Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Дети титана

 

Говорят, что в одном далеком мире прямо на земле сидит титан. Голова его опущена на грудь, глаза закрыты. Руками обхватил живот, а ноги сложил в неровное кольцо да присыпал землей. Так, чтобы никто не видел, что находится там, в круге титановых ног.

Давно он сидит уже. Мало кто помнит, что случилось, и с чего началась эта история.

 

Край светила едва показался из-за левого плеча титана, когда Турк вышел из своей хижины. Потянувшись, он громко зевнул, поразмял конечности. И побежал к реке. Ветер обдавал прохладой молодое, крепкое тело. Со стороны леса послышалось сонное пение птиц. Племя спало.

Холодная вода окончательно смыла сон. Турк радостно плескался в реке, с головой уходил под воду, выныривал, весело фыркая. Рыбы плавали вокруг, щекотали бока. Турк, громко хохоча, ловил их руками и швырял обратно в реку.

Хотелось провести так весь день. Но Турк вспомнил, зачем сегодня проснулся раньше обычного. Веселье смыло, как недавно студеной речной водой смыло сон. Турк вышел на берег и поплёлся назад.

Заготовленный с вечера мешок ждал у входа в хижину. Турк уже потянулся к нему, но отстранился и зашёл внутрь. Родители и трое братьев спали, громко сопя и причмокивая. Турк грустно посмотрел на них. В груди что-то защемило, в животе – закрутило. Он утёр слёзы, взявшиеся невесть откуда, и быстро вышел. Схватил мешок и побрёл по тропинке через лес. Туда, где его ждал Мока.

Светило полностью поднялось над плечом титана, когда племя начало просыпаться. Турк был уже далеко.

 

Давным-давно, два молодых титана искали пригодные для заселения миры. Титанов звали Харданас и Балранас, были они братьями. Забрались титаны далеко, в те места, куда даже Великие не решались ходить. Миры там были мёртвые, пустые. Сначала молодые титаны отважно неслись всё глубже в неизведанные территории, смеялись над трусостью Великих. Но, вскоре, им самим стало жутко, от того, что вся энергия оставила эти места. И хотели они уже возвращаться назад. Но Балранас почувствовал мощную энергию, звавшую их из мертвых глубин.

 

Мока ждал Турка, пританцовывая от холода. Посиневшие губы тряслись, зубы стучали. Возле его ног лежал набитый мешок, в руках он держал два копья. Мока танцевал всё активнее, высоко подпрыгивая, и даже что-то напевая себе под нос.

Встречая полностью вышедшее из-за плеча титана светило, где-то в лесу визгливо прокричали фирлоры. В этот момент показался Турк.

– Ты долго, – сказал Мока, продолжая смешно пританцовывать.

Турк приветственно шлёпнул Моку по плечу, бросил на землю свой мешок и потянулся за одним из копий.

– Хорошо, – сказал Турк, придирчиво повертев в руках древко.

– Вчера делал, – гордо ответил Мока.

Турк пару раз воинственно махнул копьём, сделал несколько выпадов. Глаза азартно зажглись.

– Пошли. Берид ждёт, – сказал Мока.

Турк кивнул и, подхватив мешок, уверенно зашагал. Мока пошел следом, семеня короткими ногами.

Турк и Мока были из разных, но дружественных племён. Подружились их племена на охоте, когда племя Турка хотело забить огромного тамума, но не заметило, что неподалеку пасся ещё один. Охотники племени Турка бросились бежать, но быстрые гиганты наверняка догнали и растоптали бы их, если бы не племя Моки. Их охотники были неподалёку, услышали шум и пришли на помощь. На самом деле, они просто атаковали удачно отвлекшегося тамума. Но вышло так, что охотники двух племён объединились и забили огромных, полных мяса зверей.

После того боя охотники вместе устроили привал возле мёртвых туш. Удивительно, но языки племен были похожи. А те слова, что различались, отлично заменили жесты.

В тот день Турк сразу обратил внимание на Моку. Точнее, на его копьё. Оказалось, что Мока делал копья для всех охотников племени. Себе он сделал новое, опробовав пришедшую в голову идею. Турку понравилось копьё Моки. Они разговорились, и оказалось, что их объединяет не только любовь к оружию, но и кое-что ещё…

Охотники с удивлением обнаружили, что работать вместе с другим племенем – гораздо лучше, чем воевать. Потом они часто встречались на охоте, и каждый раз приносили гораздо больше добычи.

 

Всё темнее и страшнее были места. Пустота вокруг затягивала, высасывала силы. Но молодые титаны упорно шли на зов огромной энергии из жутких глубин. Они пробирались всё дальше, энергия становилась всё мощнее, но мир, излучавший её, никак не удавалось рассмотреть среди остальных, тёмных и мёртвых.

 

Зашелестела листва, затрещали ветки. Птицы с испуганным визгом вспорхнули в небо. Турк резко остановился и принял боевую стойку, выставив копьё вперёд. Мока отступил на шаг, но тоже приготовился к бою.

Некто продолжал шумно пробираться в гущине леса. Треск и шелест приближались. Готовясь к атаке, Турк чуть согнул колени и крепче сжал копьё. Совсем рядом сломалась ветка и шум затих. Мока прищурился, вглядываясь в стену бурной растительности.

Раздался хруст и с громким рыком из леса выпрыгнул крупный гуркар, раскрыв красную пасть, обрамленную тремя рядами длинных острых зубов. Турк подался в сторону и выставил копьё так, что оно прошлось остриём по брюху опасного зверя. Гуркар пролетел мимо и попытался лапой зацепить голову Моки. Тот, зазевавшись, едва успел увернуться от смертоносных когтей.

Зверь рухнул за спиной Моки, резко вскочил и прыгнул снова. Не оправившись от пролетевшей совсем близко смерти, Мока не успел отскочить и оказался на земле. Тяжелый гуркар прижал его сверху массивными лапами и устремил пасть к голове.

Турк метнул копьё. Описав небольшую дугу, оно легко вошло в бок опасного зверя. Гуркара сбросило с Моки. Зло рыча, он попытался встать, но глубокая рана от копья Турка не позволила.

Турк подошёл к поверженному зверю. Гуркар тяжело дышал, тихонько рыча, и с ненавистью смотрел на Турка. Тот вытащил глубоко вошедшее копьё и, быстро прицелившись, пригвоздил голову зверя к земле.

Турк выдернул копьё, широко улыбнулся, посмотрел на всё ещё лежащего Моку.

– Хорошо! – сказал Турк, показывая на окровавленный наконечник.

Дважды едва ушедший от гибели, Мока лишь неуверенно кивнул. Его испуганно распахнутые глаза показались Турку смешными, и он громко захохотал.

 

Титаны впервые видели, что мир светится от энергии, содержащейся в нём. Среди царившей черноты, он был похож на раскаленный уголек, среди холодных камней. Но исходившее свечение было нехорошим, злым. Братья поняли, что это опасная энергия, такие миры нельзя заселять. Но сколько же её было! Даже титаны почувствовали себя мелкими перед этой огромной энергией.

Затмила она разум братьев. Захватила жадность молодых титанов. Должны они были рассказать об этом мире Совету Великих, но понимали, что Великие этот мир уничтожат и распылят в пространстве энергию, чтобы ничего от неё не осталось. Жалко было терять столько энергии. Даже злой и опасной.

 

Берид оказался невысоким, но очень крепким. Широкие плечи, бугрящиеся мышцами тело и руки, и мощные ноги, уверенно державшие своего владельца. Он был совсем не похож на Моку. Турку не верилось, что они братья.

В детстве Берид и Мока были очень дружны. Однажды, играя, они забежали глубоко в лес, и вышли прямо к пяткам титана. Мока, увидев их, ужасно перепугался, и бросился было бежать, но Берид его удержал.

Братья часто говорили о том, как сильно хочется узнать, что происходит там, за ногами титана. Но Моке было просто интересно, а Берид давно хотел вскарабкаться по титановой ноге и посмотреть, что скрывает угрюмый гигант. Тогда, увидев сведённые пятки титана, Берид смекнул, что необязательно карабкаться по ноге и погибать, как многие до него. Между пятками Титана, под их стыком, образовалась засыпанная землей пещера, и если её раскопать, то можно спокойно выйти наружу.

Берид рассказал свою идею племени, но вождь категорически запретил это делать. Ходила легенда, что каким-то храбрецам удалось вскарабкаться по ноге титана. Но как только взошли они на вершину, титан разгневался, смахнул храбрецов с ноги и раздавил рукой всё их племя.

Берид не верил в эту легенду. Расстроившись, он ушел из племени, стал жить отшельником возле пяток титана и каждый день раскапывал пещеру. Где он живёт, знал только Мока. Берид звал любимого брата с собой, но Мока трусил. Берид не обиделся. Они иногда даже встречались в специальном месте, где часто играли в детстве. Туда Мока приносил Бериду еду и специальные приспособления, которые придумывал, чтобы брату было проще копать.

Мока хоть и боялся, но всегда хотел присоединиться к Бериду. Когда он встретил Турка, то тот своей смелостью и силой напомнил ему брата. Узнав, что Турк тоже давно мечтает посмотреть на мир за ногами титана, Мока рассказал ему о Бериде. С Турком Моке было не страшно.

Потом они несколько дней обсуждали и все-таки решили отправиться к Бериду, чтобы вместе прокопать выход наружу. Мока был уверен, что Берид и Турк справятся со всем, что бы ни ждало их за ногами титана. А он им сделает хорошие копья, которыми они поразят любого врага.

Встретившись, Берид и Турк приветственно похлопали друг друга по плечу. Смерили друг друга оценивающим взглядом. И оба остались довольны.

 

Балранас аккуратно вдохнул жизнь. Деревья зелёными пятнами-лесами заполонили пульсирующий энергией мир. Харданас аккуратно вдохнул жизнь. Мелкие зверьки, быстро размножаясь, разбежались по миру, становясь всё разнообразнее, больше и сложнее. Молодые титаны уже заселили несколько миров, но никогда не видели ничего подобного. Обычно, нужны были годы, пока мир покроется растениями и станет пригодным для животных. Ещё дольше мелкие зверьки увеличивались в числе, расселялись по миру и становились большими и разными.

Титаны поняли, что уже могут создавать в этом мире новую расу, которая будет главенствовать здесь.

 

Берид пригласил Турка и Моку в свою хижину у пяток титана.

Турк представлял, что Берид живёт в маленьком, наспех сделанном шалаше. Но Берид выстроил себе просторную крепкую хижину. Размерами она была чуть меньше хижины, в которой Турк ютился с родителями и тремя братьями. В углу лежал внушительный склад разделанного мяса. Из листьев и веток Берид соорудил себе большую мягкую кровать. Турк почувствовал к Бериду то же, что чувствовал к главному охотнику их племени сильному и мудрому Влапу.

Передохнув после дороги, поев, Мока и Турк отправились смотреть пещеру. Берид пошёл с ними, рассказывая, что прокопал уже глубоко и что скоро сможет выйти наружу. Увидев сомкнутые пятки титана вплотную, Турку стало неуютно. Он невольно глянул на свои ноги и почувствовал себя крошечным.

Турк прошёл взглядом по правой ноге титана, развернулся, всматриваясь вдаль. И перевел взор на тело гиганта. Светило начало спускаться, перевалившись через центр неба. Лучи освещали титана. Гигант словно весь был вытесан из огромного куска камня. Опущенная на грудь голова застыла. На лице – вечно грозное выражение. Обхватившие живот руки никогда не двигались, но Турку вдруг живо представилось, как гигант просыпается. Грозное лицо его становится яростным, а огромная рука давит Турка, превращает ни во что.

Берид на самом деле прокопал глубоко. Турк и Мока долго шли по пещере, вдыхая сырой воздух. Внутри Моке тоже стало не по себе. До этого он без умолка болтал с братом, не обращая внимания на остальное, но сейчас Берид замолчал. Моке казалось, будто он тащит на спине целого тамума, хотя шел налегке.

Турк впервые в жизни почувствовал страх. Раньше он думал, что страх – это когда на тебя нападает опасный зверь, вроде недавнего гуркара. Но то, что Турк чувствовал сейчас, было чем-то другим, неприятным и непобедимым.

 

Харданас бережно лепил первых представителей новой расы. Уделял внимание каждой, даже самой мелкой детали. Этой расе суждено стать величайшей, думали титаны. Балранас вдохнул жизнь в вылепленных существ.

Быстро новая раса расселилась, окрепла. С великой радостью наблюдали титаны за своим творением. Но вдруг послышался ужасный гром, затряслось пространство. Померкло светило, слепленное титанами для нового мира. И явился демон. Огромный, тёмный. Точно так демонов описывали Великие.

 

– Земля мягкая, – сказал вдруг Берид.

Он отбросил специальное приспособление, сделанное Мокой, и прямо рукой оторвал большой кусок от земляной стены и легко растер его в ладони.

Они копали уже десять дней. Берид ошибался, когда говорил, что уже почти прокопал до конца пещеры. Земля склеивалась, сцеплялась в твёрдые камни. Мока сделал специальные орудия. По сути, это были те же копья, но с коротким древком и длинным наконечником, повернутым вбок. Эти орудия хорошо разбивали камни, но бить ими было больно.

– Мягкая, – подтвердил Мока, проделав то же, что и брат.

Турк посмотрел на них и, молча, продолжил копать.

Десять дней они выбивались из сил, но шли всё глубже. Последние три дня ночевали прямо в пещере, не видя светила. Что наступила ночь, понимали только, по погасшему свету, проходившему в пещеру через вход, казавшийся из глубины крохотным пятнышком. Но иногда работали и в темноте, к которой давно привыкли глаза.

Турку было неспокойно. С того самого момента, как он посмотрел на титана, стоя у его пят. И чем дальше они пробивались, тем сильнее становилось беспокойство. А ночами ему всегда снилось, как титан давит его огромной рукой.

К середине одиннадцатого дня стена из земли осыпалась. Турк только занес орудие для очередного удара, как вдруг раздался грохот и яркий свет ударил в глаза. Будто само светило рухнуло на них.

 

Перепугались братья. Но напугал их не вид демона, а то, что отнюдь не сказки им рассказывали Великие о демонах. Правы были, когда говорили, что, проиграв в войне с титанами, демоны не исчезли, а лишь затаились где-то.

Выступил вперёд Балранас и тут же пал замертво. Одним движением демон вместил мёртвое тело молодого титана в ядро мира. И вся тёмная энергия побежала к нему, жадно впитывала смерть титана и вновь шла по миру.

Демон исчез.

 

Серая земля под ногами. Мёртвая, сухая. Реки стекали с гор багровые, дымящиеся. Кривые голые стволы деревьев гнулись от пыльного ветра. Турк, Берид и Мока вышли из пещеры и оказались между стоп титана, сложенных клином.

Турк почувствовал, как вся его сила упала в ноги и застыла там. Копьё не получалось сжать, и оно гуляло туда-сюда в трясущейся ладони. Мока и Берид стояли на месте, прижавшись друг к другу.

Совсем не так они представляли выход наружу. Даже не могли подумать, что мир за ногами титана настолько отличается от родного им. Из всего вокруг будто пропал цвет, как пропадал он с лица павшего в бою охотника. И багровые реки, стекавшие с гор, походили на кровь, льющуюся по телу мертвеца.

Турк только решился сделать шаг, как из-за пальцев ног титана вышли страшные существа. Это были не опасные звери. Существа передвигались на двух ногах, носили стальные одежды. В руках у них были странные копья: полностью стальные, как их одежды, и острые на всем протяжении. Существа приближались. Турк заметил, что внешне они похожи на него и на Берида с Мокой. Только были гораздо выше, шире. И лица у них были злые. Злее, чем у разъяренного голодного гуркара.

Существа разговаривали на сложном языке, в котором было много разных слов. Они подошли совсем близко. Один из них наставил странное копьё на Моку и что-то зло сказал.

Мока пронзительно закричал. Ещё несколько страшных существ наставили на него копья. Берид рванулся вперёд, закрывая собой младшего брата. И тут же несколько стальных копий проткнули и разорвали его. Следом существа разорвали Моку.

Турк попятился. Попытался угрожающе выставить вперёд копьё, но трясущиеся от страха руки не позволяли выглядеть грозным. Одно из страшных существ одним шагом приблизилось к нему и ударило копьём. Турк попытался заблокировать удар древком. Острая сталь легко разрубила препятствие и понеслась к голове Турка. Его спасла лишь отменная реакция. Невероятно быстро отпрыгнув в сторону, Турк метнул в лицо страшному существу горсть земли и кинулся в пещеру.

 

Харданас не мог поверить. Созданная ими раса менялась на глазах. Существа, которых он так старательно лепил, становились огромными, могучими и злыми. Они вырезали зверей, сжигали деревья, уничтожали всё живое и прекрасное. А на месте уничтоженного появлялось новое, ужасное и мерзкое.

Харданас упал на колени. Оглядел убывающее прекрасное, созданное им. Затем сел полностью, заключил свое творение в кольцо ног, вышвырнул успевшее пробраться туда злобное существо. И так застыл

Только бросил напоследок зажатую в руке горсть земли в круг своих ног. Таков был обычай, когда хоронили павших в бою титанов – бросить горсть земли на могилу.

 

Турк несся сквозь пещеру. Жадно хватая ртом воздух, он то и дело спотыкался, поскальзывался. Пятно света в конце казалось невыносимо далёким. Силы оставляли, а за спиной слышался частый топот страшных существ, и звон их стальных одежд.

Турк зацепился ногой за камень и упал, пропахав землю подбородком. Земля здесь была не такая, как снаружи. В пещере она была мягкая, бодряще прохладная. Турк мгновенно вскочил, почувствовав неожиданный прилив сил. Он побежал дальше так, словно успел отдохнуть и даже выспаться. Разбитый подбородок с каждым мгновением болел всё меньше

Не желавшее приближаться, пятно света вдруг стало быстро расти. Страшные существа отстали. Пещеру, которую копали так долго, Турк пробежал за несколько мгновений.

Запестрила в глазах прекрасная зелень лесов, которые он так часто ругал за то, что в них прятались опасные звери. Мягкая, чуть сырая земля ласкала ноги, трава приятно щекотала.

Тело Турка наливалось могуществом. В мгновение ока он пролетел мимо нескольких поселений чужих – но таких родных! – племен. Турку показалось, что он стал больше. И в самом деле, деревья уже были ему чуть выше колена, птицы врезались в бёдра.

Турк остановился. Перед ним монументальной фигурой возвышалось тело титана.

 

Никто не заметил, что Харданас вдохнул жизнь в горсть земли, перед тем, как бросить её. Не только земля была зажата в кулаке титана. Оставил он там ещё две фигурки существ новой расы. Не знал, зачем оставил, а теперь пригодилось, будто специально всё так сложилось. Всего было две фигурки, не выжили бы они. Но Харданас вдохнул в них много жизни, и отдал свою энергию.

Не позволено так было делать.

 

Турк вскарабкался по телу титана, запрыгнул на плечо. Глянул вниз.

Тьма пожирала его мир. Пестрая зелень в круге титановых ног гасла, умирала. Турк вспомнил, как утром, перед уходом, зашёл в хижину. Вспомнил родителей и братьев.

– Помоги нам! – крикнул Турк титану.

Титан не шелохнулся.

Турк снова гляну вниз. Живо представилось, как испуганно мечутся между хижинами его соплеменники. Как они видят наступающую всепожирающую тьму, уничтожающую животных, превращающую леса в голые редкие деревья, а мягкую прохладную землю – в серую и сухую.

– Помоги нам!!! – вновь крикнул Турк, не заметив, что говорит на другом, неизвестном ранее языке.

Опущенная на грудь голова продолжала угрюмо смотреть вниз. Не открылись навеки закрытые глаза. Турк не стал больше кричать. Он уже всё понял. Помощи ждать неоткуда.

Титан был давно мёртв.

 

Всем известно, что если титан отдаст хоть каплю своей силы смертному существу, то сам станет смертным. Знал это и Харданас но не мог иначе. Он долго сидел, смотрел в круг своих ног и тихо радовался, что получившие крупицу титановой силы существа выжили и размножились.

Они стали расселяться. Развивались медленно, тяжело. Но это был единственный шанс. Харданас надеялся, что эти существа почувствуют энергию этого мира, обуздают её и победят порождения демона. Да поможет им сила титана, что он им дал.

Так Харданас и умер.

 

Тьма поглотила мир.

Турк отчаянно бросился на страшных существ, но тут же пал.

Порождения демона высосали последнюю энергию, что все эти годы хранил мёртвый титан, которого они не решались трогать даже сейчас.

Наблюдая со стороны, демон недовольно хмыкнул. Смог его перехитрить молодой титан. Демон оставил его в живых, чтобы тот побежал назад, к Великим и завёл их в давно заготовленную ловушку. Когда титан скорбно сел на землю, демон поверил, что он просто оплакивает брата. Ведь даже ритуал провёл. А на деле – обхитрил, предпринял последнюю попытку. И ведь могло у него что-то получиться, не будь созданные им существа такими любопытными и глупыми.

Может, рано ещё пытаться начинать новую войну, раз даже такой молодой титан смог обхитрить демона?

читателей   82   сегодня 1
82 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 2,00 из 5)
Loading ... Loading ...