Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Зло

Легенды… Как они рождаются? Как создаются? Кто является их создателем? Так много легенд существовало, и как много продолжат ещё существовать. Мы поведаем Вам одну из них…

Исландия. Древняя страна, окутанная мраком и тайнами. Мало кто знает, но знающие верят, что у самых низов Исландских гор существует другой мир. Он похож на наш, который в последствии будут называть Осязаемый мир. Там есть множество городов, поселков, но название у него единое – Теневой Безлунный мир. Наша легенда относится к Теневой Исландии. Люди там живут намного добрее чем в нашем мире, хотя именно из нашего они пришли. Жители нашего мира верили, что пришедших к подножью тех гор исчезали, но правда в том, что они оказывались в том самом мире. Пересекая границу, они очищались от зла, оставляя только добро и любовь. Спустя годы, люди назвали тот мир Безлунный, ибо был там только солнечный свет. Ночью же, освещали небо звезды, да такие яркие, что их можно было сравнить с фонарями.

Время шло. Многое изменилось, мифы сменялись мифами, легенды – легендами. Только Теневая Исландия не менялась. Долго жили там люди добрые и отзывчивые, да только воцарилось в мире этом Зло. Теперь уж никто и не расскажет, кем изначально было Зло. Да и человек ли это был? Вдруг это и было то самое Изначальное Зло, породившее Бугимена, Кощея-Бессмертного, Бабу-Ягу и других чудовищ, которыми пугают маленьких детей. Опечалились жители Безлунного мира, ибо солнце заволокло мраком. На мир упала мгла непроглядная, она была густая и плотная, да настолько, что можно ее было даже потрогать. Свет свечей и факелов не мог ее рассеять. Жители Теневой Исландии были вынуждены передвигаться наощупь. Пока люди все еще отказывались от преклонения перед Злом, тьма продолжала сгущаться. Сделалась такой плотной, что сковывала движения жителей Безлунного мира, и вот уже те не могли даже пошевелиться.

Когда же люди не могли дышать в этой темноте, наступавшей со всех сторон обратилось Зло. Сказало оно, что уберёт тьму, если будут люди Безлунного мира дань ему кровавую платить – молодого человека или юную деву. Каждое лето и весну, в замок должна была входить одна из прекраснейших девушек. Зимой и осенью  приговорёнными становились молодые парни.

Загоревали люди, великий плачь окутал весь сумеречный мир. Что же делать? Отказаться они не могут и бежать куда-то тоже. Не вернутся им в наш реальный мир – тьма не выпустит из своего плена и плотным кольцом обвила мир. Погоревали люди, да делать нечего. Стали ждать страшного дня, когда Зло призовет к себе первую девушку.

Призыв произошел пятнадцатого мая. В самый теплый и солнечный день, Зло объявило имя выбранной девушки.

Сейчас уж и не вспомнить кто это был. Так уж устроены и жители Осязаемого мира и Теневого. Забвение грозит всем. Только до сих пор говорят, что была эта девушка прекрасная, словно сошедшая с иллюстраций сказочных книг. Волосы длинные, черные как смоль, но столь нежные, мягкие и шелковистые, словно бархат. Кожа ее была белее снега белого, а щечки – кровь с молоком. А голос дивный как свирель. И пронзительные, большие синие глаза, которые проникают прямо в душу. Такой красавицей она была и такой красоте суждено было погибнуть в обители Зла.

Она вошла во дворец Зла на закате, когда последние лучи солнца, выглядящие сегодня особо кроваво, осветили землю. Плакали жители Сумеречной Исландии, провожая девушку. Особенно горько ронял слезы маленький мальчик, приходившийся ей братом. Кроме старшей сестры не было у него никого, а теперь и она на верную смерть уходит. Плакал мальчик, плакала сестрица, но все же добросердечные и любящие друг друга жители Теневого мира обещали позаботится о мальчике. У приговоренной не было оснований сомневаться в словах Безлунных и со спокойным сердцем за брата, но со страхом в душе вошла она в замок.

Поговаривали, что мальчик тот исчез в следующую зиму. Куда он отправился, некому доподлинно неизвестно.

Никто не знал, что произойдет, но совершенно ясно понимали, что ничего хорошего. Разве может юная слабая девушка выйти живой из замка всемогущего Зла?  Разумеется, нет, однако люди надеялись. Надежда сильное чувство, особенно когда ее подпитывает страх. Надежда бывает маленькой и незначительной, а бывает огромной и всепоглощающей. Именно такая надежда жила в сердцах людей. Ведь им больше ничего не оставалось. Когда Зло воцаряется, нет иного выхода.

В знак траура облачились они в одежды черные, обрезали волосы себе и гривы лошадям. К ним на помощь пришел единственный лекарь – время. Плохо когда ситуация выходит из-под контроля, но еще хуже, когда ты ничего не можешь сделать. Люди Теневой Исландии привыкли жить в идеалистическом мире, а теперь он рушился.

Первые три недели не происходило ничего. Люди замирали каждую ночь в ожидание криков, но нет. Если бы не возвыщающийся над их городом замок, можно было бы предположить, что не было всего этого кошмара, ибо Зло молчало, жертва не кричала. Забыть не давало именно это устрашающее строение. Все это время, люди словно ждали извержения вулкана, настолько страшным казалось сделать лишний вдох или выдох. Вообще, вся их жизнь стала напоминать вулкан. Словно Помпеи, похороненные под слоем вулканического пепла, Безлунный мир будет погребен под опавшими с неба звездами.

На четвертой неделе стало что-то меняться. Завеса тьмы ограждающая вход в Осязаемый мир начала понемногу рассеиваться. Изначально это были маленькие просветы, словно дырки в черных шторах. Потом эти проблески становились все больше и больше. Самые отважные – и в тоже время, отчаявшиеся – попытались бежать через эти просветы и у них это вышло. Тьма не заманила их в коварную ловушку − она действительно отступала. Такие просветы держались еще пятую, шестую и седьмую неделю, то становясь меньше, то вырастая еще немного. Кто-то покидал Теневую Исландию, кто-то нет. Большинство оставалось, ведь им просто не куда было возвращаться и не хотелось покидать мир, ставший им домом.  Они продолжали ждать. Не обошлось без сплетен. Молодые девушки думали о том, что красота Приговоренной покорила Зло и то исправилось. Юноши считали, что за девушкой пришел ее возлюбленный и уже долго героически сражается со Злом. Старшее поколение лишь угрюмо молчало, когда до них доходили сплетни молодёжи. Уж они-то знали, что таких чудес не могло случиться.

Люди осознали, что ничего не изменится на восьмой неделе. Те «дыры» в Тьме стали затягиваться, как раны на теле. Свет Осязаемого мира больше не проникал и вместе с ним словно исчезла надежда. С каждой неделей тьма становилась все гуще и плотнее. Даже первая темнота меркла в сравнение с тем, что происходило сейчас.

Люди ждали. Их взгляды все чаще обращались к замку, словно ожидая… они не знали, чего ожидать, но явно нечто не хорошее.

«Извержение» случилось в последнюю ночь мая, по истечению пятнадцатой недели. Когда над замком раздался душераздирающий, пронзительный крик, даже вопль. Какое существо могло издавать такие громкие и омерзительные звуки? Что надо было сделать для этого? Выбегающее из своих домов напуганные люди могли только видеть, как в ночном небе что-то черное и густое взвилось над замком. Существо, кем бы оно не было, можно было сравнить с частью Плотной Темноты, стоящей у границ Теневой Исландии. С тем же протяжным воплем, оно унеслось в другую часть Теневого мира. На следующее утро, Зло потребовало привести к нему другого Приговоренного.

По своей природе люди способны привыкнуть ко всему. Заложенный в «начальных настройках» инстинкт самосохранения велит в случае возникновения опасности начинать действия по спасению себя. Если в момент опасности, человек не может придумать как ему быть и спастись, то он начинает метаться как раненый зверь в клетке. Лишенный чувства безопасности, человек теряет человеческий облик и сознание. Вся жизнь превращается в один сплошной страх.

Теневые чувствовали это уже долгое время. Плотная Тьма уже не пугала так сильно, хотя становилась гуще с каждым Приговоренным. Все приговоренные смирились с уготовленной им судьбой. Они просто… потеряли надежду. Теперь им руководило только желание продлить свои собственные дни подольше, да  и желание угадать  на кого укажет Зло в следующий раз.

История, ради которой все это и было рассказано, произошла в пятую зиму после воцарения Зла. После очередного ночного крика, на утро Зло выбрало паренька по имени Маркус. Про таких как он говорят «с подвешенным языком». Он был и правду вечно весёлый и разговорчивый, не думая о том, к месту такое поведение или нет. Родители его умерли, поэтому больно по нему никто не плакал.  Выбрали не их ребенка и хорошо. Но все же пару слез по Приговорённым они все еще проливали и все вместе провожали Маркуса до замка Зла. Юноша ничего не сказал провожающим его людям, не ответил на оханья и аханья, не слушал сопутствия удачи. Он улыбнулся и, не оттягивая момент, твердо и уверенно вошел в открытые ворота замка. Они захлопнулись. Маркус остался один.

Семь. Начало.

Первые три недели были довольно  скучными. Едва Маркус переступил порог замка, он оказался в богато уставленных залах. Тут было много залов, комнат, этажей. Снаружи замок был намного больше, чем казался снаружи. Внутри все было сделано из золота, казалось таким. Тут не было ничего простого, только порча, шелк, бархат, золото и серебро. Юноша впервые видел столько богатств в одном месте, поэтому мог лишь восхищенно смотреть по сторонам. По сути, первые дни так и прошли – Маркус, в ожидание скорой смерти, не усмирял свое любопытство, а потакал ему. Все равно его вскоре убьют, так зачем же соблюдать какие-то запреты. В замке, кроме него, никого не было. Или его пытались убедить в этом.

Лень одолела его быстро. Привыкший трудится на поле или в кузнице, Маркусу просто нечем было себя занять. Уже на второй неделе он перестал искать себе занятие, и пролеживал бока на шелковых простынях. Словно яд, Лень медленно втекала в его кровь, делая Маркуса излишне успокоенным сном. Сам же юноша не видел в этом ничего такого. Смирился со своей судьбой: скоро его уничтожат, так почему бы не отдохнуть последние деньки.

Так думал Маркус и от этих дум зашевелилось Зло, спящее под замком.

Шесть

Начиная с четвёртой недели, Маркус почувствовал острое желание съесть что-то. Являясь по своей сути  или когда-то быв таковым  простым кузнецом, юноша не мог побаловать себя чем-то вкусным. В Теневой Исландии никто не бедствовал, но люди жили там просто. На столе всегда были мясо и рыба, овощи и фрукты, а нужно ли что-то большее? Маркусу внезапно подумалось, что да. Он хотел съесть что-то необычное.

Словно потакая и угождая ему, на столах стали появляться самые разнообразные кушанья. Раньше на этих столах стояли только те блюда которые он пробовал раньше. Сейчас же простота сменилась на экзотичность. Стол ломился от явств разных стран: лукум, щербет, мясные лепешки, лягушачьи лапки, креветки – всего и не сосчитать. Словно тысячи поваров мира из разных уголков страны трудились для удовлетворения Маркуса.

«Все это для тебя одного». – шептал тихий голос в сознание юноши. Маркус отмахивался от него какое-то время, а потом перестал. Зачем, если сказанное являлось правдой? Маркус тут единственный живой человек, кому же еще все эти лакомства? И каждый раз, юноша с жадностью набрасывался на предложенные кушанья. Да с таким рвением, словно отберет кто-то.

Так кузнец Маркус познал Обжорство. Спутником Приговоренного стали объедание и пьянство. Как можно отказаться от того, что так вкусно выглядит и пахнет. Вот и Маркус не стал отказываться. Тем временем Зло, жадно щелкая челюстями, стало пробираться наружу. За пределами замка, люди опять могли лицезреть «дыры» в плотной темноте.

Пять

Несмотря на то, что прекрасный замок был полностью в распоряжение юноши и любой его каприз в еде моментально исполнялся, Маркус чувствовал себя странно. Вроде бы, все хорошо. Нет, конечно, вся ситуация было отвратительна. Зло указало на него, но до сих пор не объявило и не проявило себя. Зачем же он здесь тогда? Умереть от голодной смерти не получится, разве что  Зло убьет его во сне.

Какой вообще смысл все это делать?

Тогда к Маркусу пришла зеленая, склизкая и омерзительная Зависть. Он завидовал тем людям, которые остались по ту сторону. Маркус считал, что им там гораздо хуже. Не они мучаются от неопределённости, им живется хорошо и спокойно. Даже если это и было не так, то Маркусу было уже все равно. Его отдали на верную смерть, а им обеспечена спокойная жизнь еще на три месяца.

Незаметно для самого себя, он стал завидовать не людям, а самом Злу. Вот ему, наверное, хорошо. Живет в таких хоромах, хорошо ест и спит. Любой его каприз, наверняка, выполняется. Еще люди тебя боятся, преклоняются, жертвы приносят. Нет, жертвы, конечно, плохо. Мысль о том, что в одних руках собрано столько могущества немного, но все же кружила пареньку голову. Он-то был простым кузнецом, жил простой жизнью и, наверняка, умер бы простой смертью. Теперь же он настолько не прост, что даже сказать сложно. Маркус завидовал Злу, но совсем немного.

Само же Зло выбралось из Подземелья и смиренно ждало своего часа, призрачной тенью следуя за юношей.

Четыре

За Завистью, что удивительно, практически сразу пришёл Гнев. Если быть честными, то мальчишка уже давно перестал считать время, проведенное в замке. То постоянно отдыхая, то кушая, то просто обхаживая замок, Маркус сам не заметил, как начал злится. Злость, каким-то непостижимым образом ,стала для него главным спутником, где-то с одиннадцатой недели.

Сначала, злость была обращена по отношению к самому себе. Как он мог так оплошать?! Как он мог сдастся на милость этим людям? Надо было просто сказать им, что он никуда не пойдет. Пусть они ищут замену, почему он должен умирать за всех них?

Совсем недолго, Гнев был обращен ко Злу. Постоянных страхов, опасений и просто плача не было бы, все были бы счастливы. Но нет, именно их Исландию выбрало Зло, именно на этих людей он направил свой Гнев. Почему Маркус не мог точно также направить свою злость на Зло? Его думы заняли мысли о мести. Сердце возмущалось от ярости, ею помрачился ум.

Гнев ожидаемо перешел на жителей Теневой Исландии. О, этот Гнев был велик. Маркус бросался на предметы, разрушал их, представляя лица Безлунных. Зависть их беззаботной жизни превратилась в Гнев. Ведь они живы! Они будут жить, а ему придется умереть! За него не  заступились, молча отдав на растерзания Злу. Какие же они тогда «люди» ?!

С яростным воплем, словно раненый зверь, носился юноша по комнатам, беспричинно громя все на своем пути. Ему нужно было дать выход этому чувству. Гнев огнем разливался по венам, сжигая изнутри. В разгромленных комнатах раздавались гневные непристойные крики, бранные и жестокие слова, направленные к немым стенам. Маркус стал злопамятным, нарочно вытаскивая из памяти все самые, даже малозначительные, ситуации, отравляя их своей яростью, сжигая их своим Гневом.

Если бы в этот момент, в замке оказался живой человек, Маркус  убил бы его не задумываясь. Ненависть, вражда, мщение, осуждение и возмущение овладевало им. И эти же чувства насыщали Зло, заставляя его смеятся. Зло смеялось, не выходя к Приговорённому, оставаясь в темноте.

Три

Несметны сокровища. Золото. Серебро. Желание обогатится. Опасение старости, нечаянной нищеты, болезненности, изгнания. Они привели к Маркусу третьего врага – Алчность.

Едва войдя в замок увидел он сокровища великие. Тогда он подумал лишь о том, что это красиво и большей красоты он в жизни не встречал. Вскоре настолько Алчность стала велика, что не мог Маркус заснуть. Будь это постель, укрытая шелком, бархатом или парчой. Только в самом внизу, в хранилище на золотых монетах мог прийти к нему спокойный сон.

А скоро даже этого казалось недостаточно. У Маркуса появилась навязчивая идея, что где-то есть золото, сияющее ярче, камни крупнее и лучше, а люди богаче. Несмотря на то, что по сути все это принадлежало Злу, Маркус возомнил себя полноправным хозяином. В конце концов, Зла он так и не увидел, а значит, это все – его.

Быстрее всего остального одолела юношу Алчность. Она принесла с собой пристрастие и болезненную, излишнюю любовь, к тленным предметам. Золото заняло все мысли парня, снилось ночью, а днем было наяву. Душа лишилась свободы, попав в плен. Не только Алчность, золотыми парами отравляла сердце, но и Гнев продолжал бежать по венам, Обжорство не позволяло отойти от стола, Лень манила в объятья сна и мучала Зависть ко Злу. Маркус вернулся к тому, с чего начал: у Зла есть все, у него – ничего.

Смех Зла начал напоминать бульканье кипящего и ядовитого нечто. Если бы Маркус хоть на секунду отвлекся от своих страстей и взглянул на мир, что покинул, то испугался бы. Ибо Плотная Тьма становилась все плотнее и плотнее. Это уже был не легкий туман, а словно черный лед. Такой же холодный и убивающий. Но Маркус не видел ничего.

Зло готовило ему последний подарок.

Два

Шла четырнадцатая неделя. Через неделю наступит весна, а это означает прибытие нового Приговорённого. У всех был вопрос: а что случилось с предыдущим? Они задавились им каждый раз, когда приходило время вести новую жертву. Что происходит там, по ту сторону? На это могли ответить только сами Приговоренные, однако, никто из замка еще не выходил.

Маркус, несмотря на скорбное «Приговоренный», не волновался об этом. Одна из причин – он просто перестал считать, сколько времени прошло. Опутанный темной стороной своих желаний, Маркус совершенно не задумывался об этом. Да и зачем задумываться, если тебя окружают прекрасные девушки.

Девушки были последним «подарком» Зла. В одно утро Маркус проснулся от нежных прикосновений. Прикосновения принадлежали прекрасной гурии, а потом обнаружилось, что их было больше чем одна. Гурии были самыми разными: и арабские красавицы, и эфиопские девушки.  Гречанки, венгерки, славянки, а особенно прекрасными были черкешенки. И задание у них было только одно: доставлять ему наслаждение.

Кем был по своей сути юноша кузнец Маркус? Человеком, а любой человек подвержен страстям и грехам. Подаваясь своим прихотям, потакая желаниям, он делала хуже только самому себе. Однако в праве ли мы его судить? Наверное, нет. Ведь ни один человек не откажется от предложенных благ, даже если они предложены Злом.

Маркуса охватило то, что называлось Похотью. Страсть и желание вскружили голову, отвращающее юношу от последних крупиц добра, развращая сердца, привлекая ко греху. Отдавая Приговорённого Злу.

Этой же ночью одна из девушек осталась вместе с юношей. Зло восторжествовало.

Один. Конец и новое начало

Маркус погиб в тот момент, когда к нему пришла мысль:

«Вот бы Зло не приходило. Я стал бы Злом, и это все было бы моим».

Неспешно и величественно явилась к нему Гордыня. Непомерная гордость, заносчивость, высокомерие, эгоизм. Гордыня пришла не одна. Зло явилось с ней. Не видел их Маркус, развалившись на шелковых подушках, поедая кушанья и наслаждаясь танцами девушек. Хищная пасть Зла распахнулись за спиной Маркуса.

В тот же час прекратили танец девушки. Лица их утратили привычную красоту. Они вытянулись, превращаясь в отвратительные морды. Не красавицами, а отвратными демонами взвились они под крышу замка. Маркус ничего не успел сделать. В шею впились острые зубы Зла, его обволокло мраком. Злу не нужна была плоть, ему нужна была душа. Сама сущность человека, искорёженная и извращенная его стараниями.

Маркус закричал. Крик его, как крики многих до него, унеслись в черное небо. Намного больнее, когда из тебя живого вырывают душу. Никто из жителей не обернулся. Стоило Злу насытится, он выпустил из своих лап безжизненное тело. То, что осталось от Маркуса – его собственные грехи – бесформенным куском Темноты взвилось над замком и унеслось в другую часть Безлунного мира. Там, от имени Зла, создавать Хаос.

Зло ухмылялось. Кем оно было? Чем? Даже само Зло не могло ответить на этот вопрос. Оно помнило лишь одно – тьму, холод, ярость и неопределённое желание заразить этим всех. Помнило, как создавало из лучших людей первородные грехи – начиная старшой Гордыней и заканчивая младшей Ленью. У Зла был свой мир, собственный, владения Бескрайней Темноты. Там не было никого кроме Зла, его демонов и падших людей. Это место можно было назвать Адом, но нет. Место Бескрайней темноты не было Адом, а Зло не было сатаной. Оно было просто… Злом. Его задача – сеять Хаос, ненависть, зависть и все, что могло его подпитывать.

Зло избрало Теневую Исландию по одной простой причине: люди там были добрыми. Это не было необходимостью, их просто хотелось запугать. Запугать, потом испортить, извратить, ожесточить. Сделать все, чтобы они были такими, какими пришли из Осязаемого мира.

Осязаемый мир был неразрывно связан с Теневым Безлунным миром. По своей сути, Безлунный являлся Тенью другого мира. Зло знало, что Колдун, сотворивший Безлунный мир, был захоронен в реальном мире, а именно – в Исландии, являющейся центром Теневого мира. Были и другие страны, ибо крупицы светлой магии находились в каждой стране и из каждой можно было попасть в этот мир.

Два мира, неразрывно связанных с друг другом. Зло знало, что пока в одном мире живут люди, другой стоит так же прочно. Коли один из миров полностью опустеет, то в то же мгновенье рухнет, уступив место другому. Зло знало, что надо было полностью подчинить и стереть один мир, чтобы в последствии править другим. Стереть Теневой мир будет легче  и тогда Осязаемый мир, уже частично находящийся под власть Зла, будет принадлежать Злу.

У Зла появился план. Он выбирал одну девушку и юношу. Все они переживали духовное падение, поддаваясь Лени, Обжорству, Зависти, Гневу, Алчности, Похоти и под конец – Гордыне. Когда от их души оставались лишь ошметки, Зло впивалось в их душу, высасывая ее. А духовно уничтоженный  Приговорённый погибал и лишь его суть, навеки обречённая на страдания и подчинения, летела в ту часть Теневого мира, которую указывало Зло. Там эти несчастные сеяли Хаос, грехи и разруху. Зло ускоряло неизбежное уничтожение Теневого Безлунного мира.

Зло знает, что не один человек не может изгнать тьму из сердца. В какой бы мир не пришли люди, они продолжают быть людьми, а значит – грешниками. Зло знает и пользуется этим. У этой сказки не будет счастливого конца…

В замок входит очередная Приговоренная…

Кто знает, возможно, просто еще не родился человек, ни в Осязаемом мире, ни в Теневом, способный противиться грехам.

Ах, откуда я это знаю? Грехи ночью на ушко нашептали.

 

читателей   61   сегодня 1
61 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,00 из 5)
Loading ... Loading ...