Безумная прогулочка в салун

Одинокий путник волочил ноги по растрескавшийся от сухости земле, изредка натыкаясь на перекати поле, а может даже и на кактус, выбивающийся из местной цветовой гаммы. “Зачем им надо убивать бармена в захудалом городишке? Надо было спрашивать раньше! Подожди, подожди, в нашем деле так не принято, лишние подозрения и вообще… Подозрительно, дерьмо. Может это меня хотят убрать? Действительно, очень странно. Странно? Возможно, кто-то следит за мной прямо сейчас! Так, веди себя естественно, без резких движений”. Рэми медленно достал флягу из-под пончо и сделал пару глотков, осмотрев застывший пейзаж. “Вот так, они даже и не подозревают, что я знаю о них. Сколько раз это оказывалось правдой? Ни разу. Стоп, что ты говоришь? Ни разу меня это не подводило. Вот именно! Так, двигайся по маршруту, ты о них не знаешь, хе-хе-хе-хе”. Так он и продолжил свой путь с улыбкой.

***

— Так, что тут у нас: винтовка, два револьвера по бокам, нагрудный пояс с ножами. Ты в курсе, что это тихий городок, бродяга? – шериф бегал глазами по незнакомцу, стараясь осмотреть лучше.

— И что? Неужели здесь не найдется приюта для честного путешественника, в столь трудное время? Повсюду бандиты и мошенники! Я еле сберег этот кошель. – После этих слов Рэми потянулся за тугим кошелем монет. Шериф уже взял его на мушку.

— С трудом верится, что в нем золото. Пончо в дырах от пуль и крови, а в сомбреро зияет дырка от крупноколиберки, точно на затылке. Ты снял все это с трупа! Дай Бог одного. – шериф сплюнул под ноги незнакомцу.

— Спокойно, я не хочу неприятностей. Вот деньги, столько не насобираешь с трупов. – Рэми кинул два золотых в ноги шерифу, демонстративно показывая содержимое кошеля.

Сгорбившись и уставившись в землю, Рэми пошел мимо шерифа в салун. Он услышал его. Гордый повелительный голос. Дух хранитель звал.

— Дитя мое, достоин ли ты? – спросил дух.

Дух Рэми вырвался из тела и устремился к своему хранителю. Он оказался перед парящим в небе Орлом, а его тело также брело по направлению в салун.

— Конечно, как и всегда. Я исполняю твою волю.

— Змеиное гнездо. Я их вижу. Они там, внизу. Уничтожь их всех.

И вот он встал перед дверьми салуна. “Все очень плохо. Здесь другие избранные, или другой. Не понятно.”— Рэми оглянулся назад, посмотреть, не оглянулся ли шериф, — “Точно, он прав, я хожу как оборванец, надо с этим заканчивать”. После этого он тотчас скинул сомбреро и пончо на землю. В салун он вошел по пояс голый. Немногие посетители напряглись при виде жилистого молодого человека.

— Бармен, мне пожалуйста кока-колы, и побольше кокаина, – тихо сказал Рэми.

Щуплый старичок с зашуганным взглядом начал быстренько готовить заказ. Налил, смешал, взболтал и пустил по барной стойке черный напиток.

— Благодарю. Бармен, можно вас на секунду? – сказал Рэми и мгновенно осушил стакан.

Перед ним быстренько предстал старичок, весь сжавшись под его взглядом.

“Конечно это не он, как же узнать где настоящий? Как могли кокаиновые бароны заказать его? Бред… Хотя помнишь, что сказал дух? Убить всех. Странно. Нет, нет, плохое совпадение, может по итогу будет хорошим, не надо лишние время на поиски тратить… Соберись! Да, именно сейчас и начну. Боже, сердце сейчас взорвется, благословенный кокаин”, – Рэми вытер рукой остатки напитка с губ и потянулся за ножом с безумным взглядом.

В этот момент в салун врываются трое в масках с ружьями на перевес, начиная палить во всех, кого видят.

“Дух, самое время благословить меня, твоего избранного воина!” – Рэми видел их всех как орел, практически на триста шестьдесят градусов. Выстрел в его сторону. Пуля медленно летела мимо него, очень близко, царапая кожу. Теперь Рэми покрыт ошметками головы бармена, где кусочки мозгов придают особенно пикантный вид нашему герою. Дальше только рефлексы и память мышц. Три выстрела — три трупа.

“Опасно, очень, надо убираться отсюда. Я весь дрожу, как всегда… Прекрасное чувство страха, я же ради этого этим занимаюсь. Хаха, ну конечно.” – тут Рэми заметил спрятавшегося за перевёрнутым столиком посетителя, толстенького мужичка, с трясущимися руками. Рэми угрожающей походкой направился к нему, держа на прицеле.

— Я тут не причем! Господи не убивай! — сказал истеричным голосом выживший. – Это все люди бармена! Клянусь!

Рэми бросил короткий взгляд на стену, запачканную кусочками мозгов бармена.

— Он мертв! И я не убиваю безоружных мужчин, я их насилую! – Рэми демонстративно скинул остатки одежды и остался в одних ботинках.

“Теперь этот парень усрётся по полной. Конечно! Я веду себя как полный псих, а он даже не подозревает, что я обычный здравомыслящий человек с креативным мышлением! Как я хитер… Почему он не отводит взгляд от моего… Фу, боже, чертов извращенец, не отрывает взгляд от моего хрена…”. Из мыслей Рэми вырвал голос выжившего.

— Так это, бармен — это кличка шерифа нашего. Он знатный хитрец, подмял под себя всю торговлю и банды. Прошу вас сэр, осторожней с ним, а лучше убирайтесь отсюда. – теперь он говорил с Рэми с большим уважением и трепетом за дальнейшую судьбу, как будто он увидел, какую огромную роль играет в его жизни, особенно смотря на его пах.

Пять выстрелов револьвера, все в лицо выжившему содомиту.

“Штаны одеть было бы разумно, но. Но! Нужно попробовать что-то новое, расширять свои границы. Вполне возможно, что моя боеспособность повысится если я буду сражаться голым! Отличная идея. Да, да, безусловно хороша”, – с этими мыслями Рэми выскочил на улицу.

Никого. Только перекати поле и Рэми. Город вымер. “Наверняка кто-то следит за мной, как всегда думают, будто я ничего не подозреваю. Конеч… Он внизу. Тихо, не шевелись, змеи же не любят резких движений. Делаем вид, что мы осматриваемся”, — выстроив в голове стратегию, Рэми отскочил вверх и в сторону, кончик клинка, слегка торчащий из—под земли устремился за ним. Изворачиваясь в воздухе, он сумел избежать смертельной раны, и приземлился на безлопастном расстоянии от противника.

Клинок оцарапал Рэми от колена левой ноги до середины лопаток, маленькие струйки крови потекли вниз. Голый, в одних сапогах, он держал в каждой руке по револьверу, а напротив стоял усатый шериф со змеиными глазами. Своим длинным языком, усач как бы общипывал окружающее, медленно водя по кругу перед собой. “Язык раза в два больше, чем у обычного человека, и катана размером с меня, совершенно очевидно, что он комплектует по поводу члена… Стоп. Тихо, тихо, я все понял, тихо, тихо. Он может просто по приколу отрубить мне хрен, потому что он болтается в воздухе. Только представь, он ещё и отрубит его перед смертью, типа ему нечего терять! Спокойно, он даже и не подозревает об этом. Кому вообще может это прийти в голову, бред какой-то.”

— Ты что, боишься, что я тебе хрен отрублю? — спросил шериф, держа катану двумя руками левее себя клинком вверх.

— Нет, с чего бы? – с усмешкой ответил Рэми.

— Две вещи. Я чую твой страх, и ты раз десять посмотрел на лезвие и свой хрен. Да? – усатый шериф наклонил голову так, чтобы тень от ковбойской шляпы скрывала змеиные глаза.

“Он меня раскусил! Так, прикинься умным, и что все под контролем”, – Рэми нервно облизывал губы.

— Нет, конечно нет. Ты думаешь, я стоял и пялился на тебя размышляя, как ты будешь отрезать мне хер в различных вариациях? Э-э-э, ну там, например, перед смертью от отчаяния, по приколу, случайно, намеренно, чтобы унизить. Кхм, сам понимаешь, да? – с этими словами стрелок гордо выпятил грудь, показывая свое превосходство.

— Да понимаю. Ты же не хочешь сражаться? Змеиный бог отпускает тебя, ты можешь идти, нам не обязательно убивать друг друга, – плечи шерифа слегка опустились, а взгляд стал более мягким.

“Отлично, надо соглашаться”, — Рэми уже убрал левый револьвер в кобуру, как услышал орлиный крик. “Нет, нет. Это уловка! Уловка! Великий дух Орла, я служу тебе, как и раньше”. Он бросился на врага с диким животным воплем. Все мышцы лица максимально напряглись, из глаз потекли слезы. Гримаса боли.

Выстрелы. Змеиный прислужник буквально уклонился от каждой пули. Мечник вспахал катаной землю, скрываясь в облаке пыли. Рэми подпрыгнул на пару десятков метров вверх и достал из-за спины винтовку. Чуть левее облака пошевелилась земля. Выстрел. Оттуда брызнула кровь. Резким рывком вверх змеиный адепт устремился к врагу в воздухе.

“Как медленно, все такое нереальное. Он просто разрезает мои пули в воздухе, а я теперь не могу увернуться. Это будет быстрая смерть. Убей меня! Я не хочу испытать кару за поражение, за низость, за…” – противник летел к Рэми все ближе, описывая катаной круги, намереваясь отрубить голову и лодыжки. Вдруг, змеиный прислужник заметил Орла.

Своим последним ударом шериф пригвоздил Рэми к крыше салуна, проткнув позвоночник. Парализованный он лежал на крыше, как корм для стервятников. “Еле дышу, сложно, очень… Нет, этот Орел. Как ты меня выбрал? Зачем? Я же совсем не такой”, — тяжело дыша и истекая потом и кровью, во время полудня, Рэми не отрывал взгляда от птицы, по-хозяйски расхаживающей по телу в поисках удобного места.

Расположившись в тени под зонтиком, и потягивая прохладный лимонад через трубочку, шериф наблюдал, как Орел выклевывал печень у своего последователя, карая за поражение.

читателей   123   сегодня 3
123 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 3,33 из 5)
Загрузка...