Интервью с Кошмаром

Мистер Найт барабанил пальцами с ухоженными ногтями по темной столешнице стола и досадливо думал о том, что слово «мигрень» знал только по словарю. Еще три дня назад мистер Найт в компании друзей-сосоздателей Города Кошмаров смеялся над утренним выпуском газеты, где на первой полосе окунули в грязь фей, проваливших праздник Сладких Забав, не получивших ни единой звездочки и лишивших удовольствия не только всех добреньких, но и правителей Страны Грез – господина Солнце и госпожу Луну. Еще утром мистер Найт насвистывал мрачную мелодию популярную нынче у молодых душек, поправлял винного оттенка галстук и, оглядев себя в зеркало, остался доволен: серый костюм сидел идеально, сорочка сияла белизной, жилет в темно-зеленую полоску разбавлял строгую гамму, нагрудный платок белел розой. Дополняли образ черные кожаные перчатки, длинный зонт-трость и начищенные туфли. Узкие хитрые глаза его тыквы, что была головой, горели рыжим огнем.

Ничего не предвещало беды. Небо над Городом Кошмаров привычно радовало низко висящими, клубящимися облаками, сквозь которые пробивались косые солнечные лучи; голые деревья с растопыренными ветвями корчили жуткие морды, вызывающие у любой добропорядочной феи безотчетный страх; вдоль гравийных дорожек, улиц и деревянных домов выстроились ряды фонарей-свечей с голубыми и фиолетовыми огоньками. Из пекарни разносился аромат свежего орехового хлеба, на площади около фонтана продавали газету, новый день обещал отличное настроение.

Мистер Найт управлял Городом Кошмаров более пятисот лет и всегда следовал определенному порядку. Входил в здание ратуши, состоящее из серого камня, трех этажей, покатой крыши и добротной мебели внутри, здоровался с помощницей – юной душкой, как их называли феи, из-за казавшейся слишком белой одежды, цвета кожи и волос. Помощница заносила список дел и чашечку очень крепкого кофе без сливок и сахара, тайком привозимого из мира людей. Каждый вечер, после окончания трудового дня мистер Найт встречался с друзьями: мистером Феаром, невысоким, коренастым и просто огромной тыквой, мистером Хорром, высоким, очень худым и крайне чопорным, и мистером Скримом, эмоциональным и шумным. Они сиживали за круглым столиком с бордовой скатертью, пили крепкий кофе с тыквенным пирогом, тыквенным печеньем и другими тыквенными блюдами, обсуждали последние новости, просматривали воспоминания и сновидения людей. Для мистера Найта четко установленный распорядок – обязательный элемент жизни.

Тут следует сделать отступление и кое-то уточнить: кто такие душки и почему феи воротят носами при виде их? Особенной причины нет, и даже правители Страны Грез не смогли бы с уверенностью ответить. Впрочем, душки навевали на людей кошмары и негативные сны, отчего феи – самоуверенные и прекрасные – считали их ужасающими и злыми. В действительности же, Город Кошмаров помогал людям справиться с проблемами, темными эмоциями и желаниями. Душек стоило бы сравнить с чистильщиками или санитарами.

Однажды в один из прекрасных спокойных вечеров, когда на Город постепенно опускается ночь, зажигаются огни, все вокруг преображается, напоминая людской Хэллоуин, а взрослые душки оканчивают рабочий день, мистер Найт, как обычно, отдыхал с друзьями. Мистер Феар хрустел тыквенными крекерами и то и дело протирал платочком тыкву, мистер Скрим перетасовывал картинки фейского календаря, а мистер Хорр, одетый с иголочки, задумчиво цедил кофе с перцем, блуждая где-то далеко в мыслях.

— Что с Вами, друг мой? – мистер Найт оторвался от большого деревянного экрана, где транслировали последний кошмар доктора Лужайкина, как он теряет собственные зубы, выдираемые обозленными клиентами за дорогие услуги.

— Похоже, мистера Хорра волнуют отношения молодого поколения, — хмыкнул мистер Феар, потянувшись за новым крекером. – Он снова ездил в Страну Грез и наслушался очередных сказок о том, как мы пытаем простых смертных. А душки, которые тайком пересекают границу, уверяют в глупости обобщений. Якобы и на «вражеской» стороне есть прогрессивные молодые феи, мечтающие узнать о Городе Кошмаров побольше.

— Надо же, — апатично пробормотал мистер Найт. – Долго ли они будут настроены так позитивно? До первого увиденного дома или дерева?

— Вы драматизируете! – мистер Скрим оторвался от календаря, пестрящего золотыми, алыми, синими и зелеными красками, яркими улыбками, тонкими крыльями и воздушными нарядами фей из разных городов Страны Грез: Высшего, Торгового и Цветного. Да, в Стране Грез существовало разделение: в Высшем Городе, расположенном вокруг дворца госпожи Луны и господина Солнца, ухоженном и поражающим архитектурой, проживали почтенные феи, с огромным опытом и заслугами перед двумя мирами; в Торговом Городе обитали ремесленники всех мастей, пекари, кондитеры и другие; Цветной же Город принимал всех, перемешивая отвечающих за определенный цвет фей с их Старшей, в радужную палитру, многокрасочный цветочный луг, одеяло или картину самого сумасшедшего художника.

— Нет, феи очень уперты, — мистер Найт пожал плечами. Иначе стали бы они ссориться из-за испорченного торта, чинить пакости конкурентам, тем самым сорвав все мероприятие? В порыве злости они совершенно не контролируют выброс пыльцы.

— У меня есть предложение! – вклинился в беседу мистер Хорр, прерывая мрачные мысли мистера Найта. – Мы пригласим газетчиков из Страны Грез для большого интервью. Правдиво передадим события, покажем достопримечательности и жизнь душек.

— Мы согласны! – воскликнули хором мистер Феар и мистер Скрим, а затем выжидающе посмотрели мистера Найта.

— Мне обязательно в этом участвовать? – кисло поинтересовался тот. Его тыква заметно потухла, глаза приобрели скорбный блеск, рот спрятался в узенькую линию.

— Конечно, Вы же Глава Города! – мотнул тыквой мистер Хорр, разбрызгивая рыжий свет отличной идеи.

Мистер Найт скис еще больше, но все же согласился. Глубоко внутри его снедало чувство тревоги. Он несомненно пожалеет об этом.

 

****

 

С того разговора минул месяц, мистер Найт даже позабыл о нем, продолжил жить по своему привычному распорядку. Все так же клубились облака, подсвечиваемые солнцем, выращивались овощи, где на первом месте оставалась тыква, пекся хлеб, деревья радовали Город оскаленными мордами. Дни текли обыденной размеренной рекой.

Однако ком беды наконец настиг мистера Найта. Делегация фей нагрянула неожиданно, когда тишину кабинета не нарушало даже жужжание мух. Возглавляла толпу гостей дама по имени Гранат в темно-красном платье с широкими рукавами, светло-розовыми волосами, накрытыми длинной материей, так что виднелась только челка, и насыщенными красными глазами. От нее веяло надменностью и важностью. Вокруг нее постоянно крутились три светловолосые феи в более скромных, но явно дорогих нарядах. Эти четыре гостьи к газетчицам не имели никакого отношения, поэтому развлекал их мистер Хорр.

Команда газеты «Глас Грез» застала мистера Найта за чтением прошений огородить тыквенные поля, которые некоторые деревья наглым образом обворовывают. Дверь распахнулась, и разноцветный ураган пронесся по кабинету. Яркие солнечные глаза, золотистые волосы, платье в подсолнухах – весь вид Первой газетчицы говорил о том, что она Желтая фея. По ее руке ползала пчела, а звали ее Флаус. Веселая, непосредственная, и пришла только для надзора над маленькой феей-стажером, которая и собиралась брать интервью у мистера Найта. С ними две близняшки-художницы развели бурную деятельность: рассматривали кабинет, примерялись, бормотали что-то про свет, ища место получше.

Мистер Найт пребывал в ступоре, глядя как его устоявшийся мир дает трещину. Феи щебетали одновременно, словно пытались переговорить друг друга.

— А Вы, должно быть, мистер Найт? – подлетело к нему рыжее нечто, тряся руку в черной перчатке. Глава Города Кошмаров никак не отреагировал, точно примерз. В его тыкве не проносилось ни одной мысли, так она была пуста, словно чугунный котел, колокол, сдутый воздушный шарик или пустое здание с разбитыми окнами. – Пожалуй не будем сидеть в четырех стенах, а будем говорить на улице, осматривая Город, – протараторила фея и выжидательно уставилась на мистера Найта.

Стажер воплощала в себе оттенки оранжевого: насыщенные янтарные глаза, яркие волосы такие же, как и тыква мистера Найта, россыпь веснушек на лице, будто листья в осеннем лесу, практичная коричневая одежда, и тонкие персиковые крылья.

Не дожидаясь реакции, Ила – так она именовалась – подхватила Главу Города Кошмаров за руку и потащила к выходу под удивленные взгляды окружающих душек. Мистер Найт ощущал себя прицепом, который тянут на буксире. Радость впередиидущей феи ослепляла физически.

Первым делом Ила устремилась на юг города, дабы запечатлеть собственными глазами громадную тыкву, являющуюся вратами перехода в человеческий мир для душек. Зловещая тыква просто поражала своими размерами, светилась потусторонним бирюзовым огнем и кривила злобно рот.

— Удивительно! – восклицала Ила, обегая тыкву и рассыпая пыльцу. – Она глотает того, кто хочет попутешествовать? Это больно? Как именно происходит? А мне можно попробовать? – вопросы сыпались из нее, точно сухой горох из банки. Мистер Найт не знал куда вставить слово. Тыква-переход лишь посмеивалась.

— А почему улица называется Скелетов? – выстреливала следующим вопросом фея, когда они шли обратно.

— Просто так, — устало отвечал мистер Найт. Когда-то давно подсмотрели у людей, вот и называли места в Городе, перенимая их юмор. Никаких скелетов и надгробий вокруг – обычный гравий, дома да фонари.

На тыквенных полях ее позабавили пугала. У них таких нет, но ей нравятся. Деревья с голыми стволами и страшненькими мордами позабавили. Они сыграли в догонялки: фея приставала к деревьям с расспросами, те впервые в жизни пугались сами и улепетывали, шевеля корнями. Ила бежала за ними. Носилась бы целый день, если бы мистер Найт не поймал ее и не увел. Вот и отобьется у них желание воровать тыкву с полей, нужно только напоминать об одной маленькой рыжей особе.

Центральная улица – Призрачная – с фонтаном, пекарней, ремесленными лавчонками, украшенная фонариками и утопающая в фонарях-свечах, полюбилась газетчице больше всего. Как будто праздник каждый день, красиво и нарядно. Не стучась, не стесняясь, Ила входила в двери и расспрашивала душек о мистере Найте, какой из него Глава, чем прекрасен Город Кошмаров и хотят ли они подружиться с феями.

Мистер Найт за ней не пошел. Присел на краешек фонтана и не сдвинулся с места. Он так и не понял, зачем понадобилось его присутствие. Чтобы быть нянькой для любопытной гостьи? Или присматривать, дабы вовремя остановить? Мистер Найт познакомился и со словом «усталость».

— Вот Вы где! – фея выросла перед ним внезапно. – Итак, теперь я задам Вам вопросы и закончим.

— Хорошо, — мистер Найт вздохнул. – Только пять, не больше.

— Почему? – искреннее изумление на лице Илы расстраивало мистера Найта сильнее.

— Всему есть предел, — уклончиво пояснил он. Не говорить же, что, если не установить лимит вопросов, этот ужасный день никогда не закончится.

— Ладно, — все-таки кивнула фея. – Почему Вы остаетесь Главой Города Кошмаров так долго?

— Потому что это моя работа и мне нравится ее делать.

— Если выберут, например, мистера Хорра, готовы Вы покинуть пост?

— Как только решат, что я плохо исполняю свои обязанности, я передам полномочия другому.

— Ваша мечта?

— Чтобы Город Кошмаров продолжал процветать.

— У Вас есть хобби?

— Нет.

— К сожалению, последний вопрос: что Вы думаете о Стране Грез?

— Мы готовы к сотрудничеству.

Газетчица сложила свои листочки, в которых все это время делала пометки и зарисовки, поблагодарила мистера Найта за плодотворно проведенный день, попрощалась и ушла. Мистер Найт расслабленно выдохнул, надеясь, что подобного никогда больше не повториться.

 

Через три дня вышла газета с большой статьей о Городе Кошмаров, а еще через неделю появились первые гости из Страны Грез. Мистер Хорр радостно потирал руки. Дверь кабинета мистера Найта распахнулась:

— А вот и я! – рыжий кошмар, преследующий с некоторых пор мистера Найта, воплотился в жизнь. – «Глас Грез» открывает филиал «Перо Кошмара». Меня назначили Первой газетчицей.

Мистер Найт застонал и схватился за тыкву.

читателей   100   сегодня 3
100 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...