Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Жизнь Лим

Аннотация:

Рассказ-фэнтези о жизни девушки, которую звали Лим. Однажды она находит артефакт, а то происходит дальше вы узнаете, прочитав мой рассказ.

[свернуть]

 

Последние месяцы она жила, как во сне. Завершение учебного года, экзамены, ожидание маминого отпуска, зарплаты, отъезда, ожидание, ожидание…

«Где-то в неизвестности, в старом доме без адреса, живет девушка. Она абсолютно обычная и вроде ничем не выделяется. Кроме одного: девушка умеет заваривать чай из всего, буквально из всего существующего.
Она собирает в кружевной мешочек звездную августовскую ночь и заваривает ее. Такой чай очень крепкий, а на вкус отдает яблоками, ежевикой и немного сливками.
Под чай из августовской ночи можно помечтать.
Или летом, где- то в полях, девушка собирает солнце и запах нагретых трав. Такой чай пахнет апельсинами, отдает карамелью и ромашкой. Под такой чай хорошо болтать ни о чем и совершать маленькие глупости.
Чай из морского бриза немного соленый, чай из восточных сказок отдает корицей, имбирем и кардамоном, чай из дождя на вкус как Лондон, а чай из Лондона на вкус как дождь, но и то и то имеет привкус бисквитов и бергамота и отдаёт теплом и дымком камина, клетчатого пледа.

Но, несмотря на все коллекции девушки, главный и любимый у нее  — чай из любви. Он всегда получается разный, ведь вся любовь разная. Чай из нежной, романтичной любви будто сделан из роз, чай из любви дружеской пахнет жасмином и клубникой, чай из любви страстной отдает вином и перцем, а чай из любви семейной — ванилью и молоком. И лишь совсем изредка получается чай, который совмещает все. И такой чай называется счастье…»

— Лим очнулась внезапно, увидев, как мимо проплывают красно-жёлтые деревья. Уже осень? Значит всё. Значит опять никакого отпуска. Значит «дальше сама». Эта формула в её жизни имела место. Когда она училась плавать, мама несколько раз заводила её в воду. Подставляла руки и Лим барахталась изо всех сил, стараясь плыть. Однажды мама сказала: «Дальше сама»,  и поплыла рядом. Почему-то было не страшно. В школу они тоже дошли до калитки, мама передала букет: «Дальше сама» — и начались школьные будни.  Эта фраза после ещё не раз звучала в её голове в библиотеке, магазинах и т.д.  Вот и сейчас почему – то  она пронеслась в голове и Лим шагнула из автобуса.

Она просто гуляла по острову, что расположился посреди реки. Собирала букеты из опавших листьев, делала из больших листьев кораблики и отправляла их в плаванье. Вдруг под очередным  листом, вынесенным на берег,  что-то блеснуло. Это была подвеска на цепочке – изящная виноградная гроздь из 3-х бусин – янтарной, изумрудной и прозрачно-белой. Лим оглянулась – вокруг никого. Следов на берегу было немного. Она прошла вдоль берега, затем свернула на тропинку через рощу. Метров через 150 наткнулась на сильно затоптанную площадку. Выделялись чётко две пары кроссовок – их было больше всего. Сдвинутая листва и даже отпечатки рук – здесь явно что-то искали. «Не здесь», — подумала Лим. Она прошла ещё метров 10.  Дальше начинался асфальт. Небо хмурилось, день клонился к вечеру. Накрапывал дождь. Вокруг никого. Как – то стало очень неуютно и  захотелось домой. Лим заторопилась к остановке.

Когда она спряталась под козырёк в ожидании автобуса, дождь разошёлся не на шутку. Мимо пролетали автомобили. С козырька ручьями стекала вода. Лим достала безделушку и подставила под дождь, чтобы смыть землю. Затем принялась тщательно обтирать бусины и тут одна – янтарно-чайная – поддалась, повернулась в гнезде и … Лим словно куда-то провалилась.

Жара, песок, морские волны накатывают на берег. Рачок перебирается через береговые камешки, пытаясь скрыться в воде от настырного щенка. Щенок лает, топит его лапой, прыгая по плоскому притопленному камню, отряхивается  и вдруг БАЦ! – соскальзывает с камня в воду. Новая волна с наката бьет его о камень. Тут уж не до обстановки. Лим бросается добывать из воды глупыша. Добыла, вымокла. Сумасшествие какое-то. Острая боль в ступнях от камней говорит, что это не сон. На всякий случай ущипнула себя – ничего не изменилось.

Только к берегу с визгом приближались двое детей. Мальчик, лет 10-ти и белокурая Мальвинка.

— Бим! – мальчик, задыхаясь, бухнулся рядом на песок. – Глупый Бим. Как ты мог сбежать? Дурачок!

Спасибо, что спасли его! Я Сережа, а это – Он кивнул на девочку – Сестра Нина.

— Лим, В смысле Лидия Ивановна Мороз.

— Здорово! А вы из санатория? Вы так вымокли. Идёмте к нам сохнуть. Давайте поторопимся, а то мама будет ругать. Нас к морю одних не пускают.

— Нина, Сергей – Лим услышала звонкий властный голос и на берегу показалась высокая, белокурая женщина с очень красивым и сердитым лицом.

— Мама, это всё он! Он опять сбежал и чуть не утонул – мальчик произнёс это с какой-то жалобной интонацией – Лим его спасла. Это всё Бим – захныкала маленькая Нина.

Женщина быстро оценила обстановку. Черты её лица смягчились.

— Наказания вам не избежать. Это ваш питомец и вы несёте за него ответственность. Никаких сегодня компьютеров.

— Но!

— Никаких, я сказала – в голосе снова зазвенел металл. Женщина повернулась. —  Значит Лим. Интересное имя. Вы кто? Откуда?

Что на это ответить? Мысли молниями проносились в голове, сталкивались и разбивались вдребезги. Версия «с остановки» даже в голове звучала неубедительно, потому  пришлось воспользоваться подсказкой новых знакомых.

— Из санатория.

-Понятно. Из какого?

— Там. На горе. – Лим неопределённо мотнула головой.

— Давно здесь? С родителями?  — вопросы сыпались, как из рога изобилия.

— С мамой.

— Уже заселились? Почему одна? Хорошо знаете эти места?

— Совсем не знаю.

— Мама волноваться не будет?

« Мама.   У нас наверно уже поздно.  Мама мне голову оторвет… через  уши».  Она вынула из кармана виноградины и молча начала их крутить и тереть, но ничего не происходило. Эта  дама с допросом ей совсем перестала нравиться. Но деваться было некуда.

— Конечно, будет. Особенно, если  вернусь такая мокрая и в песке.

— Ладно. Сохни, а потом отвезу тебя наверх.

Тем временем они дошли до небольшого коттеджа. Забор из силикатного кирпича.  Домик с синей крышей и большой стеклянной верандой.  Фруктовый сад, бассейн, ухоженный цветущий дворик – очень приличное место. Лим  выдали сухую одежду.

— Это должно подойти. Иди в душ, там есть полотенца. Грязную одежду сложи в стирку – сама включишь. Умойся и приходи пить чай. – Командовать дама явно умела.

Лим хотела спросить её имя, но дама уже ушла в кухню. Что дальше?  Не понятно. После душа Лим завязала на цепочке узелок, чтобы повесить на шею – что-то подсказывало ей, что  кулон и  является источником этих злоключений. В общем-то, злого ничего не произошло. В море надо было искупаться – размышляла Лим, промывая под краном кулон и выковыривая остатки  песка из металлических виноградных листьев. И снова началось. Теперь прозрачная бусина поддалась и провернулась в гнезде и….

Лим снова торчала на остановке под осенним дождём, только в летней блузке, брюках и босиком.  Подошёл автобус. Лим  нырнула в него и наткнулась на пожилого кондуктора.

— Я вещи потеряла – сказала она жалобно.

Кондуктор  окинул её взглядом и, видно пожалев,  кивнул на свободное место. Через три остановки она вышла, ещё 10 минут  и в подъезде. Только бы мама дома была.  Мама открыла дверь.  Окинула её взглядом.

— И что это?

— Я ключи потеряла.

Мама, наверное, очень устала. Она развернулась и ушла со словами:  «Заболеешь – положу в больницу».

Лим  спрятала кулон в шкатулку.  Потом они с мамой грели ноги в тазу. Молча. Пили чай.

— У тебя что-то произошло?

— Всё то же. Переживем.

Лим  спряталась под одеяло и провалилась в сон. Ей снилась девушка.  Она бродила по  просторной  кухне,  как в тумане. Брала какие – то травы и бросала в большой  заварник.  От этого в помещении расплывался очень приятный аромат,  непонятное янтарное свечение и покой. Она напевала, а Лим словно проваливалась в сон. Чаинки бабочками  порхали перед глазами, пахло  мёдом.  «Я что, засыпаю во сне? А что будет сниться?» — мысль проплыла в голове и растворилась.  А Лим плыла дальше. У неё не было ни тела, ни  формы.  Она просто плыла сквозь янтарную кленовую рощу, прогретую осенним солнцем. Закатные лучи цеплялись за кроны деревьев, и они вспыхивали ярко-красным. В этом было что-то тревожное, а в голове  звучал голос:

— Это только начало. Каждую начатую дорогу придётся пройти до конца.  —  Это был голос девушки  из старого дома. Он был спокойным, непреклонным. Он ещё что-то напевал фоном.  Что будет завра, Лим не знала.  Всё как-то смешалось и не вставало на места. Где сон? Где явь? Почему-то точным и неизменным, как точка отсчёта,  сейчас стало одно:  Где-то в неизвестности, в старом доме без адреса, живет девушка. Она абсолютно обычная и вроде ничем не выделяется. Кроме одного
Девушка умеет заваривать чай из всего, буквально из всего существующего.
Она собирает в кружевной мешочек звездную августовскую ночь и заваривает ее. Такой чай очень крепкий, а на вкус отдает яблоками, ежевикой и немного сливками.
Под чай из августовской ночи можно помечтать.
Или летом, где- то в полях, девушка собирает солнце и запах нагретых трав. Такой чай пахнет апельсинами, отдает карамелью и ромашкой. Под такой чай хорошо болтать ни о чем и совершать маленькие глупости.
Чай из морского бриза немного соленый, чай из восточных сказок отдает корицей, имбирем и кардамоном, чай из дождя на вкус как Лондон, а чай из Лондона на вкус как дождь, но и то и то имеет привкус бисквитов и бергамота и отдаёт теплом и дымком камина, клетчатого пледа.

Но, несмотря на все коллекции девушки, главный и любимый у нее чай один — чай из любви. Он всегда получается разный, ведь вся любовь разная. Чай из нежной, романтичной любви будто сделан из роз, чай из любви дружеской пахнет жасмином и клубникой, чай из любви страстной отдает вином и перцем, а чай из любви семейной — ванилью и молоком. И лишь совсем изредка получается чай, который совмещает все. И такой чай называется счастье…

читателей   93   сегодня 1
93 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 4,00 из 5)
Loading ... Loading ...