Королевский Бой

Геополитика для самых маленьких

Начинало рассветать. Это стало понятно еще даже до того, как первые лучи разрезали синее ночное небо и заскользили по мокрой траве. Еще не осветились зеленые верхушки холмов, не появился за ними величественный полукруг солнца, но что-то уже неуловимо изменилось в воздухе. Добавился один незаметный полутон в его запахе, и это был первый знак, что ночь прошла.

В другие моменты Верховный Главнокомандующий отложил бы все свои дела, чтобы получше прочувствовать этот короткий миг рождения утра. Каждодневная загадка  пробуждения мира живо интересовала его — сколько рассветов он встретил сидя на этой башне, вглядываясь в бескрайнюю зеленую гладь, пытаясь уловить движущий механизм этих преобразований, понять, с чего все начинается. Но в этот раз он даже не поднял усталой головы — слишком уж плохо обстояли дела.

Перед ним лежала карта здешних мест и на потрепанном листе, казалось, не было места, где черным или красным карандашом не была бы нарисована стрелка, кружок или какой-то другой символ. Ему срочно нужно было найти нужную стратегию, иначе крепость падет. А если падет крепость — падет и Империя. Слишком многое нынче поставлено на кон.

Верховный Главнокомандующий вздохнул и наверное впервые за последние пару часов отложил карандаш. Нужно начать сначала, снова оценить позиции, рассчитать расстояния и наконец найти тот спасительный ход, который проведет его войска через неприятельские армии к победе. Он взял бинокль и принялся осматривать то, что некогда было линией обороны.

Левая башня разрушена окончательно. Груда камней, обугленные доски и окровавленные тела были на ее месте. Это значит, что левый фланг теперь полностью беззащитен. Если грянет атака, отбивать ее придется уже у стен крепости, рискуя в любую секунду быть убитым лихой эльфийской стрелой.

Правая башня пока стояла. Опасные трещины уже расползались по ней от того места, куда ударил великан, но пару таких ударов она еще выдержит. Хотя, конечно, больше нельзя допустить ни одного удара, потому что если падет и правый фланг, то шансов не будет никаких.

«Еще поборемся». — подумал Верховный Главнокомандующий и поднял руку. Рядом тут же возник Советник по магии.

— Сколько эликсира у нас осталось?

— Три полных бака, владыка.

— Этого мало. Хватит на пару отрядов гоблинов и одного рыцаря.

— Мало, так точно. Добытчики работают изо всех сил, но уничтожение двух баков и питательной системы нанесло нам серьезный урон. На ее восстановление нужно больше времени.

— У нас его нет, Валас.

— Я знаю, владыка. Мы делаем, что можем. — Советник по магии замолк, собирая решимость на отчаянное предложение. — Мы могли бы выпустить голема.

Верховный Главнокомандующий нахмурился.

— Голема? Потратить весь запас эликсира на голема? Это будет нашей погибелью. Да, голем большой и очень крепкий. Но враг мигом раскусит наш план. Он либо даже не будет пытаться его остановить и переведет все войска на другой фланг, а это значит, что пока голем до бредет до их башен, наша крепость будет уже лежать в руинах. Либо, что еще хуже, он призовет орды скелетов, которые разберут его на камешки. После этого он, посмеиваясь отправит пару драконов сжечь нас дотла. Нет, голем — это не выход, Валас.

— Тогда мы можем призвать варваров.

— Варвары… я думал о них. И в этом есть смысл, но и риск велик. Варвары могут победить рыцаря, но против драконов они все равно бессильны. К тому же, у врага есть громовержцы…варвары даже не доберутся до башни.

— Я попытаюсь ускорить процесс накопления эликсира. Солнце входит в нужную фазу. Я думаю, мы сможем выгадать еще пару баков.

— Очень на это надеюсь, Валас. Ладно, иди.

Советник поклонился и отправился обратно к бакам, где десяток эльфов ждал его новых указаний.

Верховный Главнокомандующий снова поднес к глазам бинокль и стал вглядываться вдаль. Две вражеские постройки зловеще возвышались над зеленым лугом. На самом деле от башен Империи они отличались только цветом флага, даже гоблинский лучник сидел там точно такой же. Другое дело, что они были абсолютно целые — ни единая стрела еще не попала в цель. Враг мастерски останавливал каждую попытку наступления и переходил в беспощадную контратаку.

Тяжко вздохнув, Главнокомандующий перевел взгляд на крепость неприятеля. Ее толком не было видно — только темный силуэт и синее пятно флага. Но он знал, что его противник сидит там. Даже казалось, что он может рассмотреть его массивную фигуру, его искореженное злобой лицо, его пухлую руку, которой тот посылает свои орды смерти в бой.

Сколько лет уже они сражались. Сколько ярких побед и оглушительных поражений связывало их. Бесчисленные армии пали в этой вечной битве, менялись только локации: заснеженные горные пики, огненные пустыни, липкие болота. Главнокомандующему уже начинало казаться, что так будет всегда. Две башни и крепость с одной стороны, две башни и крепость — с другой. Но вчера все изменилось.

Это произошло в тот момент, когда армия приходила в себя после очередного неудачного наступления. Эльфы суетливо бегали вдоль баков, измеряя количество эликсира и высчитывая время восстановления. Отдельно работали наблюдатели, в чьи обязанности входило оперативно изучать вражеский расход. Гудел насос, качающий магическую жидкость из скважины. Гоблины переругиваясь лупили молотками, отстраивая новые хижины. Главнокомандующий, как всегда, сидел на своем посту и обсуждал с Валасом стратегию защиты, ибо не было никакого сомнения, что враг вскоре появится.

Он и появился. Стремительный, нацеленный на уничтожительный блицкриг. Главнокомандующий плохо помнил большую часть той схватки. Будто в тумане он наблюдал, как орды летающих миньонов рвут на куски его мечников, как вражеские ведьмы и колдуны осыпают огненными шарами рыцарей, заставляя их лошадей инстинктивно разворачиваться и расплавляя крепкую кольчугу, как град стрел заливает его войска.

Когда он увидел осадный арбалет неспешно катящийся к башне, свет и вовсе померк в его глазах. Остался только голос, который твердо и громко выкрикивал приказы. Это делалось инстинктивно, практически без участия разума. За долгие годы Главнокомандующий будто слился с этой крепостью и этими башнями, воспринимал их как часть себя. Поэтому каждый удар по ним отзывался физической болью. Первый арбалетный болт с грохотом влетел в стену, а в мозгу у него верно лопнула половина капилляров. Крик разорванных на куски гоблинов заполнил все пространство бойни. Башня раскололась на две части. Лучник на ней успел выпустить одну верную стрелу в уродливое тельце миньона, а затем провалился в образовавшуюся щель.

— Пускай рыцаря! — заорал Главнокомандующий, чувствуя как немеет язык.

Призывщики работали изо всех сил, но было ясно, что они не успеют. Со шлангов, подключенных в опустевшим бакам слишком тонкой струей тек эликсир. Из пенящейся фиолетовой жижи только оформилась фигура лошади, а арбалет был уже перезаряжен. Второй снаряд с хрустом прошел через сооружение и стальной наконечник вылез из противоположной стены. Башня задрожала и стала стремительно заваливаться на бок. Когда эликсир затвердел на шлеме рыцаря, от нее осталась только груда обуглившихся кирпичей.

Затем была атака с другого фланга. Менее сильная, но такая же стремительная. Ее кое-как сумели остановить варвары, но повреждение было нанесено. Это огромный гигант, как дикобраз усеянный стрелами и копьями, выдувая кровавые пузыри все-таки дошел до их стен и перед тем как упасть на траву все-таки приложился своим кулачищем по башенному камню…

Главнокомандующий снова прокрутил в голове все подробности той битвы. Теперь, когда эмоции немного отступили, он мог анализировать все трезвее. Все-таки что-то было тут неправильным, странным. Неизвестная сила питала вражеские армии. Никогда еще не были они так разрушительны, быстры и выносливы. Где это видано, чтобы миньон не падал от стрелы, пронзившей его? Или чтобы острейшие мечи варваров не резали кожу гиганта? Что за дьявольский сообщник у врага, что дарует ему такое могущество?

Главнокомандующий снова взял в руки карандаш и начал рисовать схему наступления. Самые разные мысли вспыхивали, как мотыльки, в этот момент и голосили, пытаясь перешуметь друг друга. Он чувствовал себя так, будто настоящая битва происходила внутри его сознания. Страх и ярость теснили холодный расчет и хитрость, пока рука с карандашом бегала по карте, отмечая на ней крестиками одновременно положения отрядов и могилки убитых сомнений.

Через пару часов, когда на поле уже улеглась ночь и трава снова стала синей, план был почти готов. Заметно остывший ветер трепал кончики карты, а Главнокомандующий, пряча руки в меховые рукава своей мантии, дорисовывал последние штрихи. Уставший Валас прикрыв глаза покачивался по его левое плечо и уже не решался ничего говорить. План он считал слишком рискованным.

— Начнем незадолго до рассвета. Сейчас отдыхай. Но прикажи перед этим выставить дозорных. Мало ли, что он удумает.

— Так точно, владыка. — ответил Советник и удалился.

Главнокомандующий тоже решил немного поспать. Он закрыл тяжелые веки и чуть склонил голову. Липкая болезненная чернота заполнила сознание, но сон не шел. Перед внутренним взором продолжали скакать гоблины, снова и снова разыгрывались бои, которые еще только предстоят. Как только ему все-таки удалось провалиться в забытье, чья-то рука легла на плечо. Это был Советник по магии, которые хриплым голосом предупредил, что рассвет совсем скоро.

План сложно было назвать оригинальным, но Главнокомандующий рассчитывал на несколько удачных для него факторов. На рассвете он выпустит дракона — враг, конечно, увидит его сразу, но что он не заметит, так это несколько отрядов гоблинов, которые заблаговременно подберутся к границе и затаятся среди холмов. Они выскочат в последний момент, когда тень древнего ящера пролетит над ними, и с криком побегут в атаку. И вот здесь заключался главный риск. Враг должен поверить, что именно на этот фланг придется основной удар. Он должен выставить заграждение, пустить самых опасных созданий охранять рубеж, исчерпать основные запасы эликсира и только потом понять, что главная угроза приближается ко второй его башне. Там, у границы, уже будут стоять волшебные баки, и из фиолетовой пены  будет на глазах у испуганного лучника формироваться грозная фигура Джагернаута. Когда враг призовет туда хоть кого-то, башня уже будет уничтожена. Конечно, стратегия ложного наступления была хорошо знакома неприятелю, но сейчас, когда он уже почти уверен в своей победе, возможно, опьяненный успехом, совершит ошибку. Захочет похвастаться своей силой и забудет про осторожность.

— Валас, я хочу видеть оба фланга.

— Да, владыка. Волшебные глаза уже открыты.

— Хорошо. Что с эликсиром?

— Пять баков. Когда мы начнем наступление на другой фланг, наполнится еще один.

— Гоблины?

— Уже на месте.

— Хорошо. — Главнокомандующий набрал полную грудь воздуха и подняв глаза к небу выкрикнул. — Запускай дракона!

В ту же секунду загудели баки, забугрились шланги, изрыгая из себя сгустки волшебного материала. Постепенно из пузырящейся массы стали проступать очертания крыльев, чешуйчатого хвоста, а за ними и мощной пасти с острыми кривыми зубами.

— Глаза! — выкрикнул Главнокомандующий.

Он не успел закрыть рот, как белое сияние залило все вокруг. Через пару мгновений оно спало, а командир армии оказался далеко от своего тела. Теперь он видел вражеские башни так же хорошо, как раньше собственные. А вот неприятеля он не видел — синий купол накрывал крепость. Щиты от волшебного глаза применялись часто, в основном, чтобы скрывать волшебные баки или новые постройки. Но сами Главнокомандующие обычно не закрывались ими. Было что-то вроде негласного правила, что враги могли смотреть друг на друга. Теперь же, изучая непроницаемую синеву, Главнокомандующий терзался вопросом — что может значить такое решение?

Гоблины ждали на позициях. Солнечные лучи уже скользили по их сутулым спинам, но пока еще они были не видны в высокой траве. Граница казалась застывшей и спокойной, только слабый ветерок шевелил стебли одуванчиков и других цветов. Наконец, на горизонте возник дракон — сверкающей тучей он летел над полем, выпуская клубы дыма из широких ноздрей. Неприятель по-прежнему бездействовал, хотя до границы оставалась всего пара метров. Липкий пот выступил на спине Главнокомандующего. Где-то далеко его тело до боли сжало кулаки.

Крылья дракона пересекли черту. Башенный лучник с ужасом и восторгом смотрел на грозную фигуру, подлетающую к нему. Наконец, опомнившись он дрожащими руками натянул тетиву и выпустил серебристую стрелу, пролетевшую мимо цели. В следующий миг спокойное поле вдруг ожило — десяток гоблинов, истошно вереща, выскочил из укрытия и побежал к башне. Вперед устремились мечники, за их спинами копейщики приноравливали копья к броску, минер выхватил бомбу и поджег шнур. Дракон запрокинул голову и раскрыл пасть, готовясь выдохнуть огненный залп. Время для Главнокомандующего остановилось — только боль от сжатых кулаков наполняла сознание и немой вопрос. Почему он бездействует?

В следующую секунду Главнокомандующий понял, что ошибся.

Воздух вокруг задрожал. Дракон опрокинулся набок, не в силах противостоять дикому ветру, гоблины один за другим оторвались от земли. Магический вихрь закружил войско и понес обратно в сторону границы. Дракон заревев выпустил слабое пламя. Увлеченное волшебным ветром оно изменило траекторию и опалила визжащих гоблинов.

— Варваров — на правый фланг. Левый — в атаку! — заорал Главнокомандующий, понимая, что проиграл.

— Владыка, эликсира не…

— Я приказываю!

Раздался оглушительный хлопок — из фиолетового тумана повалили коренастые варвары, переступая через стонущих гоблинов. С той стороны их уже ждали не весть откуда появившиеся вражеские мечники. Дракон еще дезориентированный бессмысленно махал крыльями и тряс огромной мордой. Вмиг появившиеся маги противника осыпали его ледяным градом. Главнокомандующий посмотрел на другой фланг. Туловище Джагернаута уже стояло пошатываясь. Вражеских воинов пока не было видно. Возможно, успеют.

Справа что-то вспыхнуло. Дракон выдыхал огонь во все стороны, сжигая все вокруг. Из его глаза торчала здоровая вытянутая льдина. Варвары прорывались к башне, размашистыми ударами повергая мечников. За ними остатки гоблинской армии закидывали копьями неприятельских лучников. В какой-то момент войско почти оказалось у башни, но враг уже призвал подкрепление. Огромный рой миньонов устремился на атакующих, снова откинув их назад.

Тем временем, Джагернаут пошел в атаку. Его фланг все еще был пуст, не считая лучника, осыпающего тяжелую броню осадного воина бесполезными стрелами.

— Ну же… — прошептал Главнокомандующий.

Железный кулак врезался в камень. От второго удара по стене разбежалась паутина трещин. Третий оставил в стене дыру. Джагернаут методично погружал свои огромные руки в тело вражеской постройки, раз за разом выбивая из нее тяжелые булыжники. На десятом ударе башне накренилась и стала заваливаться. Воин застыл, собирая силы перед финальным ударом. Он уже замахнулся, когда фиолетовый туман скрыл его из виду. А в следующий миг не меньше сотни скелетов облепили тяжелую броню.

— Не успел… — снова тихо произнес Главнокомандующий.

Ни один воин не выстоит против разрушительной мощи Джагернаута, но против слабых и многочисленных скелетов он бессилен. Как мухи они облепляют непробиваемую броню, находят незащищенные участки и вгрызаются туда острыми зубами. Осадный воин застонал, но преодолевая боль, снова замахнулся. Уже падая на траву он выкинул вперед свой многотонный кулак. Удар пришелся на самое основание башни. Она наклонилась еще сильнее, но не упала. Фигура Джагернаута пропала в белом мельтешении скелетов. Он все еще пытался бороться, но шансов у него не было.

На другом фланге затихало сражение. На туше дракона лежали мертвые гоблины, последний варвар размахивал оружием перед наступающими врагами. Наконец, меткий выстрел лучника усмирил и его.

Главнокомандующий заорал, от ярости смешанной с досадой.

— Как это возможно? Как?

Внезапно магический щит исчез. И теперь он увидел кривую усмешку своего противника. Главнокомандующий и не знал, какая на самом деле злость все это время переполняла его. Теперь же, глядя на ликование заклятого врага, сыгравшего не по правилам, он почувствовал, будто огромная лавина обрушилась на его сердце. Ослепляющая ненависть тяжелым полотном легла на разом.

— Молнию! По правому флагу! В башню! Молнию!

— Владыка, эликсира осталось совсем немного. Мы не переживем наступление!

— Молнию! Я приказываю!

Валас вздохнул и поднял руку. Голубое небо над башней вдруг спрятали за собой каменные тучи. Раздался оглушительный раскат грома и в следующую секунду мощный разряд как огромная стрела вонзился в башню. Постройка даже не упала, она просто рассыпалась на сотню обгоревших булыжников. Воздух вокруг почернел от сажи.

Неприятельская армия меж тем уже подошла к границе. Медленно, издевательски медленно, зная, что войско Главнокомандующего не успеет подготовиться, она шла прямиком к крепости…

…Антон тремя быстрыми движениями пальца свернул игру, перешел в режим задач и  очистил кэш. Потом кинул смартфон на диван и уткнулся лицом в подушку, пытаясь сдержать слезы. Досада от безумной несправедливости мира все равно солоноватыми капельками прорывалась через глаза. «Одиннадцатый уровень против всего лишь шестого! У меня даже нет таких сильных карт! Почему всегда так нечестно получается?!».

Мама мыла посуду, еще не зная, что через пятнадцать минут заплаканный, дерганный Антон подойдет к ней и попросит 7000 рублей, чтобы купить алмазный сундук с десятью легендарными картами. «Потому что иначе я не могу никого победить! Это не честно! Ну, пожалуйстааа…»

читателей   96   сегодня 2
96 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...