Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Там в лесу

Живя в реальном мире, люди постепенно забывают о чудесах окружающих их. Такое чувство, что они просто забывают о них и окунаются в омут бесконечной суеты и тревог. Но что если им напомнить о них?

Белые снежинки, кружась в танце, ложились на землю и постепенно укутывали землю, словно покрывало. Свет фонарей освещал узкую дорожку вдоль нежилых домов, но не доходил до могучих стволов деревьев густого леса неподалёку. Не было ничего кроме тишины и скрипа снега под ногами. Я возвращался домой по самой длинной дороге, что только мог найти. Случаются моменты, когда весь мир уходит на второй план, и остаются только ты и звуки этой вселенной. С такими странными мыслями для этого вечера я шёл домой, но что-то тревожило меня. Я остановился и попытался понять, что именно и только сейчас услышал тяжёлое дыхание. Моя голова начала медленно поворачивается, но увидев ЭТО, я упал на снег и пополз назад. Передо мной стоял огромный ящер высотой около 8 метров, с белоснежной чешуёй и острыми клыками. В тесноте его глаза горели янтарным завораживающим цветом, а дыхание обжигало лицо. Существо стояло неподвижно, после чего резко развернулось и скрылось в лесу. Я сидел на снегу и старался встать, но моё тело оцепенело и не хотело слушаться. После некоторых усилий я всё же встал и ещё раз посмотрел на место где стоял этот ящер. Там остались глубокие следы от его когтистых лап и немного синей субстанции. Я сам того не понимая пошёл по его следу. Что-то знакомое мне показалось в этих глазах, и это чувство теплом разошлось по всему телу, придавая сил. И теперь я уже не шёл, я бежал навстречу неизвестности. Огибая стволы деревьев, я то и дело спотыкался об корни, но не падал на моё счастье. Смотря на снег, я всё ещё видел его следы и эту синюю жидкость, и тут они исчезли, словно их никогда и не было. Я задумался настолько что, не заметив, запнулся и неудачно упал лицом в снег. Я кое-как встал на корточки и огляделся. Вокруг был один лес и только. Я попытался встать, но тут же вновь упал. Нога загудела и заныла от боли, неудача – моё второе имя. Всё что я смог тогда сделать это сесть и посмотреть вокруг. Первым делом, я взглянул туда, где был этот корень. Оказалось, я запнулся не об корень. Это маленький треугольник с не звенящим бубенчиком на конце. Я потянулся к нему, но он тут же вскочил и убежал. Я ничего не успел понять, кто или что это было. Да какая теперь разница. Я остался один в дремучем лесу, кому придёт в голову искать меня здесь? Ответ прост, никому. Ни одна живая душа не придёт за мной, я так и умру на этом месте где-то в лесу. Дальше я мало что запомнил, только холодную тьму, что окутала меня, бывшую рядом и чьё-то тёплое и ровное дыхание над моим ухом. Очнулся я уже дома в своей постели. Как я попал домой, и что произошло, осталось загадкой.

В тот странный день я вывихнул и обморозил ногу. Врачи долго удивлялись, что её не пришлось после этого ампутировать, но я был рад и этому факту. Ведь через неделю я уже смог немного ходить, а через ещё неделю поехал на работу. День на работе обещал быть обычным и скучным, только вот именно сегодня все сидели как на иголках из-за сокращения рабочих мест. Я тоже нервничал, но это было нормальным в такой напряжённой обстановке. Понимание того, что меня могут уволить меня пугал, но в то же время у меня был доступ получить новую и более привлекательную для меня. Что же я сам не ушёл? Не знаю, но что-то всегда останавливало меня. Только не в этот раз. Я, наконец, решительно поднялся, подписал бумагу об увольнении по собственному желанию и положил её на стол директора. Выходя из кабинета, все смотрели на меня то ли с благодарностью, то ли с радостью от того что я наконец ухожу. Но не мне их судить, я и вправду кардинально отличался от них. По дороге до машины, я позвонил другу и принял его предложение о работе. Нельзя было описать моё состояние, когда друг сначала сказал что, нашёл уже человека, а потом весело рассмеялся. Его слова эхом разнеслись по моей голове. Весь мир поблек на какое-то мгновение, после чего друг неожиданно сказал, что это всего лишь шутка. Облегчённый выдох, словно птица улетел с ветром. Мы договорились о том, во сколько и когда мне приходить на этом наш разговор был завершён. Сев в машину я быстро поехал домой. На улице бушевала вьюга, словно недовольная старуха, которую обманули в магазине, подсунув ненужную вещь, она накидывалась на мою машину стараясь перевернуть безуспешными попытками. Видимо поняв, что это бесполезное занятие она просто не дала мне увидеть поваленное дерево, в которое я въехал. Проклиная всё на свете, я вышел из машины, потирая ушибленный лоб. Бампер машины был в хлам, а до дома было прилично идти по обычной дороге. Я недолго думая пошёл через лес, дабы срезать свой и без того тяжёлый путь. Не знаю, сколько я шёл, и сколько мне оставалось до дома, но я остановился, увидев нечто неподалёку от себя. Это был камень, второй такой же снаряд шустро пролетел у меня перед носом. Я присел. Третий раз камень попал бы в меня, но я вовремя среагировал. После такого обстрела, появились двое. По росту это были ещё дети, но по голосу и внешнему виду так нельзя было сказать. Один голос был басистый, как у взрослого мужика, что каждый день пьёт в баре пару кружек пива. Другой более звонкий, словно он только недавно окончил институт. Их внешность сильно разглядеть я не успел, так как они заметили меня. Недолго думая я рванул в чащу леса, совсем забыв о том, что мне надо домой. Далеко убежать мне не удалось, в затылок мне прилетел тот самый камень, а за ним ещё несколько. Один из них оглушил меня, и я, мешком картошки, упал на землю, истекая кровью от полученных ударов. Самое смешное,  что они подумали, будто я в отрубе и заговорили: «И что будем с ним теперь делать?» — «У меня даже и не спрашивай, сам думай. Никто не говорил его трогать». — «Так я же думал что это олень, я и стрелял» — «Олень тут только один, кто тебе поверит?» — «Никто…» — он начал тихо всхлипывать – «Меня посадят…». — «Не ной, а помогай его тащить», – сурово сказал первый – «Дома разберёмся» — «Хорошо». Человечек заикнулся и всхлипнул последний раз, после, как можно было уже понять, эти двое потащили меня по лесу. Самая неприятная прогулка в моей жизни. Мало того что они меня с оленем перепутали, так теперь ещё и лицом по снегу тащат. Казалось, этот ад не скоро закончится, так что я решил просто поспать. В любой непонятной ситуации спи, всегда работает. Проснулся я в помещении. Как я понял это? Было тепло и темно. И тут яркий свет пробил эту тьму, от чего я невольно зажмурил глаза. «Он все ещё в отрубе» – хмуро сказал второй. «Мда… Сильно же ты его отрубил, если только не убил» — усмехнулся первый, и сердито добавил,- «Ты пульс проверял?» — «Нет, а надо?» — «Нет, зачем?» — первый начинал злиться и его голос стал нарастать, – «Может, мы просто так тащили этого слона через весь лес! А могли просто закопать в снегу и забыть об этом!». И тут нервы сдали. Оленя я ещё стерпел они красивые и грациозные, но слон это уже слишком. Я рыкнул на них, как только смог: — «Я не слон!». В воздухе повисла тишина, после чего раздался звонкий смех. Наконец, я открыл глаза, картина была и в правду комична. Лежит взрослый и большой дяденька посередине комнаты, недалеко от него стоят два карлика, застыв в странных позах. Один поднял руки вверх, а другой сжался в маленький комочек и присел. А где-то на лестнице стоит девушка и держится за стену, задорно смеясь. Карлики, ещё немного похлопав глазами, переглянулись и встали в нормальные позы. Первый человечек откашлялся и стал собираться с мыслями. Это было видно по его лицу. За это время, я, наконец, смог разглядеть их. Начну я, пожалуй, с первого, это был суровый и бородатый дяденька. По нему было видно, что он уже не молод, так как на его лице были возрастные морщины. Забавный нос картошкой, нахмуренные густые брови и холодные леденящие душу глаза, то же указывали на его возраст. Шрам на левой щеке говорил сам за себя. И его кожа была не то смуглой, не то просто очень грязной. Волос я не увидел, видимо они были под шапкой и судя по бороде чёрные. О телосложении было тоже сложно что-то сказать из-за его одежды. Решив, что их нужно как-то различать, я назвал его просто, Бородатый.  Второй же был чуть ниже Бородатого, да и моложе. На всём его лице были веснушки. Курносый нос и блестящие азартом глаза. Кожа была немного смуглой, но выглядел он опрятнее. Волосы у него были рыжего цвета и заплетены сзади в короткую косичку, борода тоже, короткая и заплетённая в косичку. На его голове были очки как у инженера. Он тупо смотрел на меня, всё ещё не понимая, что происходит. Его я назвал Аккуратный. Я смотрел на них, а они на меня. После этой недолгой паузы, воздух резко разразился угрожающим басом: «Или ты забываешь про всё это и думаешь, что это всё страшный сон, или мне придётся выбить это у тебя из головы» — Бородатый грозно показал мне кулак с кастетом и добавил, – «я не шучу!». Такого я не ожидал. Но его кулак мягко убрала чья-то ухоженная рука. Я поднял глаза вверх и был поражён. Там стояла девушка прекрасной наружности. Пара непослушных пепельных волос выпадала из её хвоста и струёй спускалась по плечам. Кожа у неё была светлой и очень нежной на вид. Глаза были карие и пронзительные, словно смотрели прямо тебе в душу. Очень аккуратные черты лица, придавали ей шарм. Но единственное что меня смутило в ней, её заострённые уши. Но я тут же забыл о них, услышав её голос. Слова, как песня, зазвучали из её уст:  «Тебе не кажется, что это слишком агрессивно?» — Она улыбнулась, — «Есть способ проще, стереть ему память» — она подмигнула, — «или сделать его ручной куклой у меня же есть доверие среди старейшин». Я обомлел, она не была похожа на того кто мог сказать такое. Тем не менее, она сказала это. Её взгляд упал на меня и усмехнулась: «Какое жалкое и беспомощное создание» — в её глазах была насмешка, – «подготовите его, а я пока поговорю со старейшинами». После этого она поднялась по лестнице и скрылась за дверью. Пока я лежал в ступоре, карлики готовили меня к чему-то очень мерзкому.

Последние события очень хорошо сохранились в моей памяти. Меня вели к подобию алтаря, как прокажённого на виселицу. Положили на него и начали приговаривать что-то. Слова были неизвестны мне и непонятны, чтобы запомнить. Меня обдало горячее дыхание, после чего я пришёл в себя. Надо мной навис тот самый ящер с открытой пастью, откуда торчали лезвия клыков. Я невольно зажмурился, и вся жизнь пролетела перед моими глазами. Мне 27, а жизнь уже заканчивается, сколько не осуществлённых планов и разрушенных желаний, сколько надежд на будущее, что рухнули давным-давно. Я невольно пустил слезу. Я почувствовал себя вновь маленьким мальчиком, который просто хотел домой к маме. Не знаю почему, но вместо меня дракон подпалил верёвки, благодаря чему я смог освободиться и встать. Девушка яростно закричала: — «СОЖГИ ЕГО!». На её лице выступила краска от напряжения и ненависть ко всему живому. Ящер же расправил крылья и взмыл в небо. Остальные побежали за ним с яростными криками: «ВЕРНИСЬ! МЕРЗКИЙ ЯЩЕР! МЫ ЗАПРЁМ ТЕБЯ В ТЕМНИЦЕ!». Пользуясь этой суматохой, я убежал в лес. Бежал я долго и очень скоро устал. Хотелось, и есть, и пить, силы покинули меня. А ещё нога снова начинала болеть. Так что я остановился в поисках пропитания. Но что можно найти в лесу зимой? Правильно, ничего. Я долго скитался, и умер бы, наверное, от голода, если бы не маленький треугольничек, что протянул мне батон маленького хлеба. Я присел на корточки и с благодарностью принял его. Сделав с наслаждением маленький кусочек, я улыбнулся. Хлеб был мягкий и все ещё горячий. Съев его, я хотел ещё раз сказать спасибо, но треугольник уже пропал, на его месте был только средний по размеру камень. Я подошёл поближе. В пяти метрах от него лежал точно такой же камень. И так было вплоть до моего дома. Сказать, что я радовался, ничего не сказать. Я прыгал от счастья, смотря на свой родимый дом. После этого прошло много времени. Много поменялось, я женился, создал семью, завёл собаку, потерял жену и верного пса, и расстался со своими детьми. Только дом оставался прежним. Я уже состарился, и мне осталось недолго в этом мире. Чувствуя, что моя кончина близка, я вновь вышел утром на крыльцо и вдохнул зимний воздух. В эту чудесную пору и увидел знакомый мне треугольник. Без всяких слов и сентиментальностей, я зашёл домой и взял буханку хлеба, что сам испёк недавно. Снова выйдя, я закрыл за собой дверь и протянул хлеб тому треугольнику. Он взял его и положил перед собой. Ветер обжигал моё лицо. Я, присев, смотрел на это существо. Оно протянуло мне руку, приглашая уйти с ним. И я принял его предложение. Моя душа вышла из своего старого тела и отправилась вместе с ним к новой жизни, среди таких же, как и она свободных от земли душ. А тело так и осталось лежать на снегу. Снежинки ложились на землю, скрывая его в своей пучине. А ветер пел свою грустную песнь. Я не умер, а просто ушёл навстречу звёздам.

 

читателей   62   сегодня 1
62 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,67 из 5)
Loading ... Loading ...