Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Падающая звезда

Море было спокойное этой ночью. Старый великан дремал, вяло бормоча что-то седой скале. Старушка давно потеряла сон. Ее атаковали то птицы, то люди. А сегодня плут ветер щекотал и выл, гуляя в развалинах одинокого замка на ее темени.

Руины опустели много лет назад. Они обветшали и крепко вросли в свою каменную госпожу, короновав ее белым камнем, изысканными башенками со шпилями и нежными пинаклями, чудом защитившие свои крестоцветы.

Ночь была ясная и звезды подсвечивали белесые камни, бескорыстно оттеняя их от грубых валунов. Замок сиял и виделся моложе, и чуть-чуть оживленнее, чем обычно. Шпили пронзали небо и казалось вот-вот коснутся звезд. Эта игра воображения дарила развалинам вечную юность безоблачными ночами.

Постепенно звезды окутала исчерна-синяя туча. Шаг за шагом поглощая их свет и переваривая его в своем безмерном брюхе. Сияние капля по капле смолкло и полностью погасло. Развалины потускнели, наполнившись тоской и одиночеством.

Ветер стих. Скала задремала. Ее кожу окутывал бархатный мох и ласковый лишайник. А стопы старушки любовно согревались заботливым кустарником. Но какое-то движение в прибрежном лесу мешало этой ночи стать совершенно безмолвной.

У подножья скалы колобродили ветви болтунов деревьев и журчал горный ручей, путь которого бережно охраняли неприметные валуны и кроткие камни. На них лежало рафинированное тело юноши.

Безжизненная рука стелилась по траве вдоль ручья, перетекая к еще более тонкой кисти молодой девушки. Ее нежное запястье обволокли каштановые волосы, которые прятали обнаженную грудь, оголяя изящную искусанную шею. Остатки одежды, исписанные брызгами крови, прерывались милыми стопами еще одной жертвы. Еще теплое тело девушки беззащитно лежало на земле, повернув голову в сторону своего убийцы. Она не успела закрыть глаза перед смертью. В них не осталось жизни, только отражение очертаний ночного изверга.

Он уже и сам не знал зачем все это. Кто он? Как давно он здесь? Эти вопросы иногда мучили его, будоража аппетит, заставляя выходить на очередную охоту. Эти молодые люди напрасно пришли к ручью. Их пряный запах воспалил его разум. И теперь уже ничего нельзя было сделать. Деревья все расскажут в своих ночных песнях, но никто из людей не услышит эту историю.

Он был стар. Говорят, такие, как он не стареют. Но и вечность конечна. Он очень стар. Был ли он когда-нибудь молод? Он не помнил. Ночь за ночью он бродил по этим лесам, пытаясь найти свое место, свой смысл. Но мысли путались, голод овладевал, разум страдал. Он взглянул на осуждающих его мертвецов и посмотрел в небо. Он хотел разглядеть там Бога, чтобы задать ему свои вопросы. Но небеса застилала аспидная туча. Он смотрел и смотрел. Туча была похожа на него. Или нет? Пожалуй, она внушительней и опасней. Что-то заблестело на кромке и через мгновение из-за черного бродяги упала звезда.

Старик вообразил все свои желания и загадал их в одночасье. Звезда падала. Раньше ему не приходилось видеть такое долгое и мучительное падение. Будто что есть мочи она цеплялась за небо, хотела вернуться. Но небосвод ее отторгал. И гонимая, она мчалась навстречу гибели.

Мало помалу звезда приближалась. Ее очертания становились все яснее. Старик был поглощен этим явлением. Свет звезды близился. Она становилась больше и ярче. Он прозрел. Это не сверкающий камень, это цветущая девушка на изабелловой лошади.

Самое прекрасное животное на свете. Когда-то он видел подобную лошадь или владел ее. Воспоминания ускользали от него. Кремовая масть в полумраке мерцала бледной земляникой и вызывала в памяти образы сказочных лакомств. На поразительном существе скакала не менее поразительная девушка.

Белоснежная кожа горела звездным пламенем, переливаясь нежно-розовыми отблесками. Старик никогда не встречался с таким дивным огнем. За это он мог поручиться. Он не мог разглядеть ее стан, но глаза девушки пленили.

Два хрупких василька защищенные травяной каймой. Ее глубокие глаза запрудил страх. Она мчалась, надеясь успеть отыскать подходящее для падения место. Но ее глаза беспомощно обследовали кроны деревьев. Не было ни полей, ни лугов.

Колючие ветви тянулись к ней. Они желали урвать хоть лоскуток ее неземного платья. Попробовать хоть капельку чистой крови. Согреться блеском. Звезда направила лошадь вдоль ручья. До земли оставалось несколько метров. По стройным ногам благородного животного стекали малиновые капли. Они падали в воду, размазываясь по поверхности причудливым орнаментом.

Старик заметил это, но как только он поднял голову, звезда пронеслась над ним, опаляя светом морщинистое лицо и защищавшую его руку. Ему давно не было так больно. Он даже не помнил это чувство. Много лет, возможно веков, он не думал о боли. Его никто не мог ранить, он избегал солнца. Старик был всемогущ. Ему так казалось. До этого момента.

Хватило мгновения чтобы кожа его испарилась. Лицевые мышцы сгорели, оголив человеческую анатомию ночного чудовища. Череп стыдливо зарастал новой материей, но старику казалось, что это длится целую вечность. Как прекрасно, что он убил этих людей. Рука так и не восстановилась. Из старой манжеты торчали серые кости, поскрипывая и цепляясь за изношенные кружева. Старику очень хотелось есть. Он взглянул на своих мертвецов, нет, в них не осталось ни капли.

Невзирая на голод, подножье скалы манило его своим светом. Она упала. Свет стоял на одном месте. Она не шевелилась. Волна тревоги прокатилась по старику. Голод делал его безвольным, мысли кружились. Он побрел на свет.

Ее лошадь умирала. Звезда рыдала рядом с ней, не в силах помочь своей спасительнице. Кровь пропитывала траву вокруг, навлекая новую беду. Но звезда просто плакала, обнимая друга. Ее взгляд скользил по вздымающейся груди и остановился на металлическом мучителе. Звезда дотронулась до торчащего из ребер копья. Лошадь застонала. Она обречена. Звезда любила свою лошадь. Твердой рукой она проткнула грудину своего друга. Сапфировые глаза застыли.

Старик видел эту смерть. Ему даже показалось, что он благословил ее. Прекрасное создание погибло. Но вместе с трауром ее смерть породила новую тревогу. Благоухание молодой крови разносилось по лесу. Старик чувствовал сладкий запах еще у ручья. Но он не мог подойти к ним. Между тем в лесу он не единственный охотник.

Он услышал биение вольных сердец. Свирепые волки оцепили сцену смерти, предвкушая новую. Могучий вожак приближался к звезде. Он не боялся ее. Он отдался во власть ее красоте и сладости. Вожак предвкушал грядущий пир. Горячие слюни стекали с алчущей пасти. Оробевшая звезда растерянно наблюдала за грозным гостем.

Тень пронеслась перед звездой, и волк исчез. Его братья завыли. Они не понимали, где их вожак. Нежданная тень пугала их. Через мгновение между деревьев возникла серая шкура. Это их глава. Без движения, без дыхания. По воздуху растеклось зловоние гибели. Волчья кровь нуждалась в отмщении.

Старик вырвал молодому волку дерзкую челюсть и выпил благородную кровь. Звезда сожгла ему спину и позвоночник медленно затягивался свежими побегами мускул. Тело горело, сознание покрывал туман из боли и блаженства. Кровь помогла ему, но он слишком стар и ранен для битвы со стаей. Волки приближались к убийце своего главаря.

Юный волк бросился на старика, сбив его с ног. Он впился в его горло, но старик уже почувствовал молодое сердце. Кровь текла над ним, осталось только отварить этот родник. Искусанный, он вонзил клыки в шею волка. Мягкий мех прикрыл его обглоданное горло. Волк окаменел. Жизнь угасала в нем. Старик измотан, но голод пробудился в нем. Он не слышал ничего кроме бурления жизни в безжалостных зверях.

Он грезил новой добычей. Волки бросались на него, он на них. Лес заполнился свежими трупами. Старик терял силы и вновь брал из. Стая была обречена. Верные братья гибли один за другим около своего вожака. Старик бросил последнее животное и осмотрел себя.

Горло заросло. Спина тоже. Даже рука почти покрылась мясом. Голод отступил. Старик протрезвел и посмотрел на место смерти лошади. Она покинута. Звезда ушла. Старик содрогнулся. Неужели она видела его зверство. Апатия, преследовавшая его много веков, рассеялась. Прочь от волков. Он желал почувствовать ароматный след ее кожи.

Звезда брела между деревьев. Они шептали ей, что надо быть осторожной. Она доверяла им и тихо кралась по спящему лесу. Но что-то засверкало вдалеке. Деревья не доверяли этим огням, но ей они казались такими родными. Ее сердце замерло, и она стала возвращаться к ручью.

Сердце мельника раскололось. Единственный сын застыл перед ним. Лицо юноши было безмятежно, но душу это не утешало. Мельник осмотрел девушек. Он знал и их. Переведя дух, мельник позвал своих спутников. Факелы надвигались на ручей, надеясь на счастливый исход. Несколько крестьян окружили мельника. Мужчины замолчали. Воздух наполнился скорбью, но торжественное сверкание развеяло его горечь.

Звезда шла на свет. Чуден и грозен был этот темный мир. И вот она увидела родное мерцание. Эйфория переполнила ее и, с каждым шагом, она светилась все больше. Деревья сочувствовали ей, загораживая дорогу ветвями, но звезда отталкивала их. Вновь она оказалась у ручья.

Крестьяне вздрогнули. Никто из них не мог пошевелиться. Трепет перед чудесным сиянием, вызвал в памяти жуткие предания о колдовстве и яростных ведьмах. Мельник решил спасти деревню от этого зверя. С диким ревом он рванул к девушке. Онемение рассеялось и его спутники, набравшись храбрости, пленили девушку огненным кольцом.

Старик видел как ее уводят. Он чувствовал себя беспомощным. Они слишком близко к ней. Ничего, совсем ничего не сделать. Братия пробиралась сквозь острые кусты, платье девушки цеплялось и рвалось. Прическа истрепалась, льняные волосы путались, жалостливо развивались и хватались за листья. Что-то ныло в груди у старика. Он посмотрел на себя, его тело полностью восстановилось. Но старик чах. Мучимый скрытым жаром, он начал преследование.

Деревня бушевала. Каждый хотел отомстить светящейся ведьме. В нее кидали камни дети, и плевали старики. Звезда была в ужасе. Силы оставляли ее она стала меркнуть.

Наспех сложенный костер был готов. Девушку привязали к мертвому столбу. Толпа одновременно зверела и ликовала. Неожиданно крестьяне расступились, образовав узкий проход. К кострищу двинулся местный палач. Он жил недалеко от деревни в низком доме красного цвета. После разорения графства у него совсем не было работы. Покинутый он тихо жил в лесу, бросив черный плащ с шафрановым поясом в проржавевший сундук. Этой ночью его призвали совершить правосудие. Седой палач держал в руках факел. Он приближался к соломенной запруде вокруг звезды. Чудовище из леса не сводило с него глаз.

Старик не знал как ей помочь. Дряхлое дерево укрывало его. Он закрыл глаза. Миг наедине с собой был нескончаемый. Это мгновение было дольше веков плутания по диким чащам. Солома вспыхнула. Огонь потек по страшной арене. Старик устремился навстречу стихии.

Мужчины, женщины, старики, дети. Все перепуталось, мелькало и рушилось. Он слышал пронзительный крик драгоценной девушки, и чувствовал как ее свет уничтожает его. Одновременно с его плотью, от крадущегося огня таяла небесная одежда незнакомки. Столб был охвачен пламенем и свет ее начал потухать. Крестьянам пришел конец. Старик набросил на себя беспросветный плащ палача и рванул в костер.

Неистово он вырвал ее из щупалец костра и мчался в лес. Он боялся взглянуть на нее. Она не обжигала его, не сияла. Но он чувствовал, как жизнь двигается в ее плоти. Его руки чувствовали что пламя добралось до нее. Платье рассеялось. Тонкая кожа обожжена. Волосы окутались пеплом. Он добежал до ручья. Опустил ее раскаленное тело в воду. Ее дыхание участилось. Белая кожа стала переливаться розовым свечением. Его рука начала гореть. Старик боялся уронить сокровище и, обняв ее, вытащил из воды. С каждым вздохом звезда становилась все ярче.

Розовые жилы наполнились цветом. Зачарованно он разглядывал ее. Она приоткрыла глаза и встретилась с ним взглядом. Он стушевался и стал осматривать обгоревшие руки. Несмотря на ожоги они были молоды. Старик ощупал свое лицо. Морщины исчезли, волос вновь стал угольный, а тело крепким. Она разглядывала его и улыбалась. Его разум наполнялся блаженством и покоем. Она потянулась к нему, он склонился и обвил ее. Звезда вспыхнула.

Опомнившись, она огляделась в поисках своего спасителя. Но ее окаймлял лишь матовый пепел.

читателей   77   сегодня 1
77 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...