День Перевоплощения

 

— Проклятье! – и без того далеко не стальные нервы Герберта затрещали по швам – И зачем я только в это ввязался? –

«Последнее слово техники», так настойчиво и убедительно разрекламированное этим пухлым жуликом, мистером Нобблнотом, застыла намертво посреди единственного тракта, способного доставить Герберта и его спутника из Безлюдных Прерий к пункту назначения – Саунт-Крик, единственному городу на юго-западе региона Лаврентия.

— Вы ввязались в это четыре года назад, позвольте напомнить! – донёсся лукавый голос из утробы злополучной самоходной кареты – Так что извольте набраться терпения, мистер Валленхолл.

— Пожалуй, вы правы… — Герберт Валленхолл выудил замусоленный платок из кармана зелёного жилета и промокнул им разгорячённый лоб – Как ваши успехи с ремонтом? Вам удалось обнаружить причину поломки?

Мотор, словно среагировав на слова Герберта как на заклинание, внезапно взревел. Глухими и аритмичными хлопками из грибообразного дымохода повалила сине-лиловая копоть – верный признак работы механизма на топливе из астралиума. Крытая лаком, коричневая самоходная карета, почти безвкусно расписанная позолотой, раздражающе кряхтела и тряслась, преисполняясь энтузиазмом к продолжению пути сквозь-огонь-и-воду. Что ж, по крайней мере это лучше, чем сдохнуть от жары.

На удивленье хорошо смазанная дверца кабины резко распахнулась и выплюнула содержимое: долговязого Найджела Чемберли, по прозвищу «Блоха». Чрезмерно долговязого. Внешний вид мистера Чемберли, как и прочих членов печально известной экспедиции «Новый Путь», подвергся чудовищным метаморфозам. Добыча Магии из недр источников способна оставить неизгладимый след на всяком к ней прикоснувшемся, и в случае с Блохой, этот самый «след» проявил себя следующими признаками: восьмифутовый рост при болезненной с виду худощавости, белесая, почти бесцветная кожа, феноменальная гибкость, длиннющие, тонкие губы, уходящие контуром к седым бакенбардам, повышенная стойкость к жаре, но уязвимость к холоду, способность отчётливо видеть в темноте и, завершающий элемент – четыре иссохшие руки, вдобавок к   двум собственным, торчащие откуда-то из лопаток, с расчётом на которые мистеру Чемберли сшили на заказ атласный костюм-тройку цвета чернил. Морщинистое, острое лицо старого Найджела, помимо густых, седых бакенбард, украшали чёрные очки с толстыми линзами, защищавшие его светочувствительные глаза. Сказать, что Герберт Валленхолл побаивался своего компаньона-проводника – ничего не сказать. Сказать, что Герберт Валленхолл начал потихоньку привыкать к нему за месяц поездки – весьма неумело солгать.

— Проблема с поломкой решена, мистер Валленхолл – тембр голоса нависшего над Гербертом Найджела был гнусав и пугающе смешливо-жизнерадостен из-за навеки застывшей «улыбки» на лице обладателя – Настоятельно рекомендую подождать несколько минут, пока столбик термометра в карете не снизится до нужной отметки.

— Снизится? – удивился Герберт, стараясь не смотреть Блохе в глаза-очки – Это при такой-то жаре?

— Совершенно верно. – кивнул компаньон – Это при такой-то жаре, как вы выразились. Наша самоходка использует астралиум не только в качестве топлива – им также наполнены некоторые скрытые резервуары на панели управления. Рядом с рычагом, отвечающим за движение, находится кнопка, нажав на которую мы с вами можем контролировать перегонку тёплого или холодного во… —

— Я вас понял, мистер Чемберли – осёк его промокший от пота подельник, и устало выдохнув, добавил —  Уже через двое суток наступит День Перевоплощения. Нам бы успеть. Не хочу оказаться уничтоженным Магическим Извержением. —

— И не окажетесь, уж поверьте! – заверил его шестирукий, и заглянул в дрожащую кабину для проверки термометра – У вас есть я. Что может случиться? –

— И вправду, что тут может случиться… – буркнул Валленхолл, небрежно махнул рукой и открыл дверцу кабины – Давайте поедем. Пусть кабина остывает по пути. –

— Как пожелаете. – долговязый в чёрном костюме обошёл карету справа, и, неестественно согнувшись, протиснулся сквозь другую дверь, заняв положенное место машиниста.

Герберт Валленхолл, преуспевающий курьер из соответствующей элитной государственной службы «Прямая Стрела», кое-как устроился поудобнее и закрыл глаза. За четыре года, проведённых в дороге, пролетевших в сумасшедшем темпе, молодой человек с некогда утончёнными чертами лица так и не успел обзавестись семьёй, но зато успел обзавестись россыпью мелких морщин и мешками под глазами, неухоженными кустиками русой бороды и шрамом, бороздящим правую бровь пополам, столь любезно оставленным на память Сэмюэлем Спейси, более известном как Иглокожий Сэм, четвёртым главарём знаменитой шайки разбойников «Вольные Наездники». Курьер детально помнил тот случай, и всякий раз, блуждая по коридорам памяти и заходя в комнату-воспоминание с вывеской «Заказ леди Браунинг», на его уставшей физиономии неизменно пробегала тень ухмылки. Удивительное дело, как даже самые ужасные истории из нашей жизни, спустя годы способны заставить нас ностальгически улыбаться. В тот день Герберт лишился как лошади, так и посылки. Что уж там – его избитого до полусмерти подвесили за ногу на опушке к дереву, отобрав кинжал, миниатюрный арбалет и кошель с двадцатью восьмью серебряными кельди, а это, знаете ли, немалые деньги! Произошёл сей курьёз благодаря тому, что Герберт отклонился от основного тракта, решив срезать путь, который не пришлось бы срезать, не потеряй он целый день за кружкой имбирного эля, да игрой в карты в придорожном трактире. Его обнаружили совершенно случайно и сняли с дерева лишь спустя несколько часов. И, разумеется, по возвращению горе-курьера ожидал на столе крупный штраф и приказ об отстранении сроком на месяц. С тех пор с картами и выпивкой Герберт решил завязать. По крайней мере, на момент выполнения заказа. В особенности текущего. Пожалуй, это поручение можно было бы назвать самым ответственным за всё время курьерской службы мистера Валенхолла: доставка увесистого куска эгидия – камня, очищенного от астралиума. Технология обработки Магии, то есть отделение астралиума от эгидия и, как следствие, превращение их в самостоятельные элементы, ничуть не проще самой добычи сырья. Ещё от зари времён население этой проклятой планеты вынуждено прятаться от Магических Вихрей —  самых разрушительных природных явлений из всех существующих. Магия вырывается наружу прямо из недр планеты и неистово несётся по воздуху, уничтожая и видоизменяя всё на своём пути. Источников извержения достаточно много, включая и такие знаменитые, как Чёртова Расщелина или Ан’суальские Гейзеры, однако именно пробуждение исполинского вулкана Рахджу-Накор сулит для планеты День Перевоплощения, ведь Магический Вихрь этого вулкана настолько мощен, что его действие охватит планету почти целиком. В последний раз он извергался около полутора века тому назад, но даже за такой кратчайший промежуток времени человечество успело сделать большой шаг в исследовании Магии. Учёные-магиусы, исследователи данного вещества, нашли новый способ отделения астралиума от эгидия, практически сводящий на нет риск образование Магических Карманов. Всё дело в том, что эгидий как компонент Магии, в очищенном состоянии обладает свойством защиты от Вихря, создавая анти-магический купол за несколько секунд до столкновения с необузданной потусторонней стихией. Чем больше камень эгидия – тем шире зона его действия. Именно этот минерал устанавливают на специально отведённую под него башню в центре каждого из городов и поселений, заблаговременно до появления на горизонте Магического Вихря. Если эгидий был недостаточно хорошо очищен от астралиума, то в момент столкновения с Вихрем, содержащийся в камне астралиум начнёт взаимодействовать с катаклизмом, встречая также и сопротивление со стороны эгидия. Такое явление окрестили Магическим Карманом, и чревато оно частичными, неполными преобразованиями. Такими, как у мистера Чемберли. Людей, подвергшихся этим метаморфозам, в народе называют Магами. Они получают ряд определённых способностей, порой неконтролируемых, и находятся под строгим учётом экспертов-магиусов, Ордена Магического Надзора и иногда даже самих государей. Пожизненно. Астралиум же, в свою очередь, как второй компонент Магии, и есть та самая несущая разрушительная сила, вырывающаяся из-под земной коры. Отделённая от эгидия, остывшая и успокоенная, она способна служить во благо человечеству, принося пользу в качестве топлива или наделяя необычным свойством предметы. Такие, как самоходная карета.

 

— Прибыли! –констатировал Блоха, словом-скимитаром разрубив Герберту канат пленившей его дрёмы, чем и заставил вздрогнуть – Можете выходить, мистер Валленхолл.

Курьер неохотно продрал глаза и отодвинул бардовый занавес от запылившегося стекла.

День шёл на убыль. Лишь половина пламенного диска всё ещё торчала из-за верхушек невысоких гор на горизонте, багряными лучами-пальцами пробиваясь меж причудливыми бурыми скалами, впиваясь в плотно заросшие юккой и синими цветами холмы, и царапая ногтями низины с колосьями. Солнце категорически отказывалось уступать трон своей сестре Луне, как и само лазурное царство —  её звёздам-вельможам. Оно сопротивляется ежедневно, бьётся отчаянно и усердно, и это вопреки тому, что никак не способно повлиять на существующий цикл. А на утро – снова заполняет собой пространство.  Борьба, протяжённостью в вечность —  воистину, образцовая борьба!

— Какая красота… – полушёпотом восхитился Герберт и впустил красоту в кабину через распахнутую дверь, следом сделал глубокий вдох, представляя, как наполняется ею. Лёгкий, к вечеру освободившийся от оков жара воздух, порывом задорного ветерка подбросил к носу аромат сочной травы и незрелых бутонов. Ухо уловило жужжанье любопытной пчелы, пролетевшей где-то справа, неподалёку, но так и не рискнувшей приблизиться к транспорту. Пчела – курьер нектара, подумал Герберт, и позабавился их ремесленному родству. Кузнечики и сверчки исполняли хором, но на перебой серенады, и пока их пение нельзя было назвать душещипательным и эмоциональным, ведь кульминации суждено наступить лишь тогда, когда Солнце окончательно проиграет Луне в сегодняшней схватке. В этот вечер Герберт Валленхолл находился в поистине волшебном месте, где эстетикой пронизан каждый миг проведённого в нём времени; и, если же посмотреть на ситуацию несколько иначе, с уклоном на приземлённость: Герберт Валленхолл в этот вечер находился как раз в том самом месте, в котором ему совершенно не требовалось находиться.

— Какого дьявола, мистер Чемберли? – приход последней мысли и её скоропостижное осознание ударило курьера по голове, аки молот по колоколу – Почему мы по-прежнему посреди Безлюдных Прерий, да ещё и остановились? –

Блоха, который, как оказалось, всё это время возился с разведением костра и выгрузкой багажа, подошёл к открытой кабине, и облокотившись на те-самые-руки, наклонился к Герберту, поравнявшись с ним лицом и заслонив собой великолепный пейзаж. Курьер «Прямой Стрелы» уже в который раз решил избежать взгляда Мага, на сей раз под предлогом неподдельной заинтересованности в ониксовых запонках на рукавах своей ставшей серой сорочки, и внезапно возникшей острой необходимости потеребить их.

— Доверьтесь мне, мистер Валленхолл – протяжно прогнусавил дылда – Я был вам рекомендован именно как проводник по Лаврентии. Мы остановились, строго говоря, потому, что дело близится к ночи, а ехать дальше по прериям с наступлением темноты я вам настоятельно не рекомендую! –

Курьер выглянул из самоходной кареты, устремив взор туда, куда указывал костлявый палец Блохи – там, через какие-то две-три лиги, их доселе петлявшая промеж цветочных равнин дорога врезается в туманный горный хребет и разрезает его на две равные части. Тракт, по всей видимости, превращается в довольно узкую тропу, с обеих сторон стиснутую крутой возвышенностью.

— Что плохого в том, чтобы заночевать возле гор? – поинтересовался Валленхолл, выдвигая предположения – Оползень? Камнепады? —

Найджел Чемберли отрицательно покачал косматой головой.

— Хуже – сказал он – Хотя и оползень имеет место быть. Однако, спешу вас заверить, есть кое-что и пострашнее земли –

— И что же это? – не унимался Герберт

— Граззлы – нарочито-устрашающе произнёс Найджел, после чего улыбнулся, что вышло куда более устрашающе – Но вам не о чем беспокоится. Хотя мы и подобрались с вами к границе зоны их вылазки, думаю, опасность нас должна миновать. Они редко заходят так далеко –

— То есть, эти Граззлы обитают в горах? –

— Совершенно верно – подтвердил шестирукий, возвращаясь к брошенному на полдела костру – Они обитают в пещерах Туманных Гор, а ночью выбираются на охоту возле подножья и окраины Безлюдных Прерий. Тот участок дороги, что ведёт сквозь Туманные Горы – Старгов Коридор, их излюбленное место. Ранее незадачливые путники исключительно по неосведомлённости могли позволить себе там заночевать, собственно, то оказывалась их последняя ночёвка, теперь же, когда смертные случаи непозволительно участились, туда попрётся разве что сумасшедший. –

— Получается, принимая во внимание этот ужасный факт – бородатый курьер выткал умозаключение – Мы с вами и есть эти самые сумасшедшие, чёрт бы нас побрал!

— Не кипятитесь, это вам не к лицу – заботливо произнёс Найджел, собрав бесконечные губы в трубочку, поддувая на зарождающееся, выстраданное пламя – Я планировал вести нас этой дорогой ещё на начальном этапе нашего увлекательного путешествия, едва стоило мне услышать о сроках поставки эгидия в Саунт-Крик.

— У нас всего ночь и неполные сутки впереди, очнитесь, мистер Чемберли! – Герберт на минуту потерял самообладание, выскочив из кареты. Он покрутил головой, оглядев местность, и в его голову невольно, и почти инстинктивно закрались картинки с изображением последствий катастрофы, учинённой Магическим Вихрем. Всё: луга, поля, цветы, скалы, животные, птицы, насекомые – вся эта красота превратится в чёрт знает что, перемешавшись в единый коктейль и выйдя уродством из волшебной мясорубки. А может, и не уродством вовсе. Но от этого ужасалось не меньше.

— Сутки –это как раз столько, сколько нам требуется – спокойно ответил Блоха, отодвигаясь от распоясавшегося огня – Саунт-Крик находится в двадцати лигах отсюда, строго говоря, сразу за Туманными Горами. Кратчайший путь у нас перед носом. Мы менее, чем за полдня доберёмся до города, доставим эгидий местному управлению и переждём День Перевоплощения на площади города, наблюдая за происходящим из-под купола –

— Как же у вас всё просто! – нервно рассмеялся курьер, расстегнув ворот сорочки – Ну надо же! А о процессе проверки эгидия на качество очистки вы забыли? О том, что это может занять до трёх дней, вы тоже запамятовали? О том, что могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, которые мы так с вами ненавидим, но которые почему так любят нас навещать? А? Это вы тоже решили не учитывать?

— На конкретно этот кусок эгидия есть бумага, подтверждающая его чистоту. С печатью миссис Маджори, главы Ордена Магического Контроля. Надо полагать, сей документ позволяет минералу избежать все сопутствующие нашему прибытию в Саунт-Крик процедуры проверки. – невозмутимый Найджел привстал и двинулся в сторону торбы со съестными припасами – Что до обстоятельств: как вы верно, пусть и излишне саркастично подметили – они любят нас навещать, и с этим не поспоришь. Но стоит ли так яро и фанатично пытаться учитывать то, что от нас не зависит, и стремится повернуть колесо судьбы в свою сторону? В конце концов, пылай эти самые обстоятельства к нам такой высокой, но несправедливо неразделённой любовью, решились бы и на более дерзкие визиты, вы не находите?

— Приношу свои извинения — Герберт присел рядом, успокоился и ощутил укол стыда в области груди – Я проявил безрассудство. Впервые в такой ситуации, видите ли… Паника и всё такое…

— Не стоит извиняться – Найджел одной из своих чудо-рук ловко вытащил из развязанной торбы ломоть хлеба с бужениной – То, что вы ошибочно приняли за безрассудство, на деле же является всего лишь молодостью. Лучше поешьте.

— Благодарю, мистер Чемберли –

Подсохший хлеб и заветренный кусок буженины после суточной голодовки воспринялись как блюдо, достойное герцогова стола и буквально взорвалось во рту курьера целой палитрой вкусовых красок.

— У нас, стало быть, астралиум на исходе? – с набитым ртом пробормотал Валленхолл, постучав по кабине – Раз мы приняли решение заночевать на улице.

— Не только поэтому —  Маг передал флягу с водой молодому визави – Основная причина несколько иная, пусть и связанная с тем же показателем топлива: дело в том, что остатки астралиума имеют дурное свойство испаряться. Особо тяжкого вреда они нам не нанесут, но и пользы от них не будет. А здесь, как-никак, природа и свежий воздух!

— Верно говорите – улыбнулся курьер, наконец признавшись самому себе в симпатии к мистеру Чемберли, как к доброй душе, при всей его отталкивающей наружности.

Вскоре Солнце, издав предсмертный вопль, загремело в темницу. Начали сгущаться сумерки. Убаюкивающее потрескивание хворостинок вкупе с ароматом дыма окутали путников незримым покрывалом уюта и безопасности. Глаза слипались… Не в силах противостоять сонному дурману, Герберт укрылся одеялом, устроившись поудобнее, и погрузился в сладкий-сладкий сон…

— …Мистер Валленхолл… – послышался шёпот из иного, верхнего мира.

Герберт поёжился.

— Мистер Валленхолл! –

— А? – Герберт вздрогнул, вырвавшись из цепких лап сновидений. Застывший настороженным истуканом Маг жестом велел спутнику не шевелиться. Сейчас он впервые стоял без очков, и курьеру отлично удалось разглядеть два светящихся изумруда под сводом седых бровей. Костёр давно потух, и выходило так, что глаза Найджела оставались единственным источником света в кромешном, густом мраке. Пристальный взгляд Блохи был направлен на нечто, блуждающее неподалеку от их лагеря. И это нечто, судя по всему, явилось сюда отнюдь не с пожеланием удачного пути.

— За вашей спиной разгуливает один из граззлов – как можно тише произнёс он, не отводя горящих глаз от происходящего – Не вздумайте пошевелиться —

Герберт судорожно проглотил комок воздуха. К своему стыду, он плохо сражался. Тем более, с чудовищами. Тем более, с неизвестно какими.

— Есть идеи? – почти не шевеля губами спросил он, аккуратно нащупывая серебряный кинжал в ножнах.

— Не подавать признаков жизни – с этими словами шестирукий резко, но беззвучно припал к колосьям, словно подвернулся подходящий случай – И ждать, пока эта тварь уберётся восвояси.

И тут сверчки все, как один, заткнулись. Ночные птицы-охотники резво упорхнули с полей. В нос ударила страшная вонь гнилого мяса, и по воздуху пронеслось ужасно громкое, инфернальное, булькающее клокотание граззла. Почва задрожала.

— Поднимайтесь немедленно! – закричал Найджел Чемберли, вскочив на ноги – Бегите в карету и зажигайте фонари! Сейчас же!

Застучало в висках. Герберт в полной мере ощутил дыхание этой твари на своём затылке. Перекатившись, курьер, не теряя ни секунды, поднялся и уцепился за ручку дверцы самоходки. Удар! Гигантская лапа насекомого с лёгкостью разбивает стекло, выскочив из-за спины и чудом не попав по голове юноши. Герберт вскрикнул и отпрянул. Монстр ненадолго застревает, и это даёт мимолётную возможность его разглядеть. Валленхолл готов был поклясться, что увиденное им существо – самое отвратительное и ужасное зрелище из всех, что ему доводилось лицезреть, за пусть и не долгую, но вполне насыщенную жизнь. Нижняя часть туловища граззла чем-то напоминала серого исполинского жука с четырьмя лапами, обтянутыми лишь тонкой кожей поверх острых костей, разве что из брюха торчали похожие на человеческие рёбра, внутри которых пульсировало что-то, имеющее отдалённое сходство то ли с сердцем, то ли с зобом. Верхнюю часть туловища «украшала» шея, которую Герберт сперва принял за пятую лапу – она сгибалась в трёх местах и могла легко сложиться на спине, выбрасываясь, подобно жалу. Венцом творения сего ужаса, разумеется, была голова с пугающими человеческими очертаниями – вытянутый, как стопа, череп с огромными глазницами-полумесяцами и отвисшей беззубой челюстью, всё так же обтянутый тонким слоем пепельной кожи. Нос отсутствовал. Длинные, но очень редкие волосы облегали виски и свисали к подбородку. Разъярённый клокочущий граззл с третьей попытки вырвался из случайной ловушки и ринулся к Блохе, позволив отбежавшему на безопасное расстояние курьеру выиграть время.

Острия передних лап замахивались на Мага, но тот успевал ловко уклоняться, приседая, и стремительно отходя в сторону, умышленно уводя монстра подальше от кареты. Несколько мгновений они кружили в смертельном вальсе. Найджел выжидал. И вот, стоило граззлу попытаться ударить головой своего неприятеля, как сопротивление было встречено сиюсекундно: Блоха, всеми шестью руками поймав голову чудища, что было мочи оттолкнулся от земли. Прыжок, который был бы очень высоким, не будь на Найджеле дополнительного груза, оказался триумфальным: шея монстра вытянулась жердью, и, стоило членистоногому телу начать отрываться от земли, как суставы захрустели, словно тысячи раздавленных тараканов. Громоздкое бездыханное тело рухнуло замертво, следом приземлился измотанный победитель.

Герберту, наконец, удалось зажечь огни самоходки после нескольких минут мучений, и яркий свет фонарей ударил по направлению к Туманным Горам, попав строго в аккурат в толпу из пятнадцати возникших из ниоткуда особей граззлов, столпившихся в нескольких шагах от кареты, едва не успевших на подмогу к ныне убиенному члену стаи. Глаза-полумесяцы прищурились, тела попятились, а пасти противно зашипели.

— Матерь Божья! – только и проронил Валленхолл. В темноте их было не разглядеть. Опоздай он на несколько секунд с освоением рычагов…

— Вижу, вам удалось на скорую руку зажечь фонари – отдышался подоспевший Блоха, запрыгнув в кабину – Это прекрасно. Нам придётся погнать их назад в пещеры. Скоро рассвет, и это сыграет нам на руку.

— Вы одолели его! – восхитился курьер – Да ещё и в прыжке! Уму не постижимо. Надо полагать, именно за это вас и кличут Блохой?

— Вы всё правильно поняли – улыбнулся гнусавый Блоха, вновь надевая очки – А теперь, с вашего позволения, я бы хотел занять место машиниста.

 

Ночка выдалась сумасшедшей. После того, как все до последнего граззлы были загнаны назад в свои мерзкие жилища, начало светать. Валленхолл и Чемберли без происшествий преодолели Старгов коридор, не встретив ни единой опасности на своём пути, лишь один раз с горы скатился способный покорёжить видавшую виды карету некрупный валун, но к тому времени компаньоны уже успели преодолеть этот участок пути. Звенящие ручьи на склоне открывшихся холмов и пёстрые природные клумбы говорили о землях, куда более плодородных, нежели те, что им пришлось пересечь. Массивная белокаменная мельница молчаливым стражем стояла на одном из таких холмов, чьи прогнившие жёрнова уже ничего не мололи – теперь это всего-навсего бесхозная башня. Косяки птиц, протыкающих облака, держали курс туда, где им всё равно не спрятаться, будь то юг, восток или даже север. Этой ночью нагрянет Магический Вихрь.

— Взгляните, мистер Чемберли – Герберт оторвался от окна и указал вперёд, на дорогу – Похоже на указатель.

— Это и есть указатель, самый, что ни на есть – отозвался гнусавый возница, стараясь перекричать уже ставший привычным уху рёв двигателя – Мы в паре лиг от Саунт-Крик.

На степных просторах в этой области пробивались намёки на деревья. Весьма не вовремя, если честно. Как жаль, что всё это окажется бескомпромиссно уничтожено. Доселе ровный тракт вздыбился, пошёл вверх по дуге, а на спуске уже принял форму красивого, недавно возведённого моста, переброшенного через бурную реку. Буйный кустарник пробивался везде, даже на песчанике. За первым поворотом в необъятную низину угадывался город.

— Мы прибыли – констатировал Маг.

Саунт-Крик являл собой воплощение исконно-земледельческой деревни, с парой-тройкой приметных глазу особо важных построек, но зато с целой россыпью конюшен и амбаров, ферм и ранчо. На площади главной улицы высилась хилая часовня, со снятым колоколом и пиком, переделанным под постамент для эгидия, ратуша, местное отделение казны, госпиталь и длинный барак, назначение которого было пока неясно. Дома же простых горожан выглядели до тошноты по-крестьянски, с вывешенным всюду бельём и подсушенными нивами на клочке земли, корчуемой свиньями.

— Мистер Чемберли, мистер Валленхолл – к компаньонам, переваливаясь, медленно подошёл тучный мужчина средних лет, облачённый в коричневый костюм-тройку, с печально-больными глазами и лицом в форме растёкшейся груши – Прошу за мной. Мисс Лей ожидает вас в ратуше.

Покинув самоходную карету, и оставив сию диковинку на растерзание любопытных деревенщин, Герберт и Найджел схватили намертво заколоченный ящик и понесли к ратуше, где посылку переняли резвые помощники ратмана. Кабинет мисс Вирджинии Лей, как и полагается кабинету ратмана, располагался на самой верхушке здания и подводился ко входу лестничным серпантином с превосходными резными перилами.

— Мисс Лей, ваши долгожданные гости прибыли – отчитался грушелицый, предварительно постучав в дубовую дверь с медной табличкой «Мисс Лей»

— Прекрасно, спасибо, мистер Дэнверс. Можете их впустить – голос девушки-ратмана был юн, но не по годам наполнен серьёзностью и уверенностью. Дэнверс открыл кабинет и поспешил удалится. За изящным чёрным столом, наполненным самыми разными предметами, начиная от старых песочных часов, и заканчивая чернильницами и свёртками пергаментов сидела молодая женщина в синем, кружевном платье и выполненной в том же стиле роскошной шляпкой. Смазливые черты лица: бездонно-голубые глаза, каштановые волосы и родинка над верхней губой, и если незнающий человек попытался бы угадать род деятельности мисс Лей и её положение в обществе, исследуя её нежный и изысканный образ, то ему бы наверняка это не удалось.

— Господа – она деловито улыбнулась, без единого намёка на кокетство – Добро пожаловать в Саунт-Крик. Нашему городу исполняется сегодня всего двадцать лет. По иронии судьбы, именно сегодня и налетит Магический Вихрь. Вам будут предложены лучшие койки в нашей таверне. Вечером приходите на площадь – держу пари, вам ещё не удавалось увидеть Магический Вихрь сквозь купол. –

Последнее было адресовано Герберту. Уж мистер Чемберли, пожалуй, насмотрелся этих вихрей на всю оставшуюся жизнь.

— Что побудило вас построить здесь город? – спросил курьер, обводя рукой помещение, как бы охватывая масштаб

— Близость к вулкану Рахджу-Накор, разумеется – женщина поднялась со стула и задёрнула шторы окна, вырезанного у неё за спиной – Мы – первые, кто это сделает с целью исследования волшебного минерала. Долгое время сюда никто не решался соваться, и когда мы с отцом получили право на основание города в Лаврентии, то не побрезговали этим местом –

— Рисково – прокомментировал Валленхолл, и обратившись уже к Найджелу, спросил: «Не желаете ли отдохнуть с дороги?»

— Да, пожалуй – согласился долговязый шестирукий старик – Если мисс Лей не возражает и у неё не осталось к нам никаких вопросов, мы бы с удовольствием воспользовались благами цивилизации –

— Конечно, господа. За эгидий не беспокойтесь – его установят через два часа. Ваши документы на камень в порядке – кивнула голубоглазая Вирджиния, проведя напарников к выходу – Мистер Дэнверс! Покажите гостям наши лучшие номера! –

 

Улицу рассекла грузовая повозка с лошадью. Дети играли в прятки за домами, женщины стирали, пьяницы-мужчины сидели на террасах и обсуждали острые темы, поднимая вопрос о необходимости монархии в Лаврентии так часто, словно через полчаса их умоляюще попросят вступить в сенат.

— Что это за барак? – Валленхолла с самого первого шага по городу так и мучал этот вопрос, не давая покоя.

— Там хранится всё необходимое для грядущих изменений – ответил печальный Дэнверс – От оружия до одежды. Семена для любых типов почвы. Вода, на случай, если Магический Вихрь решит забросить нас в пустыню. Шубы, если то будет ледник. И многое-многое другое. Мы готовы ко всему

— Невозможно быть готовым ко всему, знаете ли – вежливо возразил Блоха, разгоняющий своим видом особо чувствительных – В этом вся прелесть жизни.

— Как жаль, что мы лишены этой прелести – иронично среагировал грушелицый и остановился у симпатичного бревенчатого домика– Прошу вас, господа. В таверне «Бычье Вымя» для вас приготовлены лучшие спальные места. Отдохните и хорошенько выспитесь.

Совет Дэнверса не заставил себя долго ждать.

 

К вечеру площадь наполнилась людьми до отказа – оставалось только подивится такой многолюдности при явной крохотности деревенского городка. И стар, и млад, и беден, и богат – все собрались в предвкушении колоссальных изменений. Вогружённый на часовню Эгидий так же ожидал своего заветного часа.

Всё началось спустя полчаса. Горизонт обрёл лиловый оттенок и поднялся на небывалую высоту, растворившись в небе. С невероятной скоростью Магический Вихрь понёсся со стороны вулкана, сметая всё, что попадалось под руку, и вот, когда уже многие жители не выдержали и разбежались, как крысы по щелям – ударился о невидимый купол, обволакивая искрящейся субстанцией город, словно сама гроза спустилась поиграть с простыми смертными. Завороженные красотой всполохов и огней, жителям в скором времени стали представать астральные образы – драконы, фениксы, энты. Они появлялись так же стремительно, как и исчезали, и уследить за каждым из них было совершенно невозможно. Следом, сквозь толщу вихря, по куполу поскреблись кляксы и абстракции – неотъемлемые элементы хаоса, что несёт Магия. А на завершающей стадии появились просветы в обволакивающем Вихре – он устремлялся дальше, видоизменять всю земную поверхность. День Перевоплощения был пережит, и когда последние лиловые искорки хлопнули, а эгидий рассыпался, народ сбежался посмотреть, среди каких земель теперь стоять их поселению.

— Этого…. этого..не может….быть! – впечатлительный мистер Дэнверс, который, как выяснилось, умышленно и по трусости решил пропустить незабываемое событие, выскочил на улицу, ошарашенно протирая глаза, и в глубине души надеясь проснуться.

Там, где кончался Саунт-Крик, там, где купол скрывал самый крайний дом, начинался бескрайний океан. Спокойный и абсолютно невозмутимый.

— Надеюсь, в вашем ангаре хранятся корабли – усмехнулся Блоха, похлопав несчастного по плечу – Поскольку островов в обозримом пространстве личной мной пока не обнаружено –

— Но мы же… мы же просчитали все варианты! –

— Никак нет, мистер Дэнверс – подмигнул Найджел, и повторил сказанное днём – Невозможно быть ко всему готовым. И в этом вся прелесть, знаете ли! —

 

 

читателей   244   сегодня 1
244 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,50 из 5)
Loading ... Loading ...