Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Северный олень

 

Летние каникулы дарили мне возможность вести ночной образ жизни. С десяти часов вечера до трех часов ночи я зачитывался книгами Брэдбери и Экзюпери. Читал множество самых разных сказок. Маленьких и больших. Когда к нам приезжала бабушка, она всегда привозила кучу книжек. На День рождения она подарила мне огромный блокнот небесного цвета. На его обложке красовалась большая синяя птица, словно из сказки Метерлинка. Распахнув свои бело-голубые крылья, она взмывала в небесную высь.

— Вот, — сказала бабушка, — будешь здесь писать свои сказки!
— Хорошо, — ответил я.

И иногда, когда приходило что-нибудь в голову, я сам садился и писал собственные сказки. Но мне никогда не приходило в голову то, что сказка может случиться со мной. Но я немного забегаю вперед.

Так вот.

До трех часов ночи я читал самые разные книги, пил зеленый чай с полевыми цветами, и, время от времени, записывал что-нибудь в свой блокнот. В три часа ночи, когда горизонт только-только начинал окрашиваться в желтый или в нежно-зеленый, я одевался, выходил из дома и, тихо прикрыв за собой дверь, уходил любоваться рассветом на скалистом обрыве.

Наш городок, если его можно так назвать, совсем крошечный. В нем живет всего несколько тысяч жителей. Стоит около сотни небольших домиков, в каждом из них идет тихая, своя жизнь. Вечером загораются окна, топятся печки, некоторые выходят во двор петь песни под гитару, пообщаться. Живут все спокойно и дружно, без ссор и неприятностей. Все друг друга знают, пытаются друг другу помогать. Часто случаются самые разнообразные ярмарки и фестивали. Ярмарки экзотических птиц. Фестивали небесных фонариков. Фестивали воздушных змеев. И так далее. Словом, наш город – потрясающее место. Мало кто из местных жителей собирается отсюда куда-нибудь переезжать.

В общем, когда звезды на небе еще не исчезли, небо становилось темно-синим и день загорался, я уходил встречать утреннее солнце. Запрыгивал в летние кроссовки, натягивал штаны потеплее, укутывался в кофту с капюшоном. В руках всегда брал с собой одну книжку и блокнот.

Проходя по тихим прохладным улицам, я запрокидывал голову вверх, разговаривая со звездами. Искал самую яркую, улыбался им, и, я уверен, они улыбались мне в ответ.

Наш городок был окружен хвойным лесом. Острые верхушки высоких стройных елей тянулись к небу, словно стрелы. Однажды вот так вот прогуливаясь, я даже придумал сказку о том, как проходит жизнь елей. Они появляются на свет совсем крохотными и слабыми. Они постоянно ведут борьбу с ветром, с лесными животными, поэтому они колючие. И всю свою жизнь они тянутся к звездам. В конце концов, если их не успеют срубить, они становятся настолько сильными, что выпрыгивают из земли, и с огромной скоростью уносятся в ночное небо. А в небе они уже превращаются в звезды. Вот что я однажды написал.

Если честно, в моем блокноте еще множество историй о елях, о хвойных лесах, о звездах, и вообще – о многом-многом! Но ведь сейчас я рассказываю вам не о том, что я придумываю, а о том, что случилось со мной на самом деле.

Но я так заговорился о лесе потому, что его узкие тропинки, пропахшие хвоей и свежестью, вели прямиком к скалистому обрыву. Если пройти через эту гущу вглубь на две тысячи шагов, то вы выйдете к маяку. Рядом с маяком – скамейка. Она стоит прямо перед деревянным забором, за которым там, внизу, разлеглось огромное серое море. Большой водяной гигант, о котором я тоже много чего напридумывал.

Вот я на месте. Усаживаюсь на старенькую скамейку, с грустью гляжу на потухший замшелый маяк, который уже наверняка никогда не загорит. Поэтому он никем не охраняется, там никто не живет, и его дверь всегда открыта. Иногда я забираюсь на его верхушку и встречаю рассвет там.

Море шумит. Тяжелые волны бросаются на скалы. Вода точит камень. Вдохнете чуть глубже и почувствуете, как море впитывается в вас. Как вы наполняетесь его дыханием, и как сами становитесь морем. Свободными, сильными, и вам покажется, что жизнь только начинается.

Вот оно! Смотрите! Огромное солнечное колесо, просыпаясь, поднимается из-за горизонта! Облака над морем окрашиваются в нежно-фиолетовый цвет. Они похожи на воздушный ягодный йогурт. Небо на линии горизонта плавно перетекает из малинового в персиковый. Чайки взмывают в небо, напевая свои песни. Солнце шепчет вам: «С Добрым утром!». Звезды гаснут: «Прощай!»

— Прощай, мой холодный далекий космос! – отзываюсь я им.

Чувствуете? Разве не сказка? Ничего необычного. Просто очередное утро проснулось. Просто очередная жизнь началась.

Через пару часов меня обычно клонит в сон. Я прощаюсь с морем, обещая вернуться. Глажу лавочку по спинке, обнимаю маяк. И ухожу. Снова иду по утреннему лесу под пение птиц, дышу свежестью леса и на душе… на душе такое спокойствие! И больше ничего от жизни не нужно. Лишь бы только каждый день проходил именно так.

Возвращаюсь на тихие улицы. Город еще спит. На улицах прохладно и пусто. Пройти пару десятков домов и вот он – мой. Небольшой одноэтажный дом с белыми стенами и коричневой покатой крышей. Окна-глаза закрыты. Дом спит.

Отворяю дверь, на носочках пробираюсь в свою комнату, сбрасываю одежду, укутываюсь в одеяло, и, свернувшись как котенок, засыпаю. Пока я вижу сны, вся дневная суета проходит мимо. Летняя жара тоже меня не особо касается.

Так проходит день, совершенно для меня не существуя.

Просыпаюсь обычно около шести часов вечера. День уже к этому времени медленно остывает, солнечное колесо катится вниз. В сон.

Просыпаюсь и первым делом принимаю холодный душ. После – угощаюсь мамиными пирогами, папа приносит с нашего огорода полные ведра ягод и фруктов. Потом мы подолгу разговариваем, смеемся, делимся тем, что происходило днем (я рассказываю о том, что снилось), а после мы идем на веранду, там пьем ягодный чай и провожаем этот день. Желаем доброй ночи угасающему солнцу, желаем доброй ночи друг другу, и расходимся по комнатам. И с десяти часов вечера до трех часов ночи я зачитываюсь книгами.

Так вот.

Теперь, когда вы знаете, как проходит мое лето, через что лежит путь к морю, и куда стремятся ели в лесу, мне очень хочется рассказать вам о том, как в одну из моих лесных прогулок я познакомился с Хрустальным Оленем.

А дело было так:

Теплой летней ночью, пробираясь через лес, я шел к обрыву. Запрокидывал голову, разглядывая звезды, улыбался. Они были гораздо ярче, чем обычно и, я точно это слышал, они в ту ночь звали меня к себе! Если приглядеться повнимательнее, можно было увидеть, как они протягивают друг ко другу звездные мосты, сплетаясь в одну колоссальную звездную паутину. Луна, словно огромная серебряная монета, согревала меня своим светом. Она будто бы обнимала весь лес, и тихо пела деревьям колыбельную. Голос луны разливался по лесу теплым молочным потоком, перетекая от одной ели к другой, качая колючие ветки.

Я разглядывал просыпающийся лес. Гладил руками стволы деревьев, пальцами игрался с кустами. И увидел его. Хрустальный Олень стоял среди кустов в нескольких метрах от меня. Мы оба застыли от удивления и уставились друг на друга.

Он был полностью прозрачный, и от него шел теплый ночной свет, словно от луны. Олень стоял, подгибая одну только переднюю лапу, не шевелясь.

— Я не причиню тебе вреда… — тихо прошептал я. Мой голос дрожал.

— Я тоже не причиню тебе вреда. – ответил олень.

От неожиданности я открыл было рот, хотел сказать, что никогда не видел светящихся оленей, которые еще и разговаривают!
— Никогда не встречал говорящих хрустальных оленей? – спросил он, опередив меня.

— Нет…

— Мы с тобой похожи. Я никогда не встречал людей.

Он протянул ко мне мордочку и начал принюхиваться ко мне, боясь подойти. Я в ответ вытянул правую руку и медленными шагами подбирался ближе.

Олень попятился назад.

— Мне нельзя касаться людей. – Сказал он.

— Почему?

— Не знаю… боюсь. Вдруг я исчезну? А если ты?

— Откуда ты? – Спросил я.

— Ты часто смотришь на ночное небо?
— Каждую ночь!

— Какие созвездия ты знаешь?

— Большая медведица, Малая медведица, м-м… Кассиопея… — начал вспоминать я.

— Я тоже когда-то был созвездием! Ты слышал про созвездие Северного Оленя?
— Нет, никогда.

— Про него почти никто не знает. Когда я был созвездием, я бороздил по космосу! Бегал по межзвездным мостам, упивался песнями звезд, кружился с ними в одном танце! Луна… ее песни были самыми чудесными!

— Как ты оказался здесь?

— Я не знаю… я просто упал. Очень давно. И превратился в Хрустального Оленя. Еще никогда мне не было так пусто, как на Земле. Я полностью прозрачен. Пуст. Чист. У меня в один момент забрали все, что мне так дорого. И я каждую ночь прячусь от людей, потому что боюсь, что они убьют меня. Или заберут в зоопарк. Или того хуже…

— И ты совсем не знаешь, как тебе вернуться к звездам?

— Нет. Мне никто ничего не сказал. Самому одинокому человеку на Земле не так одиноко, как мне.

— Давай пройдемся немного по лесу? – предложил я.

И мы пошли. Хрустальный Олень хоть и сторонился меня, но держался достаточно близко. Мы разговаривали о Земле, о хвойных лесах, о небе, о закатах, рассветах, о луне, о звездах. Олень рассказывал мне, как он целую вечность путешествовал по космосу и не знал себе ни усталости, ни тяжести, ни злости. Он был частью Вселенной. Он напрямую был связан с вечностью.

— Я каждую ночь пытаюсь докричаться до звезд, но они меня не слышат. Они не отвечают мне. – Говорил хрустальный олень.

А с рассветом он исчез. Растворился в воздухе с первыми лучами солнца. Я остался один.

Вернувшись домой, я сразу же уснул. И проснувшись под вечер, мне показалось, что все это было просто сном. Но немного подумав я понял, что все было реальностью. Я ничего не стал рассказывать про оленя даже родителям, решил хранить эту тайну внутри себя. Мне не хотелось, чтобы Хрустального оленя убили, или отправили в зоопарк, или того хуже…

Ночью я снова пошел в лес. И мы снова встретились.

— Привет. – Сказал Хрустальный олень.

— Привет. – Ответил я.

И мы снова беседовали до самого рассвета, пока солнце не заставило его исчезнуть. Мы разговаривали, не замолкая. Каждую ночь, на протяжении нескольких недель. Июль уже близился к концу. Мы рассказывали друг другу абсолютно все. Его истории были наполнены космическими приключениями, песнями звезд и планет, теплом и любовью. И каждую ночь, встречаясь, мы задумывались о том, как ему вернуться на небо. И возможно ли это вообще. Мы перебирали все варианты. От самых простых до невероятно сложных. И в одну из очередных ночей я вдруг сказал ему:

— Бежим! – И побежал.

— Куда? – спросил он, и побежал следом за мной.

— Увидишь!

Мы бежали по темному лесу. Ветер игрался с листьями, отчего листья шепотом пели песни ветра. Я бежал что было сил, громко топая ботинками, а Хрустальный Олень бежал совсем-совсем неслышно. Он был подобен ветру, казалось, он может бежать так бесконечно долго. Конечно, он же не знает, что такое усталость. Во всем лесу неожиданно проснулись светлячки, и, похожие на звезды, они летали вокруг нас.
Когда мы добежали до потухшего маяка, горизонт неба только-только начал светлеть. До рассвета оставалось около тридцати минут.

— Полезли! Нам нужно наверх! – Сказал я Хрустальному Оленю, отдышавшись.

Он послушно пошел позади меня.

Мы открыли дверь, быстро поднялись по круговой лестнице на самый верх и уставились на медленно просыпающееся утро.

— У нас мало времени, — сказал я, — если ты не можешь снова стать созвездием, ты можешь стать маяком! И тогда звезды точно тебя услышат! И вы будете разговаривать с ними каждую ночь! Петь друг другу песни и смеяться!

— Но… как это возможно? – спросил Хрустальный Олень.

— А вот этого… вот этого я не придумал. – сказал я, сел на пол, упершись спиной о стену, поджал колени, и заплакал.

Не придумал. Эта идея словно вспышка молнии ударила мне в голову, я сразу же сломя голову побежал к маяку, твердо веря, что все получится, что мечта Оленя осуществится, но я не придумал самого главного: как это осуществить? Мне казалось, что все должно получиться само собой, что Олень знает как это сделать, но…

— Обними меня. – Очень тихо произнес олень. Я поднял на него глаза, полные слез. – Обними меня. Крепко. – Уже громче сказал Олень.

И я бросился на него, обнял его настолько крепко, насколько только мог.

И заплакал еще раз.

— Не плачь, — сказал Хрустальный Олень, — не плачь…

И после этих слов он начал наполняться светом. Ярким, теплым, лунным…

Хрустальный Олень становился все ярче и ярче, и, в конце концов, его свет был настолько ярким, что я крепко зажмурил глаза, но даже с закрытыми глазами было невероятно ярко.

А когда я открыл глаза, он исчез.

 

В нашем городке все знали друг друга, как я уже и говорил. Все жители знали все о нашем городке. Его историю, памятные места, название улиц, число домов. Все было привычным и очень-очень редко что-то у нас менялось.

Но после той ночи жители не смогли и не смогут узнать ответ на два вопроса:
Первая: как потухший давным-давно маяк загорелся вновь?

Вторая: почему его свет уходит в небо?
А я так и не смогу узнать, удалось ли Хрустальному Оленю докричаться до звезд. Слышат ли они его, отвечают ли ему. И если отвечают, то о чем они говорят? Счастлив ли Хрустальный Олень?
И смогу ли я сам однажды докричаться до звезд?..

читателей   67   сегодня 1
67 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Loading ... Loading ...