Сказки Сумрачного Леса

– Мама, расскажи мне сказки Сумрачного Леса, –  услышала Элли тоненький голосок.

– Зачем тебе слушать эти глупости, малыш? Разве Сумрачный Лес существует? – Элли едва заметно улыбнулась. – Ты еще совсем маленький, и негоже тебе рассказывать эти страшные истории.

– Ну, мам, ну они совсем не страшные, – повторил все тот же тоненький голосок, в котором начали угадываться капризные нотки.

– Глупенький, там живут монстры и разные  чудовища. Ничего интересного в этих сказках нет. – Элли тихонько вздохнула.

– Чудовища… ты так называешь….  людей?..

Элли грустно улыбнулась. Немного помолчав, она продолжила:

– Да, ты прав, я так называю людей…. Понимаешь, они сначала совсем другие, они совсем не страшные. Но потом, со временем, они сами становятся такими…

Элли  замолчала и еле слышно выдохнула,  – Без нас…

– Мама, ну пожалуйста…. Я  думаю, что смог бы подружиться с ними. Да нам всем нужно опять подружиться с ними… И правда, что они живут там, за гладью Серебристого Озера? Да?

Элли закрыла глаза, и гримаса боли исказила красивое лицо. Но она не беспокоилась об этом: полумрак комнаты надёжно скрывал ее от пытливых глаз маленького мальчика.

– Малыш, откуда тебе знать, что там за гладью…. Или ты мне чего-то недоговариваешь? – Элли на мгновение нахмурилась, и откинув непокорную  прядь погладила сына по голове.

– Мама, но почему так случилось?

– Мы давно перестали дружить с людьми. Это когда-то давно, мы вместе играли, делились радостями и горестями. Теперь же их мир закрыт для нас. В нас перестали верить, нас перестали любить, нас стали бояться… Мы стали не нужны… И вот уже давно никто из нас ни разу не шагнул за гладь Серебристого Озера. Это долгая история, сынок, но может когда-нибудь, когда ты подрастешь, я ее тебе расскажу. Теперь же тебе пора спать. Спокойной ночи, малыш….

Элли поцеловала сына в нос и тихонько закрыла дверь комнаты.

******

Вдруг она задумалась. А может сын прав? Может нужно дать людям еще один шанс?..

Встряхнув огненной шевелюрой и помедлив каких-то пару мгновений, Элли в первый раз за много месяцев, шагнула за гладь Серебристого Озера и оказалась в том самом Сумрачном Лесу, который она когда-то любила так же сильно, как сейчас ненавидела. Ненавидела не потому, что все стало таким, каким было сейчас, а потому, что у нее не хватило сил хоть что-то изменить.

Элли замерла, принюхиваясь, как собака, к таким все еще знакомым запахам. Но Элли больше не чувствовала аромата свежесваренного кофе, который она так любила. Все было как тогда, когда она впервые не увидела в глазах своей подруги веселых смешливых искорок.

Ах, как же она скучала за всем этим! Ведь когда-то же им было так весело  вдвоём.  Элли вспомнила, как они болтали по вечерам за чашкой ароматного кофе, который ей так безумно нравился.  Как любили делиться радостями и горестями, а главное мечтать…. И благодаря этому Элли могла  жить….

Но однажды все изменилось. Много ночей она слышала горький плач и видела полные боли и грусти глаза по утрам. Вначале она не сдавалась… Но с каждым днем силы угасали и становилось все труднее дышать.

А потом Элли вспомнила тот роковой вечер, когда обессиленная, она блуждала по улицам и встречала  людей. Элли металась от одного прохожего к другому.  Она подходила к каждому, смотрела в глаза, хватала за руки. Элли ощущала на себе каждую рану, которую острым лезвием оставляла рухнувшая в пропасть, несбывшаяся  мечта…

Элли пыталась быть нужной. Она кричала и постойте! Опомнитесь! Не предавайте свою мечту, не режьте ее на куски! Не оставляйте одну,  в темноте этого жестокого мира, верьте в нее! Но каждый раз вскрикивала от пустоты и безразличия каждого.

Израненная, Элли  брела по городу, оставляя за собой медленно струящиеся ручейки, высасывающие всю силу и желание жить дальше.

Превозмогая боль, цепляясь за тонкие ниточки еще теплившейся надежды, Элли медленно умирала, но так спешила возвратиться домой, к последней и единственной душе, чтобы отогреться, набраться сил и снова попытаться что-то изменить.

Но уже давно на кухне не витал запах ароматного кофе, и звенящая тишина заставили Элли поежиться. Обняв подругу за плечи и взглянув ей в глаза, она вдруг пошатнулась, увидев безразличие. А еще пустоту…

Казалось, сама Элли превратилась в трескающуюся чашку, рассыпаясь на кучку мелких жалких осколков. И она вдруг поняла, что люди предали ее. Но что самое страшное, она больше не нужна единственному самому важному человеку в ее жизни…  Тогда Элли пообещала себе никогда больше не возвращаться в этот Сурмачный Лес. Тогда, в последний раз, оглянувшись вокруг, Элли вдруг поняла всю ненужность и жалкость своей жизни, всего ее существования и медленно шагнула за гладь Серебристого Озера.

И вот сегодня, вернувшись сюда, Элли снова стало страшно. Страшно, что у нее не хватит сил все изменить.

*******

Элли развернулась и медленно поплыла по комнате.  Лунный свет едва касался спящей на кровати девушки, отражаясь в серебристом зеркале в резной оправе. Элли опустилась рядом, осторожно пригладив непокорные локоны.

Элли закрыла глаза и вдруг вспомнила себя. Она вспомнила, когда была совсем маленькой, и папа рассказывал ей об огромной волшебной силе, которая жила в ней. О той силе, которой она была сама — всеисцеляющей силой мечты. О том, что когда-то она будет очень нужна людям, даже ценой своей жизни… И Элли верила. Нет, она не верила, она знала. Она видела, как там, за гладью Серебристого Озера, такие как она исцеляли душу и возвращали желание жить дальше.

Элли вздохнула.

– Нет, она не сможет. Она никогда не сможет пробиться сквозь этот кокон неверия.

Помедлив еще минуту, Элли шагнула за гладь Серебритого Озера, возвращаясь домой.

В полумраке комнаты Элли увидела мирно спящего сына. Он был еще совсем малыш, но иногда Элли казалось, что он прожил очень много лет и был умен и проницателен, как умудренный опытом старик. Обняв сына Элли зарылась лицом в его волнистые волосы и забылась долгожданным, исцеляющим сном.

В первый раз за множество дней и ночей, ей снились яркие, красивые, красочные сказки. Веселые мерцающие огоньки и запах хвои, смешанный  терпким запахом солнечных апельсинов, ожидание чуда в разноцветных коробках с яркими бантами; сияющие глаза маленькой девочки, прижимающей к груди лохматый комочек счастья; трепещущие розовые бабочки, в ожидании первого свидания и долгожданная визжащая всепоглощающая радость, на самой верхней ступени пьедестала.

******

– Мама, ты сможешь!

Элли проснулась и лениво потянувшись, увидела прямо перед собой серьезное личико сына.

– Доброе утро, малыш.

– Мама, ты сможешь! Ты же так нужна им. Пообещай мне, что ты хотя бы попробуешь.

Элли улыбнулась. Она почувствовала, что за эту ночь что-то изменилось в ней самой. Что-то, что даст ей силы вернуться. Элли с трепетом открыла хрустальную шкатулку и достала оттуда небольшой кулон. Он все еще мерцал едва заметным золотым свечением. И Элли вдруг поняла: она все еще жива, только потому, что где-то там, в глубине души, кто-то все еще греет последние искорки своей самой заветной мечты. И Элли, положив кулон в карман, спешно шагнула за гладь Серебристого Озера.

Элли подошла к кровати. За окном уже брезжил рассвет, и легкие лучи пробивались сквозь тяжелые занавески. Молодая девушка еще мирно посапывала в кровати, такая беззащитная и такая сильная.

Элли достала из кармана кулон и бережно вложила его в ладонь подруги. Осторожно опустившись рядом, обняла спящую девушку и тихим, как дуновение ветра, голосом стала рассказывать ей о запахах свежескошенной травы, о падающих мерцающих звездах и ласковом шуме набегающих волн. Элли рассказывала подруге о сказочных волшебных мирах, косматых гномах и скачущих единорогах, о забытых мечтах и несбывшихся ожиданиях, о маленьком чуде и вере в невозможное, о силе, скрытой в каждом пламенном сердце.

Элли даже не заметила, как засыпая рядом с подругой, мерцающий свет золотого свечения медленно разливался по тонкой коже, наполняя волшебным теплом каждую клеточку измученной исстрадавшейся души.

********

Элли открыла глаза, когда теплые лучи огненными искрами отливали в ее растрепавшихся волосах. Подруги уже не было, но простыни еще слегка теплились от тепла человеческого тела. Казалось, что ничего не изменилось, но в воздухе витало предчувствие чего-то важного и особенного. Элли пока не могла понять что, но точно знала: эта ночь не прошла бесследно.

Медленно подплыв к зеркалу и собираясь шагнуть за гладь Серебристого Озера, Элли неожиданно остановилась. Из кухни легким шлейфом доносился такой до боли знакомый аромат пленительного свежесваренного кофе.

Элли улыбнулась. Сегодня она наконец-то сможет рассказать сыну красивую сказку Сумрачного Леса.

 

читателей   113   сегодня 2
113 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,33 из 5)
Загрузка...