Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Жизнь в объятьях смерти

Стекло, цвета болотистой запруды, мягко пропускало искажённое свечение радужных камушков. Магия, сгустившаяся и уплотнившаяся под давлением веков, воплотилась в перламутрово-разноцветном твёрдом образе.

Я аккуратно трясу баночку, наблюдая за искрами, рождающимися при столкновении камней друг о друга. Теперь это единственное развлечение в моей жизни. Признаться честно, я рада возможности радоваться хоть чему-то. Люди, проживая настолько близко к небесам, — всё больше приземляли души.

Со стародавних времён, когда люди ещё занимали пьедестал »самых разумных» существ на нашей благоухающей жизнью земле, прошло немало лет и на смену нам пришла иная раса, ныне именуемая хладными.

С ходом времени тьма, разросшаяся в отсутствие »дыхания жизни», проникала в сердца людей, существовавших «в отдалении». Она проникала во влажный, бесконечный туман и с каждым вдохом понемногу отравляла целые деревни. Обращённые существа, более не имевшие права именоваться людьми, имели бледно-серую, словно бескровную кожу; волосы их были либо исключительно белые, либо исключительно чёрные; что же касается поведения…  Души их обратились в пепел, а сердца окаменели. Всё, что было им известно — это война, бой и сражение. Не ради какой-либо цели, а лишь для удовлетворения собственного естества. Страдания и хаос — вот цель их появления.

Быть может, ранее мы бы, люди, были бы готовы дать отпор хладным, но не теперь.  Если  бог и существовал когда-то, то и он обратился против нас…

В этом мире, угнетённом склизкой и туманной мглой, нет места для радости живой:

Ни тёплый луч, трепещущий над воплощением нового существа, ни богатые минералами почвы, ни ветер, обнимающий созданные души — ничего из этого уже нет на нашей планете.

Магия жизни приобрела изначальный облик и со времён её перевоплощения время на своих волнах унесло человечество вдаль от мирного круговорота Жизни и Смерти в дали вечного существования.

Нынешний мир людской натуре был чужд:

Не воздух, а квинтэссенция тёплого пара и холодных льдинок, но всё же, он остался пригодным для дыхания. Пустыни за века антропогенного воздействия сменились чернозёмом, в то время, как вся глинистая и ранее плодородная почва невидимой рукой обращена была в нечто, что напоминало степи, на поверхностях которых рассыпаны были чёрные камни средних размеров, напоминающие застывшую и спрессованную нефть.

Среди обломков оставшейся цивилизации зародилось новое общество: хоть дети, взрослые и пожилые навсегда замерли в своём физиологическом развитии, но умом многие дети со временем превзошли свои установленные границы развития, тогда как все престарелые представители рода человеческого давно низверглись в пучины безумия. Взрослые и дети — правители новых поселений. »Правящие» позиции, в основном, заняты вторыми.

»Семья» — это слово теперь обрело совершенно иное значение. У нас все те, кто рядом -»семья», те же, кто находится за пределами нашего воззрения в неё не входят до тех самых пор, пока, опять же, — не окажутся рядом с нами. Все друг другу ничего не должны, но никто ничего и не делит. Нет ни денег, ни чего-то, что можно было бы на них купить в перспективе. Нечего покупать — нечего продавать.

Я расположившись на большом чёрно-перламутровом камне, оглядываю земной простор, усыпанный высокими горами-скалами, заросшими тёмно-зелёными, колючими деревьями… что-то похожее на прежнюю всем известную сосну.

Таков наш новый мир.

Нам нечего ожидать от окружающей нас несправедливости.

Давным-давно, ещё до моего рождения, мы ушли в »Возвышенные долины». Так именуются полу-висячие горы, окружённые разряженным воздухом и избавленные от большого количества жидкости в воздухе. Фьорды, меж которыми текут не реки, а воздушные массы с высокой влажностью разных плотностей. Это место — мираж в пустыне. Удивительно, но человек сумел найти и среди всей этой разрухи зелёное, пригодное для жизни место.

 

Ответственность — совсем не почётная ноша, как ошибочно думают некоторые, — она ставит тебя перед выбором: действовать во имя общего блага или же принять сторону личного благополучия.

Ощущение нерешительности погрузило моё сердце в отчаяние, отодвигая миг принятия решения, однако, я обязана сделать шаг в пропасть и сразиться с всеобщими страхами. Такова воля рока, своим жестоким взглядом опалившая всё моё вероятное и невероятное счастье, находящееся где-то там…далеко в будущем…

 

Покинув место раздумий я пошла к границе, к единственному месту, куда вели все дороги, куда ступали мои ноги.

 

Что такое счастье?    Вид кольчатых лиан, оплетающих деревья, и образующих расщелины, в которых копошатся волшебные стрекозы — как напоминание о былой величественной магии? Счастье — это видеть небо, раскрывающее мне тайны лунных равнин? Видеть то, как изменился мир и ощущать его надрывные вдохи, замечая при этом, насколько живым может быть это место?

 

Торондские леса пересекает гулкий шум скрежещущих колесниц и я бегу на зов предстоящей борьбы.

 

Счастье в ощущении себя живым? Чувствовать движение лёгких внутри? Замечать циркуляцию влажного воздуха вокруг тебя? Кажется, мы забыли об этом… Все мы. Моя мама, мой отец, мой брат и те, кого мы знали всю жизнь и с кем шли рука об руку все прожитые века.

 

Слышу, как в глубине зарослей снуют остеры — маленькие, пушистые зверьки, издали напоминающие кенгуру, однако вместо шерсти их покрывает серебристо-голубая чешуя. Видимо, попутно они решили обсудить нечто важное меж собой и потому колесничий гул дополняется  их не тихими клокотаньями.

Я мчусь вдоль плотной полосы леса, и, постепенно ощущая нутром близость врага, — ныряю в хвоистый омут…

 

Камни заискрились и тёплая магическая энергия, сокрытая в них, хлынула потоком, поглощая мой разум своим светом.

— Стой, где стоишь, монстр.

Их голубо-серые лица, осунувшиеся от давления времени, были заряжены яростью. Глаза светились, точно угольки догорающего костра, а белые волосы казались серебристыми из-за холодного света луны, проникающей сквозь тёмно-зелёную »листву».

Стрекозы, освещая остатки тьмы голубыми, флуоресцентными крыльями, вылетели из паутины лиан, окружая, точно рой пчёл,»хладных».

 

Вид внушал ужас и страх, заставляя сердце бешено колотиться. Двое. Два чудовища пред моими глазами.

тепло камней продолжает захватывать меня. Что-то не так — сердце сопротивляется нахлынувшему чувству… Что…не так?

— Ты, монстр, что здесь делаешь?

Осипшие и злобные голоса этих существ вгоняли в ступор, однако, всё то, о чём говорили нам из года в год не видно ныне. Да, они яростны и точно не являются людьми — это существа бескровные, но, всё же больше похожи на нас, нежели »амфибии». Я забыла, как сражаться, как держать меч в руке и как сжимать кулак. Камни, могущественной силой своей обезоружили меня и заставили предстать пред врагом беззащитным человеком.

Но я не понимаю, что происходит с моим сердцем.

Мгновение и ноги подкашиваются — вокруг лишь хоровод тенистой чащи и редких всполохов света…

— Чудовище. И говорить-то не способно.

Нет. Собрать все силы в один рывок и убить их одним ударом.

Один шаг, освобождаю клинок из ножен и атакую самого ближнего монстра, оставляя на его брюхё большую, смертельную рану.

Резкая боль в голове. Второй ударил меня чем-то тяжёлым. Слишком медленно…

Почему камни так действуют на меня?

Глаза ещё продолжают впитывать сумрак ночи, но голова уже ослабла и нет никаких сил подняться и дать бой этим существам… Я обречена на страшную смерть.

— Тебе это не пригодится.

Хладный, не останавливаясь подхватил мечом небольшой мешочек с драгоценными каменьями. И тело в миг лишилось остатков сил.

Бесконечная бездна и полное отсутствие мыслей вместе с последними картинками уходящих в сторону поселения монстров… Или людей?

Неужели это я напала на него в эту секунду? Это точно не моя кровь… Теперь те монстры не доберутся до нашего поселения. Я разгромила всех их и от колесницы остались только щепки.

Всё выглядит таким неправильным… Светло-зелёные листья, и, вместо рядов тёмных стволов хвоистых деревьев, я вижу что-то …белое. Пятна света вперемешку с невысокими кронами и свет Солнца, ослепляющий меня, стоит поднять взор выше земли.

Я не знаю, какой силой движима, но моё тело исполняет чью-то волю. Ощущаю себя одержимой и, в то же время, пустой… Ни единой мысли, ни единого чувства — только желание разорвать живую плоть и ощутить тепло хоть на секунду…

Вокруг тёплые стрекозы…

Непреодолимое желание вновь зажечь сердце затмевает взор…

Я свет внутри пускаю в свободную плавь и он обращается во тьму.

 

читателей   94   сегодня 1
94 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,40 из 5)
Loading ... Loading ...