НЕ избранный

 

Я решил не брать такси, а прогуляться пешочком до остановки маршруток, благо погодка была прекрасная – середина мая, не жарко не холодно, солнышко светит, птички поют — красота да и только! Утро выдалось тяжким: зато вечер был хорош, да и последующая ночь тоже порадовала. Однако теперь башка гудела неимоверно… Вот что я не люблю в подобных гулянках, так это просыпаться в чужой квартире, с малознакомой женщиной, оно конечно вчера хорошо было, только с утра чувство неловкости несколько угнетает. Поэтому я решил свалить пораньше, пока барышня не очнулась, благо обильные возлияния сделали ее сон весьма крепким; она даже похрапывала…

Что бы срезать дорогу к остановке (не хотелось идти неуютными серыми дворами), я пошел через небольшой скверик. Местность была не очень знакомой, однако заблудиться тут было трудновато. Размышляя о превратностях судьбы одинокого мужчины, случайных знакомствах и сопутствующей головной боли, а так же решая что лучше – зайти в аптеку за аспирином, или в супермаркет за пивом, я двигался в приятной тени деревьев, покрытых молоденькими листочками, по свежей весенней траве. Тень однако стала сгущаться, возле земли даже стал появляться небольшой молочно – белый туман, подняв голову вверх, я увидел, что солнце спряталось за низкими дождевыми облаками, стало ощутимо холоднее; я с неудовольствием подумал об изменчивости майской погоды, и о том что неплохо было бы успеть домой до того как начнется дождь, который судя по всему обещал быть непременно. За этими невеселыми размышлениями, я прошел еще некоторое время, а сквер тем временем и не думал заканчиваться, что было по меньшей мере странно, и это не говоря о том, что туман продолжал сгущаться, что было странно по большей мере.

Еще через пятьдесят метров и пять минут мне стало уже откровенно не по себе. Туман окутал все вокруг так плотно, что уже в радиусе метра вокруг ничего не было видно, достав из кармана мобильник я увидел надпись «нет сети», и не по себе мне стало еще сильнее. Не понимая что со мной происходит, но ощутив прямо таки животную тревогу, я повернул назад и побежал. Бежал я минут пятнадцать, прямо, и по всему должен был достигнуть дома вчерашней подружки, однако этого не произошло, вокруг был все тот же туман, под ногами влажная трава, причем трава бала другая, не такая как должна была быть, она была синяя, самая что ни наесть синяя и жесткая как камыш. «Такой травы не бывает» — с ужасом застучало у меня в голове. Я подумал, что схожу с ума. Я бежал, уже не разбирая направления; это как же я вчера перебрал, то? До сих пор отойти не могу, блужу как ненормальный, глюки ловлю. Я тешил себя спасительной мыслью, что вот, сейчас я увижу дома, милые родные, обшарпанные пятиэтажки…

Только я все бежал и бежал, а пейзаж вокруг и не думал принимать привычный, нормальный вид. Постепенно туман исчез, как-то незаметно рассеялся, облака унесло легким приятным ветерком. Я устав от незапланированной пробежки, остановился согнувшись от боли в боку, дышать было тяжело, все таки от спорта я ох как далек. Мне подумалось, что наваждение мое закончено, тем более, что трава под ногами приобрела нормальный зеленый цвет.

Да вот только подняв голову и оглядевшись, я обнаружил, что стою под ярким полуденным! (а ведь сейчас часов восемь утра, не больше!) солнечным светом, на опушке исполинского многовекового леса верхушками уходящего высоко – высоко в безоблачное синее небо, и самое паршивое, что этого леса никогда не было рядом с городом, в котором я прожил всю свою жизнь.

Я посмотрел по сторонам – впереди лужайка, миленькая такая блин, абсолютно нереальная лужайка с чудными голубыми цветочками, сзади злосчастный лес, тянущийся в обе стороны от меня, насколько хватало глаз, за лужайкой тропинка, плутающая меж редких деревьев, совсем вдали виднелось какое-то поселение, типа деревушки, окруженное опять таки лесом. Глядя на все это первозданное великолепие, в голове моей закрутился, завизжал и заревел тайфун мыслей, слов и эмоций – мне стало страшно. Идти куда либо расхотелось, после того, как приятная прогулка через скверик на окраине города вывела меня в местность не просто не знакомую, а просто не должную быть; так как в моей памяти за сквером с одной стороны была автобусная остановка, и магазинчик, а с другой, дорога к областному центру, окруженная с обеих сторон полями зерновых культур, а никак не буйствующий дикий лес во всей его красоте, да еще и с деревенькой вдалеке, которой тут тоже быть не могло. Я снова достал телефон, надпись «нет сети» висела на своем месте. Я стал судорожно нажимать на все кнопки подряд, носиться по опушке в разные стороны, поднимая телефон так высоко, как только мог, стучать им о ладонь, кричать на несчастный гаджет – безрезультатно. Осознав тщетность своих попыток, и опустив безвольной рукой телефон обратно в карман, я сел на траву и зарыдал… Взрослый почти тридцатилетний мужик, я сидел и плакал, как ребенок, не понимая, что с мной твориться. Я сошел с ума… — у меня начиналась форменная истерика. Ну нету там таких мест, у нас вообще степная зона, нету у нас таких лесов, нет и не было, я окрестности знаю, как свои пять пальцев, я же видел карты, фотографии со спутников, ну нету, нету здесь этого, нет и никогда не было, не может, просто не может быть!!!

Пейзаж вокруг был каким то не реальным, напоминал виды какой — ни будь Ново Зеландии, ну уж никак не родные ростовские степи. В голове у меня не укладывалось происходящее, это напоминало какой – то кошмарный сон, вот ты идешь по родному городу, после приятно проведенной ночки с молоденькой и веселой девчонкой, в голове чуть шумит с похмелья, впереди выходной, и все прекрасно и замечательно, и вот через мгновение, даже не успев понять как, ты оказываешься неизвестно где, один, не понимающий что с тобой случилось, но ясно сознающий, что тебя тут быть не должно, и что вокруг тебя не должно быть этого чертового леса, с долбаной лужайкой!!! Так бывает в кино, в фантастических романах, где главный герой оказывается наследным эльфийским принцем, и отправляется спасать мир от злобных орков или от властелина тьмы на худой конец. Но так не бывает в реальной, такой предсказуемой, обычной жизни, так просто не может быть…

Сколько я так просидел не знаю, мне вдруг жутко захотелось спать (наверное колоссальное нервное напряжение все таки давало о себе знать, не смотря на необычность ситуации, организм просто исчерпал свои ресурсы). Меня словно охватило некое оцепенение, мысли резко исчезли из моего несчастного сознания, оставив вместо себя тупую пустоту. Я словно бы впал в ступор, и не было ничего кроме желания закрыть глаза, и провалиться в спасительную тьму (а потом я проснусь и ничего этого не будет, я окажусь в у себя дома, в своей кровати, и все, все будет хорошо, и я больше никогда не стану много пить, и не будет путаться с молоденькими, веселыми девчонками не очень тяжелого поведения, только бы это все исчезло к чертовой бабушке). Я лег, свернувшись калачиком, на прохладную землю, поросшую пахнущей свежестью травой, закрыл глаза, и погрузился в густой, без сновидений сон.

Когда я проснулся было уже темно. Сон будто бы не хотел уходить, какое-то время я боролся с его липкими объятиями, то проваливаясь в забытье, то с усилиями всплывая на поверхность. Наконец мне удалось вырваться из состояния дремотного транса, и я с трудом открыл глаза. Первые мгновения после своего нелегкого пробуждения я еще не осознавал где нахожусь, все произошедшее накануне казалось мне кошмарным сновидением, потом пришло осознание…

Бывает что снится тебе какой нибудь замечательный сон, и так тебе в нем хорошо и приятно, а потом ты пробуждаешься, и вместе с пробуждением приходит разочарование: — это был всего лишь сон. Бывает и наоборот, ты видишь жуткий кошмар, и страх терзает тебя, как изголодавшийся пес, а потом, ты проснулся – и радости твоей нет предела: — это был всего лишь дурной сон. Но никогда еще проснувшись я не испытывал такого беспредельного отчаяния, как сейчас: — это безусловно был кошмар, только к несчастью не сон…

Усевшись, я потер виски указательными пальцами – башка раскалывалась. Огляделся, вокруг темно, слышны звуки, наверное, вполне естественные для ночного леса, какие-то ночные пташки – зверюшки живут своей ночной жизнью. Я стал думать, получалось это у меня из рук вон плохо. После долгих минут истеричных и беспорядочных размышлений, я попытался рассуждать трезво и максимально спокойно.

Итак, что мы имеем? Я шел на остановку, по не очень, но все — таки знакомой местности (я живу в центре, и в том районе города бывал нечасто, но представление об этой местности имею). Потом туман, безумная пробежка – и вот я здесь. Мобильник по прежнему не работает ( в этом я убедился предприняв еще несколько безрезультатных попыток дозвониться хоть куда ни будь). Что могло произойти? В голову лезли всякие безумные предположения о дыре во времени, параллельной реальности, и даже похищении инопланетянами. Эти нелепые мысли я принялся отгонять от себя со всей присущей мне настойчивостью. Если посмотреть на все произошедшее разумно, успокоиться (это как раз таки было самым трудным, но я старался), и попытаться найти рациональное объяснение своему нелепому положению, то … ну скорее всего я действительно заблудился, это наверное какой нибудь заповедник, или еще что то в этом роде, я просто не знал о его нахождении вблизи родного города, такое ведь могло быть? Ну в принципе могло. Туман и нереальная травка виденные мной во время моей пробежки очевидно плоды моего больного воображения, под воздействием… Чего? Ну я же прилично выпил накануне…, а может вчерашняя стерва (Наташка, ее зовут, если не ошибаюсь) мне чего то подсыпала? Может она клофелинщица, ну или просто ненормальная какая нибудь? Да, скорее всего так и было, это кстати объясняет и мое не совсем адекватное поведение, и постыдную для взрослого, образованного мужчины истерику. Ну а телефон не работает, очевидно, потому, что я в своем измененном состоянии сознания убежал довольно далеко, и здесь нет вышек сотовой связи, знаю же я истории, когда кто либо объевшись (ну или обкурившись) всякой дряни улепетывал почитай за двести километров от дома, и придя в себя, скорее всего, испытывал примерно те же ощущения что и я сейчас. Итак, объяснив самому себе происшедшее, решив что больше никогда не буду связываться с мутными девицами, и научусь наконец пить в меру я принялся обдумывать как поступить дальше.

Справедливо рассудив, что в темноте передвигаться пожалуй не стоит, чтоб не заблудиться еще сильнее (хотя куда уж сильнее, но действительно не стоит, в этой дикой местности могут ведь и волки, к примеру водиться), я решил дождаться рассвета и двинуться в сторону видневшийся вдали деревеньки. И, аккуратно, не вызывая подозрений у местных бабулек (население там скорее всего состоит именно из бабулек), выяснить свое географическое положения, и местонахождение ближайшей автобусной станции. После чего, сев на первое, встретившееся мне транспортное средство, благополучно убыть домой, и как можно скорее забыть нафиг это позорное приключение. Подумав, я великодушно решил даже не мстить коварной отравительнице Наташке. Деньги у меня с собой имелись (я обнаружил в кармане три тысячные бумажки, две сотни и мелочь, это было даже больше, чем я ожидал увидеть), так что с оплатой проезда проблем возникнуть было не должно, причем если убежал я не слишком далеко, то даже хватало на такси.

Приняв это, безусловно, мудрое решения, я уселся поудобнее и стал ждать утра, многострадальный телефон мой разрядился, и прощально моргнув экранчиком, погас, так что ориентировать во времени я увы не мог. Очень хотелось пить, прямо таки зверски, и я мечтал о холодненькой бутылочке минералки, которую приобрету, добравшись до первого же магазина. Так я и просидел до самого рассвета, глядя на звездное небо и периодически покуривая, благо сигареты в кармане были.

Когда уже порядком рассвело, я, предварительно справив малую нужду, и насколько это возможно приведя себя в порядок, пошагал в сторону селения. Идти пришлось долго, я порядком устал, да и жажда мучала все сильней, шутка ли сутки без воды? Солнце тем временем поднималось все выше, стало жарко, не знаю сколько часов длился мой путь, но к тому времени как я оказался у деревни, чувствовал я себя паршиво, даже очень паршиво. Ноги гудели, пот лил с меня градом, а за стакан обычной воды, я пожалуй, мог бы кого ни будь и убить. Деревенька оказалась гораздо крупнее чем показалось мне вначале, и к тому же весьма занятной: домишки все небольшие, с соломенными крышами (вот уж не думал, что в наше время еще остались дома с соломенными крышами), стены обшиты досками, и все выкрашены в яркие цвета, какой однако жизнерадостный народ здесь обитает, красные, зеленые, все оттенки желтого, голубые, фиолетовые, в общем буйство цветов и красок. Я стоял, на окраине этого безусловно веселого поселения, дорога, вдоль которой выстроились небольшие опять таки дворики с уже описанными хатками вела к небольшой площади, и была не асфальтирована, что не так уж необычно, для российской глубинки. По этой дороге я и двинулся по направлению к площади, ожидая именно там обнаружить аплот деревенской цивилизации, и что самое важное в моем нынешнем положении заветный магазин с холодной минералкой.

Утро было еще раннее, людей ни во дворах, ни на улице видно не было, впрочем кое где сновали откормленные явно экологически чистые курочки, а один раз дорогу мне перебежала довольно таки жизнерадостная свинка. Наконец, на середине примерно пути к площади, возле одного из дворов, я увидел колодец, причем не банальную колонку, а именно настоящий колодец, с треугольной крышей и ведром на цепи, в этот момент ни о чем кроме как о мучившей меня жажде, я думать не мог, поэтому со всех ног подбежав к заветному источнику воды, я опустил ведро вниз, и при помощи, находящейся сбоку ручки поднял его уже полное чудесной холодной колодезной воды. А потом я долго, с небольшими передышками пил прямо из ведра, ощущая себя, по меньшей мере, самым счастливым человеком в мире. И даже вполне обоснованная мысль, что хозяин этого моего спасителя, может оказаться недоволен тем, что я самовольно распоряжаюсь его собственность, не сильно меня волновала. А зря…

Я почувствовал удар по спине, от неожиданности я выронил ведро, вода выплеснулась на мои джинсы.

— Убери свои лапы от моего колодца! – голос был мужской, басовитый, с небольшим, незнакомым мне акцентом и явно недружелюбный. Обернувшись, я увидел перед собой мелкого, не достающего мне и до плеча, деда, с длинной седой бородой, в руках у него была лопата, держаком от которой, я видимо и получил по спине. Одет дедуля был в коричневые, поношенные штаны и бывшую когда то белой рубаху, еле — еле сходившуюся на объемном пузе.

— А ну давай вали отсюда, а то щас пса спущу – из – за открытой калитки показалась лохматая псина, размером чуть ли не с самого деда, благо на цепи.

— Извините, пожалуйста, я заблудился, долго шел, очень пить хотелось – я попытался как то оправдаться, не желая знакомиться поближе еще и с собакой, угрожающе порыкивающей в мою сторону.

— Ну и иди куда шел – дед был явно не настроен на беседу – нечего тебе тут делать, а то гляди, сукин сын, воду мне потравить решил, вали, вали, не то я тебе хребтину мигом то переломаю.

— Ну что вы, я …

Не дав мне договорить, дед замахнулся на меня лопатой и начал истерично поносить меня почем зря, не стесняясь в выражениях. На шум из дома выбежал еще один точно такой же дед, как две капли воды похожий на первого, только бородища его была черной, да и оголенный торс покрывала густая поросль жестких черных волос, в руке у него был топор. Не долго думая я развернулся и галопом помчался к площади, поминутно оглядываясь, не бегут ли за мной ненормальные старикашки. Вот блин влип, решил водички попить, и на тебе нарвался на впавших в старческий маразм местных жителей, причем весьма агрессивно настроенных. И надо же мелкие какие, карлики, что ли? Вообще больше всего, для определения внешности недружелюбных стариканов подходило слово «гном». Ну вот форменные гномы, ей богу. Я буквально пару дней назад «Хоббита» пересматривал, так вот, там гномы были ну вылитые эти товарищи, прям один в один… Благо дедки гнаться за мной не стали, а то выхватил бы по первое число, дури у них по всей видимости достаточно, не смотря на преклонный возраст. Так что, перейдя постепенно на шаг, я двинулся к площади.

Площадь тоже оказалась странной, оглядевшись вокруг я достал сигарету, закурил и меня опять посетила идиотская мысль о дыре во времени, пришельцах и прочем. Ну а что еще можно подумать, увидев посреди выложенной брусчаткой площади деревянный помост совершенно неясного мне назначения, чуть левее располагался каменный домик с вывеской Рыжий Гусь (никогда бы не подумал, что гусь может быть рыжим) над открытой террасой, заставленной деревянными, без скатертей, столами и лавками (не стульями, а именно лавками, по другому и не назовешь), за рядами которых виднелся вход, судя по всему в основное так сказать помещение, очевидно местная кафешка, хотя тут более уместным было бы название «таверна». Домик был двухэтажный, даже с небольшой квадратной башенкой, украшенной железным флюгером в виде гуся, и уж очень характерной стилизацией под средневековье (я хоть и не являюсь знатоком архитектурных направлений, но и мне задумка хозяина была понятно): узкие оконные проемы, арочный свод входа, да и в целом ощущение чего то «готического» не покидало меня, во время созерцания этого строения. С другой стороны помоста, метрах в пятидесяти, от него стояла церковь, ну или часовня, я не то чтоб очень верующий, посему не разбираюсь, но колокольня, купола и прочая атрибутика, присутствовали, правда креста на куполе я не увидел, что наталкивало на мысль о не принадлежности этой церквушки (ну или что это там такое) к христианской религии, но и на мусульманскую мечеть здание совсем уж не походило. Напротив меня, за помостом стоял помпезный, с колоннами и каменными крылатыми обезьянами (по моему называются они горгульи) на входе дом, опять же очень даже средневекового вида. Ну а за границами площади начинались штук пять проулков, ведущие, очевидно, в жилые кварталы, усажанные правда неимоверным количеством деревьев, кустов и прочей зелени, дома тут были намного крупнее, в несколько этажей, и гораздо менее жизнерадостных расцветок, в некоторых домах на первых этажах виднелись витрины магазинчиков. Вообще то деревенька оказалась и не деревенькой вовсе, а даже таки крупным поселком, ну или небольшим городком. Это издалека видя лишь лишенную зеленых насаждений окраину я принял это поселение за деревню (хотя стоило задуматься, в деревнях, ведь в каждом дворе должен быть сад – огород). На деле же это был маленький утопающий в зелени, и очень милый, под старину городок. Да только не помню я такого города – поселка вблизи. У меня опять тревожно заныло под ложечкой. Ну не мог я, всю жизнь здесь проживший, знавший область как свои пять пальцев (благодаря большому количеству друзей, регулярным поездкам на рыбалку, и прочим увлечениям, не предполагающим сидения на одном месте) не знать о существовании этого населенного пункта – а я о нем ни чегошеньки не знал! И предположить, что я за несколько часов, пусть и под «чем – то», пробежал пятьсот или там тысячу километров, оказавшись в местах где раньше не бывал никогда, я уж совсем никак не мог.

В общем, начал я подозревать, что не все так просто, как я сам себе объяснил; происходит что – то весьма странное, попал я, как говориться, куда – то ни туда, из чего следует, что вести мне себя надо крайне осторожно, действовать осмотрительно, и самое главное, всеми силами постараться не впадать в панику, а это было ох как непросто, ибо ощущение того, что моему здоровью и вообще существованию грозит явная опасность, упорно меня не покидало.

Между тем на площади были люди. На открытой веранде «таверны», как я ее для себя назвал, подметала очень низкая толстая тетка; и возле одного из проулков стояла стайка молодых людей, издалека трудновато было определить их половую принадлежность, все они были довольно высокого роста, волосы длинные (потому сначала я решил, что это девчонки), одеты… да, в общем, странно как – то одеты: брючки в обтяжку, рубахи непонятные, длинные с широкими рукавами, из тонкой полупрозрачной ткани, украшенные витиеватой вышивкой, у двоих из пяти еще и жилеточки, коротенькие, с бахромой – хипари какие – то одним словом. Решая с кем из них мне стоит заговорить, дабы выяснить хотя бы свое местоположение, я почувствовал нежелание общаться с теткой на веранде (уж больно своим видом она напомнила мне давешнего деда, да и ручка метлы отчаянно смахивала на прошедшийся по моей спине держак лопаты). Не имея альтернативы, двинулся я по направлению к хиповатой молодежи.

По мере моего продвижения к живописной компании, я мог более подробно разглядеть парней (это были все таки парни)). На вид всем не больше восемнадцати – двадцати, довольно приятной наружности, они о чем то непринуждённо болтали, я пока не мог разобрать слов, один из них, с кожанным ремешком на лбу (обычно подобное украшение я видел у девчонок, и не могу сказать, что это мне нравилось), грациозным прямо – таки движением руки откинул волосы за спину, и я с удивлением увидел – острое ухо! Как у эльфов! «Толкинисты» — вспомнил я название молодежной субкультуры – Ну все понятно, тут, наверное, они собираются, устраивают свои ролевые игры, ну или что они там устраивают».

Приободрившись, я двинулся к ним гораздо уверенней. Однако по мере приближения, уверенность моя стремительно приближалась к нулю… Не толкинисты это были, нет… Это вообще были не люди… Я четко понял, что это не люди… Высокие, тонкие, с неимоверно красивыми лицами, глазами, неестественно огромными, на пол лица… ну да, и уши заостренные кверху… Тела их были с одной стороны, настолько изящными, что казались фарфоровыми статуэтками, с другой по мужски сильными и гибкими… Я даже невольно залюбовался ими ( хотя обычно не склонен мужиками любоваться, да и вообще до нынешнего момента, понятия «мужская красота» для меня просто не существовало).

Я остановился на пол пути, меня вдруг прошиб холодный пот: а ведь я в своем уме, я все прекрасно осознаю и понимаю. Туман, синяя трава, затем дикий австралийский пейзаж, в Северо-Кавказском то регионе; городишко средневековый, дедки эти мелкие и коренастые, и эти вот, прекрасные создания.… Не люди они, точно не люди, пропорции тела, другие, прекрасные, завораживающие своей грациозностью, но не человеческие… А кто же они тогда? Эльфы? Ну если старики – карлики это гномы, то эти получается эльфы? У меня голова пошла кругом… Значит я стало быть в параллельный мир попал… Ну или как там это называется? Не жрал я вчера никакую наркоту, набухался как свинота, да это было… Не глючило меня, я действительно, идя по обычному городскому скверу, вдруг оказался в каком то другом мире, звучит глупо и диковато, даже я б сказал «дуркой» отдает, но я вдруг четко осознал, что так оно все и есть на самом деле.

Ну а если, я, попал сюда, значит я избранный, так ведь? Ну как там обычно в книгах бывает, человек, оказывается в другом мире, потому что он избранный? У меня стало быть есть некая великая миссия… я не тот, тем считал себя всю свою жизнь?

В голове вертелось миллион мыслей, вопросов, мне вдруг стало страшно, и невероятно интересно одновременно. Я чувствовал себя героем сказочного эпоса, которые так любил читать в детстве. Неужели сейчас все это происходит со мной на самом деле? Эльфы, гномы, волшебство… тут определенно должна быть магия, волшебники; перед глазами пронеслись сцены из «Властелина колец» и прочих фентези. Мне подумалось, что не зря наверное занесло меня в мир грез, волновавший и влекущий миллионы людей по всему свету… Должно быть ждало меня нечто необычайное… Я так и замер посреди площади как вкопанный, пока голос одного из эльфов, между тем направившегося ко мне, не вывел меня из ступора:

— Ты что здесь делаешь, человек? – на последнем слове эльф брезгливо сморщил нос, будто само понятие «человек» являлось для него неприятным.

Я растерялся, подбирая слова для ответа, эльф внимательно смотрел на меня, слегка прищурив свои огромные глаза:

— Отвечай, человек, ты разве забыл, что людям запрещено появляться в любых гномьих поселениях?

— Но я не знал… — пролепетал я, слегка ошарашенный столь теплым приемом, однако успев отметить, что насчет гномов я оказался прав, — понимаете, я …

Он не дал мне закончить:

— Ты не можешь этого не знать, — он сурово оглядел меня с ног до головы, — ты нарушаешь Закон, как ты вообще добрался до Ширдена живым?

Я открыл было рот, чтоб объяснить свое нахождение здесь, решив для себя начать с самого начала, и заодно гадая, знают ли местные о существовании другого, моего, обычного (для меня конечно же) мира, как вдруг почувствовал сильный толчок в спину. Не удержавшись на ногах я в ту же секунду оказался лежащим лицом вниз, больно ударившись о брусчатку площади, с носа потоком хлынула кровь. От удара, в голове шумело, было очень больно, в глазах двоилось…

Затем кто-то подхватил меня за воротник, и рывком поднял на ноги, превозмогая звон в ушах и потряс головой, дабы хоть немного прийти в себя. Все эти несколько мгновений, показавшихся мне вечностью, я словно издалека слышал резкие голоса, о чем-то возмущенно спорящие. Наконец сфокусировав зрение, я обнаружил, что за шкирку меня держит еще один, подошедший эльф, а спорят мой давешний собеседник с каким-то пузатым коротышкой с тростью в короткой мускулистой руке (очевидно именно ею я получил удар)… гномом? Наверное да, гномом, тем более, что эльф обмолвился, что я нахожусь в гномьем поселении, в котором, как я понял мне, как человеку быть категорически запрещено, одно радовало: люди в этом мире были.

Тем временем голоса становились все отчетливее, я уже был в состоянии различать слова.

— Он не должен здесь быть, ты заешь это, светлейший, — орал гном, — любой вправе убить его, это Закон, и нет ни чего превыше…

Мне стало уж совсем не по себе, убить, да за что это? Я так то не по своей воле тут ошиваюсь.

— Позвольте, — я одним движением высвободился из ослабшей хватки эльфа, -позвольте мне все объяснить, я случайно оказался в вашем… гм… поселении, — мне трудно было говорить, рот был полон крови, нескольких зубов явно не хватало, — я вообще не отсюда, понимаете?

Эльфы смотрели на меня с безразличным отвращением. Гном же отдышавшись, взвизгнул:

— Конечно ты не отсюда, гаденыш? Ты что же считаешь меня совсем за идиота?, — после чего, уже гораздо более уважительно обратился к первому эльфу:

— Это наше дело светлейший, я вправе поступить с ним по своему усмотрению, ведь так? Как бургомистр Ширдена, я, вправе решить судьбу человека, нарушившего Закон, и явившегося сюда?

— Да, — эльф кивнул с пугающим равнодушием, — меня не волнует судьба этого человека, поступай как считаешь правильным, однако, господин бургомистр, — это было произнесено с нескрываемым сарказмом,- излишняя жестокость, полагаю, ни к чему, обдумай свое решение, может…

— Мой народ «обдумал» все два десятка лет назад, и до сих пор память о Великой беде жива в наших сердцах, — резко прервал его гном, — я воспользуюсь правом, которое дает мне Закон, и нет ничего превыше его.

Эльфы пожав плечами развернулись и двинулись в сторону своих собратьев.

Я же так и стоял поворачивая голову из стороны в сторону, по прежнему пытаясь подобрать слова. Мне сделалось жутко… Гном вдруг обернувшись ко мне с ненавистью сверкнул глазами, и пробормотал что-то на непонятном наречии. Потом он резко вскинул руку в мою сторону.

В ярком солнечном свете, что-то заблестело, ослепив меня на мгновение, и я вдруг ощутил нетерпимую острую боль в животе. Я не сразу понял, что со мной, лишь увидев окровавленный кинжал в его руке, и растекающееся красное пятно на своем свитере понял, что меня убили. Мне хотелось закричать от боли, но я не мог, я захлебывался собственной кровью. Мои ноги подкосились, и я почувствовал, как медленно опускаюсь на колени.

Последней моей мыслью было: что никакая это ни сказка, и что никакой я не избранный… обидно…

 

читателей   924   сегодня 3
924 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 1,57 из 5)
Загрузка...