Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Принцесса-ведьма

Напыщенный и красочный королевский кортеж создавал любопытный контраст с монотонной зеленью окружающего леса. Тишину, изредка скрашиваемую вскриками птиц или попискиванием мышей в кустах, прорезал вой труб, предвещающих о приближении королевской особы. Самые храбрые звери выглянули посмотреть, что же происходит. Трусливое зверьё забилось глубже в свои норы.

Я сидела у своей избы и ждала со слабо сдерживаемым любопытством что же будет дальше. Так как я знала каждый кустик и каждую кочку своего леса, так же как любой человек знает каждый закоулок своей избы, я знала, что произойдёт далее и не препятствовала этому. Выйти навстречу кортежу я тоже не желала.

Эффект не заставил себя ждать. Воющие трубы вдруг поперхнулись, послышался грохот, который может издавать металл, ударяющийся о камень. Затем я услышала громкий треск, визгливую ругань, свист хлыста и ржание коней, не желающих идти далее. Поход явно застопорился.

Ещё когда кортеж был далеко, я поняла, что они не проедут, так как эти тропинки не предназначены для проезда карет. Всё, что оставалось королеве – это сеть на коня и прискакать ко мне на аудиенцию лично. Что, в конечном итоге, и произошло.

— Видно, дело серьёзное – сказала я вслух. Наверняка кто-нибудь меня услышал.

Привычка разговаривать с собой вырабатывается годами. А как же ещё, когда вокруг никого кроме тебя. Ну и, конечно, лесные духи и животные, но последние как-то не желают со мной общаться. Может боятся спорить.

Отбросив приятные размышления о величии моей особы, я подняла глаза. Да, когда же они там проедут? В конце концов у лесной ведьмы и другие дела есть. Сегодня, вон, огонь нужно развести в очаге, осень уже, подмораживать начинает по ночам. А вдруг лиса рожать начнёт и роды пойдут не гладко? Или в гости заглянет какой-нибудь лесной дух?

Ну наконец-то. Прежде, чем из-за деревьев выглянули первые кони, послышался вой уже одной трубы и топот копыт. Я дунула в сторону трубы и вой затих, а трубач чуть не упал с коня, моментально уснув в седле. Благо королевский охранник поддержал его.

— Что вы делаете?! Да как вы смеете усыплять моего трубача?! – из-за спин охранников послышался противный девчачий визг.

Охрана расступилась и передо мной предстала сама молодая королева, прямо, как палка, восседающая на коне. Она была очень молода, почти девочка. Тонкие губы так и норовили сварливо поджаться, миндалевидные глаза злобно щурились. Палки и листья тут и там торчали из её волос и платья, волосы были растрёпаны, плащ надорвался, однако королева будто ничего этого не замечала, сохраняя вид, говорящий «я хозяйка положения». Будто это я к ней на аудиенцию пришла.

— Вы чего тут шум такой развели? А вдруг у меня лиса рожает? Вам бы нравилось, если бы в такой момент у вас над ухом трубы кричали?!

— Да что мне до твоих лис?! Мы приехали к тебе по очень важному делу! – перебила она, глядя куда-то за моё плечо. – я прислала за тобой гонца, почему ты не явилась?

— А, того, который испугался вдруг чего-то и улепётывал быстрее косули, кинув депешу мне в руки? Так я ж читать не умею, королева.

Я с удовольствием вспомнила мальчишку-гонца, вдруг увидевшего Фына, лесного духа, у меня за спиной. В костре у меня тогда горели травы, позволяющие увидеть невидимое, мальчик не вовремя приехал.

– В случае твоей помощи награда будет велика, в случае неповиновения – казнь!

Видно я долго молчала с туповатым выражением лица, так как королева решила до меня докричаться. Последнее слово она выкрикнула с таким воодушевлением, будто это слово должно было вызвать благоговейный трепет. Мне оставалось лишь округлить глаза и прикусить язык, чтобы не рассмеяться. Так как королевский двор уже давно не покушался на жизнь ведьм, признав их общественно и физически полезными созданиями, а каждый крестьянин, застрявший разумом во временах гонения на ведьм, переубеждался словами или тюрьмой, её слова не вызвали у меня ни страха, ни трепета.

Похоже, королева и сама поняла, что нужного эффекта её слова не вызывают. Она опустила глаза на свои руки и попыталась скрыть их дрожь. Затем, будто разозлившись на свою слабость взглянула на меня и гневно прорычала:

— Так и будем здесь стоять?

Один из стражников спрыгнул с коня, подбежал к ней и подал руку. Спустившись с коня, королева направилась к моему дому. Стража дёрнулась было за ней.

— Нет, вы стойте здесь.

— Но королева! Наш долг защищать Вас!

— А ещё ваш долг – подчиняться мне.

И распахнула дверь моей хижины. Я оглянулась на смущённые лица стражи и шагнула в дом вслед за королевой. Стражники стали по обе стороны двери. Видно, чтобы слышать крики королевы, если что. И правильно делают, что не доверяют мне.

Королева сидела на стуле у окна, прямая, как струна. Она смотрела на свои колени, длинные ресницы подрагивали. Я не стала торопить её расспросами, а пока решила заварить успокаивающий настой. Пока я возилась у печи, королева решила оглядеться.

— Это что за травы? – услышала я тихий, но настойчивый вопрос.

— Чабрец и лаванда – ответила я, размешивая настой.

Королева встала и решила пройтись по хижине. Дойдя до большого котла посредине комнаты, она заглянула в него. Да, неприятный оттуда запах, извините уж. Королева скривила нос и недовольно ворча отошла к кровати у стены. Вдруг кровать заскрипела и из-под одеяла высунула мордочку лиса.

— Не трогайте её, ей скоро рожать.

Я подошла к королеве, застывшей возле кровати и увидела, что слеза скатилась по её щеке. Я подала ей тёплый настой и подвела к стулу. Мне сидеть было негде, так что я застыла рядом со стулом.

— А вот я не могу родить – проговорила она и отхлебнула настой. Затем, спохватившись, взглянула на меня надменно и решительно – ты обязана мне помочь!

— А что же вы не обратитесь к штатной ведьме?

— ты не понимаешь! Никто не должен знать об этом! Никто! Я – королева, моя святая обязанность – родить наследника! Мы уже год пытаемся и до сих пор никак!

Взволнованная королева встала и начала мерить хижину шагами.

— По королевству уже начали ходить слухи, что я бесплодная, бракованная! Начну казнить – нужно казнить будет всех, а правду ведь не скроешь! Я не могу больше ждать, нужно действовать, или последствия могут быть ужасны. Мой король может меня даже казнить, мало ли что взбредёт в голову этому мальчишке. Понимаешь?!

Я понимала. Королева, не родившая наследника в нашем королевстве — хуже девки базарной. Уж я-то знаю, пережила многих королев.

— Но я лесная ведьма, королева. Лес непредсказуем, как и моя магия. Помочь я могу, но за результат не ручаюсь.

— Какой еще результат?! Мне главное – родить здорового мальчика, чтобы составил конкуренцию шлюхам короля. Одна уже родила недавно мальчика – она с такой силой поставила стакан из-под настоя на подоконник, что по стеклу пошла трещина. Затем, будто обессилев, села на стул и закрыла глаза. Успокоительное, наконец, подействовало.

Я задумалась. Есть способ помочь ей, но есть риск…

— Я помогу, и дети будут у вас здоровые – я будто не слышала своих слов.

Королева взглянула на меня. До неё будто медленно доходили мои слова, а затем её глаза засветились радостью, она вскочила и посмотрела мне в глаза.

— Я буду очень благодарна тебе! – а затем спохватилась, вспомнив о своём королевском происхождении, и надменно промолвила – Проси у меня всё, что хочешь, в случае удачи!

Я всё еще смотрела сквозь неё. Это был магический ступор, когда ты не думаешь, а лишь ощущаешь. Голос гостьи раздавался откуда-то издалека, а сама она была будто в тумане.

Но есть риск. Для неё, не для меня. Что-то важное решается сейчас. Какой риск? Что может пойти не так? Разве я не помогала раньше женщинам с беременностью? Да, но тогда это были обычные женщины.

Комната поплыла перед глазами. Я сквозь туман увидела девочку с зелёными, словно листья, глазами. Она улыбнулась мне и подмигнула. А затем свернулась клубочком и прошмыгнула в лисью нору.

Лес непредсказуем, лесная магия стихийна.

Я вернулась в реальность, а королева, не дождавшись от меня реакции, кружилась по моей хижине, радостно хлопая в ладоши. Какая же она ещё девочка, совсем ребёнок.

— Я хочу предупредить вас! Лесная магия непредсказуема! У детей может быть непреодолимая связь с лесом. Вам ни в коем случае нельзя будет уезжать далеко от него! Вы уверены, что хотите рискнуть?

— Да-да! — Королева открыла дверь и велела готовить коней. – в чём рискнуть? Главное, чтобы дети были здоровые! А уезжать мы и не собирались отсюда!

Она посмотрела на меня своими сияющими зелёными глазами, и я поняла, что она меня сейчас не услышит. Да и я сейчас сама себя не услышу. Сама не понимаю, чего это я так разволновалась.

— Что дальше, ведьма? Когда приступим? И… что приступим? В общем, что дальше?

— Приезжайте ко мне вечером одна. Без охраны. На всю ночь.

— ещё вопрос, королева – она повернулась ко мне, вопросительно подняв бровь – если дело было настолько секретное, зачем весь этот маскарад с трубами и каретой?

На лице королевы появилось искреннее недоумение

— А как ещё? Я же королева! – Ответила она и вышла из хижины.

За окном послышался топот копыт.

 

Королева приехала затемно, одна. Наконец, без лишнего шума.

— Муж уехал в соседнюю страну – сказала она, не успев спрыгнуть с коня – из слуг знают лишь двое человек. А проболтаются – казню.

Какая кровожадная. Распоряжаться чужими жизнями она умеет. Может, потому что ещё не родила своего ребёнка. Или потому что не может родить.

Я стояла у крыльца. На костре возле дома закипал отвар в небольшом казанке, самый сильнодействующий, какой есть.

— ну, и что дальше? Что мне делать?

— садитесь у костра, королева, погрейтесь.

Ну что-же, всё готово. Я вернулась в дом, взяла специальный ритуальный нож.

Королева сидела у костра и задумчиво смотрела на огонь. В моей многосотлетней душе колыхнулась жалость к этой девочке. Ведьмы давно не кланяются ни перед кем, однако помогают чем смогут. Мы не можем заводить семьи, но к детям относимся с трепетом и терпением.

Она оторвала свой взгляд от костра и посмотрела на меня. В уголках глаз блестели слёзы от дыма, красивое личико кривилось от запаха. Я подошла к ней и на глядя на неё сверху сказала:

— мне нужна капля вашей крови.

Она было дёрнулась в недоумении, но затем решительно поднялась и протянула руку. Я кольнула ей палец ритуальным ножом и выдавила каплю в котёл, и ещё одну на горящие поленья. Затем взяла веточку полыни и раскрошила в костёр.

У королевы подкосились колени, и она сел на бревно. Колдовство начинало действовать, но еще не конец. Остаётся отвар. Я зачерпнула в половник немного отвара и протянула королеве.

— Что происходит, что ты делаешь со мной? – она мотала головой будто в бреду. У каждого бред свой, но начинается всё одинаково.

Костёр резко вспыхнул. Медлить больше нельзя.

— Выпейте отвар, королева! Быстрее! – я поднесла ковшик к её губам – выпейте и всё закончится!

Она покорно отхлебнула, поморщилась и закрыла глаза. Я произнесла заклинание нараспев и костёр вновь вспыхнул. Королева открыла глаза и посмотрела на что-то поверх моего плеча. Её глаза расширились от ужаса

— АААААААААА! – закричала она и упала с бревна.

Чёрт! Я оглянулась и увидела Фына. Он ухмылялся и махал рукой. Вот же показушник! Любит народ попугать.

— Не бойтесь, королева, он ничего не сделает Вам. Нужно ещё выпить отвар – сказала я, помогая ей подняться. – он вам ничего не сделает, это всего-лишь лесной дух.

Я поднесла ей ко рту ещё один половник с отваром.

— почему я его вижу? И много их здесь? – спросила она севшим голосом, затем отпила отвар. Я снова проговорила заклинание и костёр за моей спиной вспыхнул ещё раз.

— Много, они берегут лес. В костре горит специальный травяной состав, он даёт видение того, что мы обычно не видим. А капля вашей крови усилила эффект для вас.

— Ужасное пойло. – сказала она и я увидела, что у неё начинают закатываться глаза.

Надо закончить ритуал. Я снова поднесла ковшик к её губам, и она с трудом проглотила зелье, окончательно теряя сознание. Я проговорила заклинание в третий раз и костёр, вспыхнув, погас.

— Фын! Раз пришел – помогай!

Лесной дух как пушинку поднял королеву и помог занести его в дом. Так как дух мог принимать любую форму, он смог уменьшиться, чтобы пройти в дверь, но в силе при этом не потерял. Аккуратно положив королеву на кровать, он махнул мне рукой и растворился в ночи.

Мне оставалось лишь всю ночь сидеть возле кровати королевы и бдеть.

К счастью, всё прошло спокойно. Видно, крепкая девочка. Только потела очень. А так – всё нормально. Под утро она проснулась от того, что новорожденные лисята начали попискивать под кроватью. Я уже готовила завтрак.

— Мне снились мои детки – проговорила она слабым голосом, с придыханием.

— Так всегда бывает. Давайте позавтракаем.

— Если всё получится – я тебя озолочу! – королева села в постели.

— Не нужно мне золото от вас.

— А что же ещё? Еды? Меха?

— Еды было бы неплохо. И тёплой ткани на зиму.

Она посмотрела на меня, и мне показалось, что у неё во взгляде мелькнуло презрение.

— Как хочешь – раздраженно проговорила она и села за стол.

Мы позавтракали в молчании. Мою нехитрую еду из одних овощей королева поглощала с аппетитом. Видно, заклинание подействовало. Теперь она будет много есть.

— Что дальше? Что со мной теперь будет? – вдруг встрепенулась она.

— Отвар я дала самый сильный. От него всё получится наверняка. И тошнить не будет. Дети родятся здоровые и крепкие. Скорее всего двойня будет, так обычно бывает. В остальном – обычная беременность и обычные дети.

— Раз всё, тогда я пошла. Мне не терпится переодеться.

Видно было, что она очень хочет скорее уехать отсюда. Королева встала и быстрым шагом вышла из дома. Я её не провожала. Когда я услышала топот копыт, мне вдруг стало не по себе. Но почему? Скорее всего я её больше не увижу. Королевы по дремучим лесам не ходят, для охоты есть специальные угодья. Ну и что, что видения всякие появляются. Может, спросить духов? Да нет, не сегодня. Дел много.

 

Глава 2

Королева оказалась щедрой. С тех пор, как до меня дошли слухи о рождении королевских двойняшек, каждый год ко мне присылали телегу со всякими продуктами, шерстью, тёплыми одеждами, одеялами и обувью. Однажды даже прислали пару стульев и картину со всей королевской четой и подросшими детьми. Да уж, от тщеславия избавиться не удалось ещё ни одной королевской особе.

С картины на меня смотрели двое абсолютно одинаковых внешне, но разных по характеру ребёнка. Одинаковые ярко-зелёные глаза, лица с тонкими чертами матери, от отца им достались только льняного цвета волосы и волевые подбородки. Девочка смотрела дерзко и открыто, плечи её отведены назад, стоит ровно, как струна. Мальчик же выглядит как запуганный зверёныш. Плечи сутулые, руки явно что-то нервно теребили. Он стоит ближе к матери, рука королевы стискивает его плечо. Складывается впечатление, будто он намеревался сбежать в любой момент.

 

— Что случилось?

Переполох в лесу я почувствовала сквозь сон ещё до того, как ко мне прибежала лисица. Она жалобно тявкала и хотела меня куда-то отвести. Зелье, позволяющее понимать язык животных, принимать не хотелось, да и так было понятно, что нужно идти за ней. Эххх, не дают мне поспать.

В лесу вовсю расцветала весна. Ночь выдалась тёплая и можно было не одеваться тепло. Мы пробирались с лесой сквозь чащу, когда я услышала тревожный писк и поскуливание. Вокруг норы кружили испуганные лисята, которые кинулись к матери, как только мы показались на тропинке. Значит, с норой что-то не так.

Что же там такое? Вход норы разрыт и расширен. Я заглянула внутрь и ахнула. В норе, свернувшись клубочком, спала девочка!

— Эй! Просыпайся!

Девочка открыла глаза и чихнула. Королевская дочка!

— Вылазь оттуда! – потянула я её за локоть.

Принцесса была очень сонная, будто под зельем. Вяло передвигалась и скорее слушалась меня, чем добровольно делала что-то. Она очень плохо идёт, придётся понести. Лисята сразу кинулись в нору, жалобно поскуливая. Лиса ткнулась носом мне в ногу и последовала за ними.

Всю дорогу до хижины девочка проспала. Она не проснулась, когда я уложила её в кровать и до рассвета не раскрыла глаз.

Утром она проснулась резко, как от хлопка и испуганно посмотрела на меня.

— Как я здесь оказалась? Кто вы?

— Не бойся, дитя, я лесная волшебница – улыбнулась я – я тебя нашла в лесу ночью. Как ты там оказалась?

— Я не знаю – она прищурила глаза – а я о вас слышала! Но мама запрещает нам ходить в лес, и даже говорить о вас запрещает. Но наша няня рассказывает истории о лесе и взяла обещание, что мы не расскажем об этом маме.

Она села на кровати и пристально посмотрела на меня. Затем её взгляд скользнул в угол комнаты, где стояла картина.

— Брат всё время хочет рассказать маме, а я ему запрещаю. Он постоянно хнычет, когда слышит истории о лесе, но всегда слушает, не уходит. Он боится леса. А я всегда хотела зайти в лес, но за нами везде ходят стражники и эти противные фрейлины. Они всё время шепчутся и хихикают.

— В лесу много опасностей, принцесса. Одной сюда ходить не стоит.

— Но вы же меня спасли! Значит здесь не опасно.

— Тебе повезло, что ты забралась в нору лисы с лисятами, а не в волчью пещеру.

Девочка скривила личико и передёрнула плечами. Видно, представила, что могло бы быть.

— Я ничего не боюсь! – воскликнула она и спрыгнула с кровати. – Я хочу есть.

— Сейчас я приготовлю еду, а ты пока пойди умойся. – я указала ей на ручеёк, журчащий за окном.

Я ожидала, что она сейчас возмутится, что королевской особе не пристало в ручье умываться, однако ничего такого не произошло. Вместо этого принцесса охотно взяла у меня из рук чистое полотенце и вышла из дома. Мне стало интересно, и я украдкой выглянула в окно. Девочка была будто рождена в лесу. Её не смутила влажная земля вокруг ручья, не испугала ледяная вода в ручье. Интересно, это может быть из-за того, что она родилась от моего колдовства?

Пока я размышляла об этом принцесса вернулась довольная. Серьёзный и недоверчивый взгляд сменился на беззаботную улыбку и любопытные глазки рассматривали всё с жадным вниманием.

— Возьми с кровати чистую одежду, она как раз высохла.

— откуда у вас наша картина? – спросила она, одеваясь.

— Я же ваша подданная, так надо.

В её взгляде скользнуло надменное выражение, но быстро прошло, когда она увидела еду на столе. Жадно накинувшись на бесхитростный завтрак, она не сразу услышала мой вопрос.

— Так как ты оказалась в лесу? Неужели во сне пришла.

— Я ве овою, е помю – промямлила она и проглотила большой кусок хлеба – не помню я. Заснула у себя в спальне, проснулась уже тут. Сама не пришла. Помню только как няня рассказывала нам очередную историю про лесных духов, очень страшную. Я долго не могла уснуть после неё.

— Нужно вернуть тебя домой.

Девочка сразу сникла и положила ложку.

— А можно остаться с вами? Мне здесь так хорошо.

— Твои родители переживают, ещё подумают, что я тебя украла. Разве ты не слышала истории, в которых говорится, что лесные ведьмы похищают детей и творят с ними всякие ужасы?

— Слышала, но никогда в них не верила! – Она посмотрела на меня с вызовом – а брат мой верит, дурак. Я всегда знала, что лес хороший и вы хорошая! Вы оберегаете лес. А мама всегда говорит, что нам сюда нельзя. Запугала братишку моего. Меня всегда сюда тянуло. Как-то я подговорила брата сбежать в лес, построить шалаш и жить здесь. Фрейлины услышали это и доложили маме. Ну и попало нам после этого. Брат маленький был тоже хотел сюда сбежать, а потом наслушался страшных историй и поверил им.

Я всё поняла. Моё зелье всегда устанавливало связь детей с лесом. Будущее потомство ни за что не соглашалось покидать своих домов и переезжать, это я знала и не видела в этом ничего плохого. Дети леса всегда под его защитой. Это не плохо. Но запугивать детей не стала бы ни одна мать. Это жестоко и глупо. Зачем пугать детей?

За окном послышался топот копыт и крики. Принцесса встала из-за стола и, обречённо вздохнув, направилась к выходу.

Я вышла из дома вместе с ней.

— Ах ты негодница! – закричала королева, спрыгивая с коня – сбежала от меня?! Да я тебя так отлуплю! Как ты могла?

Принцесса смело посмотрела в глаза матери и открыла было рот, чтобы ответить.

— Она не сбегала, королева. Я её в лесу нашла ночью, спящую.

Девочка прикрыла рот и глянула на меня, потом на ошарашенную мать.

— Как это – нашла? Ты что, во сне теперь ходишь? И что мне с тобой делать?! Есть лекарства от этого? – она посмотрела на меня.

— Сначала нужно узнать в чём причина.

— Так узнай! А то моя дочь по ночам ходит! Узнают в соседних королевствах – никто замуж брать не захочет! Вылечить её надо!

— её нужно оставить у меня для лечения.

Принцесса всплеснула руками и заверещала от радости. Потом увидела испуганные глаза матери и испугалась своей радости.

— Чтоооо?! Нет уж, не оставлю я её здесь! Обращусь к придворному лекарю. Пошли, дочь! – она потянула девочку за руку к коню. Девочка заплакала и начала вырывать руку. – да что с тобой?! Тебя брат ждёт, папа за тебя боится. Пошли!

При упоминании родных девочка поддалась. Ещё в седле она хныкала «я не хочуууу» и сквозь слёзы смотрела с тоской на меня. Я знала, что она ещё вернётся. Я чувствовала, что её связь с лесом слишком велика. Но мать всеми способами будет противиться этому.

 

Костёр вспыхнул ярче. Теперь уже нельзя оттягивать момент знания. Нужно спросить духов.

— Почему эта девочка пришла сюда ночью?

«Потому что так было нужно»

— Кому нужно?

«Ей и нам»

— Зачем это вам?

«она предназначена нам»

— Как так вышло?

«так же, как и с тобой»

Костёр вспыхнул и погас. У меня перед глазами вспыхнул момент, когда я поняла, что я ведьма и должна жить в лесу. Крестьянская дочка, которую всегда больше других детей тянуло в лес. Я так же, как и принцесса сбегала по ночам в лес. Только я помнила об этом и знала зачем. Но почему она не помнит?

Потому что запугана матерью!

Что же, раз так предначертано – рано или поздно она проявит свой дар. Моё зелье, от которого они с братом родились, только усилило её связь и теперь всё произойдёт быстрее.

 

Принцесса появилась в лесу ещё раз и ещё. Каждый раз матери нужно было всё больше усилий, чтобы её забрать домой. В последний раз она пришла с несколькими гвардейцами и они пол-дня ловили её в лесу.

Королева недоумевала. Охрану принцессы ночью усилили многократно. Няня спала с ней в кровати. Однако каждый раз принцесса загадочным образом оказывалась ночью в лесу, спящая. Конечно, ходили слухи, будто это я её околдовала. Однако у королевы сохранялись остатки рассудка и ей каждый раз удавалось успокаивать короля. Может боялась, что я раскрою её тайну.

— Тогда я расставлю солдат по всему лесу! – кричала королева, волоча ревущую дочь за руку. – Или в цепи тебя закую!

Это мне совсем не понравилось.

— Королева! Оставьте в покое ребёнка и давайте спокойно поговорим.

Я открыла дверь в хижину. Королева, тяжело дыша, повернулась к дочери.

— Чтоб никуда не делась, поняла меня? Стражники! Следить за ней, и только посмейте моргнуть!

Мы зашли в дом. Королева сразу села на стул, который она мне прислала.

— Я уже не могу успокаивать короля и народ. Каким-то образом об этом узнали подданные и разнесли по всему королевству странные домыслы. Но я совсем уже ничего не понимаю! Как ей удаётся? Она, что… — страшная догадка поразила её – ведьма?!

Королева вскочила, дрожа всем телом.

— Ты её заколдовала, проклятая! Это всё из-за тебя! – она указывала на меня дрожащим пальцем.

— Колдовская сила не передаётся колдовством. Успокойтесь. Это у неё врождённое.

На глазах у королевы проступили слёзы. Она села и прикрыла лицо руками. Её тело сотрясали рыдания.

— Но как же так? Мне-то за что? Почему она?

— Колдовство либо передаётся через поколение либо она первая в вашем роду.

— Я не знаю, у меня никого не было – рыдала королева – хотя, я всегда чувствовала, что мать мужа какая-то странная. Хорошо, что она умерла рано.

Я дала ей успокоительный отвар и дождалась, пока рыдания и всхлипывания прекратились.

— Мы уедем отсюда – проговорила она глухим голосом. – этот чёртов лес не даёт покоя всей моей семье.

— Не сможете. Я предупреждала, что дети будут иметь особую связь с лесом и вы не сможете уехать.

Королева будто обессиленная сидела и смотрела на меня стеклянными глазами.

— Что теперь, ждать пока моя дочь сойдёт с ума или поселится здесь с лисами в норе?

— Она должна остаться в лесу, здесь её место.

— Здесь?! – королева презрительно оглянулась – в этой лачуге?! Да ни за что! А сына тебе тоже своего прислать?!

— Нет, но перестаньте ему запрещать сюда ходить.

— Ещё чего! Да он сюда ни ногой не ступит! Ты сказала, что можешь исцелить мою дочь от ночных брожений, так исцеляй! Я подожду! А оставить здесь – ну уж нет.

— Даже если она перестанет сюда ходить, скрытая сила убьёт её! – я начинала выходить из себя – услышьте меня, наконец! Она сюда приходит каждую ночь, потому что здесь её место! Куда бы вы не уехали, вам не сбежать от этого!

Я чувствую, будто начинаю раздуваться от гнева. В комнате резко потемнело и моя собеседница в ужасе съёжилась на стуле.

— Чего вы хотите больше? Позволить дочери следовать своей судьбе или потерять её насовсем? Решать вам! Её судьба здесь, и она исполнится не зависимо от вашего решения! Связь с лесом установлена! Навсегда!

Королева в ужасе упала на колени и снова зарыдала. Я успокоилась, свет в комнате снова восстановился. Стражники замолотили в дверь кулаками.

— Королева, с вами всё в порядке?!

— Да, всё хорошо! – она встала, и пошатываясь вышла из хижины. Я последовала за ней.

Принцесса сидела у кострища, обхватив колени руками. Королева села рядом с ней, взяла её подбородок в руку и повернула заплаканное личико к себе. Ласково взглянула в глаза ребёнку и сказала:

— Я очень люблю тебя, солнышко. Поехали домой, попрощаешься с братиком. Папе мы скажем, что ты поехала к моей сестре в далёкое королевство. Ты же знаешь, он поверит. Я буду навещать тебя. – она замолчала и снова заплакала.

Принцесса, рыдая, обняла мать.

— Я тоже люблю тебя, мамочка! Спасибо тебе!

Они плакали ещё долго, обнявшись, пока не начало темнеть.

Затем королева встала, молча взяла дочь за руку, посадила её на коня и села за ней.

— Я пришлю тебе её через семь лун. – сказала она и пришпорила коня.

 

Глава 3

За всё время проживания у меня принцесса показала себя очень способной ученицей. Она была сильнее меня, гораздо сильнее. К тому же, обученная грамоте, она решила записывать всё за мной. Это было довольно забавно, особенно смешно смотрелись выведенные каллиграфическом почерком сложные заклинания и формулы. Начинали мы, конечно, с изучения трав лекарственного и разного рода магических свойств.

Это была не первая моя ученица. Однако впервые я обучала настолько способную и умную девочку. Принцесса схватывала всё налету, была усидчива и внимательна. Их с братом с детства обучали очень многому и, видимо, привычка слушаться, учиться и запоминать сказалась на нашем обучении. Обычно ведь ко мне приходили разные деревенские девушки, которые лишь копать, полоть да готовить обучены.

Конечно, больше времени мы проводили в лесу, изучая травы, общаясь с животными. Но к самой глубине магии мы притронулись лишь спустя несколько лет, когда девочка подросла и духи сказали мне, что пора. Тогда я ввела её в мир духов, стихий и энергий. И это испытание она выдержала с достоинством.

Королева-мать приезжала к нам часто. Привозила всякого-разного для дочери. Навезла нам в хижину мебель, предложила её расширить и сделать красивее и уютнее. Мы вежливо отказывали, однако под её напором дом преобразился внутри и немного снаружи. Еды теперь стало вдоволь. Мясо мы отдавали лисам и волкам, сами мы не ели животную пищу. Зато стало много сладостей и булочек.

Бывало, что королева приезжала внезапно совершенно одна и долго плакала, обняв дочь. Несколько раз уговаривала уехать обратно, а однажды пыталась увезти силой. Мы не раз, вернувшись из лесу, заставали её сидящей возле кострища в задумчивости.

На все просьбы принцессы приехать с братиком королева отказывалась под разными предлогами. Мы совершенно не понимали почему она не даёт принцу повидаться с сестрой и почти ничего о нём не рассказывает. Однажды мы выяснили почему.

В тот раз королева не приехала, только прислала слугу с очередной посылкой тёплых вещей.

— Принцу нездоровится – ответил он, когда мы спросили, почему королева не приехала на этот раз.

– Но что с ним? —  забеспокоилась принцесса.

— Не дано знать. – ответил юноша, поклонился и вскочил на коня.

Я тронула расстроенную девушку за плечо.

— мы можем узнать.

— Но как? – растерялась она

— Вы близнецы, кровная связь самая сильная.

Той ночью на костёр мы поставили котёл и заварили в нём смесь трав, позволяющую говорить с духами. Они всё знают, всё скажут. Пусть ей рано погружаться в кровную магию, но на этот раз она лишь понаблюдает, ритуал проведу я.

Я взяла ритуальный нож и подошла к девушке.

— Дай свою руку.

Я проколола кожу на её пальце и несколько капель крови упали в котёл. Затем несколько капель крови с шипением сгорели в костре. Огонь вспыхнул ярким красным пламенем.

— Фын! – лесной дух снова появился рядом с котлом, весело улыбаясь.

— До чего же общительный дух – засмеялась принцесса.

Я отпила глоток зелья и костёр снова вспыхнул. Меня окутало знакомое ощущение всезнания и могущества. Но это было не моё, я лишь зачерпнула немного и была открыта к отетам.

— Что с принцем?

«он болен»

— чем болен?

«его разум повреждён, душа его страдает»

— в чём причина?

«страх окутывает его. Ненависть взяла верх над ним»

— чего он боится?

«он боится. Он жаждет. Он страдает»

— Чего он боится и жаждет?

Молчание.

— Чего же?

«твоя ученица знает»

И всё. Я вернулась в реальность. Девушка смотрела на меня с ужасом и нетерпением.

— Ты выглядела страшно – сказала она – узнала что-нибудь?

Я пересказала ей весь разговор.

— Леса! Он боится леса! Он всегда боялся его больше всего! Я не понимаю, что в нём такого страшного? – она в возбуждении стала прохаживать передо мной – ну, даже если ты боишься – бойся себе, да и всё. Он вон там, вдалеке, за окном лишь видать. Не съест же он тебя в постели за стенами. Но почему он страдает? Не заставляют же его сюда ходить!

Я глубоко вздохнула и решилась рассказать всё принцессе не тая. Про мать их и про её желание родить. Про связь их с лесом и про то, почему им в детстве рассказывали так много страшных историй про лес.

— Ваша мать всегда чувствовала вашу связь с этим местом и ревновала к ней. Она хотела, чтобы вы были полностью её детьми без остатка, но, прибегнув к колдовству, она обрекла вас на прочную духовную связь с лесом. Она, да и я тоже, не ожидала что ваша связь будет настолько сильной и что из этого выйдет. Ей хотелось лишь родить здоровых детей и закрепить своё положение в обществе как королеве. Думаю, всё дело в силе королевской крови и в твоих внезапно проявившихся магических способностях.

— А братик? Почему он так страдает? – спросила она и села, обхватив голову руками.

— Потому что его связь так же прочна, как и твоя, но его дух слабее. Он запуган с детства. Он хочет сюда, его сюда тянет, но он боится, очень боится.

— Точно! После того, как я в детстве исчезала из постели и просыпалась в лесу, несмотря на стены и охрану, он вообще закрылся в башне и разговаривал со мной только через дверь. Он вдруг испугался того, что тоже может так внезапно оказаться в лесу, он перестал чувствовать себя защищённым. Перед переездом к тебе я ему всё рассказала о своей силе, но только ему, и он даже вышел попрощаться. Я заверила его, что с ним такого не случится, но он всё равно боялся.

Мы ещё долго сидели в размышлениях у костра, пока принцесса не заснула, положив голову мне на колени.

 

 

Прошли годы и в королевстве произошло несколько изменений. Король внезапно скончался и его место занял уже взрослый принц. Королева-мать стала приезжать гораздо реже, и мы всё чаще замечали отпечатки некой болезни на её лице. Лечить себя она категорически не давала, полагаясь на придворного лекаря.

Нас с принцессой беспокоило душевное состояние молодого короля. К чему может привести его неразумное правление нам было неизвестно. Однако мы были отделены от жизни страны и у нас всегда были заботы, которые не позволяли долго задумываться над происходящим.

Однажды к нам прискакал гонец из королевства со страшной вестью.

«Королева-мать скончалась сегодня ночью. Король объявляет войну лесу и всем лесным жителям»

Моя ученица расплакалась от горя, а я стояла в растерянности. То, что королева была очень больна мы знали, и её смерть была лишь вопросом времени. Но что значит – война лесу? С кем здесь воевать? С птицами? С волками? Со мной? Кажется, с рассудком у короля совсем плохо. И неужели этого никто не замечает?

Я решила пока не торопиться с выводами и разделить горе с девушкой.

Прошла осень, зима, наступила весна. Но объявленная «война с лесом» так и не была развёрнута. К нам перестали поступать известия из королевства и вообще из внешнего мира. Зимой лесу совсем никто не появляется.

Весной до нас стали доходить тревожные отголоски готовящейся войны. Духи всполошились не на шутку. Кажется, что-то назревает.

Утром поздней весной нас разбудили громкие звуки. Мимо нас в ужасе пробегали стада животных, летели в глубь леса стаи птиц. Мы выбежали из хижины и замерли в ужасе. На нас надвигался страшный лесной пожар! Мы обе схватились за сердце. Лес вопил от боли и ужаса и мы чувствовали его боль всем телом.

— Что же нам делать?! – завопила девушка и села на крыльцо.

— Тушить, что же ещё! – я рывком поставила её на ноги и посмотрела в глаза. Её черты были искажены болью, казалось, что она вот-вот потеряет сознание – Ты как? Сможешь задержать пока движение огня? Выпей зелье, утраивающее силы, подними реки и держи пока можешь. Духи уже здесь, они тебя поддержат. Только благодаря им огонь не достиг нас раньше!

Я побежала к кострищу

— А ты? – крикнула она.

— А я выясню причину. Это магический огонь, он имеет ядро и направляющую силу. Это не просто так!

Принцесса побежала в сторону пожара, на ходу выпивая зелья. Я видела, как извивается огонь и принимает разные формы. С ним сражались духи, но их было слишком мало для такой мощи. Сейчас молодая ведьма им поможет, но этого всё равно не хватит.

Не смотря на застилающую глаза боль, я спешно закипятила воду и сварила зелье. Вдалеке слышался грохот и крики. Девушка успешно командовала духами, огонь не двигался, но и не отступал. Быстрее! Так, вот, связь с духами.

— В чём причина пожара?

«король полон ненависти и страха»

— Это король поджег лес?

«колдуна попросил он»

— Подскажите, что мне делать?

«твоя ученица должна поговорить с королём»

Всё ясно. Так, заклинание неопалимости. Она его знает, наверно уже применила. Ей лишь нужно поговорить с братом. Зелье кровной связи ещё нужно, чтобы помог разговор.

Взяв из хижины всё, что нужно, я побежала в сторону пожара. Страшное зрелище предстало передо мной! Обожженные стволы деревьев, тела животных. Дышать было нечем. Рёв огня и гул магии были нестерпимо громкими. Я в спешке применила заклинание неопалимости и высмотрела девушку. Она сражалась с несколькими огненными травами сразу. Она тоже увидела меня и подбежала ко мне.

— Тебе нужно идти к брату – кричала я – это он приказал поджечь лес! Возьми зелье кровных уз и сквозь огонь иди к нему. Я разделю огонь на две половины, ты сможешь пробраться. Убеди его прекратить это!

Она храбро и устало кивнула и взяла зелье. Мы подошли вплотную к костру. Я громко прокричала формулу энергетического канала, способного разделить стихию, но эффект оказался неожиданно коротким! Только в метре вокруг меня он действовал, не больше!

— Чёрт, магический огонь слишком силён! Мне нужно идти с тобой!

— Но как же лес?!

— Я поставлю стену, хватит ненадолго. Но за пределами леса мой резерв быстро иссякнет. Если не удастся убедить брата, лес сгорит!

Она снова кивнула и стала вплотную ко мне. Я прокричала формулу и этого хватило на нас двоих. Заклинание неопалимости сильно, но не всесильно. Оно защищает от языков пламени, но в самой стихии мы бы погибли.

Мы начали пробираться сквозь пламя. Жар дышал нам в лицо, отнимал кислород. Движения сковывались, ноги становились ватными, становилось тяжело идти. Но мы пробирались всё дальше. Казалось, нет этому конца. Мои силы медленно таяли. Я чувствовала, как без магической поддержки тает за нашими спинами стена и огонь начинает захватывать новые территории. Нужно было торопиться, но не получалось.

Внезапно граница огня закончилась, и мы вышли на опушку леса. Всё-таки невероятный контроль огня! Здесь пели птицы, сновали в безопасности люди. Мы будто из тьмы вышли на свет и заморгали от увиденного. В ушах ещё гудело, но здесь была тишина.

Нас увидели сразу несколько солдат.

— Принцесса! – поклонились они. Надо же, ещё помнят.

— Где мой брат? Где король?

Они потупили взор и замялись.

— отведите меня к нему!

Один из молодых солдатиков указал на поляну.

— Он там, принцесса.

На него все взглянули осуждающе, но вид принцессы был до того зол и страшен, что им пришлось смолчать.

Мы двинулись туда, куда нам указали. Стена огня полыхала на краю поляны там, где она срывалась в неглубокое ущелье. Вплотную к стене огня стоял некий маг.  Он торжествующе поднял руки и прокричал несколько страшных заклинаний, за которыми последовала вспышка и новое огненное чудище влетело в общую массу.

Рядом с ним сидел на высоком стуле молодой король и злобно хохотал. Его лицо было искажено безумием, глаза злобно горели. Он что-то кричал в сторону огня и хохотал.

— Брат мой! – воскликнула принцесса и подбежала к нему.

— Сестра! – радостно воскликнул юноша и вскинул руки, указывая на огонь – смотри! Скоро не будет этого злобного леса! Ничего страшного больше не случится! Ты вернешься ко мне! И мы снова заживём как раньше! Это ведь он отнял тебя у меня! И она! – он указал на меня. – почему она не горит?! Сжечь ведьму! – крикнул он своим воякам.

Моя ученица прикрыла меня собой.

— Не подходите! Никто не смеет трогать нас! – она вскинула руки и несколько солдат отлетели как куклы.

Принц захохотал с новой силой:

— Вот моя сестра! Она сильная! Не подходите!

Девушка присела возле короля и умоляюще сложила руки, глядя на него снизу.

— Прошу тебя, прекрати это безумие. Лес не враг нам! Он наш друг! Пойдём домой, искупаемся в озере, как раньше! Помнишь, как хорошо было?

— Ты разве не видишь?! Я больше не могу ходить! А всё из-за него! Он не друг нам! Вспомни сколько страшного нам рассказывали на ночь! А потом лес забрал тебя у меня!

— Смотри на меня, я ведь выжила! Я жила в лесу и выжила!

— Потому что ты ведьма! Я бы тебя сжег, и всех вас сжег бы!

Принцесса достала флакончик с каким-то зельем и протянула принцу.

— Да, я ведьма! А значит, могу лечить! Выпей это зелье и снова сможешь ходить!

Глаза принца расширились от удивления:

— Обещаешь?!

— Обещаю! Я ведь твоя сестричка! Ты же мне доверяешь? – совсем по-детски улыбнулась она.

Колдун видел это действие и прокричал что-то, но огонь заглушил его слова.

Принц проглотил зелье и поморщился. Его глаза сначала расширились от удивления, потом зажмурились, будто от жуткой боли.

— О нет, лес! Ему больно! Прекратите это! Прекратить огонь!

Колдун удивлённо вскинул брови, но приказ выполнил. Я увидела, как чудовища втянулись в его руки, но огонь не прекратился. Теперь будет проще его погасить.

— Что это за зелье, ведьма?! Ты убить меня решила?! Ты обманула меня! – кричал он, корчась от боли. – Сжечь их! Сжечь их обеих!

Мы оглянулись. На нас надвигалось войско, и колдун ещё что-то шептал за их спинами. Мы синхронно вскинули руки и два первых солдата отлетели. Потом ещё два. Но их было слишком много. Мои резервы иссякали. В нас полетел огненный шар, но колдун, видно, тоже устал.

— Зелье кровной связи! Выпей его! – прокричала я.

Девушка незамедлительно достала флакончик, вздохнула и выпила зелье. Тут же её пронзила боль, и она упала на колени. Мы обе понимали риски, но делать больше нечего. Оставалось надеяться, что воля сестры окажется сильнее воли брата.

— Больно! Так больно! – кричала она. – прекратить, прекратить!  Надо прекратить это! Надо прекратить войну и всё закончится! Но мне так страшно! Лес должен быть уничтожен! – она мотнула головой, будто отгоняла муху – прекратить войну и всё закончится! И страха не будет! Хорошо! Я прекращу!

Я посмотрела на короля. Он сидел в той же позе, что и сестра, так же мотал головой и раскачивался, и кричал то же самое. Его воины в замешательстве остановились и смотрели на всё, разинув рты.

Тут же на лицах обоих появилась блаженная улыбка.

— Я прекращу! – вскричали они и встали.

Все увидели, как в последнем рывке король поднял руками себя на кресле и с исступлённым криком кинулся в огонь, всё ещё пылающий внизу, в ущелье. Его сестра страшно закричала и резко пришла в себя.

Все кинулись к ущелью, в попытках спасти короля. Несколько солдат сорвались в ущелье, но их подхватили товарищи.

— О, нет! – прокричал колдун – я снял заклинание неопалимости вместе с заклинанием направленного огня!

Я посмотрела на ученицу. По её щекам катились слёзы, но она улыбалась.

— Он прекратил это. Ему было больно и страшно, и только смерть стала выходом. Я дала ему зелье, которое сама сочинила. Это зелье сочувствия всему живому.

— Ты молодец! Ты будешь великой ведьмой!

Она разрыдалась ещё сильнее.

Войско в растерянности стояло у ущелья и оглядывалось на командиров. Те встрепенулись и начали отдавать приказы. Нужно было потушить огонь и поднять тело короля. Мы вместе с придворным колдуном помогли им в этом. В ту же ночь удалось поднять обугленное тело короля и отнести во дворец.

А затем были похороны, на которые я не ходила, так как было слишком много дел в лесу. Восстанавливать обугленные деревья и иссохшие реки, залечивать раны зверью. До дома нашего, к счастью, огонь не добрался.

За лето мы с принцессой всё восстановили. Осенью моя ученица заявила о решении уйти в другую часть леса и жить там. Я не препятствовала. Это круговорот жизни. Дети неизбежно должны уходить и строить свою жизнь.

 

 

читателей   76   сегодня 1
76 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...