Ответ

 

Сложно с утра раскрыть глаза в медленно движущемся автобусе. Иван прятался в шарф, борясь с ненавистным сквозняком. Повезло ему встать в неудобном месте. Рядом громко сопел рыжий старик в большой песцовой шапке, который как-то умудрялся держаться за поручень, лишь иногда качаться на резких остановках и особо масштабных поворотах. С другой стороны рядом с Иваном находилась женщина, она до того пристально вглядывалась в покрытое каплями влаги окно, что у Ивана возникли подозрения на ее счет. Возможно, она просто не знала где нужная остановка. Но при дальнейшем рассмотрении и по тому, как едва уловимо изменялось ее острое лицо, Иван понял, что она так наблюдала не за дорогой, а за собственным отражением в стекле автобуса. Первые выводы слишком часто ошибочны.

Бесстрастный женский голос с шипением объявляет остановки, глотая гласные. Шелест курток, шуб и пальто извещает об изменение состава автобуса. Открываются, закрываются двери, иногда в задумчивости зависая на доли секунды. Иван представляет себя в машине, на которую может заработать, если ему повезет с повышением. Получается немного расслабиться и остановить темп нарастающего напряжения.

Рыжий старик исчез, теперь на его месте стоял мужчина, обычный, в черной дутой куртке, черной шапке, лицо его спокойно, глаза равномерно моргают. В отличие от Ивана он не засыпает. Такой пройдет мимо, и не заметишь.

Началась длинная синяя дорога. Свет в автобусе только раздражает, но ничего с ним не сделать. Иван закрывает глаза, думает о плане работы на сегодняшний день. Еще двадцать минут до начала рабочего дня. Успевает. Слышит гудок. Проверяет телефон в кармане пальто. Нет не его. Рядом стоящий обычный мужчина вытаскивает свой телефон из серой сумки. Внимательно читает сообщение. Выражение его лица меняется. Иван с любопытством наблюдает за ним.

— Остановите автобус! – вдруг кричит мужчина. – Я могу позвонить! Меня выбрали! Я могу! Могу! Спасибо! Спасибо! — еще немного и он заплачет от радости.

По автобусу пролетел удивленный рокот. Остановились.

— Выпустите меня! Я могу позвонить! – расталкивая всех, он идет к дверям, в руке зажат телефон. – Могу!

Двери открываются. Продолжая кричать слова благодарности, мужчина тает в зимнем городском пейзаже.

— Повезло ему, — говорит кто-то.

Иван согласно кивает.

Что же произошло? Никто не знает, с какого момента это началось. Но однажды по всему миру людям начали приходить сообщения, которые гласили:

Вы можете позвонить Богу и попросить.

У человека был день на раздумья и все что он попросит обязательно сбудется. Исключений нет. Но желание должно быть одно, самое яркое, самое личное, пропитанное тобой, искренне исходящее от тебя. Никто не знал, по какому критерию люди избирались для этого, но все тайно мечтали о таком подарке судьбы. Звонок к Богу. Увы, но не всем могло придти такое сообщение. Способы доставки были самые разные. В век технологий это чаще всего были компьютеры и телефоны, но даже если этого не было рядом, сообщение все равно достигало цель.

Работа. Но Иван не мог сосредоточиться. Звонил телефон. Надо выполнить заказ. Одна компания заказала у них сайт, а Иван ведущий специалист. Но перед глазами все плывет. Он думал о мужчине из автобуса и сообщении. Что же он в итоге попросит? Что?

Можно ли одним желанием разрушить привычный ритм? Работа – дом – сон – выходные – друзья – фильмы – Лиза – сон. И все по кругу. И так мало времени, чтобы задуматься о своей жизни.

Двадцать восемь лет, мозги есть, внешность нормальная, голос поставлен, чувством юмора оснащен. Почему же все не ладится? Не отстает чувство неполноты, пустота следует за ним по пятам. Что ему не хватает? Квартира двухкомнатная, осталась от бабушки, живет один. Девушка есть. Менять ничего не хочет. Так почему же червь обреченности пожирает его? Заперт в кольце социума. Выбраться сложно. Да и есть ли желание?

Возвращается домой. Как обычно темно и пусто. Запах жареных сосисок, горячий чай, новый фильм, расслабиться и отвлечься. Сайт почти сделан, завтра надо запускать на проверку. Лиза не звонила.

На часах ровно 0:00. Фильм давно закончился, Иван так и не досмотрел его до конца. Не интересный, а может просто устал. Надо проверить почту, может пропустил новый заказ. Шесть новых сообщений. Все ненужные. Одно выделяется на общем фоне, не подписано. Только точка. Открывает:

“Вы можете позвонить Богу и попросить. Завтра в 0:00.”

Это реально?

— Да вы шутите что ли?! — восклицает Иван.

Никогда еще за всю свою жизнь Иван не оказывался в такой растерянности. Ураган противоречивых эмоций захватил его. Почему я? Был его первый вопрос, на который невозможно найти ответ. Что пожелать, когда придет время? Второй вопрос и на него есть ровно сутки, чтобы ответить. Усталость навалилась снежным комом, пригвоздив к кровати. Будильник был поставлен на восемь часов утра. Сон пришел на удивление быстро, словно Иван убегал от мучительных размышлений.

Утро. Позвонил на работу. Сказал, что берет отгул за свой счет. Надо решить что делать. Измерял свою квартиру широкими шагами целый час. Может попросить огромный загородный дом? Или большую прогрессивно развивающуюся компанию? Или дорогую машину? Или идеальную жену? Конечно, Иван всего этого хотел, но по одному желания не представляли масштабной ценности, только вместе они вызывали желаемый трепет. Как одним единственным желанием попросить себе счастье? Чтобы за тобой не следовала горечь запертого в пустой комнате человека? Эта комната и есть жизнь. Как изменить ее, одним словом. Ответ не приходил к Ивану.

Он решил, что ему надо поговорить с человеком, знавшим его всю его жизнь. Отец. Надо ехать к нему.

У Ивана была обычная семья. Он мама и папа. До тринадцати лет. Потом умерла мама. Иван остался с отцом. Они были не особо близки тогда, не стали и потом. Их отношения сложно назвать крепкими семейными, скорей прохладные приятельские более подходящее определение. Мать склеивала их семью, объединяла их непохожие характеры и стремления, сглаживала все острые углы, а когда ее не стало, все накопленные претензии вышли наружу.

С тринадцати до двадцати лет Иван жил с отцом, потом умерла бабушка и он смог переехать в ее квартиру. Иван не признавался даже себе, но он был рад уехать из квартиры отца. Совместное сожительство напрягала обе стороны, так что и отец вздохнул с облегчением. Годы, проведенные с отцом без матери нельзя назвать полноценно счастливыми, они были приправлены сложностью переходного возраста и стойкой несовместимостью характеров, их взгляды на жизнь были слишком разные, где один видел черное, там другой видел белое. Так почему же Иван поехал к отцу? За советом? Нет. За ответом? Нет. Просто он хотел послушать его, спросить, узнать его мнение. Все-таки отец был его родным человеком, и пусть точек совпадения у них было мало, это никогда не перерастало в ненависть или открытую вражду. Они принимали друг друга как данность и сохраняли по возможности нейтралитет в отношениях.

Виктор Сергеевич учитель физкультуры на пенсии, а у Ивана же со спортом не было сильной связи. Он не пошел по стопам отца. Сейчас Иван не знал, чем отец занимается, но когда изредка навещал его, радовался тому, что в квартире отсутствовал запах алкоголя. Он не хотел, чтобы отец однажды попал в плен бутылке.

Внешность разная. Иван пошел в мать. Он высокого роста, темные волосы, заостренные черты лица, курносый нос. Отец низкого роста, седые волосы, когда то они были просто светлыми, глубоко посаженые черные глаза, круглое лицо. Только взгляд выдавал в них родственников, прямой и черный, часто с пристальным прищуром.

Квартира, пропитанная запахом старости. Аккуратно встает на маленький красный коврик, снимает пальто, ботинки.

— Ваня! Рад тебя видеть, — традиционное приветствие.

— Не помешал?

— Нет. Проходи на кухню, — шаркающие шаги.

Иван изучает обстановку, выявляет, что поменялось за то время после его прошлого визита. Все, как и прежде на своих метах. Поменялся дух места. Квартира как будто постепенно выцветала, теряла свои прежние яркие краски и даже солнечный свет не смог остановить давно начавшийся процесс.

— Чаю?

— Давай.

Звон чашек.

— Знаешь, я хотел поговорить.

— О чем? – тон настороженный.

— Кое-что произошло.

Зашипел электрический чайник. Иван чуть откашлялся. Он не знал, как начать. Отец, не смотря на него, положил в чашку сахар. Иван заметил, как изменились его руки, покрылись множеством впалых морщин, словно песочная дорога, размытая дождем.

— Что?

— Мне пришло письмо. Я могу позвонить Богу. Сегодня.

Молчанье. Иван смотрит на мелкие песчинки, летающие в воздухе, освещаемые солнечным прожектором.

— Рад за тебя, — Виктор Сергеевич сжал губы в тонкой улыбке. – А от меня ты что хочешь?

Чайник щелкнул, горячая вода полилась в чашки.

— Я не знаю что просить.

— Это легко. То, что ты хочешь.

— Я много чего хочу.

— Неужели у тебя нет самого сокровенного желания?

Опять молчанье. Отец, наконец, посмотрел на него, что-то странное было в его взгляде.

— Нет.

— Ты ничего не хочешь?

— Хочу.

— Что?

— Это все мелочи.

— А что, по-твоему, не мелочи?

— Не знаю.

— Ты приехал ко мне за советом?

— Нет.

Пауза. Иван глубоко вздохнул. Ну, зачем ему это письмо? За что эти душевные терзанья, как стая ворон клюют его мысли.

— Тогда зачем Ваня?

— Я хочу понять…Почему я?

— Значит, так нужно было. Ты же знаешь, пути Господа неисповедимы.

— Знаю, просто все неожиданно.

— Пей чай Ваня, он остынет скоро, — слишком глубоко вздохнул отец.

— Так что ты думаешь?

— Зачем думать? Действуй! Ты знаешь, сколько миллионов людей мечтают о таком! А выбрали в итоге тебя! – вспыхнул отец. – Ты вечно думаешь, только и умеешь, что это делать. А кто будет действовать? Неужели за все года ты так и не понял что жизнь это действия, движения. Хоть раз в жизни тебе выпал шанс показать Богу чего ты стоишь!

— В таком случае он ошибся во мне! – Иван резко встал и направился к выходу из кухни.

— Он никогда не ошибается, — Виктор Сергеевич медленно следовал за ним. – Значит, ты можешь что-то изменить! – кричал ему вдогонку.

— Ладно. Я зря сделал, что пришел, — говорил Иван, одевая ботинки.

— Ты вечно бежишь от всего. Сколько лет ты мечтал убежать от меня?!

Молчанье. Иван смотрит на отца как будто только что увидел.

— Мы сейчас не об этом говорили папа. Я ухожу.

— Постой, — тихое одинокое слово.

Иван уже был в пальто, рука потянулась к железной двери, но не коснулась ее.

— Ты хочешь еще что-то сказать? – сердце вдруг сжалось от охватившего его непонятного чувства.

— То, что тебе пришло письмо это настоящая удача и сегодня может по-настоящему изменить твою жизнь. Запомни это. Не прогадай с желанием.

— А что бы попросил ты?

Пауза. Долгая. Иван смотрит, как меняется лицо отца, он внезапно постарел еще лет на десять.

— Я скажу. Но обещай, что не попросишь этого.

— Что?

— Обещай!

— Хорошо, обещаю.

— Я бы попросил вернуть ее. Машу.

Маша. Так ее звали. Ивана словно холодной водой облили с головы до ног. За несколько часов он успел почувствовать столько, сколько порой за год не приходилось.

— Одиночество. Ваня. Оно съедает меня. Я боюсь сойти с ума. Только она принимала меня таким, какой я есть.

— Папа…

— Ничего не говори. Лучше и, правда, иди. Задумайся.

— Я не знал что так…Прости.

— Пожелай так чтобы тебе не пришлось стареть в одиночестве.

Он ушел. После разговора с отцом у Ивана появилось еще больше вопросов, еще больше он утопал в собственных сомненьях. Вот так один разговор способен поменять местами полюса. Он никогда не думал, что его отец чувствует себя так.

Поехал к Лизе. Его девушка. Вместе целый год и вроде все хорошо, они даже ни разу не ссорились, но Иван чувствовал, что их отношения постепенно угасают. Зачем же он звонил в ее дверь? По той же причине что и к отцу. С ее помощью он хотел разобраться в себе.

Лиза быстро открыла дверь. Сегодня Ивану повезло, у нее был выходной, в салоне красоты не ждали очередные клиенты. На Ивана смотрели большие голубые глаза, которые так понравилась ему когда-то.

— Привет, — улыбнулся он.

— Привет. Внезапно ты. Проходи.

Не снимая пальто, Иван опустился на мягкий удобный диван в уютной маленькой гостиной. Все здесь было идеально расставлено по местам и ему показалось, что его неожиданное появление только нарушило общую гармонию.

— Что-то случилось? – заглянула к нему Лиза.

Она недавно вышла из душа, от нее пахло ароматным шампунем.

— Да. Я могу позвонить Богу, — сказать это ей намного легче ему отцу.

Лиза так и застыла, смотря на него. Иван поднял на нее глаза, но, увы, не смог прочитать на ее лице, ни радости, ни восторга.

— Что?

— Поздравляю. Теперь ты хоть так изменишь свою жизнь.

— Ты не рада за меня?

— Рада.

Лиза вышла из комнаты. Иван догнал ее в коридоре.

— Что происходит?

— Почему ты? Тебе есть что пожелать?

Иван поймал ее за руку, повернул к себе и тут же отступил назад, словно обжегся об ее холодное запястье.

— Я пришел поговорить с тобой об этом.

— А зачем? За весь тот год, что мы были вместе, ты никогда не делился со мной своей жизнью, ты приходил ко мне только, когда я была тебе нужна. О чем я вообще думала! Знаешь, я надеялась что ты, наконец, прозреешь! Я ошибалась, ужасно и бесповоротно ошибалась.

— Лиза, о чем ты говоришь?

— О том, что это все Иван.

Иван редко понимал эмоции женщин, в них всегда было много лишнего и слишком сложного. Но сейчас попрощавшись с Лизой, он понял ее. Ей было нужно это желание больше чем ему. Так же и отцу. Так почему же он. Иван шел по заснеженному асфальту, хмуро смотря на серое небо. За несколько часов он понял, как на самом деле вел себя по отношению к отцу и к Лизе. Об отце он забыл, а Лизой просто пользовался.

Пришла пора менять свою жизнь.

Позвонил своему лучшему другу Владимиру, но его телефон был недоступен. Скорей всего он был на работе, фотографировал.

Иван весь день ездил по городу, наблюдал за людьми, думал о своей прожитой жизни, о людях его окружавших. Что попросить? Ответа не приходило.

Вечер настиг его в центре. Его размышления прервались телефонным звонком. Звонила Жанна, она в негодовании просила убрать Вову от ее дома как можно быстрей, иначе она вызовет полицию.

Отношения между Жанной и Вовой давно вышли за грань понимания для Ивана. Они слишком часто ссорились. Однако иногда он думал, что в этом и была суть. Они оба наслаждались острыми эмоциями, которые вызывала у них ссора. Иван искренне не понимал такой тип любви, но все равно поехал на помощь к своим друзьям.

Подходя к подъезду, он уже слышал крики Жанны. Девушка стояла на балконе и смотрела вниз, ее светлые пышные волосы бурно развевались на ветру. Под ее окнами Вова, пошатываясь и выкрикивая басом романтическую серенаду, вышагивал марш. В руках у него блестела бутылка незаменимого коньяка. Иван не смог сдержать улыбку.

— Уходи и не возвращайся! – кричала Жанна.

— О! Любимая! За что ты так со мной! — кричал в ответ Вова, картавя слова.

Пока он окончательно не утонул в сугробе, Иван подхватил его и вытащил на ровную дорогу. От Вовы за версту несло алкоголем и сигаретами. Сегодня он ощутимо расслабился.

— Пойдем. Меня вот Лиза тоже бросила.

— О, несправедлива эта жизнь…

— Уходи! – крикнула Жанна им напоследок.- Я не намерена больше такое терпеть!

— Да кто я такой, всего лишь жалкий фотограф. Она мое все…

Иван осторожно вел его по дороге.

— Пойдем. Выспишься, протрезвеешь и все обдумаешь.

В этот момент к ним навстречу вышла пожилая пара, они с презрением смотрели на влюбленного алкоголика Владимира.

— Как таких еще свет носит? – сказала женщина.

В этом момент Вова показал всем свою ловкость и быстроту. Оттолкнув Ивана, он побежал обратно к дому Жанны и Иван даже не успел моргнуть, когда за его другом уже закрылась дверь.

— О нет, — прошептал он и побежал останавливать его.

У квартиры Жанны его не оказалось. Но Иван на всякий случай позвонил в дверь.

— Где он? У тебя?

— Ты что я никогда его к себе не пущу. Он же с тобой был…

Они услышали шаги наверху и скрип железной двери. Жанна и Иван, не раздумывая, побежали туда. Вова был на крыше.

Они знакомы с самого детства, со школы. Когда умерла мать Ивана, именно Вова был рядом с ним. Они вместе прошли через многое, и когда Иван слышал словосочетание лучший друг в воспоминания незамедлительно приходил Вова. Вот кто знал его лучше всего, вот кто смог бы понять его за долю секунды, вот к кому стоило обратиться.

Иван не осознавал своих эмоций, когда увидел черный силуэт Вовы на фоне темно-синего неба. Вова, покачнувшись, бросился вниз с крыши. Раздался крик Жанны, до краев наполненный болью, который передавал чувства Ивана. Он стремительно спускался по лестнице вниз. Эти короткие мгновенья, надеясь, что Вова все-таки жив.

Он был в сугробе, глаза широко раскрыты, шея сломана, кровь медленно растекалась по земле. Он мертв. Его лучший друг только что погиб. Иван провел рукой по лицу, ему казалось, что и его сердце остановилось.

Прибежала Жанна, она плакала и винила во всем себя. Иван не смог смотреть на ее страдания. Сделал несколько шагов вперед. Почувствовал в кармане телефон. Пора.

Гудок. Слышно, что трубку взяли.

— Здравствуйте. Это Иван. Я хочу попросить…Верните Владимира Хрусталева. Он должен жить.

Гудки. Ответа не было. Иван повернулся к Жанне. Она все еще плакала и обнимала Вову. Ее шелковый халат окрасилась яркой кровью.

Вздох. Вова недоуменно смотрит на нее, а потом на Ивана. Вот он ответ.

— Чудо! Ты жив! – смеется и плачет Жанна одновременно. – Прости меня.

Вова молчит, он пока не понял что произошло.

— Налей ему чая, желательно горячего, — говорит Иван.

— А ты куда?

— Прогуляюсь.

— Спасибо, — говорит она, и Иван знает, что это простое слово произнесено от чистого сердца.

Идет по длинной дороге. Видит впереди кафе, оно работает. Заходит туда, садится за столик у окна.

Вот и все. Иногда мы посланы на эту землю не для того чтобы изменить свою жизнь, а для того чтобы изменить жизнь других людей.

К Ивану подходит официантка с длинной косой черных волос.

— Что будете заказывать?

Он смотрит на нее и у него возникает чувство, что он ее уже давно знает и никогда больше не забудет.

— Что-то не так? — удивляется она его взгляду.

— Как вас зовут?

— Оля.

— Иван, очень приятно.

Она улыбается, словно тоже почувствовала это притяжение.

Однажды он скажет ей:

— Знаешь, а в ту ночь, когда я встретил тебя, я не желал этого. Я не желал любви.

— Тогда ты спас друга, а это всегда награждается, — ответит она. – Чего бы мы ни желали все равно все случиться, так как должно быть.

— И как это называется?

— Судьба Иван, судьба.

— Ты права. Несмотря на наши желания на каждого из нас у Бога свои планы.

Иван получил свой ответ.

 

 

   

читателей   601   сегодня 2
601 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 3,17 из 5)
Загрузка...