с Кроносом, который дотронулся до моего лба. Поразительно, но он никак не изменился с того момента. Я тут же позабыл все, что было в переулке, и побежал дальше за хлебом.

Взрослый я стал свидетелем того, что произошло двадцать один год назад. Эти воспоминания забрал у меня Кронос, но какой парадокс: от удара его алмазной руки мне в голову, я все вспомнил. Я открыл глаза и понял, что нахожусь на дне ущелья. Как раз в этом месте я и получил силу Зевса. Теперь стало понятно, откуда во мне стремление защищать тех, кто не способен этого сделать сам. Вот почему тот урок закончился именно так. Я посмотрел наверх и увидел множество труб. Я оказался в аналогичном моему миру положении: останусь, умру, а выбраться мне поможет только чудо, однако я решил верить в чудо. Я встал и начал карабкаться по трубам все выше и выше. Вскоре от поверхности меня отделяло два метра, однако труб уже не было. И вдруг с левого склона отлетел камень и задел ржавую выдвижную лестницу, которая выдвинулась и опустилась на трубу, на которой я держался. Путь наверх был открыт. Я поднялся по этой лестнице на поверхность.

Первым делом я нашел Тефанию. Она лежала на земле, а за ней стоял гигантский робот. Он сияющими руками залечил ее раны, и Тефания открыла глаза. Я помог ей встать и поблагодарил робота. Это оказалась Тефида, жена Океана. Еще она известна как, дарующая жизнь.

— Лэйна, – тихо прошептала Тефания.

— Ее обманули, – ответил я. – Однако если ничего не исправить, случиться что-то плохое.

— Тогда возьми наши силы! – хором сказали Рэд и Рэя.

– Сами мы уже не сможем идти дальше. Да и никто кроме тебя не сможет с ним сражаться, – добавил Кенс. Они вчетвером передали мне свои реинкарнации, и на тыльной стороне моей правой ладони появилась печать. После этого я сказал, что обязательно одолею Кроноса и, оседлав грозовую тучу, отправился на остров богов.

Глава 7

На подлете к острову, я разглядел гору, где-то в десяти километрах от берега. Было очевидно, что это Олимп. Я полетел в небеса, дабы достичь вершины этой горы. Через полминуты я был на вершине. Она собой представляла гигантский плоский круг. У меня было ощущение, что гору просто срезали. В центре я увидел алмазного робота, а на его ладони стояла Лэйна.

— Лэйна! – закричал я, что есть мочи и она повернулась в мою сторону. Я опустился на скалу.

— Зачем ты пришел?! – кричала она сквозь слезы. — Я уже сказала тебе, что обещала ему. И потом я знаю, ты из другого мира! Я уже смирилась с тем, что мне не стать счастливой! Так зачем это тебе?!

— Всю мою жизнь я исполнял чей-то приказ! – Выкрикивал я в ответ. — Убивал, сражался и еще раз убивал! И вот когда я нашел свое счастье, ты говоришь мне отказаться от него?!

— Хватит! Ты уже слышал, что истинную силу Зевса она отдала мне, – вмешался Кронос. — Она моя! – Он понесся на меня, держа Лэйну в кулаке.

-Негодяй! Да как ты посмел ее обманывать!? – Я был просто в ярости, и все мое тело заискрило молниями. Я поставил перед собой левое предплечье. – Сейчас я покажу тебе, кому Лэйна отдала эту силу! – моя одежда на предплечье разорвалась и роза стала в сто раз больше. – Бог Зевс, гигант! – Прокричал я на каком-то инстинктивном уровне. Я оказался внутри огромного экзо скелета, состоящего из молний. С виду он был совсем как человек. Глаза моего Зевса засверкали. Я создал в руке пулемет и когда Кронос собирался меня ударить, продырявил его насквозь. Выстрел за выстрелом я пробивал алмазную броню и в итоге его робот развалился. Я быстро в другую руку поймал Лэйну и вышел из экзо скелета к ней. – Это ты двадцать один год назад мне дала эту силу, – я по ее глазам видел, что она была, и рада, и удивлена. – Я не знаю, почему я тогда пошел за тем белым котом. Но одно я знаю точно: Лэйна, у нас с тобой одна судьба на двоих, – с этими словами я поцеловал ее. Она обняла меня сильно-сильно и в этот миг мы оба поняли, что не можем друг без друга.

— Нет, я отказываюсь проигрывать! – Закричал Кронос, стоящий в центре, около какого-то шара. – Волей Зевса я повелеваю тебе, главный гекатонхейр, пробудись! – молния прокатилась по шару и Олимп начал дрожать. – Главный гекатонхейр – сторукий пятидесятиглавый великан, который держит всю планету. Когда он очнется, он вывернет всю поверхность и мир, который я ненавижу, перестанет существовать! Ха-ха-ха… – в это время из подножья горы стали вылезать руки, а из-под того шара стала вылезать огромная каменная голова, во рту которой была огромная сверкающая сфера.

— Что это? – Спросил я сам себя, глядя на сферу.

— Эта сфера, источник сил всех богов и гекатонхейра, – послышался голос из сферы. — Если ее разбить, то эти силы пропадут из этого мира, – в ответ я спросил, чей это голос. – Я Гера, мать Кроноса и жена Урана. Точнее последняя ее часть, которая жила, пока спал гекатонхейр, – я ответил, что разобью эту сферу, спустился с Лэйной с Зевса и побежал к центру.

— Сфера очень прочная, ты не сможешь, – сказал Кронос.

— Я вложу силы всех, кто поддерживал меня все это время, – моя правая рука засветилась цветами радуги, и я со всей силы ударил сферу. Сначала появилась одна трещина, затем другая и в итоге сфера разлетелась на куски, а голова и руки гекатонхейра стали опять опускаться в землю.

-Не-е-е-т! – Завопил Кронос. – Моя месть… — Я лишь ответил: «Мне кое-что сказала Фемида про твое прошлое. Если бы ты не предавал свою любовь, то такого с тобой бы не произошло» — потом ударил его прямо в лицо, отрыл из последних сил Тартар и бросил его туда.

— Таких богов я никому не желаю, – отметил я. – Пусть будет только один: тот, что привел меня сюда, – я улыбнулся, ведь уже не видел своих ног. Я стал исчезать из этого мира. Лэйна со всех ног бежала ко мне, и мы в последний раз поцеловались. Через секунду я исчез…

Передо мной снова стоял тот человек с кошачьими ушками. Он спросил: «Ну что, ты нашел ответ?»

— Да, – ответил я. – По отдельности ничего не бывает. Если человек не будет стараться, то и бог ему ничего не даст. Но за наши усилия и веру в невозможное, бог вознаграждает нас шансом, каким-то случаем, который точно изменит нашу жизнь к лучшему, – тут я заплакал. – И еще одно, вопреки моей профессии, не война правит миром, а любовь, – он улыбнулся, и я вновь стал висеть на том лифте. Я изо всех сил старался ухватиться правой рукой за край и в итоге сделал это. Затем я забрался на лифт. Послышались выстрелы, однако лифт сорвался и опустился на два этажа вниз. Потом полиция схватила террористов. В очередной раз за свои старания я был награжден чудом, однако мне было тяжело на душе. Я, плача, вышел из здания и повернул голову туда, куда пару минут назад убежала Рэйка, и не поверил своим глазам: сквозь толпу мне махала Лэйна. Загорелся зеленый свет, я сорвался с места и сквозь толпу пробирался к ней. Я плакал и радовался одновременно. В центре перекрестка мы встретились. Я обнял ее так сильно, насколько только мог. Мы оба плакали, даже не зная, что сказать.

— Лэйна, – заговорил я. – Я люблю тебя. Ты выйдешь за меня?

— Конечно да! – ответила она, и мы поцеловались. В этот миг совершилось мое самое главное чудо: человек, который только и делал, что воевал, нашел свое счастье и ту единственную, которую он будет защищать несмотря ни на что. Мы вместе с ней пошли в нашу новую, чудесную, полную приключений жизнь.

читателей   122   сегодня 3
122 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...