Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Путь боевого некромага

Я исподволь наблюдала за посекундно меняющимся выражением лица своего наставника Альрика. Живость его лица забавляла и вызывала легкую зависть, а слушать политиканов, собравшихся за столом переговоров в круглой деревянной зале, стало уже невыносимым.

Они говорили: какой толк в сборе армии, все равно враг непобедим. Может, беда и вовсе минует, обойдет стороной топи и болота — а что с них взять-то? Правильно, нечего. Значит, враг поленится и направится прямиком к людям степей.

А то, что с людей степей взять можно и того меньше, никто не вспомнил. Равно как и то, что у бедных крестьян чуть севернее тоже полакомиться нечем, но деревни их в огне и пепле.

Наставник думал. Об этом говорили тяжелые складки на лбу и глубокая борозда между кустистыми черными бровями. И, судя по лихорадочно сияющим глазам, что-то он уже надумал. Короткие пальцы, сложенные в замок на выдающемся животе, беспокойно сжимались, круглое лицо покраснело от работы мысли.

Болотный народ шумел — жабоподобные и ящерицевидные создания размером с пятилетнего ребенка, пахнущие илом и затхлой водой, с блестящей кожей всех оттенков зеленого и коричневого.

— Да и вообще, зря мы, что ли, некромагов позвали?! — проквакал кто-то. Присутствующие скосили выпуклые желто-зеленые глаза на нас и согласно закивали.

Действительно. Два некромага против дракона.

— Простите, уважаемые, — я поднялась с трудом, резные стульчики из местных кореньев строгались под размеры болотного народа. — Вы всерьез считаете, что мы за деньги будем рисковать своей жизнью, выступая против дракона?

Удивлению их не было предела. Видимо, и впрямь искренне верили во власть денег над наемниками. Наставник одобрительно закивал, важно поглаживая бороду и подкручивая усы.

— И без поддержки вашей армии? — последнее слово далось мне с трудом. Примерно с тем же, с каким представлялась вышеупомянутая армия. Лягушки и ящерицы в доспехах и с оружием в руках.

Политики и именитые горожане призадумались. Им и в голову не приходило, что наемники могут попросту отказаться от работы, где шансы на победу нулевые.

— Караул! — с полным ужаса криком в зал ворвался крошечный бледно-зеленый лягушонок. — Дракон!

Отказываться было поздно.

— Может, еще успеем убежать, — шепнул мне дородный наставник, лихо сорвался с места, схватил меня под локоть и устремился с невиданной прытью по шатким подвесным коридорам. Болотники жили в круглых деревянных конструкциях, напоминающих ульи, на тонких и высоких деревьях с разлапистыми корнями, уходящими глубоко в водянистую и липкую почву. Дома связывались друг с другом узкими веревочными мостами.

Ноги в черных кожаных сапогах регулярно цеплялись каблуками за неструганные доски, в воздухе тянуло болотной гнилью и илом, наставник резво несся вперед. Мимо нас в панике прыгали представители болотного народа, путались под ногами и утробно перекрикивались на родном языке. Стоящий в воздухе гам ввинчивался в уши, ор и кваканье становились все громче, подвесные мосты ходили ходуном и выплясывали дикие танцы уроженцев пустынь. Я отупела от быстрого бега и постоянной боязни свалиться в топь и бездумно переставляла ноги.

— Эх, — тяжко вздохнул Альрик, резко затормозив. По-моему, он даже не запыхался. — Не успеем.

Горизонт горел, редко и едко вспыхивая. Дым стоял коромыслом, закрывая гадко-серое осеннее небо, запах гари достигал носа. Казалось, что слышен треск горящих и падающих деревьев.

— А если назад? — сипло спросила я.

— Куда назад? — хмыкнул Альрик. — К степнякам, на их копья нанизываться? Они же нашего брата на дух не переносят! А тут еще и дракон за нами по пятам. Решат, что мы натравили. Они ж темные, откуда им знать, что нам подобное не под силу.

— Мимо дракона? — робко предложила я, уже начиная понимать, что отвертеться от свалившегося на нашу голову заказа не удастся. До этого самое опасное, что мне приходилось выполнять, это упокоение разбушевавшегося упыря под неусыпным надзором наставника.

— Защитный плащ натянуть и под брюхом пролезть? — искреннее веселье. И вправду, глупо. По выжженной земле, без крова, пищи и средств передвижения мы далеко не уйдем.

— На запад? Восток?

— На востоке горы, все перевалы полны бандитами и гоблинами, без запасов и подготовки не пройдем. На западе все те же степи, а за ними Грань. Ты же за Грань не думаешь сигануть?

— И что делать? — усевшись прямо на подмостки, уныло вопросила я.

— Помнишь заклинание двенадцати? — хитро прищурившись, спросил наставник, ловко сохранив равновесие при очередном реверансе мостика.

— Ну помню, — не понимая ничего, аккуратно подтвердила я.

— Провести сможешь? — уже куда серьезней.

— Ты чего?! — взвизгнула я. — Смерти моей хочешь?

— Тихо-тихо, Уна, не истери, — и я сразу перестала, да. — Не такое уж оно и опасное, как ученикам объясняют.

— Еще опаснее? — фыркнула я, скрестив руки на груди.

— Выбора нет. Давай разойдемся, я обогну болота с запада, ты с востока. Встречаемся на Торговом пути, на самом въезде на болота.

— Уже после проведения?

— Ну да. Соберемся вместе и попытаемся прорваться мимо дракона, выйдем на распутье Торгового пути — и на север. Говорят, там неподалеку людская деревня, и ее вроде миновало.

— Хорошо, — я уныло поднялась. Альрик, на прощание дружески похлопав меня по плечу и подмигнув, развернулся и спустился вниз, на тропу. В него с размаху врезались паникующие болотники и отлетали на несколько шагов, подскакивали вновь и неслись. Мне показалось, что они бегали просто так, нарезая круги.

Я следила за судьбой его широкоплечего и высокого силуэта, постепенно растворяющегося в толпе и вечном дымке. Черные спутанные волосы по плечи, кожаную куртку и уверенный шаг поглотил туман, оставив меня в полном одиночестве.

Поправив черный плащ, путающийся в ногах, я подтянула шнуровку на высоких сапогах, проверила содержимое котомки, кошелей на поясе, состояние рубахи. Я сознательно оттягивала момент, когда придется спускаться и идти, и задержала взгляд на пейзаже.

Болота были извилисты, словно кишка — повторяли контур бьющих из-под земли ключей, находящихся на этой земле в таком количестве, что образовались топи. Легенда гласила: это место священно, ибо именно здесь появилась первая разумная жизнь в виде человекоподобных амфибий. Темно-зеленая почва, ступая по которой нельзя быть уверенным, что не провалишься. Вечная влажность, оседающая на одежде едва заметными каплями, воздух тысячи лет пропитывался землистым запахом ила, отдающего перегноем. Небо на севере грозно моргало ало-рыжими всполохами, становившимися все ярче. Застывшим взглядом я наблюдала панику болотного народа и изучала деревья, удивительно целеустремленно вонзающиеся в низкие кучевые облака.

Из легкого транса меня вывел влетевший в бедро лягушонок. Все же найдя в себе силы пойти, я спустилась по шаткой веревочной лестнице, чертыхаясь и всаживая занозы в руки. Оказавшись на земле, я двинулась на восток по узкой насыпной тропе, пытаясь увернуться от паникующих лягушек.

Мне потребовалось полчаса, чтобы покинуть деревню, и тут же болота закончились, сменившись редким лесом. Маленький и скрюченные из-за недостатка солнца деревья выглядели откровенно жутко. Конец зимы выдался теплым, и намерзь со снегом, покрывающие почву, уже подтаяли, только под деревьями и в оврагах еще можно было отыскать подобия сугробов, в лесу темнели прогалины. Воздух посвежел, сквозь тяжелый запах болот пробился легкий аромат хвои.

Где-то далеко раздался рев дракона, и деревья загудели и задрожали, словно в каждом просыпалась от долгого сна разозленная нимфа. Я подняла руку и, бессмысленно расходуя энергию, принялась поднимать снег и обрушивать его просто так, в попытке отвлечься.

Дракон. Самый сильный дух-представитель Огня, магическая суть стихии в чистом виде.  Необузданная, едва-едва оформленная в плоть, бесхитростная и беспощадная. Сгусток энергии, разрушающий все вокруг.

Я отчаянно поднимала снег и воду из ручья талых вод, но они, оторвавшись от земли на пару десятков метров и пролетев по воздуху еще около пяти, падали. Телекинез некромаги изучали неглубоко, слишком отличается Смерть от других видов энергии. Почему, ну почему я выбрала именно эту специализацию?! Могла бы быть стихийником. Воды, например. Или Воздуха. Сейчас бы уплыла или улетела, не вступая в бой.

Тяжело вздохнув, я нашла место, подходящее для заклинания, небольшую полянку с кривым кустарником посередине. Начертав на холодной и влажной земле самый простой из возможных магических кругов, я расставила ноги на ширине плеч и взмахнула руками, словно собиралась взлететь.

Заклинание, которое я творила, технически было одним их самых легких. Наравне с вызовами духов-полтергейстов и наведением язвы желудка. Проблема появлялась позже — когда маг, материализовав в Живом мире двенадцать сильных темных духов, которые являлись воплощением энергии Смерти, должен был победить их. Чтобы взять контроль.

Иначе…

Я завершила, ни разу не сбившись. Последний пасс остался висеть в воздухе следом от сил, вложенных в заклинание. Посреди поляны концентрировалась с огромной скоростью энергия, стягиваясь в темно-серые вихри, незаметные глазу не-мага. Призванные материализовались.

Параллельно комом к горлу подступала паника. Я не знала, что делать дальше, ступор, возникший еще во время разговора с Альриком, развеялся от дикого страха, сжавшего нутро в повелительном жесте «Беги! Прячься!».

При нервном осмотре поляны пришло понимание, что скрыться не удастся. Я сделала первое пришедшее на ум, чтобы спастись — в тот момент разум не остался в голове, ретировавшись во время наибольшей нужды.

Кинувшись к кустарнику, я неловко приземлилась в уцелевший сугроб и принялась поднимать снег, соскабливая с земли, и обрушивать на себя, чтобы спрятаться. Быстро, жестко, не раздумывая и отчаянно боясь. Сердце отплясывало в груди, легкие горели от недостатка кислорода, прядь темных жестких волос, выбившись из прически, прилипла к мокрому лбу. В меня безостановочно летел снег, смешанный с грязью и наледью. Руки, дрожа от напряжения, совершали хватающие движения в воздухе, хоть телекинез и требует только усилий разума. Часть груза не долетала и с глухим хлопком падала на землю. Было плевать, я вновь и вновь поднимала, приближала и кидала с размаху. Страх накрыл меня с головой.

Наконец, духи окончательно воплотились, и я затихла. Снег, смешанный с грязью, словно лопатой безумного набросанный сверху, начал потихоньку подтаивать — сердце билось как бешеное, и, кажется, у меня поднялась температура.

Глаза я открыть не решалась, но по чувствительной коже виска скользила капля влаги, оставляя ощущение щекотки. Чуть-чуть — и кожа век ощутила легкое прикосновение ветра. Понимая, что хуже не станет, я осторожно приоткрыла глаз.

На меня сверху вниз смотрел статный черный конь, презрительно и шумно фыркающий. «Как банально. Лошадь» — мелькнула мысль.

Я подскочила на инстинктах, совершенно не осознавая ничего, и мертвой хваткой вцепилась в загривок призванного, в этот же момент я ощутила возникшую нить контроля над ним. Паника подхватила тело как пушинку и закинула на спину потусторонней животине, а после заставила меня развернуть коня и пустить в галоп — дальше, как можно дальше отсюда.

Успевшие разбрестись по поляне остальные одиннадцать всхрапнули и подняли головы, видимо, даже растерявшись от наглости вызвавшего их некромага,. Взгляды красных, горящих глаз в сгущающихся сумерках напугали меня еще сильнее, и я что есть сил подгоняла духа, как обычную лошадь.

Увидев перед собой еще не плененного собрата, он встал на дыбы. Я всегда отличалась замедленной реакцией и по инерции понукала коня, что последний понял не совсем верно. Раздувшись в размерах, мой дух что есть дури — а ее было немало — ударил собрата копытами в грудь.

Не ожидавший предательства призванный завалился на бок, а в моем сознании появилась еще одна нить управления. Нас уже было трое против десяти. «Не такие уж плохие шансы» — с воодушевлением поняла я, оставив мысль о бегстве. Развернув немногочисленное воинство к оставшимся духам, на чьих мордах читалась крайняя степень изумления, я бросилась в атаку, не позволяя себе задумываться о последствиях. Пальцы и колени дрожали, но велика ли разница — быть сожженной драконом или погибнуть от копыта призванных?

Двое моих духов раздулись, нагло заимствуя энергию для трансформации, и дрались с отчаянной смелостью, невольно вызывавшей зависть. Возможно, с такими ребятами у меня есть шанс против дракона.

Двенадцать только на первый взгляд были похожи, как две капли воды. Кто-то ниже и коренастее, с тупой мордой, кто-то смахивал на урожденного верхового в конюшне аристократа, кто-то был огромным боевым конем. На грудине горело огненно-алое пятно, вспыхивая и погасая в такт сердечному ритму, и даже оттенки красного у них различались.

В конечном итоге предприятие увенчалось успехом. Духи, ошалевшие и ожидавшие чего угодно, кроме произошедшего, попались. Как я поняла чуть позже, они и не хотели меня убивать. Они пламенно желали глотнуть капельку свободы и позволили некромагу завладеть контролем над ними, сопротивляясь скорее для острастки.

 

Мы быстро добрались до места встречи — оказалось, призванные могли летать. Редкий лес расступился, открывая широкую, проторенную тысячами путников и торговцев дорогу связывающую основные города. Темная почва, остатки грязно-бурого снега и серое небо навевали тоску.

Мысли в голове путались из-за нитей контроля, накрепко и невидимо связавших меня с духами, их желания и настроения нагло вмешивались в сознание, сбивая с толку. Большинство из них хотело есть.

Временами я начинала видеть их глазами — в основном, саму себя, невысокую девушку с широкими бедрами, узкими плечами и маленькой грудью, и даже смуглость кожи не скрывала бледность и перекошенное от напряжения лицо. Хуже всего выглядело воронье гнездо из длинных и жестких темных волос. Жалкое зрелище, видение которого я тут же стряхивала, передергиваясь.

Альрик все не появлялся. В отличие от дракона, чей оглушающий рев гнул худосочные и болезненные деревья в перелеске неподалеку. Сумерки сгущались, даря надежду на возможную победу — создания Огня сильнее всего под светом солнца, ночью они слабели.

Я знала только одно — без великой нужды больше призывать не буду. Никого. И подтяну физическую форму, бегать магу тоже надо уметь.

Духи тянули мои силы, и я возблагодарила небо за оказанный мне свыше дар в виде огромного резервуара с энергией. И наставника, научившего его пополнять вовремя. Дракон убивал множество живых организмов, и их смерть подпитывала меня, опьяняя энергией.

Хотелось бы дождаться Альрика, но выбора не было. Небо горело, слышался треск, деревья вокруг воспламенялись, в паре километров от нас появился дракон, пока что похожий на красный бумажный фонарик. От возникших ассоциаций я нервно рассмеялась.

 

Смерть против Огня. Делайте ваши ставки, господа!

 

* * *

Альрик чертил множественные круги. Самые сложные элементы из всего репертуара боевого мага — а разжиревший на щедрых лаврах прошлого нынешний Наставник молодежи еще помнил, каково быть боевым магом. С рук по пальцам текла энергия, впитывающаяся в линии подобно чернилам, по виску медленно и раздражающе текла капелька пота.

Он помнил себя боевым магом, участвовавшим и выжившим в великих битвах. И он желал повернуть время вспять.

 

* * *

Вблизи дракон выглядел яростно-бушующим шаром с отростками. Огромный сгусток энергии Огня, столь сильный, что ореол языков пламени скрадывал очертания тела, увеличивая обладателя в разы. Четко виднелись разве что длинная шея, куцые крылья и мощный хвост — хорошо, хоть летать он не мог. Влажная после зимы земля под ним выжигалась, сохла и трескалась, не оставляя любой жизни шансов. Я видела, как расходящиеся во все стороны лучи энергии Огня впитывались в чернозем. Болота в недалеко от нас начали нагреваться, мерзкий запах ила и гнили усилился, вызывая рвотные позывы.

Воздух звенел, шипя искрами, небо выло волком, облака испарялись подобно болотам, и влага долетала до нас в виде обжигающего пара. Я натянула плащ на лицо, по возможности закрыв обнаженную кожу.

Как сражаться с ним? Ответа не находилось, и в ступоре, по-видимому, пребывала не я одна. Боевой настрой, с коим мы явились сюда, испарялся с той же скоростью, что и влага в окрестностях. Мы поразились пугающему величию противника настолько, что забыли про ужас.

Дракон нас заметил. Повернув шею, он уставился черными глазами-пуговками на группу зависших в воздухе призванных во главе с некромагом. И яростно взревел. Громкий агрессивный клич подействовал хлесткой пощечиной, вернув нас в реальность. Как только последний отзвук окончательно превратился в эхо, из пасти дракона вылетела узкая и причудливо изгибающаяся струя пламени.

Духи отличались хорошей реакцией, бросившись врассыпную и резко набрав высоты, они взяли противника в кольцо. И, задавив образами команду хозяина «Бежать!», не дав ей воплотиться в приказ, воодушевленно кинулись в бой.

Что за невезение, а? Спустя полгода с начала практики я сражаюсь с драконом. Бред какой-то, не иначе.

Мимо обжигающим вихрем пролетело пламя дракона, и я позорно закрыла глаза, взвизгнув. Ресницы, брови и часть волос сгорели, и в нос ударил резкий запах паленого, местами неприкрытая кожа саднила ожогами. Спасалась я уверенной командной работой призванных — тот, на котором находилось мое до смерти перепуганное тело, держался подальше, остальные носились вокруг взбешенного дракона. Умом он не отличался и с возрастающей злобой пытался сожрать или спалить хотя бы одного раздражающего духа, мельтешащего перед ним. Лихорадочно пытаясь сообразить, что же делать, я чувствовала чудовищные отчаяние и панику, как вдруг неподалеку возникла мощная энергия Смерти.

— Альрик! — надежда. Поддавшись ужасу, я уже начала думать, что он бросил меня. Выступившие от радости и счастья слезы ребенка, найденного матерью в толпе на рынке, мгновенно высохли от жара, а я застыла от удивления.

Наставник выглядел моложе лет на двадцать. Высокий, подтянутый мужчина с хорошим телосложением и внушительным резервуаром, открытым на полную. Альрик не мелочился, подготавливаясь к бою. На мгновение сознание посетила мысль, что он в молодости был потрясающе хорош собой.

Духи, почуяв сильного некромага, забеспокоились. Глубоко вдохнув, я передала нити контроля наставнику, ощутив облегчение. И все же я почти обиделась, когда меня сгрузили на землю, как балласт, попросту стряхнув со спины. Альрик запрыгнул на коня вместо меня.

— Вот видишь! — он подмигнул, а его усы сворачивались от жара. — Я знал, ты сможешь!

«Надеялся» — поправила про себя я, глядя на стремительно удаляющуюся спину. Альрик никогда так не радовался встрече со мной.

— Стой! Мы же хотели прорваться мимо! — пораженная внезапно вспомнившимся, прокричала я вслед. Ответа не последовало.

Разыгравшаяся передо мной сцена потрясала. Вихри энергии — дымчато-серой Смерти и ало-рыжего Огня — танцевали, силясь уничтожить одна другую. Земля плавилась и искрила, поднималась нечисть, подпитываясь Смертью, и тут же уничтожалась Огнем.

Я стояла с открытым нараспашку резервуаром, отдавая энергию духам и наставнику, и отчаянно пыталась припомнить хотя бы одну молитву Множественному богу, чтобы Альрик выжил. Беспомощность, охватившая меня, вызывала раздражение и негодование на саму себя. Жалкое подобие некромага. Юная ведьмочка, а не полноценный маг.

Призванные оказались невероятно сильными. Раздувшись каждый до внушительных размеров, они дрались отчаянно и самоотверженно. Спустя полминуты, показавшейся мне вечностью, дракону оторвала крыло группа четырех призванных одним прицельным ударом, и он завалился на бок, по-собачьи заскулив. Тяжелый кусок плоти с ошметками белеющей кости и кожистыми складками — пролетел в паре метров от меня, забрызгав тяжелой кровью с четким металлическим привкусом. Меня едва не стошнило от запаха подгоревшего мяса.

Жуткая боль парализовала дракона, его резервуар истощился. Наставник и духи попросту раздразнили противника, заставив выплеснуть силы, а сами тратились только на защиту. Оставалось только добить.

В детстве я однажды видела вдалеке падающую комету. Финальный удар со стороны выглядел как комета вблизи. Призванные собрались в воздухе клином и упали в штопоре вниз, целясь в дракона. Альрик и духи забрали мою энергию подчистую, и я упала на горячую и выжженную боем почву, надеясь, что мне просто приснился страшный сон.

 

* * *

Глаза резал яркий солнечный свет. Я лежала в своей комнате в гильдии, ожоги по всему телу не давали усомниться в реальности произошедшего, хоть старания уверовать в обратное и были велики.

Дверь распахнулась без стука, и по поступи я узнала наставника. Когда он появился в поле зрения, я негромко вскрикнула — Альрик постарел за прошедшие сутки лет на десять. В густых усах явственно прослеживалась седина, виски тоже покрылись серебром. Время — самый жадный ростовщик, которого невозможно провести.

— Прости, — вернувшееся раздражение на себя закралось глубоко внутрь, выжигая меня изнутри драконовым пламенем. Наставник и призванные после тяжелого боя тащили мое безвольное тело до Гильдии, после распрощались. Духи ушли в Иной мир довольными донельзя. Они получили то, что яростно желали — глоток жизни.

— Ты храбрая девчонка! — Альрик радовался, как ребенок, казалось, не заметив произошедших с телом изменений. — Лучшая! Я знал!

Я даже растерялась, во все глаза глядя на наставника.

— Если бы не призвала их, чтобы я делал один против дракона? И, думаешь, мне бы хватило энергии? — довольно пояснил он, заметив мой ошарашенный взгляд. — Герои — далеко не всегда те, кто на передовой. В прошлом я видал и более страшные битвы, но более храбрых девушек — нет.

Я навострила уши. Прошлое Альрика всегда было тайной за семью печатями. Немного помолчав, он произнес непривычно серьезно:

— Именно так начинают те, кого впоследствии называют великими. В процессе становления многие умирают, а ты сумела выжить. Так что, — наставник присел на край восхитительно прохладной постели. — Не переживай! Ты умница. Я никогда не жалел о том, что взял тебя в ученицы.

Альрик оставил меня отдыхать. А я сидела на кровати, оперевшись обожженной спиной на подушки, и с силой сжимала обеими руками край одеяла, уставившись влажными глазами в тяжелые складки материи перед собой.

 

Бой с драконом казался сущей мелочью. Плохим сном, навеянным дурманом.

читателей   116   сегодня 2
116 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Loading ... Loading ...