Эликсир желаний

 

Бип и Боп

— Все пропало! Пропало!

Нервного вида юноша, одетый в серый плащ, мчался по улице ранним утром. Крики его эхом разбегались по переулкам, забирались в щели на мостовой. Редкие торговцы подозрительно смотрели ему вслед, проверяя карманы: вдруг стянул чего? А сонные коты, недовольно шипя, отпрыгивали с дороги.

— Пропало, все пропало! – твердил он эти слова, словно заклинание.

В руке его белел вскрытый конверт, а в глазах царил страх, словно за ним гнались все черти огненной геенны.

Петляя между домами, юноша, наконец, достиг своей цели: запрятанного среди множества лавок и магазинов невзрачного каменного домика в несколько этажей.

Беглец перевел дух, после чего рывком распахнул дверь. Следом за ним ворвались звуки утреннего городка: звон колокола на башне, крики торговцев.

Передохнув пару секунд, юноша вскочил по деревянной лестнице, намереваясь, судя по всему, попасть в одну из квартир на втором этаже. Но на последней ступеньке уставшие ноги почему-то его подвели. Беглец, споткнувшись об выпуклую шляпку гвоздя, упал на колени, крепко ударившись лбом о входную дверь.

Послышались шаги, и на пороге квартиры появился хозяин, высокий молодой человек, с волосами, черными, как ночь, пышными бровями и аккуратной бородкой.

— Ты с ума сошел, Бип? Прибежал в такую рань, да еще шумишь!

— Все пропало, Боп! – обреченно ответил юноша, потирая шишку на голове.

— Да что пропало? Заходи, пока весь дом не разбудил.

Юноша, не вставая, заполз внутрь и очутился в маленькой квартирке с одной узенькой комнатой, куда сквозь пыльные окна с трудом проникал солнечный свет, от чего внутри царил таинственный полумрак.

— Письмо, — беглец встал на ноги, отряхнулся. Испуганные глаза без конца бегали по стенам, а на желтоватой коже блестели капли пота.

Хозяин квартиры взял конверт из рук гостя и, захлопнув дверь, сел за обеденный стол. Отпивая кофе из кружки, он внимательно пробежал глазами по косым строчкам. Юноша, которого, как выяснилось, звали Бип, продолжал стоять у входа, нервно теребя редкие пуговицы на плаще. Одна из них тут же упала на пол и закатилась под дубовый шкаф.

Отхлебнув горячего кофе, хозяин, имя которого было Боп, положил письмо на стол.

— Прочитал? – нерешительно посмотрел на него гость.

— Не знаю, — задумался Боп. – Странно это все. Похоже на розыгрыш.

— Да какой розыгрыш? – взвинтился Бип. – Мистер Лис сам говорил нам, что отправляется в опасное место, даже арбалет взял с собой! И вот! Вот итог! Думаешь, кому-то захочется шутить со смертью?

— У старого Лиса много конкурентов, — молодой хозяин продолжал излучать спокойствие, поглаживая свою бородку. – Завистников еще больше. Думаю, надо дождаться его возвращения. Или разъяснительного письма.

— Какое письмо, какое возвращение! – Бип подпрыгнул на месте. – Ты шутишь, Боп? Как он напишет нам? С того света? Мы не можем ждать! За три дня накопилась куча заказов! Если сегодня клиенты не получат свои зелья, то заподозрят неладное! Это подрыв! Это наш конец! Конец делу Лиса! Нас выкинут на улицу! Мы останемся ни с чем! Все пропало, все пропало…

Казалось, что хозяин его не слушал. Допив кофе, он отошел к зеркалу, старательно расчесал свои волосы и на протяжении всего утреннего ритуала не выказал никаких эмоций.

— А что, если клиенты получат свои заказы? Что, если мы никому не скажем про Лиса?

От удивления Бип открыл рот. Друг его между тем продолжал:

— Мы сами приготовим нужные зелья. У Лиса наверняка есть все ингредиенты и рецепты. Главное, не говорить о письме. Ты его никому не показывал?

Бип помотал головой.

— Никому. Я сразу прибежал к тебе, как получил почту.

Боп отошел от зеркала, внимательно осмотрел своего друга.

— Как считаешь, старина, справимся мы с таким простым делом, как приготовление зелий? Сможем доказать всем, что Бип и Боп способны управлять самой прославленной аптекой в городе?

— Я… но мы же… мы…

— Вот и я считаю, что в этом нет ничего трудного, — Боп словно и не заметил сомнений друга. – Главное, держи нашу тайну в секрете, никому ни слова! Если народ узнает, начнутся вопросы и негодования. А если мы оставим все как есть, то никто ничего не заподозрит!

— Ну я не знаю, это… это же рискованно, — казалось, карие глаза Бипа сейчас выпрыгнут и спрячутся под шкафом вместе с пуговицей.

— Люди все равно узнают про Лиса, но потом, когда мы докажем, что два его ученика способны продолжать дело учителя! Тогда смерть старика не доставит нам особых хлопот.

— Я, я думаю, — плащ Бипа лишился еще одной пуговицы, — стоит попробовать. Хотя, я не знаю, что у нас…

— Вот и отлично, тогда прямо сейчас выдвигаемся в аптеку! Там на месте уже и разберемся.

Не дав другу опомниться, Боп вытолкнул его за дверь. И подхватив с вешалки плащ и шляпу, вышел следом. Письмо, принесенное Бипом, осталось лежать на столе, согреваясь в первых лучах утреннего солнца. Они, пробившись сквозь крыши соседних домов, осветили буквы, выведенные на желтоватой бумаге:

«Бипу и Бопу! Срочно! Мистер Лис сегодня ночью погиб в горах, от клыков волкодава, пытаясь найти эликсир для своего зелья! Тело пока не нашли! Мы будем держать вас в курсе событий! С уважением, король горного королевства, Салли»

 

Эликсир желаний  

 

Скидывая оковы ночи, готовился к новому дню Дробный Переулок. Белесые клубы тумана растворялись, обнажая пустые лотки и шатры, к которым уже стягивались первые покупатели, а первые торговцы спешили разложить товар.

Казалось, на лицах горожан царила тревога. Это и не удивительно, в последнее время в городке Плэзент происходили странные события.

Как заверяли очевидцы, ночью под окнами бродил сгорбленный силуэт и наводит порчу на жителей. А пару дней назад поползли слухи про оборотня, который воет на луну и утаскивает молоденьких девиц в парк, где разрывает на части. Трупов никто не видел, зато страшный вой разносился по переулкам сразу после захода солнца.

Но все это было ночью, и уже отступало вместе со страхами темного времени суток. А сейчас, наполнив карманы медяками, а голову заботами, горожане спешили в Дробный Переулок, чтобы отхватить лучший товар.

Дробным переулок назывался из-за широкой брусчатой дороги, что являла собой некую черту между волшебниками и обыкновенным людом. По левую сторону дороги теснились палатки и шатры простолюдинов: торговцев самыми различными товарами. Здесь всегда пахло гнилыми фруктами, подгоревшим мясом и лошадиным навозом. Запахи перемешивались настолько, что порой было трудно определить, хороший перед тобой товар или плохой. Левая сторона гудела, словно гигантский улей, наполненный пчелами в цветных одеждах.

Противоположную картину представляла сторона волшебников, где ухоженные лавки и магазинчики из камня и кирпича выстроились в дружный ряд, словно солдаты на приеме у короля. Домики в один и два этажа отличала чистота и вкус: узоры, фигурные наличники на окнах и разноцветные вывески. Из-за черепичных крыш выглядывали белоснежные своды банка, который считался самым значимым заведением Плэзента. Банк принадлежал гномам, которых все уважали за их серьезный подход к деньгам города.

В самом центре городка возвышалась Кристальная башня из черного камня, напоминающая маяк, с ярким кристаллом на вершине. По легенде, башню много веков назад возвел добрый волшебник Амадей, он же установил на вершине ослепительный камень, призванный отгонять от городка драконов. Последних за всю историю существования Плэзент в этих краях ни разу не видали. Но башня продолжала стоять, напоминая приезжим о магии и волшебстве, что когда-то давно царила в этом мире. Многие смельчаки пытались залезть наверх, чтобы украсть кристалл, но все их попытки оканчивались провалом. Башню охраняли чары, не позволявшие выкрасть драгоценную реликвию.

Еще одна отличительная черта Дробного Переулка – каменная статуя в конце дороги. Случайный прохожий иногда принимал ее за покупателя, что не мог решиться, в какую сторону пойти за товаром – настолько стерлись за годы черты ее лица. Это статуя и была великим волшебником Амадеем. Согласно преданиям, добрый чародей хотел раскрыть миру секрет магии, дабы волшебники могли существовать свободно, не тая своих сил. А вот его брат-близнец, злой колдун Больдар, думал иначе. Их споры и противостояния закончились несколько веков назад, прямо в сердце города. Грандиозная битва длилась почти сутки, и, в конце концов, Амадей уничтожил колдуна, но тот, как уверяли старики, успел превратить брата в каменную статую.

Так или иначе, мир узнал о волшебниках и принял это как дар, спасение от многих болезней и несчастий. Люди и волшебники подружились, основав Дробный Переулок.

Вот и рынок уже заполняется недовольными покупателями, а шум и гам сливаются в одну непрерывную песню. У самой дороги молочник жарко спорит о чем-то с местным бродягой Мякой, грязным проходимцем, который любит залазить в чужие лавки и тащить все, что плохо лежит. Дочь молочника, красавица в вишневом платье, точеная фигурка, а губы алые, как спелая клубника, разливает молоко по бутылкам и улыбается прохожим.

Аптека старого Лиса располагается как раз напротив, по соседству с книжным магазином, хозяин которого, мистер Алан Фи, печально смотрит на сторону людей, где кипят нешуточные страсти. С другой стороны к аптеке жмется магазин бижутерии, чей хозяин, Дункан Броуд, подозрительно озираясь, запирает входные двери и сворачивает в узкий проулок.

А вот и наши друзья, Бип и Боп, спешат в «Эликсир желаний», чьи двери откроются с минуты на минуту. Нервный юноша постоянно смотрит назад, будто за аптекарями кто-то гонится. Его товарищ важно шествует по тротуару, нарочито тряся черной шляпой, полагая, что та придает ему солидности.

Подойдя к аптеке, они кивают мистеру Фи, отвешивают поклоны проходящим мимо покупателям и улыбаются дочери молочника. Та, увидев их, краснеет и почему-то смеется.

Бип и Боп тем временем отворяют двери аптеки. Еще по дороге друзья договорились, что скажут, будто хозяин задерживается в горах.

Вот они исчезают в дверях старого здания с высоким крыльцом. Последуем и мы за ними. Если зайдете внутрь, то на секунду ваша голова закружится от обилия запахов, что гуляют в этом царстве эликсиров. Мята, жженый сахар, сера, торф, ароматы цветов и едкие запахи чеснока и полыни. Когда привыкните к запахам, то увидите бесконечные ряды полок, заполненных флаконами и пузырями, в которых искрятся и переливаются противоядия и лекарства от всевозможных болезней. Пройдя лабиринт из зелий, освещенный закопченными лампами, вы очутитесь у прилавка, где вас встретят вечно хмурая Вруха или неразговорчивый Тырли. Примут ваш заказ, возьмут плату, а после на секунду исчезнут в кабинете старого Лиса, чтобы принести товар.

Вот и сейчас ворчливая старуха с крючковатым носом и бородавками на лице вытирает пыль с прилавка. Прожигающие насквозь глаза постоянно бегают в поисках нарушителей, а невероятно цепкие руки готовы схватить любого, кто нарушит тишину и покой «Эликсира Желаний».

Под прилавком возится Тырли, угрюмый малый с голодными глазами. Пытаться с ним говорить бесполезно, Тырли способен произнести только одно слово: «Мырли». Сам он весь покрыт колючей щетиной. Зато понимает все указания с полуслова и быстро выполняет свою работу. Сейчас он расставляет товары, предназначенные для утренних покупателей.

Очутившись внутри, Бип и Боп быстро юркают в кабинет Лиса, что прячется сразу за прилавком, бросив подозрительным работникам:

— Мистер Лис задерживается, сегодня мы выполним его работу.

Ох и не любили аптекари работников старого Лиса. Бип считал Фруху злой колдуньей и даже клялся, будто видел, как та варила опасные зелья в углу аптеки. А однажды и вовсе заметил, будто ее метла танцевала при луне. На это Боп только махал рукой, считая, что главная странность кроется в Тырли, который смотрит на всех голодными и полными убийственного желания глазами, но когда никто не видит, разговаривает сам с собой и даже напевает дьявольские куплеты.

— Фруха, не забудь убрать испортившиеся зелья!

— Тырли, возьми со стола список и получи ингредиенты у поставщика!

Отдав указания, аптекари заперлись в кабинете и только сейчас почувствовали себя в безопасности. В помещении, заполненном книгами и котлами, царили чистота и порядок, которому позавидовали бы даже короли. Кажется, будто всем вещам в этой комнате подобрано идеальное место – настолько органично они сочетались с интерьером. Сквозь окно пробивались шум и прохлада дробного переулка, а на столе, рядом с пачкой бланков и ценных фолиантов восседал Брехун, птица с радужным оперением, любимец старого Лиса.

— Что теперь? – спросил Бип, оглядываясь по сторонам.

— Все по плану, — Боп уселся в кресло хозяина. – Кто там сегодня в очереди за зельями?

Бип взял со стола короткий список.

— На сегодня трое. Алан Фи за эликсиром любви, Филипп Лу – эликсир власти, и Джон Ди – зелье бессмертия. Первому, мистеру Фи, назначено на полдень.

— Полагаю, все ингредиенты имеются в наличии?

Закусив губу, Бип подскочил к полкам, пока его товарищ извлекал из ящиков стола весы и мерные стаканы.

Сам Лис строго наблюдал за учениками с портрета над столом. Волшебник по имени ЛиДоМиРаСаНти был изображен седым джентльменом в изысканном черном костюме и кожаных перчатках, с серьезным взглядом и сухой кожей. Каждый новый слог к своему имени он получил за достижения в области магии и к старости сделался одним из самых великих чародеев в Плэзент. Однако, все его звали Лисом, так было удобнее и проще.

Нервно хватаясь за корешки, Бип искал книгу любовных зелий, Боп неторопливо извлекал ящички с компонентами. От шума проснулся Брехун, который, по мнению учеников, походил на толстую курицу.

— Жуллики, обмманщики! – возвестил он и зарылся клювом в перьях.

Аптекари замерли. Бип ощутил, как по его спине скатилась холодная капля пота.

— Продолжаем, — спокойно приказал Боп, и приготовления пошли полным ходом.

Некстати заглянули Фруха и Тырли, недовольно морща носы.

— Чего вам? – спросил Бип, отложив книги.

— Мы за экк… экстрактом бодрости, — процедила старуха.

— Мырли! – подтвердил мальчуган.

— На кой он вам сдался? – не понял Боп.

— Хозяин дает нам его для лучшей работы, — сморщилась Фруха, — чтобы весь день не уставали!

— А без него никак? – недовольно вставил Бип.

— Никак. Тяжело работать, запахи же, вонь, голова кружится и в сон клонит!

— Мырли, — зевнул косматый помощник.

— А сами приготовить не сможете? – Бип, найдя нужный фолиант, отошел от полок. – У вас же есть все добавки и котел, который ты, Фруха, себе прошлой зимой наколдовала.

— Не наколдовала, а подарили, — огрызнулась старуха. – Не умеем мы зелья готовить, да и времени нет, сейчас заказчики придут! Вы же за…

Боп остановил возражения, вскинув руки и отослав работников прочь, пообещал сделать все необходимое. Как только те вышли из кабинета, он достал из стола две фляжки, наполнил их прозрачной жидкостью и, встряхнув, вынес из кабинета.

— Жжулики, ннегодяи! – крикнул ему вслед Брехун.

— Что ты сделал? – спросил Бип, когда друг вернулся.

— Дал им обычного сиропа, — отмахнулся Боп. – Некогда ерундой заниматься. Ты нашел рецепт?

— Да, — юноша протянул ему книгу в зеленой обложке. – Ты будешь готовить?

Боп замахал руками, словно на них попали горячие угли.

— Я? Не-не-не! Я же не умею! Давай ты, у тебя лучше получится!

На лице Бипа отразилась тревога.

— Погоди, Боп, но ведь и я не знаю, как варить зелье.

Минуту аптекари смотрели друг на друга, словно влюбленные после долгой разлуки.

— Бип, — нарушил тишину второй ученик. – Но если мы не умеем варить, как тогда мы выполним заказы?

— Безздари, — подытожил за их спинами Брехун. – Вссех повессить!

 

Любовь

 

Пожалуй, читателю будет полезно знать, что Старый Лис прослыл великим волшебником, так как много раз спасал королевство от беды, а его подданных от болезней и даже смерти. Но вместе с этим чародей был очень замкнутым и сварливым. Не любил делиться своими секретами и рецептами, а к старости стал настолько подозрительным, что в каждом встречном видел шпиона.

Учеников он брал только как рабочую силу для чистки котлов и переписи незначительных рецептов. Вот и Бипа с Бопом, взяв на обучение, он лишь научил быть ко всему подозрительными, не доверил им ни одной варки, только изредка позволял смотреть за его работой.

Чего он боялся? Вероятно, что его ученики быстро повзрослеют, станут непревзойденными магами и затмят своего учителя, который станет никому не нужен. Опасения явно не разумные, как же человека подготовить к взрослой жизни, если ты не доверяешь ему серьезную работу?

Вот и сейчас юные аптекари в ужасе кружили по кабинету, проклиная своего учителя на все лады, забыв, что бедняга несколько часов назад погиб в лапах волкодава. Брехун наблюдал за ними лиловыми глазами, изредка вставляя:

— Три поррции серы, два куббика соли!

Постепенно ученикам удалось успокоиться, и они пришли к выводу, что в приготовлении зелья нет ничего сложного. Выкатив любимый котел Лиса на середину кабинета, они приготовили его к варке. Стерли непонятные символы, которыми были исписаны все бока посудины, развели огонь и нашли ингредиенты.

— Сердце нимфоманки, — перечислял Боп, а Бип отыскивал это на столе среди множества заготовок:

— Есть!

— Слезы сердцееда?

— Нашел.

— Когти сирен!

— Здесь!

Собрав все добавки, аптекари начали перелистывать книгу в поисках нужного заклинания.

В эту самую минуту, сосед «Эликсира», мистер Алан Фи, запер свой книжный магазин и двинулся к лавке Лиса. По пути махнул рукой дочке молочника, но красавица даже не удостоила его взглядом.

Ничего удивительного, ведь продавец книг представлял собой довольно печального мужчину с видом, будто у него на плечах лежат все проблемы мира. В таких девушки не влюбляются, поэтому и приходится подобным джентльменам прибегать к магическим зельям, чтобы влюбить в себя прекрасных дам.

Войдя в аптеку, мистер Фи чуть не столкнулся с косматым Тырли, который, отпив из фляги бодрости, пулей метнулся за товаром к поставщику. Пройдя к прилавку, мужчина осведомился у Фрухи, готово ли его зелье любви. Старуха отлучилась в кабинет и тут же вернулась со словами, что все будет готово через пять минут.

За стеной между тем кипели нешуточные страсти.

— Уровень воды не слишком высок? – спрашивал готовый расплакаться Бип.

— Все в порядке, — успокаивал Боп, помешивая зелье алого цвета.

Как это обычно бывает, от кропотливой работы аптекарей постоянно отвлекали. Сначала у прилавка некая дама утверждала, что беременна чертенком и требовала зелье избавления. Боп и ей налил сиропа. Потом джентльмен в клоунском костюме доказывал, что у него в селезенке засел маленький петух и без конца кукарекает. Спустя пару минут, в лавку забрел грязный воришка Мяка и попытался стянуть зелье чесотки, якобы для того, чтобы помучить дьявола, который засел в его волосах. Мало того, в огромном котле в углу кабинета постоянно кто-то скребся, мешая сосредоточиться.

— Будь прокляты эти мыши, — ворчал Бип, а Брехун на столе вторил ему:

— Прроклятые неуммехи!

Довершала картину Фруха, которая каждую минуту спрашивала, готово ли зелье, а из-за прилавка с лицом безнадежного больного выглядывал мистер Фи.

— Бип, пойди, успокой зануду, — Боп еще раз помешал красное зелье. – А я пока закончу.

Бип покорно вышел из кабинета и приветливо улыбнулся посетителю.

— Решили влюбить в себя какую-то очаровательную госпожу, мистер Фи?

Мужчина сделал страдальческое лицо и заключил, что надо бы.

— И что же вы будете делать, когда найдете ту единственную?

Мистер Фи предположил, что та единственная будет всецело ублажать его и удовлетворять все желания и прихоти.

— А что же вы, дорогой друг? – удивился Бип. — Вы сами как-то будете способствовать пламени вашей любви?

Продавец книг сделал неприятное лицо, дав понять, что если он кого-то в себя влюбит, то ему незачем будет что-то давать взамен, ведь предмет обожания будет всецело в его власти.

Бип ничего не понял. В чем же тогда заключается любовь, если одна из сторон совсем не хочет что-то делать? На это мистер Фи ничего не ответил.

К счастью, Боп позвал Фруху в кабинет, помочь с переливанием зелья. Пока Бип теребил свой пиджак, норовя отодрать пуговицы и на нем, Боп со старухой вышли к прилавку.

— Готово, мистер Фи, — Боп торжественно протянул пузырек мужчине.

Тот, изобразив на лице то ли боль, то ли нетерпение, тут же открыл стеклянную посудину и выпил эликсир одним залпом.

— Ну как? – поинтересовался Бип, чувствуя, что колени его дрожат.

Мистер Фи облизнулся, после чего заключил:

— На вкус ничего так. А когда оно начнет действовать?

— Очень скоро, — улыбнулся Боп, — даже прямо сейчас начнет. Не желаете проверить его силу на нашей драгоценной Фрухе?

Мистер Фи попытался изобразить ехидную гримасу развратника. Получилось так, будто его мучают желудочные спазмы.

— Голубушка, — обратился он к старухе. – Не желаете ли стать моей навсегда?

— О господи! – вскрикнула Фруха и упала на колени, чуть не проломив пол. – Да! Я тебя люблю! Я тебя обожаю! Я пойду за тобой на конец света!

Бип открыл рот от удивления.

— То-то же, — широко улыбнулся мистер Фи, отсчитывая золотые монеты за эликсир. – Теперь ни одна девушка не устоит перед моими чарами.

Пока Фруха ползала в его ногах, мужчина поблагодарил аптекарей и с довольным видом удалился на улицу. Как только дверь за ним закрылась, старуха встала с пола.

— Все получилось?

— Вполне, — улыбнулся Боп. – Спасибо за помощь.

Бип продолжал стоять с открытым ртом.

— Это что? Что сейчас было?

— Представление, — ответил второй аптекарь. – Наша славная Фруха согласилась за пару выходных изобразить жертву любовных чар.

Бип издал какой-то булькающий звук.

— А ты думал, что сердце нашей Фрухи кто-то способен растопить? – хмыкнул Боп.

— Зря вы так, — проворчала старуха, подбирая свою метлу. – В молодости я была первой красавицей Горного Королевства! Мужчины бились за меня насмерть!

— Еще скажи, что Горный король Салли – твой отец, — хмыкнул Боп. – А Горный дворец — твое наследство.

Фруха смерила его уничижающим взглядом и ушла разгонять крыс и котов, которые непонятно откуда проникали в аптеку.

— Кто следующий? – спросил Бип, когда они вернулись в кабинет.

Боп проверил список.

— Мистер Филипп Лу, хозяин местного бара. Зелье Власти.

— Влласть! Обмман! – покричал Брехун, кружа под потолком.

Пока Боп искал нужную книгу, Бип изучил рецепт и принялся искать компоненты для нового зелья. Боп старательно перебирал фолианты, ища тот, что был в синей обложке. На глаза попался справочник: «Как удивить женщину». Аптекарь достал ее и раскрыл на первой попавшейся странице, прочитал заголовок: «Воскресите дорогого ей человека»

— Проклятие! – вдруг вскричал Бип.- Боп, что это?

Юноша держал предмет, похожий на сморщенный финик.

— Полагаю, — Боп прочитал надпись на этикетке, — это сердце нимфоманки.

— Я понял, чье это сердце! – чуть не заплакал Бип. – Вопрос, почему оно здесь? Оно должно было быть в зелье мистера Фи!

Не обращая внимания на причитающего Бипа, его товарищ сел на стол и крепко задумался:

— Если сердце нимфоманки лежит здесь, то что тогда мы положили в зелье мистеру Фи?

 

Власть

 

Человеку, первый раз увидевшему Бипа и Бопа вместе, их дружба могла показаться очень странной. Ведь характеры их разительно отличались! Вечно беспокойный и чем-то напуганный Бип, с другой стороны всегда спокойный и чересчур самоуверенный Боп. Две явных противоположности.

Но нет, человеку, знающему их больше дня, это различие казалось бы закономерным. Ведь они отлично дополняли друг друга: энергичный и волнующийся блондин, и спокойный рассудительный брюнет. Один был рычагом для разгона, а второй был механизмом, что позволял вовремя затормозить.

Вместе они были с самого первого дня, когда их нашли в одной люльке на пороге приюта с запиской: «они сироты, и они нуждаются друг в друге». До трех лет малыши только и произносили одно слово:

— Бип! — кричал без устали русый мальчик с карими глазами.

— Боп! — возражал темненький малыш с зелеными глазами.

Воспитатели думали, что дети безнадежны, но к трем годам их словно прорвало, и они начали называть все предметы вокруг себя и даже составлять самые сложные предложения. С другими ребятами почти не дружили. Зато друг друга оберегали как зеницу ока. К пятнадцати годам они попали в школу волшебства, где на протяжении трех лет не показывали никаких результатов.

Учителя уже думали, что Бипу и Бопу грозит в лучшем случае работа в лавке бездарных экстрасенсов, когда юношами неожиданно заинтересовался аптекарь Старый Лис. Волшебник выбрал их из сотни учеников и на лето взял в свою лавку, для прохождения обучения. Оправдал свой выбор тем, что ребята показались ему многообещающими.

По словам учителей, этот выбор ни о чем не говорил, ведь Старый Лис славился своей жадностью и скрытностью, и, наверняка, просто взял самых послушных ребят для черной работы. Сами ученики, напротив, были безумно рады такой великой чести и с готовностью выполняли мелкие поручения.

А сейчас, испортив зелье, они в ужасе метались по кабинету. Точнее, метался только Бип, а Боп сидел и спокойно рассуждал:

— Мистер Фи ушел отсюда крайне довольным. И здоровым. Никаких тревожных симптомов. Ты нашел, что мы положили вместо сердца нимфоманки?

Бип, прекратив танец безумия, ответил, что в котел они положили, вероятно, сердце лимфоманки. На вопрос друга о том, что это, Бип ответил, что так зовут вид бабочек, и что старый Лис кормил ими своего Брехуна.

— Раззмешивать по чассовой! – настаивал с книжной полки похожий на курицу Брехун. – Варрить трридцать минут.

Бип заметил, что птица ведет себя очень странно, вероятно, от голода, на что Боп заметил, что это, вероятно, из-за отсутствия самки.

К этому моменту в аптеку вернулся Тырли. Плюхнув свертки с ингредиентами на стол Старого Лиса, он деловито заключил:

— Мырли, — и удалился из кабинета.

— Очень странный малый, — заметил ему вслед Бип, — клянусь, вчера вечером я слышал, как он призывает дьявола выйти из камня.

В ответ Боп заметил, что, вероятно, у мальца просто поехала крыша, как и обычно. Забыв про Тырли, они начали готовить зелье власти. Достали с полки зуб дракона, среди свертков нашли печень льва.

— А где слюна дипломата? – занервничал Бип. – Тырли разве ее не принес?

Потратив на поиски добавки еще десять минут, аптекари так ее и не нашли. Сам Тырли развел руками и кроме «Мырли» ничего ответить не смог. Зато среди свертков нашлись слезы дипломага. Боп поинтересовался, подойдет ли она для зелья, и кто такой дипломаг, но ответить ему друг не успел. В этот момент в лавку пришел заказчик, мистер Филипп Лу. И надо признать, пребывал он в скверном настроении.

Всему виной Алан Фи, который чуть не снес уважаемого чародея прямо на крыльце бара, откуда тот выходил в компании двух картонных стражей. Фи даже не поздоровался, пробежав мимо с букетом фиалок.

По дороге Лу встретил дочь молочника. Чертовка чуть не расплескала молоко на его новый мундир. А у самой аптеки владелец бара наткнулся на злостного воришку Мяку, который попытался стащить одного из картонных стражей.

Словом, в аптеку мистер Лу вошел мрачнее тучи. Хищные глазки на его худом лице бегали по полкам, а брови без конца дергались. Увидев клиента, Бип заверил, что зелье будет готово через пять минут.

— Мне не надо зелье, — рыкнул мистер Лу, не слушая аптекаря. – Мне нужна сила, которая даст власть над этим проклятым городом.

Бип заверил его, что над силой они как раз и работают, на что Лу опять сварливо заметил, что ему нужна не сила, а зелье, будто бы не слыша заверения аптекаря, уже через секунду забывая и про свои слова.

Блондин поспешил сбежать от недовольного клиента, но вдогонку Лу отправил за ним двух картонных стражей.

— Будут наблюдать, чтобы вы не жульничали, – он жестом приказал им следовать за аптекарем. – А я пока буду строить ваших работников. Сдается мне, старуха влюблена в свою метлу, а паренек в углу поедает крыс.

Бип в компании бумажных стражей вернулся в кабинет, где Боп колдовал над котлом.

— Поммешивай, — командовала ему птица. – Ярростнее! Ссильнее!

Боп, излучая спокойствие, попросил друга проверить котел в углу на наличие грызунов.

— Опять шорох, — пожаловался он. Бип осмотрел котел и ответил, что никого там нет. Добавил, что это, вероятно, шалят нервы. Боп добавил, что, вероятно, шалят призраки.

Аптекари так и не успели узнать, кто же такой дипломаг, но слюну его вылили в котел, рассудив, что, скорее всего, поставщик просто неправильно написал последнюю букву в слове «дипломат». Зелье кипело, а от дыма картонные стражи сделались сырыми и почти не шевелились.

— Гррадус киппения! – опять закричал Брехун. – Прроверить цветт!

Птица вызывала у Бипа все больше подозрений, но не успел он поделиться ими с Бопом, как его тут же отвлек шум. За прилавком слышались громкие споры. Наверняка, Фруха сварливо отбивалась от мистера Лу, который любил командовать, но не любил слушать.

Выйдя из кабинета, Бип с удивлением обнаружил мистера Фи. Он стоял на коленях перед старухой с большим букетом фиалок и целым набором золотых колец. Рядом бесновался мистер Лу, приказывая Фи удалиться, но торговец его не слушал. Он делал предложение Фрухе.

— Любовь моя, — кричал он изо всех сил, — готова ли ты стать моей единственной? Прими эти скромные дары и проведи остаток жизни со мной!

Бип почувствовал, как сердце его забилось сильнее. Вот он, побочный эффект! К счастью, мистер Фи аптекаря не заметил. Он был всецело поглощен Фрухой, которая сердито отказывала во всех просьбах. Торговец спросил, раз его «королеве» не нужны кольца и цветы, тогда что ей нужно? Старуха фыркнула и ответила, что звезда с неба подойдет. На это мистер Фи хитро улыбнулся и, заявив, что у него есть хорошая идея, убежал из аптеки. Владелец бара уже исходил желчью, а Тырли жалобно поскуливал.

Как раз вовремя из кабинета вышел Боп с колбой в руке. Следом с трудом протиснулись совсем отсыревшие картонные стражи. Столкнувшись в дверях, они упали на пол, где и остались лежать.

Мистер Лу отчитал аптекаря за медлительность, а через секунду отругал за то, что тот не позволил зелью достаточно выкипеть. Затем отпил из колбы и смачно рыгнул.

— За мной, — приказал мистер Лу стражам, но те даже не шевельнулись.

Бип уже начал поднимать картонные фигуры, но в этот момент Мистер Лу что-то яростно выкрикнул и исчез в дверях.

— Что он сказал? – нервно спросил Бип.

— Что-то про смерть всем богачам, — покачиваясь, Боп пошел к выходу. – Выйду, проветрюсь, голова кружится.

Бип оставил стражей в углу, а сам вернулся в кабинет, и, прочитав рецепт, стал собирать компоненты для третьего зелья, бессмертия.

— Диппломаг! – прокричал Брехун. – Пиррат и ззавоеватель!

Бип снова посмотрел на птицу, и, воскликнув, схватил с полки толстый справочник.

На улице пахло жареным мясом и опилками. Довольные покупками, горожане расходились по домам. Сверху, с Кристальной башни, отражая солнечные лучи, светил магический камень. Боп сошел с крыльца и с наслаждением вдохнул аромат свежих опилок. На другой стороне дороги дочь молочника помахала ему рукой и засмеялась. Смущенный ее смехом, Боп помахал в ответ.

В голове его всплыли строчки из книги. Чтобы впечатлить девушку, воскресите дорогого ей человека. Но родители дочери молочника были живы. Стояли рядом, продавая молоко и не замечая, что грязный Мяка стащил у них целый бидон, крича, что «молоко – это пойло для чертей».

— Кого же тогда воскресить, чтобы ее удивить? – произнес Боп. Взгляд зацепился за статую волшебника в конце дороги.

Не успел план созреть в его голове, как из аптеки выскочил Бип и быстро дернул друга за рукав.

— Что такое? – отстраненно спросил Боп. – Ты узнал, кто такой дипломаг?

— Да, какой-то пират-завоеватель, — Бип отмахнулся. – Но это не важно!

На секунду в переулке будто стало темнее. Скорее всего, дьявол проглотил солнце, сказал Мяка, пробегая мимо аптекарей.

— А что важно? – удивился Боп.

— Птица, — на желтоватом лице друга появилась лукавая улыбка. – Мне кажется, дух старого Лиса вселился в толстого Брехуна!

— С чего ты взял?

Бип заговорщицки улыбнулся и ответил:

— Потому что птица знает, как готовить зелья! Она нас спасет!

Не успел Боп ответить, как из проулка выскочил мистер Фи, перепачканный в саже. В руках он держал огромный магический кристалл, который еще десять минут назад красовался на вершине Кристальной Башни.

— Вот, — довольный торговец протянул камень аптекарям. – Я достал звезду для моей любимой Фрухи!

 

Бессмертие

 

Утром, еще по дороге в аптеку, наши герои рассуждали, готовы ли они к взрослой жизни, лишившись учителя и хозяина? Бип считал, что не готовы, в чем виноваты сами же: не хотели вовремя учиться и получать драгоценный опыт.

Боп возражал, что, напротив, к взрослой жизни они готовы, по крайней мере, он. А если Бип не готов, то в этом стоит винить Старого Лиса, который не хотел делиться своим опытом, боясь, что юные чародеи его превзойдут.

За всю дорогу друзья так и не пришли к согласию. Наверное, потому, что не понимали своего реального положения. Бип, хоть и нервничал без конца, все же мог считать себя взрослым, так как решения принимал правильные и обдуманные.

Боп, напротив, мнил себя умным и самостоятельным, тогда как на деле был лишь ребенком в теле взрослого. Несмотря на внешнее спокойствие, решения он принимал, даже не обдумав их, от чего всегда страдали окружающие, пока сам аптекарь восхищался своим умом и выдержкой.

Вот и сейчас, Бип метался по кабинету, пытаясь спрятать магический кристалл, Боп же стоял у полки в поисках книги, которая поможет ему воскресить каменную статую.

— Реликвия народа, — шептал он, найдя нужный рецепт, — белое золото и волосы сына, мужа и старца в одном лице. Что это вообще такое? И где это взять?

Бип с трудом спрятал кристалл в одном из котлов. В ответ котел отозвался каким-то шуршанием, которое исходило из самых его недр.

— Готово, — выдохнул аптекарь. – Боп, с чем ты возишься?

Боп ответил, что сущие пустяки, просто ищет один рецепт. Затем внимание их отвлекли споры Фрухи и мистера Фи. Старуха не приняла и этот подарок, заявив, что ей не нужны кристаллы. А вот если торговец вернет ее в родное королевство в горах, то она станет его избранницей. Мистер Фи пообещал все сделать и выпорхнул из аптеки. Боп усмехнулся ему в спину:

— Если наша Фруха станет принцессой гор, то я стану потомком волшебника Амадея! – затем будто спохватился и сменил тему. – Странно, однако, сердце лимфоманки на нашего соседа повлияло.

— Да, дела, — отозвался Бип. – Хотел влюблять в себя, а теперь влюбился сам.

Также юноша заметил, что, наверное, чары башни со временем ослабли, раз мистеру Фи удалось на нее забраться. Боп заметил, что, наверное, дело в их магическом зелье, которое помогло преодолеть чары Кристальной башни.

В этот момент Фруха в очередной выгнала из аптеки грязного Мяку. Тот, сжимая в руках, флакон с сиреневым туманом, кричал и причитал:

— Дьявол в городе! Он смотрит на нас и улыбается! Надо пустить пыль ему в глаза!

Боп заметил, что Тырли надо внимательней смотреть за дверью, тогда воры не смогут проникнуть внутрь. Протерев голодные глаза, паренек сел на полу у входа, многозначительно отметив:

— Мырли! – и уснул.

Неожиданно в городе послышались выстрелы и крики.

— Что происходит? – спросил испуганный Бип у вошедшего в лавку философа, мистера Ди.

— Горожане говорят, что это все Филипп Лу, — ответил посетитель. – Ходят слухи, что он завербовал наемников с пиратами и поднял восстание! Пошел грабить банк гномов на горе.

Что касается самого мистера Ди, то это был джентльмен, которого трудно описать. Глаза и волосы неопределенного цвета. Лицо, вроде, и красивое, но что-то в нем смущает. А что – непонятно. Под стать его характеру.

— Ну и ну, — только и ответил Боп, приглашая гостя к прилавку. – Был у нас днем, покупал зелье. Надо же, как летний зной влияет на людей…

— Готово ли мое зелье? – спросил философ, глядя, как Фруха орудует метлой.

— О, позвольте вас успокоить, — Боп скрылся в кабинете, — компоненты готовы, осталось приготовить, дело пяти минут!

— Тогда позвольте понаблюдать за процессом, — мистер Ди обогнул прилавок. – Меня уже два раза обманывали с этим бессмертием, не хочу, чтобы это произошло и в третий раз.

С этими словами он застыл в углу кабинета, пристально глядя на котел.

Бип подошел к птице и тихо прошептал:

— Ну как, Брехунчик, поможешь нам с приготовлением бессмертия?

— Рразгильдяи! — прощебетал Брехун. – Поммогу!

Сквозь приоткрытое окно кабинета доносились звуки выстрелов и удары сабель. Стараясь не обращать на них внимания, Бип и Боп принялись кружить над котлом, следуя указаниям птицы:

— Плеввок горрца, — пузырек отправился в котел.

В кабинете стало душно. Мистер Ди подошел к окну и открыл его шире.

— Крровь вампирра, — очередной пузырек исчез в котле.

Боп старательно помешивал, а Бип следил за уровнем воды.

— Моззг ффе… — не успел Брехун закончить, как на улице раздался оглушительный выстрел. В кабинете запахло порохом.

Издав пронзительный клекот, птица сорвалась с места и вылетела в окно.

Бип чуть не расплакался.

— Зачем вы открыли окно?

— Чтобы проветрить, — мистер Ди пожал плечами, — вернется птица, как налетается, продолжайте варить.

Бип остановился у полки. Мозг ффе, мозг ффе, наверняка это мозг… ага, вот он, мозг феникса!

Очередной компонент отправился в котел, и зелье закипело.

— Что вы будете делать, став бессмертным? – спросил Боп, помешивая зелье.

Философ ответил, что пока не знает. Наверное, будет ходить в цирк. Или наблюдать за битвами наемников. Бип удивился, сказав, что вечную жизнь можно потратить и с большим умом, обучая молодое поколение важным знаниям. Мистер Ди фыркнул, сказав, что ему жаль тратить время на такие глупости. Выпив зелье, он заплатил половину оговоренной суммы, сказав, что остальную половину вернет через сто лет, когда убедится, что действительно стал бессмертным.

— Что будем делать с птицей? – поинтересовался Бип у друга, который снова погрузился в чтение какого-то фолианта.

— Полагаю, она вернется, — Боп не поднял глаз от книги. – Бип, нужна твоя помощь…

Он не успел закончить, когда Дробный переулок наполнился стрельбой и песнями. Казалось, сюда явилась целая армия вооруженных бандитов. Мгновение, и двери аптеки распахнулись. Внутри появился мистер Лу.

— Друзья! – воскликнул он, держа на плече тяжелый мешок. – Позвольте выразить восхищение вашей работой! Я просил зелье мудрого дипломата, а получил отвагу и дерзость грозного завоевателя.

Воцарилась тишина, сквозь которую с улицы доносился лязг мечей.

— И? – осторожно спросил Боп.

— И это в разы лучше! – воскликнул мужчина. – Мне удалось нанять наемников и поднять восстание! Мы ограбили банк гнусных гномов и похищенного золота нам хватит, чтобы завоевать королевство! Прямо сейчас мы выдвигаемся на восток! А это вам в награду!

Он кинул мешок, из которого тут же высыпались горсть монет.

За спинами аптекарей послышался грохот. Это опрокинулся большой котел, откуда стремглав выскочил Дункан Брод, хозяин магазина бижутерии.

— Ноги моей тут больше не будет! – прошипел он и двинулся к выходу, но по пути его перехватил мистер Лу.

— Трусливый Дункан! Хватит за всеми шпионить, будешь разведчиком в моей армии!

Сказав это, он выволок торговца наружу, а спустя минуту хор бандитских голосов стих в конце переулка.

— Ну и ну, — Бип осел на пол. – Наделали мы дел…

Боп заглянул в мешок и присвистнул.

— Ого, да это же белое золото гномов! Вот нам повезло!

Не успел аптекарь подобрать мешок, как внутрь ворвался мистер Фи, до смерти перепугав дремлющего Тырли. Лицо мужчины светилось счастьем, а в руках была зажата бумага с печатью.

— Любимая моя! – он упал на колени перед старухой. – Фруха моя ненаглядная! Я верну тебя в Королевство Гор! Только что я получил документ от самого короля Салли, он подтвердил, что у него была дочь, которую двадцать лет назад похитили и заколдовали! Ее звали Фрунхильда!

Из глаз растроганной старухи брызнули слезы.

— Заколдовали? Я знала, я всегда знала!

Из короткого разговора окончательно запутавшийся Бип понял только то, что Фруха провела двадцать лет в плену у колдунов, которые превратили ее в уродливую старуху и заставляли ходить под окнами, наводить порчу на людей. Потом Старый Лис ее вызволил и отпаивал зельем, которое сдерживало злые чары, но истинный облик чародей ей вернуть не смог. Поэтому иногда по ночам Фруха по старой памяти бродила под окнами.

Сейчас же, забыв про все на свете, она плясала, обнимала мистера Фи, который твердил, что ему плевать на старость и бородавки, он любит ее и такой. Вдоволь потанцевав, Фруха оседлала свою растрепанную метлу и вместе с мистером Фи, они улетели прочь, напоследок крикнув:

— И кому нужны эти магические реликвии, если есть любовь!

— Ну и ну, — произнес изумленный Бип им вслед. – Я же говорил, что метла заколдованная.

— Реликвия, магическая реликвия, — повторил Боп слова Фрухи. – Реликвия народа.

В этот момент двери аптеки снова распахнулись.

— Проклятые обманщики! – кричал мистер Ди, яростно притопывая и рискуя провалиться в подвал. – Вы что мне продали? Вы что натворили?

Бип заметил, что волосы философа стали седыми, а лицо покрыла паутина морщин. Не успел аптекарь сказать и слова, как мистер Ди обратился в пепел.

— Проклятие, — прошептал Бип, — и с этим зельем мы умудрились оплошать.

Из пепла раздался плач. Бип и Боп подбежали туда, где минуту назад стоял мистер Ди, и увидели розовощекого младенца. Спустя минуту это уже был ребенок. Еще через пару минут прыщавый юноша.

— Каждые полчаса! – пожаловался он аптекарям. – Каждые полчаса я взрослею, старею и умираю! Почему? Что происходит?

Бип вспомнил про мозг Феникса.

— Боп, — выдохнул он, — Боп, что будем делать?

Но друг его не слушал. Боп напряженно смотрел на стареющего философа.

— Волосы сына, мужа и старца, — произнес он. – В одном лице.

— Боп, — прошептал Бип. – Что это значит?

Друг загадочно улыбнулся.

— Это значит, что мы сможем воскресить доброго волшебника Амадея!

 

Воскрешение

 

Пока шли последние приготовления, Бип и Боп пришли к согласию, что оставаться детьми, как ни странно, гораздо лучше. Ведь все им сходит с рук, да и спросу с них – ноль. Казалось, аптекари напортачили с тремя клиентами, но первый в итоге обрел любовь, второй нашел свое призвание, а третий, хоть и умирал каждые полчаса, но остался доволен, заявив, что теперь научился ценить свое время.

Сами же аптекари готовились к своему главному представлению, воскрешению великого волшебника. Оказалось, что Дункан прятался в котле с двойным дном. Как заключил Бип, чтобы шпионить за Лисом. Как заключил Боп, просто от скуки.

Сейчас котел стоял посреди аптеки, а в недрах его был спрятан воришка Мяка. По словам Бопа, для подстраховки. Если вдруг статуя не пожелает оживать, аптекари явят зрителям воришку, которого они отмыли и привели в порядок.

— Сойдет за приличного торговца, — заключил Боп, осматривая Мяку. – Залезай под котел.

Полки были сдвинуты, а зелья косматый Тырли скидал в мешки, которые теперь опасно пенились и искрились, но на это никто не обращал внимания. Все были увлечены котлом, куда только что погрузили каменную статую. Казалось, весь Дробный Переулок сбежался на представление. Аптека ломилась от горожан, а улица была заполнена торговцами. В первом ряду стояла дочь молочника, которая постоянно смеялась, глядя на Бопа.

Солнце медленно опустилось за горизонт. Темнота заполнила улицы и переулки. В свете закопченных ламп посреди аптеки бурлил котел, а рядом колдовали Бип и Боп.

— Реликвия народа, — торжественно произнес Боп и опустил в котел кристалл, на всякий случай завернутый в газету. Чтобы вопросов не возникло.

Вода внутри вспенилась и заклокотала. Зрители испуганно зашептались.

— Белое золото, — Бип вытряхнул из мешка монеты.

Толпа загудела, даже не услышав, как внутри котла чихнул Мяка.

— И, наконец, волосы сына, мужа и старца, — заключил Боп, вытряхивая содержимое блестящей коробочки. — В одном лице!

Сам мистер Ди стоял рядом, на глазах старея и пригибаясь к земле. Вода в котле начала искрить и пускать пузыри. Боп отошел к прилавку, взял в руки магическую книгу.

— Намбо! — перекрикивал он шум котла. – Йыннемак йедолз!

Котел заскрипел.

— Кинбешлов, йыратс, виж…

Второе дно распахнулось, и из котла выпал Мяка. Протирая заспанные глаза, он уставился на толпу. Бип стиснул зубы, ожидая, что сейчас горожане разорвут их на части.

Но по толпе пробежал изумленный вздох.

— Это же Амадей, это волшебник Амадей!

Горожане кинулись к Мяке, принялись его обнимать и целовать. Сонный воришка с радостью принимал ласку людей, которые раньше только и делали, что били его и ругали.

Изумленный Бип подскочил и только сейчас узнал в Мяке знакомые черты. Выхватил у Бопа книгу, нашел портрет великого волшебника.

— Это и вправду Амадей, — прошептал он. – Как мы его не узнали? Все это время он был среди нас!

Боп ничего не ответил, только с довольным видом смотрел, как Амадей обнимается с дочерью молочника, которая по-прежнему улыбалась и смеялась, не замечая, что добрый чародей тискает ее за грудь.

Кажется, Амадей ничего не понимал, но с радостью принимал объятия и поцелуи, уже через минуту величая себя Воскресшим Чародеем. Оказалось, он не помнил, что происходило с ним до битвы, да и саму битву с братом-близнецом вспоминал с великим трудом.

— Не устали вы целые столетия находиться в камне? – спросил у волшебника молочник.

Амадей с удивлением ответил, что все эти годы он не был в камне, он находился среди людей.

Бип вдруг вспомнил про статую, которая до сих пор варилась в котле. Тогда кто там, в кипятке?

Он не заметил, как страницы книги в его руках перевернулись от сквозняка и открылись на разделе, в котором говорилось, что магический камень на Кристальной башне, вопреки легендам, призван защищать город от злого колдуна, а не отгонять драконов.

Но Бип не успел прочитать. Стенки котла дрогнули от удара. Еще и еще. Сильнее, сильнее. Будто внутри из огромного яйца пыталось вылупиться диковинное создание.

Толпа в испуге замерла и обратила свои взоры на котел. Там, в кипящей воде, проступил силуэт. Все пригляделись.

— Кто это, кто это? — пронесся вопрос по толпе.

Издав протяжный рык, силуэт выскочил из котла и отряхнулся. Косматый, похожий на безумного быка с горящими глазами и огромными клыками, он обвел взглядом напуганных горожан.

— Это же… это же Больдар! – вскрикнула дочь молочника и упала в обморок.

А злой колдун, завидев в толпе знакомое лицо, хищно улыбнулся:

— А вот и мой верный оборотень, Тырли!

— Мырли! – отозвался косматый мальчуган и начал превращаться.

 

***

 

Седой джентльмен в кожаных перчатках и черном плаще бежал по Дробному Переулку, проклиная все на свете.

— Я убью их! Я убью их! – кричал мистер Лис, спеша к «Эликсиру Желаний»

И как они могли все испортить! Он же оставил их всего на несколько дней! Дал им подсказки на котле, дал птицу, разложил ингредиенты! А эти бездари умудрились везде оплошать! Конечно, он тоже виноват, что не подготовил их должным образом, но шанс представился так неожиданно. И, вдобавок, именно они — потомки великого Амадея, как они могли оплошать!

Но знать, что они натворят, он бы никогда не оставил их одних. Ладно, с Фрухой и Фи все само уладилось. И мистер Лу не пошел с войной на королевство, а уплыл вместе с пиратами на поиски волшебных островов. Но шпион Лиса, Дункан Брод в последнем письме написал, что его самого забирают в наемники, а юнцы собираются воскресить статую волшебника!

Они же не знают, что внутри Больдар, которого Амадей превратил в камень, а сам лишился памяти и затерялся среди горожан!

Навстречу Лису бежали испуганные торговцы. Из аптеки валил дым, внутри полыхало. Проклиная все на свете, старый Лис ворвался внутрь.

Взору его предстала ужасная картина. Мешки с зельями громыхали и взрывались, с потолка сыпалась каменная крошка. Посреди зала, зажав в руках дочь молочника, стоял Больдар. Рядом, ломая полки и разбивая лампы, бесновался оборотень. Тут же лежал Амадей, то ли мертвый, то ли раненый.

— Мистер Лис! – услышал он из-за прилавка голос Бипа. – Осторожнее! Потолок сейчас…

Потолок обвалился, погребя и старого Лиса, и злого колдуна Больдара, и оборотня с Амадеем.

Прилавок засыпало камнями, из-под которых Бип в ужасе закричал:

— Мистер Лис! Надо ему помочь! Боп, скорее, мы успеем его спасти!

— Его уже не спасти, — тихо сказал Боп.

И заплакал.

читателей   970   сегодня 1
970 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 16. Оценка: 3,63 из 5)
Загрузка...