Потерянная звезда

— Не поймаешь! – задорно кричал светловолосый мальчишка, оглядываясь назад и громко смеясь, а две элибрии весело пища, подорвались с места.

— Все равно не догоните! – верещал он, начиная бежать еще быстрее, но камень, так некстати попавший под ноги, заставил повалиться на мягкую траву, осыпанную крупными золотистыми пылинками.

Розовая элибрия мигом оказалась рядом с мальчиком, пятная его своими маленькими ладошками и подзывая желтую подругу.

— Опять вы за свое! – мягко прозвучал ласковый голос феи, а затем послышался ее короткий смех. – Здравствуй, Алан, рада снова видеть тебя. Как поживаешь?

— Хорошо, фея Амфира, — с широкой улыбкой ответил шестилетний мальчик, все еще лежащий на траве.

-Ну, играйте, сегодня я разрешаю вам немного пошалить, но не как в прошлый раз! – тепло улыбаясь, сказала стройная темноволосая женщина в темно-синем платье, открывающем спину, чтобы ничего не препятствовало движениям крыльев.

Она поставила мальчика на ноги и бережно стряхнула с его головы золотистые крупинки, которые периодически сыпались с неба в виде осадков. Дождя в этом мире не было вообще, как и снега. Впрочем, ничего удивительного, ведь на звездах как эта ничего подобного просто не может быть. Свет здесь исходил прямо из-под земли, но вовсе не слепил глаза, а фиолетовое небо едва виднелось за светло-желтым сиянием на нем. Вероятно, снаружи звезда выглядела как мерцающий во тьме шар, как, впрочем, и все обычные звезды, но все это лишь догадки, издалека ее никто не видел, ведь она была потеряна где-то на краю космоса, если таковой существует. Население этого необычного объекта было весьма разнообразно: вериблусы – существа, обитающие в цветах и не первый взгляд ничем от них не отличающиеся, но стоит их потревожить, взлетают и плывут по воздуху как медузы.  Элибрии тоже весьма необычны – озорные помощницы феи, представляющие  собой создания ростом по колено взрослому человеку с небольшими крылышками за спиной и тонкими ручками и ножками. Их никогда нельзя застать сидящих на одном месте, постоянно играют или готовят очередную шутку над кем-то из жителей Потерянной звезды, когда есть свободная минутка. Конечно, и саму фею не везде удастся встретить, а здесь ее знает каждый. Хранительница мира и гармонии и просто мудрая женщина, всегда готовая помочь  поддержать в трудную минуту просто не могла остаться здесь без внимания. А уж чего стоят водные жители этих краев!

— Сегодня у меня много дел и я не могу остаться с вами, так что до встречи! – попрощалась женщина и, взмахнув своими сильными крыльями, поднялась в воздух и полетела в сторону морского берега.

— Пока! – крикнул ей вслед Алан и помахал рукой.

***

Солнце уже залило своим светом улицы и сквозь окна пробралось в дом, освещая подушку сладко посапывающего ребенка.

— Просыпайся, солнышко, пора завтракать – нежно звучал голос двадцати шестилетней девушки.

— Доброе утро, мама! – с сонной улыбкой промямлил Алан, открывая глаза – А мне опять такой сон интересный приснился!

— Расскажешь мне за завтраком?

— Да – последовал короткий ответ мальчика

— Тогда пойдем, стол уже накрыт. Но сначала умойся! Я жду тебя на кухне – дав наставление сыну, девушка вышла из комнаты, а мальчик вслед на ней спустился по широкой лестнице и направился в сторону умывальника.

— Так что же тебе снилось? – спросила его мать, когда они оба приступили к завтраку.

— Мы снова играли с Рин-рин и Сури, а потом еще фея Амфира прилетела.

— Какие интересные сны тебе снятся! Когда я была такой, как ты, моя мама говорила мне, что во сне люди могут путешествовать в другие миры – девушка улыбнулась. – Как думаешь, это правда?

— Что за вздор, Мевели! Ты же взрослый человек, зачем говоришь нашему сыну такие небылицы?

— Доброе утро, Марк – она лишь приветливо ответила это своему внезапно вошедшему мужу, который. К слову, был человеком серьезным, к тому же изобретателем и не верил ничему кроме научных фактов, в отличие от своей жены – мечтательницы и фантазерки. К своим годам она так и не успела повзрослеть и ничуть об этом не жалела.

Но время шло, подобные сны стали сниться Алану все реже, а потом и вовсе перестали и напрочь стерлись из его памяти. Мальчик, как и прежде спокойно жил в поместье родителей, когда-то доставшемся им по наследству и, как и полагалось двенадцатилетнему ребенку, постигал грамоту, даже не подозревая, что скоро судьба подкинет всей их семье тяжелое испытание.

— К сожалению, я ничем не могу вам помочь – очередной врач лишь разводил руками.

— Неужели ничего нельзя сделать? – вытирая слезы, спрашивала Мевели, стоя в холле, чтобы ребенок из своей комнаты не слышал их диалога, наполненного безнадежностью.

— Попробуйте давать ему эти лекарства – протягивая листок, посоветовал пожилой мужчина. – Может что-то и выйдет из этого, но ничего н могу обещать.

— Спасибо, доктор! – сказал Марк.

— Как ни прискорбно, не за что. До свидания! – ответил врач, собираясь покинуть поместье.

— Позвольте, я провожу вас до ворот – вызвался отец мальчика.

— Нет-нет, не нужно, лучше идите к сыну, ваша забота занимает не последнюю роль в его лечении.

Мальчик день за днем терял силы, отчего ему приходилось много спать, а его тело все быстрее покрывалось бардовыми пятнами, жар не покидал его последний месяц, а врачи не могли сказать, что у него за болезнь, не говоря уже о ее лечении.

— Алан, солнышко, как ты себя чувствуешь? – она всегда называла его солнышком и всегда объясняла это тем, что он ее лучик света, но сейчас огонек его жизни затухал на глазах у несчастных родителей. Но они не отчаивались, раз за разом приглашая новых врачей и ловя любой шанс на его выздоровление.

— Все хорошо, мам, только спать хочется – сонно проговорив эти слова, он зевнул.

— Ну, спи, спи, мое солнышко – говорила Мевели, поглаживая его по голове, а Марк молча сидел и держал сына за руку.

Мальчик видел, как переживают его родители и ни в коем случае не хотел расстраивать их еще больше, поэтому никогда не говорил, как ему плохо, а на вопросы о самочувствии всегда отвечал, что все в норме.

Ночь вступила в свои права, а на небе ярко светила луна. Алан крепко спал, ему снился их сад, ярко освещенный солнцем, цветы, ручеек, обходящий стороной кусты ежевики, которую мальчик так любил.

— Иди сюда, сюда – полушепотом доносился сладкий голос из колючих зарослей ягоды. – Ну, иди же…

Это вовсе не казалось мальчику странным, а напротив, манило его к источнику звука, хотя чему тут удивляться – это же сон, чего тут только не случается.

Но в кустах никого не было, только что-то загадочно блеснуло у корней. Что именно это было, Алан так и не понял. Он открыл глаза после внезапно  оборвавшегося сна. От солнечного денька в саду не осталось и следа. Комната отталкивала своей пустотой и мраком, а мальчик никогда не любил ни то ни другое.

— Давно мне ничего не снилось, кроме кошмаров – подумал он.

За последний месяц стены спальни успели надоесть ему так, как не надоедали за все двенадцать лет, что он в них живет. Если человек неизлечимо болен, то стоит ли ему проводить остаток жизни там, где ему совсем не хочется находиться? Так же подумал и Алан и впервые за все время болезни, так неожиданно настигнувшей его, с трудом встал с постели, делая неуверенные шаги босыми ногами по холодному полу. Сейчас ему хотелось находиться именно там, рядом с ручьем под кустами ежевики, и, не раздумывая, мальчик пошел  туда, опираясь на стену коридора.

В саду было спокойно, и тишину нарушали лишь трели сверчков и тихое журчание ручья. Раздвинув кусты, Алан шагнул на маленький, не заросший ежевикой закуток, спрятанный от посторонних глаз. Когда мальчик был младше, он часто играл с родителями и так же часто прятался здесь, лакомясь любимой ягодой и ждал, когда же его, наконец, найдут.

Вдруг у корней что-то блеснуло.

— Что это там? – подумал мальчик и, едва не теряя равновесие из-за головокружения, поднял неизвестный ему предмет.

Любопытство не давало покоя и Алан начал крутить его в руках, рассматривая со всех сторон и двигая то одну, то другую деталь в металлической коробочке, напичканной разными шестерёнками, пружинками и стрелками. Вдруг что-то сверкнуло, раздался щелчок, шестерёнки начали крутиться, а стрелки метаться из стороны в сторону. Реальность растворялась перед глазами, а на ее место приходил плотный туман, но даже сквозь него последующая яркая вспышка заставила зажмуриться. Длилось это недолго, и вскоре мальчик смог открыть глаза. Увиденное его потрясло. Все здесь было будто из серебра. Крученые стволы деревьев переливались на свету, исходящем не от солнца, которого здесь не было, а снизу. Листья выглядели совсем как настоящие, а землю покрывал такой же серебристый как все вокруг песок. И как ни странно, головокружение прошло, а силы вернулись к нему, казалось, что болезнь чудесным образом отступила, но поверить в это не давали никуда не ушедшие багровые пятна.

— Наверно, я все еще сплю – пронеслось в голове у мальчика.

— Эй! ты кто? – уверенно спросил кто-то сзади и Алан повернулся.

Там стояли два существа – парень и девушка, с виду они очень походили на людей, но на голову ниже и с блестящими серыми волосами и бледной кожей. Одежда на них тоже была серебристая. На парне – свободная рубаха и чуть более темные штаны, а на девушке – платье до щиколоток.

— Я…я Алан, человек – на всякий случай уточнил он. – А вы?

— Что ты здесь делаешь? Решил, что ты можешь собирать росу, и мы ничего узнаем? Ты ошибся – громко проговорил он – Давай веревки, Вирри, пусть фея Амфира решает, что с ним дальше делать.

— Что? Фея Амфира? – это имя показалось ему знакомым. – Но я не… Я не брал здесь ничего!

Несмотря на сопротивление, этим двоим легко удалось связать, как они считали, злоумышленника.

— Вот, собирал росу сегодня! – с недовольным видом подтолкнула его Вирри навстречу фее, когда они к ней пришли. Серебряный лес давно остался позади, и все вокруг было хоть сколько-то привычно – уж зеленую траву и цветы он встречал и на Земле.

— Алан? – обрадовалась женщина. – Это ты? Так повзрослел! Как же долго я тебя ждала! – на ее лице сияла радостная улыбка.

— Откуда вы знаете мое имя? И зачем вы меня ждали? Что происходит? Верните меня домой! – в голове мальчика сейчас было слишком много вопросов.

— К сожалению, сейчас ты не сможешь вернуться домой – спокойно и даже с долей грусти отвечала Амфира. – Ты ведь нашел рестеометр?

— Что? Вы о той коробочке? – догадался Алан.

— Он сейчас у тебя? Ой, что это я! Скорее развяжите его. – попросила она и парень с серыми волосами быстро исполнил ее указание.

— Да он у меня, потирая запястья, ответил мальчик, а затем достал из-за пазухи металлический предмет.

— Нет! Не доставай! – всполошилась она и начала озираться по сторонам. Мальчик послушно, хоть и недоумевая,  убрал его назад.

— Энерд, Вирри, спасибо, что привели его ко мне. Никто не должен знать о рестиомерте. Они молча кивнули и, попрощавшись, пошли обратно в сторону леса.

— Пойдем, у нас мало времени! – фея схватила его за руку и повела за собой.

— Кто вы и почему я не могу вернуться домой?

— Рестиометр никогда не срабатывает просто так, ты здесь, чтобы помочь нам и пока не сделаешь это, он не перенесет тебя назад.

— И что я должен сделать? – с недоверием спросил Алан.

— Разумеется, ты был слишком мал, чтобы это осталось в твоей памяти, но сейчас я напомню.

Мальчик стоял перед каменным входом в пещеру.

— Проходи, не бойся, – подтолкнула его в спину женщина.

Внутри свет был приглушен, ведь каменные стены и пол его не пропускали, в отличие от трех бездонных омутов, заполненных голубой водой. Вниз то и дело мелькало множество маленьких белых огоньков.

— Это бездна потерянных воспоминаний, – сказала фея, указывая на самый первый омут. – Окуни в него лицо и твои воспоминания найдут тебя.

Все это казалось Алану слишком странным, но спорить он не стал, ведь вернуться домой к родителям ему все же хотелось.

Огоньки, не переставая, мелькали перед глазами. То одни, то другие подплывали к нему и уплывали обратно вглубь, пока один из них не начал увеличиваться, закрывая собой все остальные.

***

— Не поймаешь! – задорно кричал мальчишка, оглядываясь назад и громко смеясь, а две элибрии с писком подорвались с места.

— Все равно не догоните! – верещал он, пытаясь бежать быстрее, но упал.

— Опять вы за свое! – мягко прозвучал ласковый голос феи, а затем и ее смех. – Здравствуй, Алан, рада снова видеть тебя. Как поживаешь?

— Хорошо, фея Амфира.

Воспоминания мелькали одно за другим, но воздуха в легких стало недостаточно, и мальчик вынырнул, делая глубокий вдох.

— Так вот почему все здесь кажется мне таким знакомым!

— Да, поэтому, а теперь послушай меня. Нам всем нужна твоя помощь. Звезда остывает, и если это не остановить, мы все замерзнем здесь! Для этого рестеометр перенес тебя сюда.

— Но как я могу это исправить? – спросил мальчик.

— Чтобы узнать это нужно, заглянуть в бездну судьбы. Вон она, посередине.

Алан подошел и опустил лицо в воду. Странные картины мелькали в его голове. Подземелье, огонь, красная коробочка с  каким-то порошком.

— Ну что? Что там? – поинтересовалась Амфира.

— Там какой-то порошок, огонь и темное место под землей.

Фея вытянула руку ладонью вверх и на ней в этот же момент на ней оказалась та самая коробочка.

— Этот порошок? – спросила она.

— Да, он.

— Так я и думала! Держи, ни его, ни рестиометр никому не показывай – мальчик взял коробочку и убрал ее.

— А что мне с ним делать?

— В море есть остров, а на нем проход к сердцу Звезды, там ты найдешь хранителя, он подскажет.

— А как я найду остров? – спросил мальчик.

— Его нельзя найти, он дрейфующий.

— А что же мне делать? Как попасть на остров, который нельзя найти?

— С помощью заклинания,  конечно же!

— Ну, так давайте, колдуйте! – сказал мальчик, не понимая, почему фея не приступает к делу.

— Не все так просто – с грустью ответила женщина, – для заклинания мне нужен пепел цветка Арибоза.

— Где он растет? Я найду!

— Не найдешь, он слишком  редкий – вздохнула она.

— Чтобы попасть на остров, который нельзя найти, нужен цветок, который нельзя встретить? А может, есть какой-то другой способ?

— К счастью, уже готовый пепел есть у Ридмены, в поселении либринов.

Алан и Амфира вышли из пещеры. Фиолетовое небо уже можно было без труда разглядеть, ведь сияние ослабевало, это могло значить только одно – Потерянная звезда медленно, но верно угасала.

— Держись! – предупредила фея, обхватывая мальчика руками. – пешком слишком долго, мы полетим!

С высоты особенно красиво смотрелись целые поля разных цветов, над которым и то и дело пролетали разноцветные элибрии. Серебряный лес сверху тоже выглядел завораживающе, а вдалеке появлялось бескрайнее море, на поверхности которого лопались белые пузыри, поднявшиеся из глубин.

— А почему никто не должен знать о том порошке и рестеометре? – задал вопрос Алан.

— Порошок нужен тебе, чтобы спасти звезду, и если кодорны узнают о нем, станет только хуже. А рестеометр – очень полезная вещь. Если уметь им пользоваться он укажет путь к любой цели, а этом может воспользоваться кто угодно, и поверь мне, многие этого хотят.

— Я думал, здесь нет злых существ – удивился Алан.

— Значит, мы хорошо оберегали тебя от них. Зло есть везде, даже здесь, но мы не подпускаем его к своей части звезды.

— А где оно тогда обитает? – продолжал любопытничать мальчик.

— За морем, но вполне возможно, что и на остров уже пробрались его посланники, иначе ничего этого не было бы. Звезда не могла начать гаснуть сама, кто-то этому поспособствовал – ответила фея.

— Зачем гасить звезду, на которой сами же и живут? Разве им самим от этого не будет плохо? – изумился он.

— Нет, кодорны привыкли к холоду и тьме, свет для них губителен.

— Но почему вы не избавились от них раньше?

— Как это почему не избавились? Они тоже имеют свое место в мире, и уничтожать их никак нельзя – удивилась вопросу женщина и начала снижаться.

– Но рестеометр и порошок береги! Нельзя чтобы они попали в плохие руки – добавила она, приземляясь.

Перед ними стояло огромное дерево со множеством ветвей и пышной кроной. Фея постучала по стволу, и Алан начал замечать, как на листьях загораются зеленые огоньки, через мгновение они зашевелились и разлетелись в стороны, но падать на землю не спешили. Алан начал с удивлением вглядываться в зависшие в воздухе листья, оказавшиеся крыльями маленьких созданий.

— Здравствуй, Ридмена – поздоровалась Амфира с подлетевшей к ней либриной.

— Давно ты к нам не залетала – приятным голосом ответила она. – Что привело тебя на этот раз? И кто твой товарищ?

— Это Алан, мы хотим попросить тебя о помощи.

— Чем я могу вам помочь? – поинтересовалась Ридмена.

— Как-то ты говорила, что у тебя есть пепел Арибоза, не могла бы ты дать мне щепотку?

— Конечно-конечно! Принесите пожалуйста. — обернувшись назад попросила она, и вскоре из небольшого дупла четверо либринов вынесли коробочку.

— Бери сколько нужно. А зачем он понадобился, если не секрет?

— Нужно отправить Алана на дрейфующий остров, чтобы он спас звезду. – ответила Амфира.

— Не буду пытать вас расспросами, удачного путешествия!

— Спасибо! – в один голос ответили Алан и фея и направились в обратный путь.

Внизу мелькали все те же пейзажи, но вдруг стали появляться новые, совсем незнакомые мальчику.

— Куда мы летим? – спросил он.

— Остановимся здесь, незачем лететь до самой пещеры – ответила она, приземляясь на широкую поляну.

— Вставай сюда – Амфира указала на место рядом с собой.

— Скажите сначала, в какой части острова мне искать проход? – спросил Алан.

— Остров не такой уж и большой, к тому же у тебя есть рестеометр.

— Но я не умею им пользоваться

— В нужный момент сможешь – улыбнулась женщина и потрепала мальчика по волосам, как делала это шесть лет назад, – ну все, пора начинать.

Алан встал на место, указанное феей Амфирой.

— Закрой глаза и думай только  об острове – сказала она.

— А в море нет акул? – решил убедиться Алан.

— Каких акул? Какая разница. Если  ты будешь на суше?

— А вдруг я подумаю не об острове, а о море?

— А ты постарайся о нем не думать, думай об острове.

— Хорошо, я постараюсь – сказал мальчик и закрыл глаза.

Фея открыла баночку и, взяв щепотку, занесла над Аланом.

— Но акул же там все-таки нет? – последний момент снова спросил он.

— Нет, акул там нет – успокоила его женщина, – думай об острове и ни о чем больше!

С этими словами она осыпала его искрящимся серым порошком, и он тут же исчез с поляны.

— Ну, все. Мое дело сделано, могу лететь – с улыбкой сказала она сама себе, – нужно еще пепел вернуть.

— Подумал об острове, называется! – ворчал Алан, сидя на самой верхушке дерева, – так и знал, что что-то пойдет не так!

На острове было мрачновато, или же просто звезда стала излучать меньше света. Мальчик пошел на спуск, занявший у него приличный промежуток времени, ведь дерево попалось не из маленьких.

— Наконец-то земля! – радостно подумал он, спрыгивая с последней ветки.

— Осталось только найти хранителя. Но для начала понять, где именно его искать – почесал затылок алан и достал рестеометр.

— Ну, давай, укажи мне путь! – сказал он, держа прибор на вытянутой руке, но ничего не произошло.

— Сломался что ли? – пробурчал он, постукивая по металлическому корпусу.

Поняв, что это не даст результата, Алан решил попробовать другой способ в надежде на то. Что  он все же в рабочем состоянии.

Мальчик сильно зажмурился и представил подземелье, которое видел в бездне судьбы. Простояв так с минуту совершенно безуспешно, он только убедился в неисправности прибора и убрал его обратно за пазуху.

— Тьфу ты! Придется самому искать. Надеюсь, остров и правда маленький и на это не уйдет много времени – подумал мальчик.

В целом остров казался вполне обычным, если не обращать внимания на одну странность – кусты рядом с Аланом постоянно шуршали, несмотря на отсутствие ветра.

— Пойду прямо – подумал он,– вдруг повезет, и я наткнусь на вход.

Но ни через полчаса, ни через час блужданий он его так и не нашел. Уже начинало смеркаться, а вместе с тем появилась и прохлада. Настораживало из всего только т о, что на Потерянной звезде никогда не было ни ночи, ни холодов.

****

— Господин! – в суматохе кричали два кодорна, заходя в чужие покои.

— Мы его видели!

— Видели! – кричали на перебой два толстяка маленького роста  с темно-сиреневой кожей и рогами.

— Успокойтесь – хладнокровно сказал их господин, и оба сразу же замолчали. – Что вы видели?

— Рестеометр!

— Да! Мальчишку с рестеометром!

В глазах Бруна сверкнул огонек, но он остался все таким же непоколебимым.

— Приведите мне его! – с холодным спокойствием приказал он, а слуги лишь кивнули и в одно мгновение исчезли.

На лице Бруна появилась коварная ухмылка, но тут же исчезла, оставляя маску величественного хладнокровия.

Мальчик шел по лесу, часто оглядываясь по сторонам в поисках прохода в подземелье, но кроме деревьев и кустов вокруг ничего не было.

Вдруг снова послышалось шуршание листьев.

— Кто там? Выходи! – громко сказал Алан

Кусты зашуршали еще сильнее, и из них вылез маленький белый зверек, представляющий из себя маленький шарик на коротеньких ножках и с такими же ручками, которые были почти не видны за пушистой шерстью.

— Ты кто? – удивился мальчик.

Алан не боялся никаких маленьких существ, но таких он еще не видел и от неожиданности попятился назад.

— Я Лими – представился пушистый шарик. – А ты? Откуда у тебя рестеометр? – звонко звучал ее голос.

— А ты о нем слышала?

— А кто не слышал? Как тебе удалось его раздобыть? Неужто и правда сам появляется? – с изумлением и интересом задавала вопросы Лими.

— Ой! – спохватилась она – Здесь не место!

Лими оглянулась по сторонам.

— Пойдем! – бросила она Алану.

— Что? Куда?! – но его вопросы остались без ответа.

— Быстрее за мной!

Сам не зная почему, мальчик побежал вслед за резво скачущим существом. Было видно, что Лими нервничает, она то и дело оглядывалась по сторонам.

— Вот, пришли – внезапно остановившись, сказала она.

— Но здесь ничего нет – заметил Алан и был прав, рядом как и прежде были только деревья и кусты.

— Если ты чего-то не видишь, это не значит, что его нет – объяснила она, проходя между двумя деревьями и исчезая.

До этого момента мальчику казалось, что его ничем нельзя удивить, но это удивило, ведь его спутница внезапно исчезла, а затем появилась снова.

— Ну, ты идешь? – поторопила она его, а Алан лишь кивнул и шагнул за ней.

Теперь вокруг был не тот лес, который привычен мальчику, а низкие деревья, размером чуть выше его самого с тонкими стволами и ветками, усыпанными белыми цветами.

— Об этом месте кодорны не знают, пойдем скорее!

И Алан снова побежал, еле успевая за Лими, и совсем скоро они оказались на поляне, вместо травы на которой было множество маленьких оранжевых камней, издающих звон, если на них наступить.

— Стой здесь – сказала Лими, а сама вышла в центр поляны и начал вытворять странные движения, притопывая ногами, тем самым извлекая з камней причудливую мелодию.

Вдруг не пойми откуда начали сбегаться разноцветные шарообразные существа, занимая собой все место на довольно просторной поляне. Лими уже закончила свои манипуляции с камнями, отчего в воздухе повисла тишина. Все молча смотрели на Алана.

— Этот мальчик избавит нас от кодорнов – разрушил тишину знакомый голос, хозяйка которого все еще стояла в центре толпы, безмолвно хлопающей глазами.

— У него есть рестеометр – добавила она, и все ее соратники вдруг начали бегать по поляне с поднятыми вверх руками и писком на настолько высоких частотах, что у мальчика заложило уши, но проблемой было даже не это, а то. Что через мгновение его схватили и куда-то понесли, и сколько алан не пытался сопротивляться, это не помогало. Их путь длился долго. Случилось это потому что первые десять минут его просто таскали по кругу на той же поляне, несколько раз чуть не роняя. Потом картина окружающего пейзажа сменилась на дорожку, в конце которой стоял большой цилиндрической формы. На нем сидел такой же шарик, но в отличие от остальных он сочетал в своей окраске два цвета – серый и белый, чередующиеся волнистыми полосками.  Он сидел с закрытыми глазами, и на первый взгляд могло показаться, что спит, но эту иллюзию разрушили слова, исходящие с его стороны:

— Оставьте нас  — не открывая глаз, спокойно сказал шарик и все молча удалились, оставляя Алана наедине с этим странным существом.

— Меня зовут Тироха, а ты, значит, ищешь подземелье, мальчик по имени Алан? – спросила она, медленно открывая глаза на последней фразе.

— Откуда вы знаете? И имя правильно назвали! – удивился он, – Вы что, провидица? Вам духи сказали?

— Да нет, Лими сказала. Самая первая прибежала и сказала – На этот раз оживленно ответила Тироха и лихо спрыгнула с камня.

— А она откуда знает?

— Так как же ей не знать? – рассмеялась она, – Лими тебя с самого начала по кустам выслеживала. И может быть, не только Лими… — тихо добавила Тироха.

— Ты ищешь подземелье, значит, еще не знаешь где оно?

— Нет, может быть вы знаете? Проводите меня? В конце концов, вам тоже надо, чтобы я победил этих ваших злодеев.

— А рестеорметр тебе на что? – возмутилась Тироха.

— Меня не научили им пользоваться – ответил мальчик.

— Эх, так и быть, объясню. Для начала возьми его обеими руками.

Алан достал из-за пазухи металлическую коробочку.

— А теперь покрути самую большую шестеренку и окажешься там, где должен быть. Правда не факт, что ты должен быть в подземелье…- задумчиво добавила она, – ну да ладно, крути!

— Все это время я мог просто покрутить шестеренку?! – вспылил Алан.

— Ага, сама тебе удивляюсь. До обезьяны бы и то быстрее дошло. Ну. Чего ты ждешь?

Алан зло посмотрел на Тироху, его еще никогда не сравнивали с обезьяной, тем более таким образом, но он все же покрутил шестеренку, чтобы скорее покинуть это место. Снова раздались щелчки, затем  туман, вспышка, и вот он уже стоит посреди леса.

— Ну, наконец-то! Обезьяна! Это же надо! – негодовал Алан.

— Ой! А где это я? – пришел в голову логичный вопрос.

Но никакого входа ни в какое подземелье не было видно,  снова только деревья кусты и поросший мхом камень.

— Да уж – подумал мальчик. – Третий раз за день перемещаюсь и все три раза неизвестно куда. То на звезду, то на дерево, а сейчас вообще с лес, и это вместо подземелья! С каждой минутой становилось все холоднее, с неба сыпался снег, который на самом деле был золотистыми крупинками с сияния, покрытыми инеем.

— Нужно осмотреться – решил он и потер плечи из-за холода, – не просто же так я сюда попал.

— Это он! Точно тебе говорю! – звучал шепот из кустов.

— А если нет?

— Какая разница? Господин сам во всем разберется

— Ага, но сначала он разберется с нами, как в прошлый раз!

— Он с нами разберется, если мы не приведем мальчишку! Так что давай, хватай его.

Два кодорна быстро выбежали из-за куста и, подхватив Алана, потащили его к большому камню около двух метров в высоту.

Ошарашенный мальчик явно такого не ожидал, мало того, что его схватили два каких-то непонятных существа. Так они еще и потащили его в какой-то проход с обратной стороны булыжника.

— Так это же и есть подземелье! – понял Алан, когда в темноте начали мелькать каменные ступеньки. Единственным источником света был тусклый огонек где-то внизу.

— Господин! Господин! Мы его поймали! – закричали они. Когда спустились в залу, погруженную во мрак, и только в ее центре горел костерок, почти ничего не освещающий вокруг себя.

— Вот! – кодорны боязливо бросили Алана на пол перед троном господин.

От удара о каменную поверхность что-то звякнуло.

— Что это? Заберите! – по своему обыкновению хладнокровно приказал Брун.

Пока тот, что потолще, держал мальчика, второй рылся у него под одеждой и вытащил рестеометр.

— Хорошо хоть до порошка не добрались – подумал он.

— Это он! Рестеометр! – вдруг с несвойственной ему эмоциональностью крикнул Брун. – Свяжите его и бросьте к старику – сказал он уже более спокойно.

Алана тут же схватили и начали обматывать веревками руки и ноги, а затем потащили к какому-то проходу в конце залы. Это оказалась маленькая комнатка, стены и пол здесь были каменными и, как и везде, все было поглощено мраком.

— А-ха-ха! – смеялся один кодорн – скоро огонь погаснет, и мы будем править этой звездой!

— Да! Мы! – поддакивал второй.

— Пойдем, Господин ждет – сказал первый и оба они ушли.

— Эй, малец, как ты сюда попал? – неожиданно раздался голос в кромешной темноте, заставляя мальчика вздрогнуть.

— Меня фея Амфира сюда отправила, – растерянно ответил он, не понимая, с кем сейчас разговаривает.

— Фея Амфира? Может, она что-то тебе дала? – снова прозвучал голос кого-то старого.

— Да, порошок. А вы, кстати говоря, кто? – наконец поинтересовался Алан.

— Я хранитель, а твой порошок может спасти нас всех! – обрадовался старик.

—  Я знаю, но что с ним надо сделать?

— О, все предельно просто, мальчик мой! Нужно высыпать его в огонь в той зале. Это сердце звезды, и тогда к нему снова вернутся силы!

— И рестеометр вернет меня домой?

— Так это рестеометр тебя сюда перенес?

— Да, и фея сказала. Что он вернет меня домой, как только я помогу, – ответил мальчик.

— Хе-хе! А меня ведь тоже когда-то перенес сюда рестеометр! С тех пор я храню сердце Потерянной звезды. А он сейчас у тебя?

— Нет, его забрал этот…как его…

— Тот, что самый главный у них? – предположил хранитель.

— Да, он!

— Плохо дело. У Бруна на него большие планы. Ему мало нашей звезды он хочет захватить все миры! Скорее, повернись задом, я развяжу тебе руки.

Алан быстро выполнил указание старика, и вскоре его руки были свободны. Несмотря на полное отсутствие видимости, хранитель быстро справился с незамысловатыми узлами. Ноги мальчик освободил сам.

— А сейчас осмотрись и быстро сыпь порошок в огонь – сказал пожилой мужчина.

— А вы? Вы мне не поможете?

— Я бы с радостью – вздохнул хранитель, но заклятье Бруна держит меня взаперти. Но не волнуйся. Оно исчезнет, как только ты высыплешь порошок.

— А может, лучше подождать, пока он уйдет, раз его заклятия такие сильные?

— Мальчик мой, он приходит сюда раз в день, и то всего на пару часов.

— Ну, вот и хорошо! – обрадовался Алан.

— Ишь, какой шустрый! Ты не дослушал. Когда Брун уходит, на его место приходит куча стражи, с которой ни за что не справиться в одиночку. Так что вперед!

Алан вздохнул и направился к выходу.

— Да ты не переживай! Кое-чему я все-таки научился за тысячелетие, проведенное здесь. Его заклинание не пропустит меня, но не мою магию – хранитель подмигнул, хоть мальчик и не мог увидеть этого в темноте.

— Ну, иди, мальчик мой. Удачи тебе!

Алан подошел ближе к проему и осторожно выглянул. Брун сидел на троне и смотрел куда-то в сторону, покачивая левой ногой, а его слуг на месте не было. Должно быть, он дал им очередное поручение. Мальчик решил заранее открыть коробочку с порошком, чтобы потом не возникло проблем, и в этом решении он не ошибся. Открываться коробочка явно не хотела, но через несколько минут порошок все же был готов к использованию. Алан на цыпочках пошел к огню. Подходя уже совсем близко к трону. Вдруг Брун неожиданно резко потянулся к рестеометру, лежащему на подлокотнике. Алан вздрогнул и выронил порошок из руг. Коробочка упала на пол, издавая звон, и все ее содержимое высыпалось.

— А ну стой! – крикнул Брун. – Живо все сюда!

Мальчик в спешке начал собирать порошок, а в это время зала уже наполнилась различными существами. В темноте помещения их нельзя было хорошо разглядеть, да и не до этого было.

— Поймайте его! Заберите порошок! – громко скомандовал Брун, и вся эта толпа ринулась на Алана.

Вдруг зала осветилась, и в нее влетел большой огненный шар, растерянная стража начала закрываться от света руками.

— Беги к огню! Скорее! Они боятся света! – истошно кричал старик из места своего заточения.

Алан рванул в середину залы, на бегу закидывая в тусклый костерок весь порошок, который успел собрать с пола. Единственным что он успел увидеть перед тем, ка пелена пламени закрыла весь обзор, было что-то большое и черное, что настигло бы ребенка, если бы свет не заполнил залу.

Вскоре огонь утих и вернулся к нормальным размерам, но светил уже намного ярчче.

— Ох, молодец! Молодец, мальчик мой!

Теперь помещение  было очень хорошо освещено и без труда можно было рассмотреть и колонны и з белого камня, никому не известного на Земле, и светлое каменное кресло с белыми подушками, и седого старичка маленького роста, чья борода чуть не волочилась по полу.

— А вот и рестеометр! – радостно воскликнул хранитель, – теперь ты сможешь вернуться домой.

Алан был шокирован, он не понимал, как все может так в корне измениться в один момент.

— А…где все? – спросил он, подняв взгляд на старика.

— Как где? – с добродушной улыбкой ответил он, – отправились в свои угодья. Не живут они при свете.

— Как там наверху? Все хорошо? У меня получилось?

— А вот, посмотри! – хранитель подвел Алана к зеркалу в углу залы, и он разу же заглянул туда.

Снега уже нигде не было, а небо  ярко осветилось сиянием, трава тоже купалась в подземных лучах, повсюду радовались все существа, населяющие звезду.

— Ну что? Доволен результатом?

— Доволен! – обрадовался мальчик. – Теперь рестеометр отправит меня домой!

— Ну иди, иди! – улыбался хранитель.

Радостный Алан сорвался с места и быстро оказался рядом с креслом, где лежал прибор.

— Спасибо вам, что помогли! – громко сказал он, проворачивая шестеренку.

— Это тебе спасибо – ответил старик, глядя на уже пустое место. Где совсем недавно стоял мальчик.

Солнце игриво бросало свои лучи на постель спящего ребенка. Вдруг дверь в комнату открылась и в проходе показалась фигура молодой женщины.

—  Доброе утро, мама! – с сонной улыбкой промямлил Алан, открывая глаза – А мне опять такой сон интересный приснился!

А в его руке, на которой уже не было никаких пятен, рассыпался на золотую пыль и растворялся в воздухе рестеометр.

читателей   95   сегодня 3
95 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...