Повествование бессмертного бахши

 

 На Востоке и поныне бытует древняя традиция проведения «гапов» – мужских вечеринок с угощением, устраиваемых обычно раз в полмесяца или месяц одним из его участников. На этих мероприятиях обильное угощение различными восточными блюдами сопровождается неспешной беседой на различные темы.

Гапу, в котором участвую я – автор этих строк – уже пошёл четвёртый десяток лет. С самого своего начала он состоит в основном из представителей учительской профессии: математиков, химиков, языко — ведов… О чём только мы не переговорили за прошедшие годы на этих встречах! Многое забылось. Но вот рассказ на тему о бессмертии, сейчас уже, к сожалению, не могу точно вспомнить кем она была поднята на одном из очередных наших собраний несколько лет назад, услышанный из уст ветерана городского просвещения Мамаджанова Ташпулата-ака, до сих пор не выходит из моей головы. Постараюсь передать его дословно. Думаю, что мысль о вечной жизни не единожды заставляла задумываться каждого из нас.

– Как вам известно, – начал тогда своё повествование Ташпулат-ака, – добрую половину своего длительного учительского отпуска вот уже не один год подряд, я посвящаю сбору произведений устного народного творчества. Не простое, скажу вам, это дело. Чтобы через века и тысячелетия услышать и записать какую-то древнюю легенду, поговорку, загадку или песню, порой приходится отправляться в самые дальние регионы республики, преодолевать автостопом или пешком десятки километров степной или горной дороги, не всегда проводить ночь в уютном номере гостиницы или доме гостеприимного собеседника…

В этот раз закат солнца застал меня далеко от населённого пункта, на берегу горного живописного озера. Ночь я напросился провести около привала пастуха по имени Шерали. Когда на землю опустилась темень, развели костёр и решили вскипятить чай. Я проявил инициативу сходить за водой. Подойдя к отлогому берегу, и спустившись по нему к воде, увидел стоящего недалеко от себя человека. Несмотря на слабый лунный свет, постарался разглядеть его. Он был невысоко роста, крепкого телосложения, до синевы белые волосы волнами спадали на крутые плечи. Кашлянув, попробовал дать знать, что он здесь не один. Незнакомец, не уделив мне ни малейшего внимания, продолжил внимательно вглядываться в водную гладь, опершись на длинный сучковатый самшитовый посох. Мне ничего не оставалось, как наполнить кувшин водой и уйти восвояси.

Когда вернулся на место стоянки и сообщил пастуху о встрече со странным человеком, тот загадочно улыбнулся и сказал:

– Очень скоро он подойдёт к нам, потому что вот уже много лет подряд именно на этом месте встречает зарю. Уверяю, вас ожидает необыкновенное знакомство.

Я поинтересовался:

–А сколько ему лет? Несмотря на седые волосы, он нисколечко не похож на старика.

– Ульмас – не имеет возраста, – ответил пастух.

– Как так?

– А вот так, ему самим Всевышним ниспослано быть бессмертным.

– За что?

– Потерпите немного, думаю, узнав, зачем вы здесь, он сам поведает об этом…

Действительно, через некоторое время из густого марева ночи перед нами предстала фигура незнакомца.

– Салам-алейкум, Ульмас-бахши, встретился ли с дочкой и зятем? – поинтересовался у него Шерали.

– Да, слава Создателю, благо погода сегодня хорошая и озеро на редкость спокойное, – удовлетворённо ответит тот.

Я слушал их диалог, и никак не мог понять, о чём это они говорят: ведь ещё совсем недавно видел Ульмаса одиноко стоящего на берегу озера?

Тем временем тот поинтересовался у пастуха:

– Как посмотрю, ты не скучаешь, у тебя гость?

– Да, этот человек прибыл к нам из Ферганской долины, чтобы собрать материал по народному творчеству. Надеюсь, ты поможешь ему? Ведь у нас никто лучше тебя это не сможет сделать? – сказал Шерали.

– Почему бы не помочь хорошему человеку? Тем более, что сейчас всё меньше и меньше остаётся таких энтузиастов, которые отказавшись от экскурсий по экзотическим странам и отдыха в фешенебельных отелях, бороздят из края в край родную страну и по крупицам восстанавливают её великую историю…

Вода в кувшине закипела, Шерали заварил чай из сбора только ему известных полевых трав и, разлив его в пиалы, подал нам. Ульмас, отхлебнув несколько глотков душистого напитка, обратился ко мне:

– Что ж, молодой человек, ночи у нас в горах длинные, наберитесь терпения и, не перебивая меня, послушайте мой следующий рассказ:

– Когда я родился, точно сказать не могу. Но помню, что это произошло здесь и в очень давние времена. Тогда на этом месте было большое селение. Жили люди в нём в достатке, между ними не было распрей, потому что все они были равны. Жили они тем, что давала им здешняя благодатная земля и удивительная природа. Мужчины ходили на охоту и возвращались оттуда с богатой добычей. Женщины же работали на полях и в садах, получая с них выращенные богатые урожаи овощей и фруктов.

Отец мой был рыбаком. По наследству от него мне перешли его дело и небольшой домик, который стоял как раз вот на этом месте, где мы с вами расположились на ночь. Я был женат на первой красавице в округе, Мадина подарила мне не менее очаровательную дочь Лейлу. Однажды я отправил любимицу в лес собрать лекарственные травы. Встретился ей там молодой охотник по имени Жасур. Взглянул он на неё и пленил её лучезарным взглядом. Смолкли звонкие песни моей любимицы, перестала она пе6ть и плясать с подружками, начала таясь от всех бегать в лес. Не трудно было догадаться, какая тайна закралась в сердце доброй и ласковой дочери. Пригласил я тогда в свой дом родителей суженого, и договорились мы о дне свадьбы молодых.

Ровно через год Лейла родила сына, которого в честь деда, то есть меня, назвали Валедом.

Увы! Быстро рассеивается песок пустыни, но ещё быстрей счастье людей. Недолго блаженствовал Жасур со своей женой – ворвались на нашу землю кочевники из соседнего враждебного государства, разграбили чужие люди наши дома и стали уводить сельчан в полон. Неосторожной была дочь: увидели её захватчики и донесли своему предводителю весть о молодой женщине, обладающей невиданной красотой и острым умом. Он тут же приказал привести Лейлу в свой шатёр. Жасур отбил жену у слуг завоевателя, и они решили бежать от врагов подальше в горы. Однако иноземцы окружили влюблённых плотным кольцом. Отважному Жасуру удалось с помощью острой сабли пробить брешь в цепи врага, и они вырвались на высокой берег озера.

– Лучше смерть, чем рабство! – воскликнула Лейла и потянула супруга к краю обрыва. Он бережно поднял её на руки, она обвила руками его шею, словно лебедиными крыльями, и вскоре их тела поглотила разбушевавшаяся водная стихия.

Всё это произошло у меня на глазах. Я тоже решил расстаться с жизнью вслед за своими детьми. Подошёл к высокому берегу озера, и уже хотел было сделать шаг навстречу бездне, как вдруг услышал обращённый ко мне свыше голос: «Тебе не удастся умереть, ибо я одарил тебя бессмертием. Отныне твоё имя Ульмас (в переводе с тюркского «бессмертный»). Ты обязан воспитать внука Валеда, потому что его, как и многих других потомков твоего рода, ждут великие дела во благо Отечества. О них твой народ должен будет знать и через многие века. А сделаешь это ты, так как теперь ты не Валед-рыбак, а Ульмас-бахши (в переводе с тюркского «сказитель»)…

…Пролетели годы. Из смышлёного мальчугана, с ранних лет обучаемого мной грамоте и воинским единоборствам, внук прев — ратился в умного, красивого и сильного молодого человека, лицо которого при встрече с незваными пришельцами хмурилось, а кулаки крепко сжимались.

Однажды внук исчез, а вскоре появился во главе небольшого отряда воинов и поднял в родном селении восстание против поработителей. Люди словно пробудились от глубокого сна. Они воспряли духом, похватали топоры, вилы, охотничьи луки, всё, что попадалось под руки, и обрушились на врага. Восстали все – старики, женщины и дети. Всё сметалось ими на пути, никому не было пощады. Словно ураган мести прошёлся над землёй, и враг был сокрушён.

Народ ликовал, празднуя победу. А на обрывистом берегу озера рядом со мной стоял Валед и, протягивая сильные руки к водному простору, звал:

– Мама, папа, родные мои, я отомстил за вас, отзовитесь!

Ярко засияло солнце над озером и мирным селением мужественных людей.

Эта небольшая победа Валеда и его соратников стала началом многолетнего восстания народа против иноземного правителя. Только в нашем селении его отряд вырос количеством воинов более чем втрое. Чаша весов в жестоких сражениях зачастую склонялась в сторону защитников отчего края, что в немалой степени объяснялось воинским мастерством их предводителя.

…Жители освобождённых от врага территорий с радостью встречали молодого победителя. Кони воинов из его окружения ступали по специально расстеленным коврам, под ноги знаменитого воинскими подвигами предводителя сыпались золотые и серебряные монеты…

В больших и малых боях Валед всегда находился в гуще сражения. Благодаря тому, что смельчака не брали ни стрела, ни кинжал, в народе родилась легенда о его неуязвимости. Судьба действительно хранила победоносного народного мстителя. Пока предательство не стало причиной его гибели. Один из его ближайшего окружения соблазнился вознаграждением, обещанным за голову знаменитого предводителя, и нанёс спящему Валеду смертельный удар…

В родном горном селении сыну борца за независимость родины в тот год исполнилось пять лет, а звали моего правнука Мухамедом. Он не стал воителем, но оставил след в истории своего края, как известный богослов.

…Прошло более чем два века. Не успели народы Центральной Азии вдохнуть полной грудью, освободившись от одних захватчиков, как на них тяжким гнётом навалилось татаро-монгольское иго. Поборы, рабство, отчаяние – были участью покорившихся. Гибель в страшных мучениях – судьбой не смирившихся. И народ вновь восставал раз за разом, ничто не устрашало тех, кто стремился к свободе.

Одно такое восстание вспыхнуло на земле древней Согдианы, в окрестностях Бухары, и возглавил его дехканин Махмуд из кишлака Тараб.

Вскоре боевые действия повстанцев распространились со скоростью степного пожара на весь Мавераннахр. С каждым днём присоединялись тысячи новых сторонников к отрядам талантливого организатора-самоучки Махмуда Тараби. Были среди них и правнуки Мухаммеда братья Али и Саади.

Провалились попытки завоевателей заманить народного вождя в ловушку и уничтожить. Бессильны оказались и войска монгольского наместника в Центральной Азии Махмуда Ялавача.

Повстанцы во главе со своим вождём и его ближайшим сподвижником ученым-богословом Шамсуддином-Махбуби овладели Бухарой. Плохо одетые вооруженные дехкане и ремеcленники разгромили захватчиков и продавшихся им местных феодалов.

Став властителем, Махмуд Тараби не изменил прежним идеалам, бедняки же воспрянули духом и впервые зажили без тягот. За верность службе потомки нашего рода стали первыми лицами в личной охране поистине народного полководца. Тем временем, бежавший в ставку Золотой Орды прежний правитель со своими приближёнными собрал огромное, до зубов вооруженное и прекрасно обученное войско, любезно предоставленное ему напуганными событиями монголами. Махмуд Яловача попытался отбить престол. Но воины Тараби, воружённые кто топорами, кто кетменями, разгромили захватчиков и обратили их в паническое бегство.

Нелегко далась эта победа восставшим. Пали в жестокой битве и Махмуд Тараби, и Шамсуддин Махбуби, и многие их ближайшие и верные соратники, среди которых были и отважные Али и Саади…

Внесли свою лепту славные потомки нашего рода в победу и над иноземным захватчиком, который посягнул на мир в родном Отечестве в недавнем прошлом.

Вот что написал об этом представитель юного поколения нашей древней родословной лицеист Рустам Орипов в своём ученическом сочинении:

«…Мой дедушка во время второй мировой войны был танкистом. В одном из боёв его бронированную боевую машину подбили. Снаряд попал в бак с горючим. Танк загорелся. Мой дедушка выбрался из него, комбинезон на нём пылал. Он не стал тушить одежду, а повёл в атаку с криком «Ура!» пехоту. Человек факел бежал на немцев! Такого фашисты ещё не видели. И, поражённые увиденным, прекратили огонь. Дедушку отправили в госпиталь, потому что в том бою он получил сильные ожоги, но остался жив. За этот свой подвиг мой дедушка Мажидхон Орипов был награждён орденом Красной Звезды. Я горжусь им и пойду по его стопам, для этого после окончания лицея непременно поступлю в Чирчикское высшее командно-инженерное училище…»

Слушали это сочинение дети и каждый из них увидел этот живой факел, этого Данко из самой жизни, из современного роду-племени. А духовное-то начало его оттуда – из нашего великого прошлого…»

…Забрезжила заря. Ульмас-бахши прервал свой рассказ и, взглянув на светлеющий горизонт, засобирался:

– Мне пора, иначе опоздаю на встречу со своими детьми!

Я решился спросить его:

– А можно и мне пойди с вами?..

И вот ясным погожим утром мы стоим на берегу горного озера. Смотря на лёгкий бег его волн, в шелесте их прибоя, я вдруг услышал голоса:

– Жасур, ненаглядный мой!

– Лейла, милая моя!

А ещё в водной глади озера я увидел отражение нежных глаз красавицы Лейлы.

читателей   333   сегодня 1
333 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,50 из 5)
Loading ... Loading ...