Герой без меча

 

Мы и так знали, что есть много вселенных — иначе бы не сидели в этой аудитории, но на курсах повышения квалификации нам объясняли кое-что интересное. Часто люди большой души ощущают эхо событий в далеких вселенных, потерянных века назад, а лучшие из них записывают свои ощущения и мысли — и создают из этого эха собственные книжные миры. — То есть — важно подвел итог перед нашей аудиторией седовласый профессор магии мистер Портер — сами того не зная, описывают реальные вселенные во всяких… ну знаете, там приключенческих и сказочных книжках. (Дневник Жана Базена, межвселенского торговца, младшего торгового агента «Межвселенских торговых операций», Арк-Йорк, 1932 год по местному исчислению, вселенная Ревущие тридцатые).

 

Когда Жан с трудом раскрыл глаза под звон будильника, он и не подумал бы, что сегодня – еще до полудня – его попытается съесть племя дикарей. Вообще Жан считал, что ему повезло с профессией. Во-первых, межвселенский торговый агент хорошо оплачивается. Во-вторых — видишь много нового. В-третьих… — тут летучий автобус тряхнуло, водитель — огромный мрачный ирландец в кепке блином — заругался и отчаянно засигналил, а Жана, стоявшего в салоне, оторвало от поручня и бросило на соседа — высокого, одетого в хитин фарра. Автобус, извергая потоки черного дыма, несся среди небоскребов из потемневшего красного кирпича, ниже и выше него шли другие ряды летающего дизельного транспорта, полицейские-фарры со стрекозиными крыльями регулировали потоки у массивных летучих светофоров, оснащенных маленькими винтами. Далеко внизу в каньонах улиц сверкала на солнце вода – во вселенной Ревущих тридцатых настало глобальное потепление, и уровень океанов немного поднялся — очевидно, все же после нашествия марсиан поколение назад.

Автобус с лязгом затормозил, и Жан стал шустро пробираться сквозь толпу клерков к выходу — автобус стоял на площадке на 70-м этаже у потертой вертушки служебного входа «Межвселенских торговых операций». Через час, пройдя инструктаж, Жан входил в янтарный круг перемещения, автоматически потряхивая в кармане Путевые печати. Очередная рутинная миссия… установление первого торгового контакта с новой вселенной. Три года отдел новых рынков собирал о ней информацию, искал Путевые печати, составлял примерную номенклатуру товаров. Теперь Жану предстояло проникнуть туда, установить контакт с властями, договориться об открытии торговли, составить список товаров, если получится — подписать предварительный торговый договор. Рутинная миссия! Вселенная Атланти… возможно источник слухов об Атлантиде… последний контакт — тысячу лет назад, потом перерыв из-за ожесточенных локальных войн. Честно говоря, Жану не терпелось увидеть Атлантиду! В университете Париж-4 — еще в родной вселенной — он читал Платона и, честно говоря, считал Атлантиду просто вымышленной почтенным философом утопией — ну, как у Мора! Интересно будет на нее глянуть! Жан встал в круг, оправил пиджак и с размаху соединил половинки Печати.

На секунду все вокруг поплыло… и он оказался под водой! Жан опешил, но заработал ногами и руками. Вверху виднелся свет — очень далеко. Жан отбросил рюкзак с образцами товаров и стал грести наверх. Свет приближался… легкие разрывались от боли… и голова Жана показалась над водой!

— Затонула… черт возьми… — Жан жадно ловил ртом воздух. — А чего ж еще ждать от Атлантиды!

Да… У его интересной работы были и свои темные стороны.

Красные круги перед глазами потускнели, и Жан огляделся. Он выплыл почти у самого берега в пологой бухте. Зеленые сочные джунгли окружали колоссальные древние руины. Нигде не было и следа человека — лишь дикая природа. Жан сидел на берегу, тяжело дыша. Хорошее начало миссии, черт возьми! Жан потерял образцы товара — то есть дома с него сдерут немалую неустойку; и самое плохое — круг перемещения оказался под водой! А в воде он не работает. Путевые печати были при Жане, и он надежно упаковал их в потайной карман рубашки — да что толку! Чтобы прийти в норму, Жан изучил запасы. Мокрый пиджак… зажигалка — намокла, костюм — намок, а револьвер — отсырел. Хоть нож был при нем — хороший длинный охотничий нож, купленный за два доллара на углу Пятой авеню. Посидев немного на берегу, Жан решил забраться на ближайшие руины башни и искать людей. Но люди нашли его сами.

Чернокожий размалеванный воин молча бросился на него из-за кустов, потрясая копьем. Жанн автоматически швырнул в него пиджак. Пиджак попал дикарю на лицо, тот запутался в нем и растерялся. Жан отскочил и выхватил нож, размышляя, что делать. И тут из джунглей выскочили еще дикари — десятки дикарей! Они мчались на Жана, издавая жуткие воинственные крики и потрясая копьями. Жан убегал, несся, что есть сил, петляя между деревьями. Дикари медленно, но уверенно догоняли — они были опытными, выносливыми охотниками!

Неожиданно Жанн запнулся и упал. Могучий, разрисованный белыми узорами вождь настиг его. Жанн успел вскочить и выставить вперед нож. Дикарь ударил копьем и древком выбил у него из рук оружие. Дикарь дернулся к Жану… и получил удар в коленку! Жан занимался на курсах самообороны еще в Париже. Дикарь изумленно застыл, а Жан свалил его с ног вторым ударом. Тот рухнул, как подкошенный, и затих. Остальные дикари изумленно остановились. Жан плохо представлял, что надо в таких случаях делать в варварских мирах, но недаром в детстве он читал «Джона Картера»! Жан подобрал оружие дикаря и, запрокинув голову в небо, завыл, потрясая им в воздухе! Он убил вождя, и, на свой взгляд, имел полной право сам стать вождем! Дикари тоже завыли… и толпой набросились на него! Жан приготовился к смерти, когда огромная бугристая лапа с устрашающими саблевидными когтями опустилась справа от него. Вторая такая же — слева. Дикари застыли, лица их посерели — Жанн тоже. Хвост прорезал воздух высоко над ним, чудище сделало шаг, и дикари побежали! За ними гнался гигантский двуногий ящер, широко и бесшумно перебирая массивными, как колонны, ногами и поджав две другие когтистые лапки к груди, словно в застенчивости.

Жанн нырнул в кусты и прижался там к земле.

— Ти-рекс! Вот ведь чертов мир!

А, отдышавшись, понял, что к его спине приставлено копье. Сквозь рубашку Жан почувствовал холодок железа.

— Ан гунн пьем! — повелительно произнес звонкий голос. — Ан гунн пьем!!

Жанн на всякий случай поднял руки, а потом медленно-медленно перевернулся на спину.

Над ним стояла, нацелив копье ему в грудь, девушка. Хрупкая и очень грациозная, одетая в короткую холстяную юбку и открытую блузу, она явно не принадлежала к народу дикарей. Как будто Жану было от этого легче! Карие глаза девушки глядели на него сурово, а ветерок с моря играл светло-рыжими волосами.

— Ти укил нега? — она ткнула ногой труп дикаря. — Ти укил… вождя? — спросила девушка в явном раздражении. К счастью, в этот момент сработало заклятье-переводчик, наложенное на Жана, и тот все понял.

— Да — кивнул он — я убил вождя.

— Ты неплохой… приключенец. — заметила девушка покровительственно. — Зачем ты здесь?

Жанн мило улыбнулся. Копье все еще было нацелено ему в грудь.

— Я ищу Атлантиду. — сообщил он любезно.

Глаза девушки широко раскрылись.

Повисла напряженная пауза.

— Она давно затонула? — спросил Жанн, мило улыбнувшись.

— Тысячу лет… — произнесла девушка потрясенно.

Жанн выругался.

— Почему ты… пищишь? — она удивленно посмотрела на него. (Чертов магический переводчик)!!

— Этот магия — честно объяснил Жан.

Глаза незнакомки загорелись.

— Магия! — она ловким движением убрала копье за спину и опустилась на колено, протягивая Жану руку. — Вы чародей?

— Ну… ответил Жан неопределенно. — Я знаком с магией…

Девушка помогла ему подняться. Она смотрела на него, не отрываясь.

— Я так рада, что встретила вас!!

И она важно представилась. Я — высокая леди Луагара-т-и’шиль из Стигии, дочь Первожреца Сета И’шакара Стигийского!

«Сет… Стигия»? — подумал Жан. — «Неужели я попал»?

— Какая сейчас эра?

Девушка тряхнула волосами.

— Хайборская, конечно!

Жан оглянулся, невольно ожидая, что из кустов выйдет полуголый варвар с длинными волосами и огромным мечом.

— А… э-э-э…

К счастью, девушка засыпала его вопросами.

— Откуда вы прибыли? Почему вы так странно одеты? Что это за чудесная магия? Вы… — Леди Луагара помолчала. — … прибыли из Атлантиды? — спросила она шепотом. — Вы — путешественник во времени?

— Слушайте! — Жан поднялся и поправил подтяжки. — Нам надо уходить. Как только динозавру надоест гонять дикарей…

— Пиков — наставительно поправила его Луагара. (Жан решил про себя называть ее Лу — на Леди Луагару юная девушка еще как-то не тянула)

— … он придет за нами!

Лу замотала головой.

— Не придет! Я сама наколдовала эту иллюзию! Она пиков до вечера гонять будет!

Они сидели в хижине высоко в руинах Атлантиды. На стене виднелись потускневшие изображения кораблей и изящные рисунки дельфинов и плывущих девушек. Жан держал в руках чашку горячего бульона.

— Ваш отец… — начал он осторожно, помятуя репутацию жрецов Сета.

Лу легонько мотнула головой.

— Он не придет. — сказала девушка тихо. — Кнаан-варвар убил его.

Жан насторожился. «Так вот, как зовут на самом деле»…

— Вы ничего не знаете? — спросила Лу. — Атлантида скрылась в глубинах морских 10 веков назад, ибо колдуны ее применили оружие, равного которому не было на свете… — Жан кивал со скорбным видом.- Но мы — чародеи и жрецы несли их древние знания людям век за веком… несли свет образования и волшебства… Люди платили нам почитанием…

Жан внимательно слушал, кивая. У Говарда оно выглядело малость по-другому… Хотя кто знает, как тот интерпретировал отзвуки иного мира…

— Так продолжалась до тех пор, — продолжала Лу, пока три поколения назад не пришел Кон-варвар… Разрушитель! — это имя девушка произнесла с ярой, глухой ненавистью. Разрушитель пришел от границ снегов… в тот век колдуны и жрецы правили миром… ну, конечно, мы были не всегда милосердны… и порой заносчивы… были среди нас и злодеи… но мы сами карали их! Но Разрушитель объявил войну чародеям! Всем чародеям! Он убивал нас и уничтожал древние книги, разрушал наши башни, храмы и дворцы и убивал наших слуг… убивал даже богов… Пятежды по пятьдесят величайших чародеев бросали ему вызов, и пятежды по пятьдесят величайших чародеев убил варвар Кон! Новые и новые чародеи бросали ему вызов — и не один не мог справиться с Разрушителем! — Лу замолкала, погрузившись мыслью в древние годы.

— И что же? — Жан отхлебнул бульон. — Кона… Кон в одиночку перебил всех чародеев?

— Что вы? — Лу махнула пышными волосами. — Нас были тысячи! Владыки городов и отшельники, торговцы с иными мирами и владетели библиотек, укротители демонов и чудищ из далеких вселенных… ни один варвар бы не справился… но у Кона были дети… много-много детей! И все они хотели превзойти подвиги отца!

— И все убивали чародеев? — спросил Жан.

Лу сурово кивнула. — Тысячи варваров в разных уголках мира, убивавших чародеев! И сотни тысяч их потомков… Каждый, кто возводит свой род к Разрушителю, хочет убить хотя бы одного чародея… Мы уничтожены… отец мой убит в изгнании, и я скрываюсь здесь, в этой дикой глуши, среди руин колоний Атлантиды… — девушка вздохнула.

Жанн ласково положил руку ей на плечо.

— Не отчаивайтесь леди… много ли еще осталось в мире волшебников?

Лу подняла голову и взглянула ему в глаза.

— Я — последняя из нас! — Лу опустила глаза и замолкла. — И все варвары, сколько их не есть в мире, пытаются меня убить!

Жан задумался. Он не знал, каковы уж были на самом деле те чародеи… но понимал, что без магии мир неизбежно опустеет, потеряет краски, станет глупее и беднее возможностями… Жан видел уже немало миров, где жители, истребляя тех, кто не похож на большинство, делали хуже и «тем», и себе… И, к тому же, ему было жалко Лу — она была слишком юна, хрупка и грустна, чтобы оставаться последней! Пока ему явно не попасть домой — чего же тогда не поучаствовать в местных делах! Была только одна загвоздка — Жан и близко не представлял, как можно исправить так далеко зашедшую беду…

Он думал вечер до ночи, и потом думал с утра до обеда, и затем думал от обеда до ужина — Лу в это время охотилась — иллюзией ящера было очень удобно загонять добычу — и к ужину напряженные размышления Жана принесли кое-какие плоды… он основательно расспросил Лу о мире, и сообщил свой гениальный план. Лу подумала, внесла правки, они снова обсудили его, и, потратив еще пару дней на раздумья и шлифовку, приступили к делу.

— Что вы умеете из магии? – спросил Жан Лу. Кастовать молнии…

Лу скорбно замотала головой.

— Вызывать демонов?

Лу замотала головой еще более скорбно.

— Хотя бы паршивый фаербол? – Жан был мрачен.

Лу замотала головой совсем уж скорбно.

— Я – девушка. И меня учили только мирной магии. – сообщила она скромно.

Жан тяжело вздохнул.

— Ладно. Вы умеете иллюзию и…

— И все! – живо сообщила Лу. – Но я по-настоящему хорошо умею создавать иллюзии! – добавила она гордо.

Жан прикрыл лицо ладонью.

— Ладно. Не скажу, чтобы это сильно облегчало дело.

Но за работу все равно приниматься было надо. В руинах Лу припрятала тайники – в том числе полный кошель золота и кое-какие драгоценные камни — похоже, покойный И’шахар Стигийский припрятал здесь добрую часть храмовой казны. Жан переоделся в костюм торговца-шема — широчайшие шаровары с бахромой и жилетку — тоже с бахромой, дополнив их ярко-малиновым плащом. Лу нарядилась в шитое серебром покрывало и накрыла голову накидкой, а лицо — шарфом. В дороге девушка хорошо поработала над созданием иллюзии внешности и Жан, взглянув на себя в ее тусклое медное зеркальце, ахнул. Кожа его потемнела и обветрилась, на ней набухли жилы и мускулы, на лице появились суровые морщины и огромные, черные усы, а в ухе — золотая серьга. То, что надо для их плана!

На пятый день они вышли из джунглей в крохотный торговый поселок, жители которого жили, откупаясь от пиков солью и девственницами для жившего в джунглях хищного мохнатого божества, и там благополучно сели на торговую галеру, идущую в Даакир — жемчужину джунглевых королевств. Путь прошел благополучно — капитан Даагоб — колоритный моряк-шем — толстый и чернобородый, любитель соленого юмора и дорогих вин, вопреки ожиданиям Жана, не пытался ни продать их в рабство, ни утопить, чтобы завладеть кошелем, ни даже просто приставать к Лу. Жан представлял варварскую Хайборею… более варварской, что ли! В дороге он облазил всю галеру, изучая местные товары и торговые обычаи. Его фирме требовалось от каждой вселенной что-то поистине уникальное! Надежды менеджеров «Межвселенских торговых операций» на магические вещи явно не сбылись… зато Жан нашел кое-что интересное среди местных трав и пряностей. И то хлеб!

Единственной неприятностью в пути стал знаменитый пиратский капитан Рапас. Его шхуна «Черная кровь» показалась на горизонте и быстро догнала галеру. Забили барабаны, гребцы — которые, вопреки расхожим стереотипам, вовсе не были рабами — похватали оружие, из трюма высыпали еще две дюжины вооруженных головорезов самого бандитского вида — Жан даже не был уверен, кто здесь вообще пират! Капитан Рапас, видимо тоже. Его «Черная кровь» развернулась и дала деру! Даагоб пытался ее догнать, и долго их галера гналась за пиратом, пока гребцы не выбились из сил. Капитан Даагоб стоял на носу и поливал их, море и удирающего пирата отборнейшими проклятиями. Лу горячо и молча его поддерживала, махая в такт его словам рукой.

И вот они прибыли в Даакир — город, которым владел Кнаан-варвар — сильнейший правитель Юга, самый могучий из королей-Конидов — то есть потомков Разрушителя. Друзья прошли через украшенные рельефными изображениями подвигов Кона ворота — им пришлось основательно подождать в разноголосой череде паломников — в городе хранился меч самого Кона-варвара! Лу явно нервничала, и Жан взял ее за руку. Девушка посмотрела на него с благодарностью — еще бы! Именно в Даакире собирались все варвары, которые искали в джунглях Пикии последнего темного чародея!

Первого же варвара друзья увидели прямо за воротами. Огромный детина лет девятнадцати, одетый в штаны, мокасины и широкую перевязь гигантского меча, сидел на скамеечке посреди людной улицы базара и покупал себе свистульку. Вокруг него вились водовороты людей — он расположился прямо на проходе — караваны груженых ослов и верблюдов жались к стенам, но варвар был неподвижен — в конце-концов, потомок он Кона, или кто! По улице двигались богатые носилки в окружении стражи. Народ снимал шапки. Носилки прямым курсом шли на варвара. Жан и Лу приютились в темном переулке и стали смотреть, что будет. Варвар не реагировал на крики гонцов, пытавшихся расчистить дорогу, и сидел до тех пор, покуда носилки не уперлись прямо в него. Возникла заминка. Золоченые занавеси открылись, и оттуда показалась покрытая складками жира рука, присыпанная золотым порошком и усеянная кольцами.

— Прогоните его! — потребовал изнутри визгливый, но начальственный голос.

Суровые бородатые наемники в сияющих кирасах и шлемами с перьями сделали шаг вперед.

— Посторонись! — сказали они.

Молодой варвар отложил очередную свистульку и поднял на них взгляд, словно только что заметив всю суматоху.

— Или?

— Или будет… — сурово начал стражник. — плохо… — последнее он произнес без энтузиазма. Юноша встал и оказался на голову выше всех их.

— Кому? — спросил варвар спокойно.

Наемники переминались. На их беду раздался голос из паланкина.

— Псы!! Для чего я вам плачу! Прогоните его или ноги вашей не будет в моем доме!

Наемники обреченно вздохнули и достали копья.

Первый ринулся в бой, но руки варвара подхватили стражника, подняли брыкающегося воина над головой и швырнули в толпу. Командир бросился на него — варвар перехватил его копье, вырвал из рук и сломал об голову противника. Еще двое наемников пошли в атаку с короткими мечами — варвар поднял их за шиворот и ударил друг об друга.

— Ты… — вопили носилки. — Ты!! Вонючий варвар! Возьмите его!!!

— Кто вонючий, я? — спросил варвар сурово, и сделал шаг к носилкам. Рабы начли разбегаться.

— Стража!!! Стража!!! — орали носилки с все большей паникой. — Защитите казначея короля Кнаана!! Стража!!!

Из-за угла выбежал отряд королевской стражи — рослых мужчин в начищенных шлемах с гребнем и кирасах, с короткими мечами. За ними сурово шагал огромный воин в золотых доспехах и золоченом шлеме с крыльями ястреба — никак не меньше, чем начальник стражи базара, а то и всего города!

— Нарушитель! — громоподобно скомандовал он. — Именем короля Кнаана Конида ты арестован!

Юноша скорчил презрительную гримасу.

— Арестуй! Я и сам потомок Разрушителя! — и он достал из-за спины гигантский меч, принимая картинную позу.

Народ начал разбегаться.

Самый отважный (или самый глупый) стражник набросился на него. Варвар, не меняя позы, одним движением меча проткнул его вместе с кирасой. Среди лотков завязался бой. Варвар кидал стражников через прилавки, сносили ими лотки, рубил и колол мечом, топтал ногами. Командир стражи засвистел, и мерная поступь раздалась со стороны дворца. Ровные шеренги стражников в тяжелых доспехах перекрывали улицу. Разом по команде они достали гигантские щиты и сняли с перевязей дубинки из железного дерева — это был специальный отряд для борьбы с бунтовщиками. По взмаху руки командира отряд, ровно шагая, стал надвигаться на варвара, мерно стуча дубинками о щиты.

Тот отбросил последних двух стражников и встал посреди улицы, изготовив меч для удара. Жан увидел, что неподалеку стоит капитан Даагоб. Старый моряк скрестил руки на груди и наблюдал за стычкой со спокойным интересом. Тяжелая пехота мерно наступала. Варвар был готов оказать отпор. Жан от души сочувствовал местным чародеям!

— Куды это вы? — за спиной варвара появился воин — и какой! Немолодой, покрытый рубцами и шрамами так, что на нем живого места не было, одетый в меховые штаны, плащ мехом наружу и рогатый шлем, он возвышался на голову… над варваром!

— Чегой то вы мальца обижаете? — гигант сощурил глаза. — Потягайтесь с тем, кто покруче. — И он неторопливо пошел на шеренгу. За ним из таверн выходили еще варвары — новые все больше и больше предыдущих!

Шеренга остановилась. Варвар вразвалочку подошел к ней — солдаты предупредительно расступились. Только их командир остался стоять на месте — изрядно побледнев. Варвары внимательно следили за ним — им явно не терпелось подраться.

— Чего ж мальца обижаете? — спросил варвар. — А?

— Мы — именем короля Кнаана Конида … — ответил командир не очень уверенно.

— А мы — тоже от Кона! — веско закончил варвар. — Знай свое место! — И с этими словами резким толчком надвинул командиру на глаза его золоченый шлем с крыльями ястреба.

Солдаты, не дожидаясь команды, развернулись и ровно потопали обратно во дворец, для бодрости мерно стуча дубинками о щиты. Паланкин давно уже смылся. А варвар мирно сел на скамеечку — покупать свистульку дальше.

Друзья заглянули в известную Лу таверну, и спросили у хозяина столик Трехпалого — главы местных воров. Тот был остро нужен Жану для его плана. Однако вместо Трехпалого к ним подсел давешний варвар со свистулькой.

— Тут нигде больше мест нет. — сказал он, застенчиво поглядывая на Лу. Та вжалась в стену — лишь глаза ее горели в глубинах накидки.

Жан не стал говорить, чей это столик — Трехпалый и за стойкой поест!

— Тут видали… заварушку… — спросил варвар застенчиво. — Странные они какие-то городские… ну, сидит человек… ну объехали бы… А то — сразу драться!

Жан поддержал беседу. Варвар — его звали Комм — приехал сюда ловить темного чародея из зловещих лесов Пиков. Лу вжалась в стену еще сильнее.

— Вот найду его темную башню, слуг зловещих — чудовищ и демонов всяких покрошу — мечтал Комм — влезу на башню — большую-большую, черную-причерную… с горгулями. И проткну мечом этого мерзкого старикашку! И деву освобожу!

— Какую деву? — спросил Жан вежливо.

— Да как какую… Красивую! Они, темные чародеи, всегда красивых дев в плену держат! Вот убью и прославлюсь! Я уже и команду собрал!

За столик подсел могучий негр в шкуре леопарда.

— Ку. — представился он. — Потомок Кона-варвара!

Жан вопросительно поднял бровь.

— Ну, от принцессы Зимбмбии — объяснил Ку.

Рядом опустился сухонький старый китаец.

— И я — потомок Кона-варвара! От принцессы Чи из Кхитая!

— И я — тоже потомок Кона-варвара! — послышался писклявый голос из-под стола. Кто-то завозился там, и на табурете утвердился карлик.

Лу смотрела на него во все глаза, забыв свой страх.

— Я от лилипутки из Священного Цирка Сета — объяснил карлик сварливо. — Я — тоже варвар! Только маленький.

Жан невозмутимо кивнул.

— Кстати, — спросил карлик, возясь на стуле. — Кому-то нужен тут Трехпалый?

— Думаю — заметил Жан светским тоном, — мы уже заняли его столик.

— А вот не шиша! — сказал довольный карлик, и показал друзьям левую руку, на которой не хватало двух пальцев. — Чего вылупились? Трехпалый — это я!

Жан пожал плечами и изложил свое дело. Лу сделала ему страшные глаза, но Жана было не остановить.

Воры опешили.

— Украсть… меч Кона-варвара? — выговорил, наконец, Трехпалый.

Жан кивнул и вытащил из кошеля пару мелких драгоценных камней — из-за каких-то капризов местной геологии самый мелкий драгоценный камушек был здесь с голубиное яйцо.

— Это в задаток. Беретесь?

Варвары-воры переглянулись, подумали, посовещались и кивнули.

Еще два дня они планировали ограбление века и приступили к делу.

Друзья, накинув плащи, вошли в гигантский полутемный зал храма — раньше там поклонялись Сету, но теперь зловещие (и очень ценные) фрески были соскоблены, статуи Змея разрушены, и на стене, среди множества огромных цепей висел меч — король Кнаан объявил указом, что это тот самый меч, который Кон-варвар отнял у Короля мертвых, а несогласных отправлял туда же, куда Кон отправил короля.

В зале стояли толпы паломников, благоговейно взирая на меч; двое могучих варваров-жрецов в отороченных мехом шлемах встали по бокам от меча. Они и были главной проблемой — незатейливая, но чертовски эффективная система охраны! Жан зорко оглядел зал и поднял большой палец, глядя на хоры. Там во мраке притаилась Лу. Он повернулся к ворам и кивнул Трехпалому. Старый китаец-варвар подошел к стражам, откинул капюшон… и оттуда глянуло соблазнительное личико девушки — и девушки с отменной фигуркой! Лу знала ремесло иллюзии! Оба варвара подались к ней. Старый китаец заворковал фальцетом, томно опустив глаза. Варвары переглядывались, шепотом что-то обсуждали, поглядывая то на девушку, то на священный меч. Затем один остался на посту, а второй ушел куда-то во тьму зала под ручку со старым китайцем. Комм не удержался и что-то очень оживленно шепнул Трехпалому. Карлик улыбнулся.

Жан выждал секунд сорок и снова поднял большой палец, глядя на хоры. Паломники завизжали, подались в стороны и толпой с воплями бросились вон из зала. Посреди зала стоял демон. Да какой! Огромное трехглавое чудище, с когтями, как сабли, покрытое чешуей и почему-то с длинными ухоженными волосами. Головы его поднимались к самым сводам. Демон оглушительно ревел. Варвар-жрец не раздумывал и секунды. С ревом он бросился на демона, доставая из-за спины чудовищных размеров зазубренный меч. Со свистом он рассек воздух, и отсек бы демону голову-две, если бы тот был настоящим. Встретив на пути только воздух, варвар замешкался, не смог затормозить и влетел прямо в бесплотного демона! Через секунду оттуда вышел очень довольный Ку, поправляя леопардовую шкуру и убирая булаву с шипами. Китаец высунулся из-за колонны, оценил ситуацию, и заткнул за пояс дубинку, которой только что оглушил второго жреца.

Жан, Трехпалый и Комм уже бежали к мечу. Иллюзия чудища переместилась к входу, распугав одним своим видом целую роту бежавших в храм стражников. Ку спрятался в иллюзии и грозно ревел. Меч висел над Жаном на высоте метров трех от пола. Жан сделал знак Комму, тот пригнулся, и на плечи ему вскочил карлик, а на плечи карлику кое-как забрался Жан. Он ухватился за меч… и тот даже не шелохнулся. Его держали две толстенных цепи! Ругаясь (то есть пища), Жан достал свой нож. Он представлял, как к храму со всех сторон сбегаются варвары — настоящие демоны ныне посещали мир нечасто! Он яростно бил ножом в толстенные звенья цепи. Трехпалый пренебрежительно смотрел на это снизу.

— Ты его год будешь… пупок Заргады!! — воскликнул он в изумлении.

Ножик Жана с 5-й авеню был сделан из закаленной стали, а цепь — из ржавого железа плохой ковки. Нож оставлял в ней глубокие борозды. Первый варвар вбежал в зал, с ревом ударил иллюзию мечом наотмашь… и упал с ножом в груди. Цепь почти была перебита… второй варвар прыгнул на чудище с копьем и пролетел его насквозь. Он упал на пол и ошалело пытался подняться, когда китаец, прятавшийся за иллюзией, оглушил его дубинкой. Цепь распалась! Жан взялся было за вторую, когда Комм, которому надоело держать на спине их компанию, хорошенько дернул за ножны меча… и цепь лопнула! В эту же минуту орава варваров вбежала в зал. Жан подхватил священный меч и нырнул в боковой проход. Он мельком видел, как варвары рубили иллюзию, быстро поняли, что это такое, бросили это дело, грозно повернулись к убегавшим… и тут за их спиной из пустоты возник высокий бритоголовый старик со зловещим, но несколько растерянным лицом, одетый в зловещую черную хламиду и украшенный целой выставкой зловещих артефактов.

— Чародей!!! — заорали варвары и, забыв о беглецах, толпой помчались на него.

Жан и воры неслись по темному проходу. Они вынырнули на свет, в боковой дворик… и к ним повернулись шеренги городской стражи. Их возглавлял начальник в золотом шлеме с крыльями ястреба. Он грозно закричал… и увидел Комма! За ним вышел могучий Ку, следом — китаец. А в конце важно появился карлик. Начальник попятился. Комм выхватил меч, и друзья ринулись в бой! Нельзя сказать, чтобы стража так уже отчаянно сопротивлялась. Через минуту двор был уже очищен. Жан и воры выскочили на улицу, где их ждала повозка — Лу уходила отдельно. Карлик ударил вожжами лошадей — и они понеслись! Улицы Даакира летели мимо них, Жан сидел в повозке, прижимая к коленям священный клинок — чертовски длинный и неудобный! Погони не было! Повозка лихо свернула в переулок, опрокинула встречную телегу с огромными амфорами масла, разломала прилавок медника и кони остановились — все в пене. Друзья выскочили и бежали через какие-то узкие двери, вонючие коридоры и залитые нечистотами дворы. Наконец, они остановились. Жан еле дышал. Вокруг них простиралась разрушенная часть города, где прежде жили жрецы Сета. Пустой двор когда-то богатого дома зиял выбитыми окнами. Жан все еще тяжело дышал. Где-то вдали колокола били три часа.

— Точно… по времени… — с трудом выговорил Жан. — Никогда не знал, что могу быть криминальным гением…

— Оно точно… по времени… — кивнул Трехпалый. Карлику с его короткими ножками нелегко дался этот забег. И добавил громко. — Мы его привели, господин.

И тут же пустые окна ощетинись арбалетными стрелами. Десятки воинов в щетинистой броне гвардии короля выскочили из дверей. Отряд щитоносцев занял выбитые ворота. Комм крепко схватил Жана за руки, а Ку — отнял у него нож. Трехпалый взял священный меч и простерся ниц перед человеком, который вышел во двор посреди отряда солдат в золотой броне.

— Вот клинок Кона, ваше величество.

Король Кнаан смерил Жана взглядом прищуренных глаз. Это был немолодой седобородый мужчина с обветренным лицом, с которого на Жана смотрели мудрые карие глаза — человек массивный, словно скала. Двое телохранителей-варваров выглядели рядом с ним подростками.

Жанн выдержал его взгляд — честно признаться, не без труда.

— Рад видеть вас, король. — сказал он с достоинством. — Я хотел бы поговорить с вами наедине. Мой господин послал меня сюда именно для этого.

Жанн вполне насладился растерянностью окружающих. Он действительно похищал меч, чтобы поговорить с королем! Хотя, если честно, Жан рассчитывал благородно вернуть меч сам и напроситься на почетную аудиенцию… Эта мысль не раз приходила Жанну в голову, когда его, связанного в три слоя, волокли во дворец в плотном кольце гвардии.

К великому облегчению Жанна, его поволокли не в пыточную, а посадили в богато убранной комнате, крепко привязав к стулу. Немного погодя король Кнаан вошел — один, как и обещал — и молча сел напротив него. Минуту они глядели друг на друга молча.

— Итак. Кто повелел тебе украсть меч моего деда? — спросил король.

Жан выдержал паузу, а потом веско произнес.

— Его хозяин, ваше величество. Ваш дед. Варвар-Кон.

Король не изумился, не чертыхнулся, не вскочил; он поднял бровь и молча воззрился на Жана. Пот потек у того по спине. Кнаан оказался не так прост, как он думал! Когда-то король начинал наемником, затем возглавил отряд… два… три… и вот уже он служил кондотьером правителю Даакира — тоже, кстати, потомку Кона. Через пятнадцать лет Кнаан сверг прежнего короля и с тех пор правил городом сам. Сейчас, глядя ему в глаза, Жан понял, что недооценил старого короля…

— Покойный Кон? — спросил король, иронично подняв бровь.

Жану стоило бо-о-ольшого труда улыбнуться ему в тон.

— Варвары очень неохотно умирают… и никогда не уходят на покой!

Кнаан внимательно смотрел на него.

— В конце жизни великий Кон — продолжал Жан — спасая свой народ от зловещих огненных теней, покинул трон Аквилонии и уплыл на закат. Вы, наверное, догадываетесь, что там Кон нашел ЕЩЕ БОЛЬШЕ недобитых чародеев… — Кнаан кивал — и воевал с ними на корабле «Кецелькоатль», пока следы его не потерялись…

— Это было почти сотню лет назад. — заметил Кнаан очень вежливо.

Жан кивнул и продолжил важно. — Но и до сего дня о нем слагают легенды. Кона заметили не только люди. — он выдержал паузу. — Сам одноглазый Кром отметил моего господина.

Король слушал его, приподняв бровь.

— И что ж, Кром сделал его богом, как поют барды в тавернах?

Жан фыркнул.

— Вы недооцениваете Крома! Он совсем не дурак, чтобы давать божественную мощь… такому предприимчивому человеку!

Кнаан засмеялся. Король согнулся от смеха — Жанн верно попал в его биографию! Варвар отсмеялся и снял с пояса кинжал, украшенный изумрудами.

— И кем же стал Кон? — спросил он сурово.

Пот пробежал по спине связанного Жана.

— Когда господину пришел черед уходить, великий Кром спросил у Кона, чего тот хочет. И великий варвар попросил сделать его хранителем… своих потомков. Думаю, Кон думал про сына и наследника из Аквилонии… Те, кто были при Господине тогда, рассказывали, какое было у Кона лицо, когда Кром показал ему всех вас!

Кнаан отсмеялся нескоро. Затем он решительно махнул кинжалом. Прежде, чем Жан успел толком испугаться, король разрезал веревки.

— Это все похоже на правду. Ну и чем же занят Кон сейчас и почему прислал тебя, а не повидал меня сам?

Жан улыбнулся. — Кон сидит во дворце — прекраснейшим из дворцов старой Атлантиды — в окружении верных воинов, сподвижников и первых красавиц континента и пирует. «Потомки мои и сами справляются неплохо» — говорил он мне.

— Узнаю деда. — кивнул Кнаан так уверенно, словно слышал про Кона чуть больше, чем пару слов бабки.

— Это дело Господин поручил мне, чтобы не вызывать своим появлением суматохи в Старом мире.

Король кивнул.

— И что ж за проблема заставила его оторваться от объятий красавиц?

Жан вздохнул.

— Как всегда — чародеи.

Король поглядел на него внимательно.

— Неужели где-то есть некий необоримо-могучий, злобный…

— Нет, нет! — Жан замотал головой. — Вы обложили последнего в джунглях Пикии, он слаб, и осталось тому чародею недолго. Разрушителя беспокоит, что вы будете делать потом, когда колдуны кончатся!

Кнаан усмехнулся и поглядел на Жана очень внимательно.

Тот осторожно говорил.

— Господин считает, что вы специально разрекламировали того недобитого чародея на весь континент, чтобы собрать у себе побольше варваров — теперь у вас есть военная сила, с которой не способны справиться соседи, и в то же время все потомки Кона при деле, и никто из них не покусится на ваш трон… — король, прикрыв глаза, кивал.

— Но рано или поздно они найдут чародея и убьют! А потом в поисках подвигов — куда вы думает, их понесет?

Король покривился.

— На трон величайшего владыки Юга — на мой трон! И на трон Аквилонии! А потом на трон Исфаха, Кхитая и на все по очереди, до тронов самых мелких властителей.

— Вот-вот. — кивнул Жан — а Господин не хочет большого кровопролития среди своих потомков и разорения династии Аквилонии. В общем, он меня прислал с предложением…

Король внимательно слушал, поигрывая кинжалом.

— Чародеев надо разводить!

Кнаан глядел на него с великим интересом.

— Вам ничего не мешает в тайне держать последнего чародея где-нибудь на далеком острове и поставлять ему учеников и деньги, и вообще то, что нужно для жизни и магии. Кроме девственниц для вызова демонов, разумеется! Так мы разумно ограничим силы тех, кто владеет волшебством. Чародей, в ответ, обязуется совершать для вас небольшие, но яркие злодейства, которые привлекут в Даакир новых охочих до славы варваров. Вы ничем не рискуете, а выгоды…

— Хорошо… — король надвинулся на него. Жан невольно подался назад. — А чародей…

— С чародеем я уже договорился! — сообщил Жан. — Еще одна причина, почему Кон не мог заняться этим лично.

Кнаан усмехнулся.

— Договорился, говоришь? — а затем улыбка спала с его лица.

— Последний чародей — ты сам. — и он приставил кинжал к горлу Жана. — Я раскусил тебя… хоть и не сразу. Слуга Кона не стал бы называть его Разрушителем. Это имя из баллад, и еще во времена моей молодости те баллады были новинкой. Там, в Закатных землях, неоткуда их знать.

Сердце Жан билось бешеной птицей.

Король улыбался.

— Мне рассказали о заклинаниях иллюзии в храме. Ты не так слаб, как я думал, чародей.

Жан сглотнул. Нож у горла отбивал у него всякие дельные мысли.

— Ты придумал все о Коне? Так?

Побледневший Жан кивнул, поняв, что отпираться будет только хуже.

— А я уже почти поверил… — вздохнул Кон. — Это был бы чертовски хороший конец для деда…

Он помолчал. А потом убрал кинжал и произнес.

— Значит — тебе нужен остров, мое покровительство и ученики? Это чертовски хорошее предложение, от кого бы оно ни исходило. Давай-ка обсудим условия, чародей.

***

Неделю спустя Жан сидел с бокалом драгоценного вина, среди ковров и подушек на борту галеры капитана Даагоба, идущей в открытое море. Сияющая Лу расположилась рядом, прижавшись к его боку. Жан был на вершине блаженства. Он обеспечил безопасность Лу! Он обеспечил будущее магии в мире!

И теперь была только одна проблема. И немаленькая проблема. Жан совершенно не представлял, как попадет домой!

 

 

читателей   145   сегодня 4
145 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...