Мистика в жизни поисковых отрядов

Ребята из поискового отряда сидели возле костра и слушали байки из уст более опытных и старших товарищей.

— Знаете, можете не верить, но в работе поисковиков много мистического. То вещий сон приснится, где кости искать, то неупокоенные души солдат приобретают какую-нибудь форму и приходят в лагерь. Очень часто, когда находим их кости, то может пойти дождь или журавли пролетают мимо. А так, обычно, в местах, где много солдат погибло, птиц нет или они не поют, тишина мёртвая стоит, — рассказывал Никита Сергеевич.

— Ну, Никита Сергеевич, запугаете нас совсем на ночь, мы заснуть не сможем, — завозмущались девчонки.

— Не волнуйтесь, девочки, у вас столько охраны. А собаки всегда чувствуют потусторонние силы, завоют или залают обязательно.

— Ну, вы успокоили мастерски. Теперь, когда услышим вой, всегда будем думать, что духи пришли.

— Девчонки, что ж вы такие мнительные? Всё будет в порядке.

— Когда же мы что-то стоящее найдём?- спросила Яна.

— Есть у меня чуйка, что не сегодня-завтра найдём что-то интересное. Ко мне во сне вчера шаман приходил. Каждый раз он ко мне перед хорошими находками приходит.

— Какой такой шаман? Расскажите, пожалуйста, — закричали девчонки наперебой.

— Хорошо, слушайте! Срочную службу я на Чукотке проходил. Там с шаманом и познакомился. Вылечил он меня, когда я сильно простыл, ничего не помогало, да и с врачами там и лекарствами туго. Знаете байку про лечение в армии?

— Расскажите!

— Приходит срочник к доктору в медчасть. Говорит: «Доктор, у меня голова очень болит и ещё живот. А тот достаёт из стола пачку анальгина, вытаскивает оттуда одну таблетку, ломает её на две части и подаёт солдату. «Доктор, так мне от головы и живота нужны таблетки!» А тот ему отвечает: «Всё правильно. Одна половина – от живота, другая – от головы».

Вот меня приблизительно также и лечили.

Шамана для меня наша повариха Люба нашла, долго его уговаривала. Не хотел тот ехать в часть. Положили меня тогда в сани, запряжённые оленями, укутали в шкуры и повезли. Всё равно совсем загибался. Подумали, что хуже быть уже не может.

Положил меня шаман в свою ярангу, а сам на улице обряд какой-то совершал, периодически ко мне забегал. Я тогда в бреду лежал, поэтому даже не знаю, галлюцинации это были или нет. Трясся надо мною шаман в трансе, глаза страшно закатывал, затем опять выбегал из юрты, в бубен стучал, кричал дико. Я у него в яранге три дня пролежал, лучше стало. Тогда меня опять в часть отвезли.

Помню, наклонялся он эти дни надо мной и что-то шептал на своём языке. Когда мне лучше стало, он со мной по-русски заговорил:

— Не бойся, смерть ушла. Теперь будешь жить долго, только духи всегда возле тебя ходить будут. А ты должен будешь выполнять их просьбы. Теперь это будет твоей судьбой. Сам со временем поймёшь своё предназначение.

Когда я первый раз с поисковиками поехал в экспедицию, так в первую ночь ко мне солдат во сне пришёл и сказал:       «Холодно мне, завтра кости мои под той берёзкой найдешь и фляжку мою, капни тогда в неё чуток спирта для сугрева». Сказал и на берёзку рукой указал.

Утром я эту берёзку увидел, там его кости и откопал. Похоронили этого солдата с фляжкой, спирта я туда капнул, хоть обычно мы так не делаем. Вот так желания духов теперь и выполняю.

— Ну и нагнали вы жути, спать страшно ложится, — сказала Яна.

— Вот, бояки! Идите уже спать!

Прошло несколько дней. Поисковые будни тянулись как обычно. Были и удачные дни, когда отряд находил останки бойцов и вещи, а были и совсем неудачные.

Как-то ночью весь лагерь проснулся от заливистого лая наших собак. Кто-то даже выглянул из палаток. У костра сидел Никита, который периодически страдал от головных болей, оказывается, у него была лёгкая контузия, ведь он – бывший военный. Так вот, он не мог уснуть, и к нему подошёл молодой паренёк в форме красноармейца времён ВОВ и попросил закурить. Тот протянул ему сигарету и зажигалку. Никита перестал в последнее время удивляться всему увиденному, поэтому не испугался, он понял, что это призрак войны.

— Трофейные? Спасибо. А махорочки нету?

— Нет. Присаживайся.

— Копаете? Меня-то ещё не нашли… Ты вчера у берёзки копал, а я рядом, у молодой сосёнки лежу.

— Хорошо, что сказал. Как тебя зовут? Откуда ты? Вдруг медальон не найдём…

— Иван Костромин, из Ленинграда, слесарем на заводе работал до войны.

— Хорошо, Иван. Обязательно там, под берёзкой, искать буду.

— Хлебушком не угостишь?

— Сейчас, подожди.

Никита сходил за булкой хлеба и банкой тушёнки.

— Как много! Хорошо живёте в будущем. У меня, наверное, уже правнуки твоего возраста. Слышал я, что уже 70 лет прошло.

— А у тебя дети есть?

— Да, я рано женился, в восемнадцать лет. На войну ушёл, жена дочь, Анфису, родила, а сыну, Никитке, три года было.

— Интересно как, а у меня бабушка, Анфиса Ивановна, тоже в сорок первом родилась. Подожди-ка, кажется, её девичья фамилия Костромина. И брат у неё Никита был, два года назад умер.

— Подожди-ка. У Анфисы родимое пятно большое было возле запястья…

— Да, у бабушки такое есть. Она всё говорила, что господь её пометил, и что у отца такое же пятно было.

Боец задрал рукав гимнастёрки и показал Никите родимое пятно.

— Неужели так бывает? Точно такое, как у бабушки. Ты ж мой прадед, Иван!

— Вот как бывает! – сказал Иван и потянулся обнять Никиту.

Никита тоже потянулся к нему, но тут призрак растворился в воздухе, как будто его и не было.

Никита был обескуражен, он даже подумал, что из-за головной боли у него начались галлюцинации, но утром несколько человек подтвердили, что выглядывали из палаток и видели, что он разговаривает с красноармейцем.

Утром Никита рассказал всем об этом разговоре с красноармейцем.

— Ничего себе, какие чудеса! – воскликнула Полина после рассказа.

— А я ведь отчасти из-за своей бабушки так увлёкся раскопками, она всегда с тоской вспоминала, что отца никогда не видела и не знает, где он похоронен и похоронен ли вообще. Её матери сказали, что он пропал без вести.

В тот день Никита стал копать в месте, указанном ему красноармейцем. Примерно через час работы он наткнулся на кости бойца. Возле него было много гильз, ещё кое-какие личные вещи: фляга, ложка и банка из-под консервов. Каково было удивление Никиты, когда банка оказалось той, что дал бойцу сам Никита. Срок годности на крышке был из той партии, что и в лагере.

Никита очистил найденную ложку от земли и увидел на ней надпись: Иван Костромин. Он подозвал всех ребят и показал им свои находки. Все были в шоке. Всё, что рассказывал призрак, оказалось правдой.

Всё-таки, сколько удивительных событий случается на раскопках мест боёв!

Вечером все долго обсуждали историю с призраком. Потом пели под гитару военные песни. Всем нравилось, как поёт Алёна.

Под утро Виктор опять проснулся от заливистого собачьего лая.

— Ну, ё-моё, что там опять?

Он выглянул из палатки. У него возникло чувство дежавю. Никита опять сидел у костра с красноармейцем. Виктор быстро оделся и пошёл к ним. Призрак при его приближении никуда не исчез. Собаки прыгали возле призрака, но он не обращал на них внимания. Из некоторых палаток выглядывали ребята, но никто не стал выходить. Никита старался успокоить собак, чтобы не лаяли на солдатика. Виктор осторожно присел в двух метрах от них и стал прислушиваться к разговору.

— Спасибо тебе, что нашёл мои кости. Теперь можешь рассказать моей дочери, где погиб её отец.

— Я ей обязательно про всё расскажу, только поверит ли она тому, что мы с тобой встретились?

— Можешь про встречу и не рассказывать, главное, чтобы она могла приходить ко мне на могилку.

— Твои кости я похороню на кладбище в Питере.

— В Питере? Где это?

— В Петербурге. Сейчас так Ленинград называется.

— Какими были мои дети? Как им жилось? Что стало с моей женой Лидой?

— Лида работала всю блокаду медсестрой. Ты, наверное, знаешь об этом. Ведь ты погиб летом 1944-го.

— Да, знаю. Как потом она жила?

— Она всю жизнь работала медсестрой. Тяжело было детей растить одной, замуж не вышла. Умерла в семьдесят лет. Никита выучился на инженера-строителя и всю жизнь мотался по стройкам, женат, двое детей. Анфиса, моя бабушка, всю жизнь проработала учительницей математики. У неё один сын, муж.

— Значит, нормально живёте.

— Да, дед, нормально. Хоть ты и прадед, так тебя удобнее называть. Хотя и нелепо. Ты ведь на самом деле моложе меня.

— Ох, жаль, что я вас не понянчил.

Тут луч солнца коснулся призрака и тот внезапно исчез, как и в прошлый раз.

— Ты всё слышал? – спросил у Виктора Никита.

— Да.

— А то я боялся, что это плод моего воображения, последствия контузии. Ко мне духи периодически во сне приходят и говорят, где надо искать. На прошлой недели три ночи подряд приходил какой-то мужик в старинной одежде, с бородой, в шапке. Сказал, что он здешний воевода и на руинах замка возле соседнего посёлка надо найти его клад. И так настойчиво просит, чтобы мы этот клад нашли…

читателей   1091   сегодня 6
1091 читателей   6 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 13. Оценка: 3,31 из 5)
Загрузка...