Погребальный дар

— Ты хотел поговорить со мной отец, — спросил Дрейпер, плотно прикрывая дверь в кабинет.

Отец отложил бухгалтерскую книгу и пригласил сына занять кресло.

-Ты должен жениться на вдове своего брата, — безапелляционно заявил граф Колдуэл.

Дрейпер отшатнулся, как от удара.

— Она же умалишенная, — выпалил прославленный рыцарь первое, что пришло на ум.

Граф снисходительно посмотрел на него и, как маленькому, пояснил:

— Она лишилась рассудка от страха и ничего о себе не помнит. Иные рыцари сходят с ума, когда им случается иметь дело с драконом. А тут худший из них, Слепень. Представляешь, что пережила бедняжка?

— Драконы по-разному обходятся с дамами и рыцарями, — пошутил Дрейпер и наконец откинулся на спинку кресла.

— Она так богата, а нам так нужны деньги, — с убедительной безысходностью проговорил отец.

— Попросите у нее деньги, ведь это ваш сын добыл сокровища прежде, чем убил дракона и умер от ран.

— А ты все зубоскалишь, — с упреком проговорил граф. — Когда мы с матерью окажемся без крыши над головой, посмотрим, будет тебе так же весело.

Отец мягко хлопнул по столу.

— Вот что, сын. Ты женишься на богатой невесте, на этой или на другой. Но лучше на этой, мы уже привязались к ней.

Дрейпер так крепко сжал крышку стола, что она затрещала:

— Отец, ты брал у нее деньги?

Граф Колдуэл поспешно замахал руками в воздухе:

— Нет, нет. Но мы с твоей матерью на мели, неделю назад я заложил драгоценности, фамильные, кстати, — граф возвысил голос, в его глазах промелькнуло бешенство: — А все этот треклятый Рамон, Его Скупердяйское Величество. Будь я проклят, если он не специально проиграл последнюю войну. Он выплачивает Сансагани дань и неплохо на этом наживается. Он сузил торговый канал до размера чечевицы и обложил непомерными налогами все товары. Я пытался просить его об одолжении — граф махнул рукой, — Э, да что говорить, после того как ты отказался взять в жену принцессу, одну из его серых мышек, он и знаться со мной не хочет. Эту как ее, а, впрочем, я не запомнил, они все на одно лицо.

— Земля дохода не приносит?

— Откуда у крестьян деньги, если их нет у графа, — резонно возразил отец.

— На что же живут другие светлости?

Отец бросил на сына мрачный взгляд:

— Ты бы знал, если бы жил здесь, они продают детей в Сансагани.

— Так рынок рабов открыт?

— Просто потому что его невозможно закрыть.

Почувствовав дрожь в горле, Дрейер кашлянул:

— Золото из моих походов?

— Ты сражаешься с дикими пастухами, — язвительно сказал отец. — Каркаданские цены уж давно его съели.

— Я привезу еще, — взволновано произнес Дрейпер. Загрохотав креслом, он вскочил: — Я выезжаю сию же минуту!

— Сядь, — велел ему отец. Он дрожащей рукой отер лоб и устало сказал: — Ты еще не оправился от ран. К тому же когда или если ты вернешься, твоя мать и я давно сгнием в долговой яме.

Ошеломленный Дрейпер опустив голову, молчал.

— Я не понимаю, что ты имеешь против Тэмны. Красива, умна, богата и к тому же добрая. Ты знаешь, она приютила двух сирот. Настоящие зверята, руку протянуть страшно, дикари. Накормила, отмыла, обула, одела, имена дала: Сартэ и Нархат. Выдумщица! Ну, чем не жена?

Отец продолжал что-то еще говорить, но Дрейпер уже потерял нить его рассуждений.

«Доброта, -думал он. — Сиротки. Не было в Тэмне ничего доброго, и шут знает, зачем ей понадобились оборванцы».

Тэмна притворялась. Ее красоту он отрицать не мог: его манили ее маковые губы, роковые кольца волос, гибкое, стройное тело. Известного ума она тоже не была лишена, она остроумно шутила, иногда даже беспощадно. Но вот чего точно не было в ней, это доброты.

Когда Дрейпер впервые увидел ее, он насторожился. И не сразу понял почему. Он исподтишка и исподволь наблюдал за ней. Она хорошо владела собой, держала себя неприступной, невинной и хрупкой, как горный хрусталь. Тэмна обволакивала своей нежностью, но, когда забывалась, она смотрела хищным зверем, изготовившимся к схватке.

— Сынок, я весь вышел. Пойми, сам факт, что я прошу у тебя одолжения говорит о моем отчаянии. Выбора нет.

Дрейпер, все еще не веря, тупо смотрел на отца. Он ничего не ответил и, пошатнувшись, поднялся. Бледнее крыла Реющего, прославленный рыцарь, покинул кабинета отца.

 

— Позвольте вам помочь, — сказал Дрейпер, надевая толстую перчатку.

Тэмпа протянула ему садовые ножницы.

— Какую вы хотели, вот эту? Нет? Может быть эту?

— Дальше, — сказала Тэмна.

Иголки розового куста впились в тело Дрейпера. Рыцарь, не оглянувшись на графиню, срезал понравившуюся ему головку.

Тэмна втятула тягучий, сладкий аромат меруанской розы.

Они пошли вместе по садовой дорожке и уже через минуту углубились в садовый лабиринт. Припекало солнце, сердито жужжали пчелы, густая роса облизывала ноги. С обеих сторон призывно раскачались розы всех форм и размеров.

Но Дрейпер видел, что Тэмну прекрасные цветы нисколько не интересуют. Она крутила в руках малиновую головку, как чайную ложку. Она легко ступала рядом с ним, но мысли ее блуждали в мире более мрачном, сером, скорее мертвым, чем живым.

— Расскажите мне, как погиб мой брат, — прервал он молчание.

Тэмна взмахнула длинными ресницами и возмущенно посмотрела на него:

— Только вчера ваша мать рыдала навзрыд, когда я рассказывала про Наблуса: как он убил дракона, как я выхаживала его, как мы полюбили друг друга, как поженились и как он потом умер от незаживающих ран. Вы так жестоки, что заставите меня каждый новый день переживать старый ужас?

Дрейпер причесал пальцем бакенбарды:

— Мой брат был худым рыцарем. Я дрался с ним с детства и знаю, на что он способен. Так вот, говорю вам как есть, дракона убить он не мог. А Слепень — самый жестокий из всех драконов, возможно, самый сильный, ведь он не стар и не молод. Он жестоко истязает своих врагов, прежде чем они испустят дух.

— И вы имеете наглость рассказывать мне о Тахсаре? — возмутилась Тэмна.

— Великодушно простите меня, графиня, — рыцарь наклонил темную голову.

— Ваша жестокость, сир Дрейпер, объяснима. Вы вернулись с войны, жили с дикарями…

— Но ведь и вы, графиня, как вы только что подчеркнули, не танцевали эти годы на королевских балах.

— И вы, рыцарь, осмеливаетесь упрекать меня этим? Да, у вас в столице, дракон утащил принцессу, старшую дочь короля, и, бедняжку, до сих пор никто не спас. Это ваш позор!- в зеленых глазах вился вихрь.

Тэмна развернулся к нему, ее грудь высоко вздымалась, а упругие кудри обвили плечи. Дрейпер залюбовался ей.

Графиня тряхнула хорошенькой головкой и рассмеялась:

— Хороши же вы, вам даже сказать нечего.

Увлекаемые лабиринтом они медленно шли дальше.

— Отчего же? — спросил он, и, завладев ее вниманием, продолжил:

— Отыскать логово дракона не так-то просто, почти невозможно. Между нами, рыцарями, ходят слухи что кто-то там озолотился, отыскав пещеру, полную золота и драгоценных камней, но я лично никогда не встречал такого храбреца. А я знавал многих, и иные уж давно рассыпались в прах. Когда драконы утащили Хриссу, принцессу о которой вы так пылко говорили, на ее поиски отправилось несколько отрядов. Большая их часть в первые же дни погибла в пламени драконов.

Фарс Могильщик, дракон с какой-то особенной яростью нападающий на рыцарей, очень умный и очень ловкий, не оставил свидетелей битвы. Закончив убивать, он собрал тела, поджег, а потом, выражая нам свое презрение, наложил сверху кучу и улетел прочь. Один из отрядов немного побеспокоил старика Гюрза, жирного, черного, как земля, дракона. Он выронил из пасти дохлого лося и, ломая ветви, побежал в лес. Другой отряд раздразнил Шпагоглотателя, этот дракон глуп, сколь и силен. Покалечились и тот, и другие. Еще один отряд наткнулся на Слепня, этот желтый урод не поленился отделить головы, руки, ноги от тел убитых. Поставив, таким образом, свою подпись, он гордо воспарил над землей. Позже Гюрз на том месте устроил себе пиршество, Трупоед, треклятый.

— Ну, а чем занимались вы, должно быть, были заняты Реющим? — прикрыв ротик, зевнула Тэмна.

Дрейпер невесело рассмеялся.

— Зачем мне Реющий? Он летает меж облаков, принцесс не похищает, рыцарей не трогает. Собственно, что я хотел сказать. Вы несправедливы к рыцарям. Я не знаю, ни вас, ни ваших родных, но уверен, что ради вашего спасения сложил голову не один рыцарь. И кто знает: были ли они сожжены, погребены заживо, раздавлены, разодраны в клочья или просто лишились своего облачения стараниями Шпагоглотателя.

— Прекратите, вам словно доставляет удовольствие говорить мне мерзости, — Тэмна отвернулась.

— Пока мы говорим, в лесах бродят рыцари, надеясь сразить дракона, отыскать пещеру, а в ней золото и прекрасную принцессу.

— Ну, а вы что же? Почему вы больше не бродите в лесах? Вам не по нраву принцессы? — с вызовом спросила Тэмна.

— А, так вы слышали эту историю?

Она не сводила с него осуждающего взгляда. Дрейпер, выждав паузу, ответил:

— Все дело в том, что ни одна похищенная принцесса на самом деле не была похищена.

— Как это так? — распахнула широко глазки Тэмна.

— Принцессы убегают в лес сами, надеясь таким образом скорее выйти замуж.

— Почему вы так думаете?- с любопытством спросила графиня.

— Когда Хрисса исчезла, я первым делом допросил стражников. И ни один из них не мог мне назвать масть дракона. Сапфировый Фарс — это одно, Черный Гюрз — другое, Желтый Слепень — третье, а Мглистый Шпагоед — непохожее на других, четвертое. Стражники путались, врали, они не знали, какой это был дракон, не знали был ли дракон вообще!

— Может быть, была ночь?

— Во дворце день и ночь горят факелы. Как бы Рамон не был скуп, он знает цену жизни. Принцессу похитили в лесу, где ее не должно было быть.

— Вы просто оправдываете свое бездействие, сир Дрейпер.

— Я никому не рассказывал об этом, но вы вынуждаете меня. Я нанял отряд отборных смельчаков, у нас с собой была техника, провизия, мы подготовились основательно. В молодости я выходил против драконов и, хотя ни одного не завалил, я приобрел славу доброго рыцаря. Я хорошо знаю, что такое сражаться с драконом. На моем боку глубокий след от огня давно сложившего крылья змея. Мой отряд напал на след Гюрза, как раз после пира на костях наших товарищей. Мы выследили его, мы расставили ловушку: арбалетная стрела толщиной с бревно пронзила его жирную грудь, и он издох. Да, старый Гюрз мертв. А где-то в этих лесах есть пещера, в недрах которой хранится дармовое золото. После его смерти, ни одна из похищенных принцесс не вернулась к родителям.

— И вы не нашли ничего лучше, как уехать из Каркадана, чтобы бить рвань?

— Рвань — угоняет скот, женщин и детей в плен. Насильно, а не добровольно, понимаете? И в моей душе царит мир. когда я отдаю себе отчет, за что льется моя кровь.

— Но вы ничем не можете подкрепить вашу теорию. Может, Гюрз был так стар, что уже не похищал принцесс, и некому было возвращаться?

— Я остаюсь при своем, графиня. Если бы вы не потеряли рассудок от страха, вы бы могли мне поведать, как пропадают принцессы.

— И что же, даже если глупая, молоденькая девочка убежала в лес, надеясь ускорить встречу с любимым, а потом возможно раскаялась, поняла, что ошиблась, что же из-за этого она должна прожить всю жизнь в грязной пещере?

— Именно так. Что касается Хриссы, вы в точности описали ее судьбу. Рыцари потеряли энтузиазм, когда оказалось, что король не обещал никакой награды. А по части внешности, принцессе не так повезло, как вам.

— Так вот почему вы отказали ей? — усмехнулась Тэмна.

— Она была злобной дурнушкой с дурными манерами. Вы извините, но я не такой представлял себе жену.

— Отчего же вы не женились на других принцессах, послушных и добродетельных дурнушках?

— Мне не интересен такой тип женщин.

— То есть, женщин некрасивых? — допытывалась Тэмна.

— Я вижу, вы пытаетесь меня в чем-то обвинить, только не возьму в толк в чем. Как видите я не женат, мне 34 года, я имел удовольствие знать многих прелестных женщин. Вот вы, например, обворожительны, но я не набиваюсь вам в мужья. Этого вам довольно, чтобы прекратить нападки?

Тэмна стояла рядом с ним надменная, от нее веяло холодом. Ненависть, а не кровь струилась в ее жилах:

— Если вы сегодня в настроении тиранить меня, я оставлю вас одного.

Тэмна бросила ему под ноги розу, подобрала юбки и скрылась за очередным поворотом лабиринта.

Дрейпер заложил руку между пуговицами камзола, покачался с мыска на пятку, поднял голову и крикнул:

— Если вы расскажете мне правду, я сделаю вам по-настоящему графиней Колдуэл.

Дрейпер нагнулся за розой, и когда он поднялся, она стояла перед ним.

— Наблус сражался с драконом, — сказала она.

Дрейпер не спускал с нее глаз, и Тэмна выдержала взгляд.

— Но он не был вашим мужем, — заключил рыцарь.

— Наблус убил Слепня, — продолжила она, не обращая внимание на его слова.

Дрейпер отряхнул розу и воткнул в петличку:

— И вы поженились?

— Нет, он умер, — ответила Тэмна. — Вы, должно быть, не знали, но кровь дракона разъедает, как кислота. Смерть Наблуса была мучительной, кожа исчезала прямо на глазах, обнажая красный покров мышц.

— Ответьте же наконец, несносная женщина, как мой брат убил Слепня?

— Я подсказала ему, я знала, как его убить, эту тайну я выпытала у Тахсара.

— Значит, вы единственный человек, который знает, как убить дракона, — поразился Дрейпер.

— Боюсь, моя тайна вам не поможет, у каждого дракона своя тайна, если вы меня понимаете. Однако вас должно обнадеживать, что это тайна есть.

Тэмна поправила волосы и продолжила:

— Перед смертью Наблус просил меня съездить к родителям и рассказать о его подвигах. Мне некуда было ехать, и я решила исполнить последнюю волю умирающего. У меня были деньги, но не было родных. Я хочу остаться в этой семье. А коли вы мне не поверили, найдутся и другие.

— А если я стану вашим мужем, о законности вашего первого брака никто не вспомнит, — закончил за нее Дрейпер.

Тэмна чарующе улыбнулась, зеленые глаза заискрились, она положила ему ручку на локоть:

— Возьмите меня жены.

— Вам придется купить титул, — холодно сказал Дрейпер.

— О, — рассмеялась Тэмна, — Не беспокойтесь об этом, я уже и так оплачиваю ваши обеды. Ну не будьте таким букой, идемте, — она потянула его за руку и повела к дому: — Обрадуем ваших родителей. И, Дрейпер, верните мне, пожалуйста, мою розу.

 

Город пылал. В верх взвивались огненные струи, исходящие дымом. Кругом слышались крики, люди прижимались к земле, закрывали головы и снова бежали. На дороге была давка и постоянно образовывались заторы.  Дрейпер пытался выяснить в чем дело, но ни от кого не мог добиться ответа. Он сначала подумал, что горит пороховой склад, потом что город взяли сансаганцы, на худой конец он подумал, что в городе окопался дракон. Но этого не могло быть, такого еще не случалось никогда. Да и сансаганцем зачем нападать, если у них с нами выгодный мир? Бегущие люди, были объяты ужасом, их глаза были пусты.

Дрейпер заметил на обочине женщину, нищенку в дырявом плаще. Среди визга и брани она остановилась передохнуть.

Рыцарь решительно растолкал людей и обратился к ней:

— Что случилось в городе?

Она окинула его насмешливым взглядом. Ее длинный нос даже вздрогнул от удовольствия.

— А вы разве не знаете? Драконы, два огромных злющих дракона. И откуда только взялись? Видно, вы издалека, раз ничего не знаете о наших бедах.

По спине Дрейпера пополз холодок и волосы на позвоночнике ощетинились.

Женщина нагнулась за поклажей, взвалила мешок на плечо и, изломив тонкие губы улыбкой, сказала:

— Стоит женщине выносить парочку ребятишек, так назавтра ей никто и помощи не предложит.

Серый, замызганный плащ растворился в толпе.

«Мать, отец», — промелькнуло у Дрейпера в голове.

Он попытался успокоить себя тем, что у матери есть карета, а отец до сих пор недурственно держится в седле.

Дрейпер выхватил из людского потока мужчину в расстегнутом кителе:

— Куда бежали нобили?

Мужчина с потным, опухшим лицом плюнул Дрейперу под ноги. Он вытаращил свои водянистые глаза и грубо стряхнул руку рыцаря:

-Не слышал, брат? Бал объятых пламенем. Сгорели в чистую.

— Как? Кто?

Гвардеец похлопал его по плечу:

— Желтые крылатые твари, отродья Слепня: Нархат и Сартэ.

В городе что-то бухнуло. Клубы пыли и дыма закрыли небо над крепостной стеной. Мужчина, увлекаемый толпой, исчез в людском водовороте.

Рыцарь в полном облачении стоял, как стена, людской поток обтекал его с двух сторон. Это была она: длинный нос, серые глаза, тонкие губы, она, принцесса Хрисса. И на ее худом, некрасивом лице читался насмешливый взгляд красавицы Тэмны.

От города отделились две тени. Склонив головы, они принялись поливать пламенем дорогу, наводненную телегами.

Напуганные люди бросились в поле, и Дрейпер прыгнул следом.

Он бежал напрямик и не оборачивался. Позади него полыхала трава, кричали обгоревшие люди, дорога превратилась в жерло вулкана. Дрейпер достиг леса, там в глубине был привязан его конь. Рыцарь уткнулся в холку, сжал кулаком гриву. Чем ярче горел огонь позади него, тем ярче разгоралась жажда отмщения. Загнав ярость вместе с ногтями под кожу, Дрейпер подумал, что стал навсегда одним их тех рыцарей, что бродят в лесах в поисках своей гибели.

читателей   128   сегодня 4
128 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...