Охотник

 

Грин вошел в деревню далеко за полночь. Лунный свет падал на соломенные крыши хижин, ночной ветер приятно холодил лицо. Каким счастьем было вновь ощутить присутствие людей рядом, слышать голоса вокруг себя, вдыхать ароматные запахи пищи исходящие из открытых окон трактира. Грину хотелось бы задержаться здесь надолго, может даже навсегда. Бросить все и просто жить как человек. Но он пришел сюда не для этого. Это всего лишь остановка, маленькая передышка, перед тем как снова отправиться в путь. Последнее время, всякий раз, когда Грин оказывался в таком тихом местечке, как деревня Охотничья Тропа, мысли о тихой и размеренной жизни одолевали его все чаще. Это уже начинало пугать. Не время думать о теплой постели и ужине, в сумке у Грина лежало кое-что важное, и это кое-что поскорее надо было отдать заказчику.

О да, с этими двумя пришлось повозиться. Твари застигли его врасплох, когда он только подходил к пещере, в которой как он полагал, должна была находиться всего одна, да и то сидеть смирно и не догадываться о его присутствии. Он не успел достать меч, когда с дерева на него прыгнула эта гадина. Скользкие чешуйчатые пальцы с огромными когтями вцепились ему в голову и начали неистово рвать капюшон, пытаясь добраться до плоти. Он сбросил ее одним мощным выпадом и вытащил клинок, в этот момент сзади напала еще одна, Грин быстро среагировал и уже через секунду меч сверкнул в воздухе и разрубил пустоту. «А они становятся все быстрее. Как будто эволюционируют» — успел подумать Грин. Следующим ударом он уже отрубил конечность твари, тянувшуюся к его шее. Раздался отвратительный вопль и шипение, затем еще взмах меча и на землю упала голова чудовища. Второе же не спешило нападать, оно воспользовалось моментом и затаилось в пещере. Грин поднял отрубленную голову и осмотрел ее. Он уже привык к виду этих существ. Зеленое покрытое чешуей туловище и такая же голова. Остатки человеческих черт еще прослеживались, глаза закатились и остались видны только белки, сплошь покрытые красными раздувшимися сосудами. Волос не было, но зато из пасти торчали острые клыки, по два ряда сверху и снизу. Если бы Оно пустило их в дело, когда прыгнуло на Грина, никакой капюшон бы не спас. Грин положил голову в сумку, и устремился к пещере. Перед тем как войти, он пару раз глотнул из маленького флакона, висящего на поясе. Зелье сразу подействовало, глаза приобрели золотой оттенок, зрачки из круглых точек превратились в узкие вертикальные полосы. Тьма внутри пещеры рассеялась, Грин видел каждый угол, каждую каплю падающую со сталактитов, спускающихся со сводов. Он сразу заметил тварь, она, конечно же, висела под одним из них, пытаясь укрыться за каменным выступом. Грин не собирался показывать, что обнаружил ее. Он притворился, что ничего не видит и пытается достать из плаща что-то, что может помочь осветить путь. Чудовище начало медленно ползти по стене, цепляясь когтями за выступы. Оно подбиралось все ближе, пока Грин рылся в карманах. Проще всего убивать тварей, когда они переходят к лобовой атаке. Гнев и жажда крови не позволяют им долго продумывать свои действия, и, в конце концов, они просто бросаются на человека, растопырив свои огромные лапы и обнажив зубы-бритвы. С этим экземпляром все было как-то не так. Грин думал, что чудище просто накинется на него и в этот момент он разрубит его мечом. Но тварь упорно ползла по стене стараясь оказаться за спиной у Грина, и при этом оставалась на расстоянии от него. Хотело напрыгнуть сзади, что бы человек не успел среагировать в кромешной тьме. Грин достал из кармана еще один флакон. Начал медленно разворачиваться в строну твари, и она поняла, что с глазами человека что-то не то, поняла, что он ее увидел. С жутким шипением она все же бросилась на охотника, флакон полетел прямо в морду чудовища и взорвался. Повсюду посыпались искры вперемешку с густой кровью. Глаз у твари больше не было, но все же она неистово размахивала своими огромными лапами пытаясь достать человека, не просто зацепить его, а разорвать в клочья и сожрать. Всего один удар меча отсек голову монстру. Грин стал ее осматривать. Странным было то, что зубы были не только сверху и снизу гнилых зеленых десен. Они были и по бокам, создавая жуткую смертельно опасную воронку. Тело убитого тоже было не совсем обычным для этих монстров. Лапы намного длиннее, когти острее и прочнее. Вот почему оно так легко и бесшумно ползло по отвесной стене. Если бы не зелье, улучшающее зрение, Грин низа что не услышал бы приближения опасности. Все это казалось человеку странным. Мало того, что тварей оказалось две, а обычно они не сбиваются в группы, так как не любят делиться добычей, так теперь еще маячила перспектива сражаться с более сильными и умными противниками.

Грин вышел из пещеры и направился в Охотничью Тропу. Он проверил остатки зелий и заметил, что запасы давно пора пополнить. Какие-то зелья он сможет приготовить и сам, например Кровяную Сыворотку или Зоркий Глаз. Последний флакон Глаза он только что использовал, а Сыворотка поможет восстановить потерю крови и даст быстрее затянуться ранам. Слава богам, в этот раз обошлось без царапин, а об укусах думать не хочется. Грин сморщился и потер плечо, вспомнив о том, как когда-то зубы прорвали наплечники из закаленной вулканической стали. Конечно, некоторые клыки обломались, но один ряд все же прошел насквозь. Острая, жгучая боль не проходила, даже когда он лежал в лазарете Ледяного Монастыря на севере континента. И теперь, когда кожа на плече давно затянулась и ее покрывал лишь бледный бугристый шрам, при воспоминании о боли, она возвращалась во всем своем великолепии.

Заказчик ждал у входа в Охотничью Тропу. Уже зайдя за ворота, Грин еще по дороге почувствовал его присутствие. Священник. От них всегда пахнет одинаково. Сладкий и томный запах ладана вперемешку с горьким, сырым ароматом морок-дерева, неотъемлемым атрибутом любого кладбища. Священник переминался с ноги на ногу, готовый сразу же исчезнуть, если Грин не появится в условленное время. Он ведь рискует, появляясь здесь в такой час. Люди начнут подозревать неладное, увидев священника за стенами собора в такой час. Последнее время в деревне пропадают жители. Если служитель богов стоит у ворот и поджидает кого-то, значит, вряд ли в исчезновениях виноваты разбойники. С ними может справиться и королевская стража. Нет, скорее всего, в лесу завелись зеленые чешуйчатые твари, которые не прочь подкрепиться человеческим мясом. Селяне называли их Зубастыми.

— Доброй ночи, отец, — тихо поприветствовал Грин. Священник вздрогнул от неожиданности и осмотрел мужчину. Отец Дин представлял себе охотника на Зубастых не таким. Человек был высок и худощав, плащ его был потрепан, а в некоторых местах порван. Длинные волосы были собраны в хвост, а на макушке растрепаны. Он выглядел просто уставшим путником, ищущим приют в первой попавшейся деревушке. Если бы не одно «но». Из-за спины человека показалась рукоять меча. Она была сплошь покрыта символами. Магическими символами. Витиеватые рисунки и фигуры, мелкие надписи на языке древних испещряли рукоять. В лунном свете символы поблескивали каким-то странным и пугающим светом. Каждый символ придавал владельцу меча различные преимущества в бою. Отец Дин заметил, что на нем был даже символ воскрешения. Мощнейший из всех известных нынешним колдунам и алхимикам. Он давал воину возможность вернуться с того света. Вот только именно этот символ не светился. Он поблек когда-то очень давно, а значит, охотник уже использовал его однажды. Этот меч нельзя было украсть, он останется с владельцем до конца.

— Доброй ночи, охотник,- ответил священник. – Вы опаздываете. Нам нужно поскорее закончить с этим. Я должен быть в соборе до восхода солнца.

— Спешка при моей работе, как и излишняя медлительность равносильна смерти. Главное ведь, что я выполнил задание. Это позволит жителям этой деревушки и дальше радоваться жизни, вместо того что бы перевариваться в желудке у Зубастого.

Священник вздрогнул, при упоминании о чудовище. Грин заметил это и не удержался от улыбки,- «Эти служители богов всегда делают вид, что заботятся о населении, а на самом деле только и думают о себе и своих драгоценных книженциях. Если Зубастые нападут на деревню, они уедут первыми, прихватив с собой не детей, а побольше алхимических свитков». — Подумал охотник.

— Прошу вас поскорее отдать мне голову монстра, охотник. Оплату заберете у трактирщика в центре деревни.

— Знаете, отец, пожалуй, плату вам придется увеличить. И честно говоря, мне хотелось бы знать, что такого вы делаете с этими головами? Не хороните же на кладбище со всеми почестями? – Грин бросил сумку священнику. Тот чуть не упал от неожиданности, но сумку удержал и злобно взглянул на Грина.

— Об увеличении платы не может быть и речи, как и о разглашении планов церкви, непосвященным. А тем более тем, кто носит языческие символы! – Отец Дин просунул руку в сумку и побледнел, когда она коснулась пасти чудовища, со всех сторон усеянной зубами. – Что это? Две головы? Мы не просили вас так утруждаться, охотник. Возможно, епископ Мур оценит ваши старания и добавит пару золотых. Решать такое не в моей компетенции. Если завтра с вами не свяжутся по этому поводу, значит, епископ счел вторую голову вашим подарком.

«Не хватало мне только подарки делать этим напыщенным тюфякам! Пусть хоть раз попробуют столкнуться лицом к лицу с этими тварями!» — Со злостью подумал Грин, но вслух лишь холодно ответил:

-Ладно, отец, я и без ваших ответов прекрасно понимаю, в чем тут дело. Зубастые не могли сами так внезапно поумнеть. Я ношу вам головы, но ведь кто-то приносит и тела, верно? Я готов убивать этих уродов в защиту людей, а не для того что бы вы использовали их для опытов. Та, что с кучей зубов была намного быстрее и умнее обычных. Предупреждаю вас, отец, в один прекрасный момент ни один охотник не придет на ваши мольбы о помощи.

Отец Дин, если и испугался, то никак не показывал этого. Грин даже удивился, как этот нервный человечишка преобразился после тирады охотника. Вместо очередного злобного взгляда, тот лишь одарил Грина мягкой улыбкой и по-отцовски нежным взглядом. Даже его голос стал звучать по-другому, тихо и умиротворенно:

— Мальчик мой, вы видимо, измотаны и это не удивительно, учитывая то, что вам приходится переживать во время выполнения заданий! Ума не приложу, что бы мы делали без вас. Думаю, вам стоит отдохнуть. Порой стресс играет с нашим разумом злые шутки, так что я не в обиде на ваши слова. Когда выспитесь, и вспомните о том, что говорили, сами удивитесь от того, какую только глупость порой можно выдать в таком измотанном состоянии. – Отец Дин не дал Грину возможности ответить что-либо. Да тот в свою очередь и не собирался парировать. Напряжение между мужчинами нарастало, и никакая, даже сама добрая в мире, улыбка не могла его разрядить. Лучше разойтись сейчас по-хорошему, чем заиметь проблемы со святой церковью. В конце концов, они правят бал на континенте. Отец Дин ушел. Грина внезапно обуяло беспокойство. Усталость действительно плохо сказывалась на нем и с каждым годом все больше и больше. Не нужно ему было говорить о своих догадках этому человеку. Возможно, проблем избежать не удастся.

Трактир «Медвежье логово» был довольно уютным местом. Впрочем, сама деревня была какой-то уж слишком хорошенькой. Из каждой хижины пахло горячим ужином, за окнами раздавался детский смех и из окон на улицу лился теплый желтый свет масляных ламп. Давно Грин не попадал в столь хорошее место, и к тому времени как он уселся за столик в трактире, чувство спокойствия одолело его и даже заставило улыбнуться разносчице напитков. Видимо его улыбка на исхудавшем лице была больше похожа на оскал или гримасу, потому что девушка испуганно поспешила убраться подальше от столика, и сделала вид, что принимает заказ у двух пьянчуг в самом конце зала.

«Что ж, видимо придется поработать над обаянием. Надо чаще бывать среди людей».- Устало подумал Грин. Он поднялся из-за столика и подошел к стойке в центре зала, за ней хозяин трактира активно протирал мутные пивные кружки.

— Добрый вечер,- поздоровался охотник,- для меня должны были оставить кое-что, мое имя Грин. Еще нужна комната и горячий ужин.

Хозяин пристально оглядел Грина, взгляд его упал на меч.

— Лучше бы вам убрать эту штуку куда-нибудь, вы смущаете посетителей. У нас тут все спокойно знаете ли. Вторая комната по левую руку вверх по лестнице. Ужин вам принесут туда. Что касается оставленной посылки, хотелось бы увидеть подтверждение.

Грин вытащил из кармана плаща ветхий лист бумаги и протянул трактирщику. Тот лишь мельком взглянул на него и исчез под стойкой. Через несколько секунд он протянул охотнику увесистый мешочек. Грин взял его и направился в комнату.

Охотник спал крепко, без сновидений, в какой-то момент он все же проснулся и услышал, как дождь барабанит по подоконнику. Шум дождя был умиротворяющий, такой привычный и родной для путешественника. Однако к этому звуку вскоре прибавился еще один, и он уже был отнюдь не приятным. Крики. Душераздирающие вопли заполонили все вокруг. Грин в мгновение ока собрался и побежал вниз по лестнице. То, что он увидел, когда спустился, ужасало. Множество тварей разбрасывали столы, за которыми еще вчера вечером веселились селяне. Чудовища рвали на куски всех жителей, подворачивающихся на их пути, Грин сразу понял, что они пришли за ним. Ведь Зубастые не убивают людей просто так, они ими питаются. В этот же раз они сбились в группу и рвали людей явно за тем, что бы отыскать кого-то конкретного. Непонравившихся они отбрасывали и продолжали искать дальше. Грин сорвал плащ и достал три флакона с зельями. Один бросил прямо в сгрудившихся чудовищ. Прогремел мощный взрыв, ошметки зеленой плоти разлетелись в стороны. Оставшиеся семь повернули свои головы к охотнику и издали ужасающий рев. Две из них сразу перешли к атаке, остальные выбежали за двери трактира. Меч легко рассек двух бросившихся тварей. Грин выпил из другого флакона и почувствовал, как мышцы крепнут под одеждой, сила возрастает, и скорость его движений молниеносно увеличивается. Он выскочил на улицу за секунду и сразу же рассек голову Зубастого прыгнувшего на него из-за двери. Осталось четыре. Третье зелье он спрятал обратно. Возможно, оно не понадобится, а запасы надо экономить.

Эти четверо были не обычными. Грин понял это, как только увидел их вместе, они слажено бежали в сторону леса и вопили, как будто даже давая друг другу какие-то указания. Охотник двинулся за ними. Скорость его была невероятна, но даже под действием зелья он сильно отставал от них. Через несколько минут тропа начала уходить вверх в гору. Было лишь одно место, куда они могли двигаться так уверенно. Собор.

Когда Грин оказался у дверей Собора, твари наверняка уже успели перебить всех священников. Хотя криков он не слышал.

«Может они сумели скрыться в подземельях?» — С надеждой подумал охотник. Он толкнул тяжелую дубовую дверь, ведущую во внутренний двор, и сразу же услышал вопль чудовища. Он доносился откуда-то слева от стен собора, оттуда же веяло знакомым горьким запахом морок-дерева. Кладбище, конечно же. Если бы Грин не был уверен в том, что эти твари ничего не смыслят в драматургии, он бы подумал, что они специально выбрали это место.

Кладбище было огромно, за каждым надгробием, за каждым деревом могли таиться Зубастые. Грин двинулся в сторону ближайшего памятника, как вдруг услышал знакомый голос:

-Охотник, скорее сюда! Вам ни за что не справится с ними в одиночку!- Это кричал отец Дин. Ни следа от мягкого отеческого взгляда. Ужас вперемешку с сумасшествием, вот что увидел Грин, когда взглянул на священника, выглядывающего откуда-то вроде люка в земле. Охотник поспешил к люку и прыгнул во тьму подземелья.

Внизу было грязно и сыро. Несколько факелов освещали длинный коридор, в конце которого у каменной стены скулила от страха группа служителей собора. Отец Дин растерянно стоял рядом с Грином и молча наблюдал за соратниками.

— Чего мы добились?- дрожащим голосом промолвил он.- Ты должен понять…Все должны понять…Это было неизбежно!- воскликнул он, сжав кулаки.

— Что было неизбежно? Почему эти твари ищут именно меня?- Грин схватил священника за грудки и прижал к стене рядом с догорающим факелом. От жара коснувшегося его лица, отец Дин пришел в себя и тихо сказал:

— Они это делают, потому что я им приказал.- Грин растерялся, руки его разжались, и священник опустился на пол. Охотник метнул взгляд в конец коридора, где молились трое оставшихся отцов. Трое. Трое священников и отец Дин.

«Те четверо чудищ…»- Успел подумать Грин. Острые зубы устремились к его руке, потом еще один укус в ногу, четверо чудовищ впились во все конечности охотника. Острая, всепоглощающая боль должна была пронзить его тело, но в этот раз он подумал о возможном раскладе заранее. Третий флакон с зельем пустой валялся на кладбище, а это значит, что его кожа стала твердая как камень. Пусть эти твари стали умнее, но и он не глуп. Того, что теперь чудовища могли скрываться под личинами людей он не ожидал. Ряды крепких зубов лязгнули о его каменную кожу так, что полетели искры. Грин сбросил изменившегося до неузнаваемости отца Дина и выхватил меч из-за спины. Символы на рукояти вспыхнули, и Грин сделал выпад. Голова отца отлетела в дальний конец коридора. Оставшиеся трое истошно завопили. Еще пара выпадов и одно чудовище мертво. Двое других накинулись одновременно. Когти и зубы скользили по коже охотника, вновь и вновь вызывая сноп огненных искр. Грин сорвал со стены факел и бросил одному прямо в пасть. Огонь вспыхнул и полностью покрыл собой тело Зубастого. От его криков зазвенело в ушах. Чешуя твари лопалась, и зеленые брызги летели во все стороны. Последнего Грин уложил ударом рукояти, чудище слабо пискнуло и отдало концы. На всякий случай Грин отрубил ему голову.

Когда он выбрался из люка, дождь прекратился и светило солнце. Кладбище в его свете выглядело умиротворяющим и даже прекрасным.

— Не сегодня.- Произнес вслух Грин.- Когда-нибудь я тут окажусь, и буду нежиться в земле под солнцем. Но не сегодня.

Он направился в сторону собора, открыл тяжелую входную дверь и вступил в холл. Через прозрачный купол на мраморный пол падал солнечный свет, но даже его теплота не давала этому месту казаться живым. Было видно, что собор давно брошен, множество свитков валялось на пыльном полу, некоторые были написаны на языке древних. Помимо свитков повсюду были осколки от разбитых витражей, упавшие от ветра канделябры, и свечи, раскатившиеся во все стороны. По всем этим препятствиям свободно передвигались единственные живые обитатели этого места — жирные крысы. На стене позади золоченого алтаря виднелась гравюра. Грин подошел к ней и пригляделся. На ней отец Дин целовал перстень восседающего на троне епископа. Вокруг стояло множество священников, и тень от капюшонов падала на их лица. Что-то в этой гравюре было не так. Грин долго еще стоял глядя на эту странную композицию. А потом понял. Улыбка на лице епископа была какой-то ненатуральной. Не мог так улыбаться важнейший человек на континенте. Да и вообще с чего бы ему улыбаться, как дураку, на таких мероприятиях. Грин достал еще один флакончик из-за пояса. В нем поблескивала сверкающая жидкость, напоминающая расплавленное серебро. Редкое и дорогое зелье. Такое самому не изготовить, но эта гравюра стоила того. Грин глотнул из горлышка и глаза его снова преобразились, только теперь они были серебристого цвета, зрачки исчезли. Эффект у зелья недолгий, но охотнику хватило времени рассмотреть что скрывалось за поддельной туповатой улыбкой епископа. Зубы. Частокол белых и острых, как бритва зубов. Теперь эта улыбка не была глупой, это был самый ужасающий оскал из всех, что Грин видел в своей жизни.

 

читателей   494   сегодня 1
494 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 1,75 из 5)
Загрузка...