По ту сторону мечты

 

Часть первая

Это  — все та же дорога домой. Такой она была вчера, такой же была неделю назад и даже десять лет назад, кажется, она была такой же.  Ничто, как будто, не изменилось с тех пор: все тот же центральный проспект в центре большого города – дома-великаны, зеркальные витрины модных бутиков, все также  мелькают лица пешеходов за окном бегущего автомобиля, и даже чувства, как будто, остались прежними.

Сегодняшний день 15 ноября 2004  года ничем не отличался от вчерашнего. Я все также торопилась домой, в то единственное место во Вселенной, где я могу позабыть обо всем, что происходит вокруг и почувствовать себя почти в полной безопасности. Я всегда стремлюсь к покою и гармонии совершенства, но не могу найти в этом жестоком мире. Даже родной милый сердцу город с его прекрасной современной архитектурой  кажется слишком продуманным и рациональным, где все куда-то спешат в погоне за счастьем. И не сыскать душе моей приюта здесь в холодных каменных стенах осенней столицы. Лишь только мой дом – маленький островок на планете дарит мне крохи гармонии, к которой я бесконечно стремлюсь.

Сегодня все как всегда, быть может, я просто устала чуть больше обычного. В последнее время я часто испытываю усталость. Усталость наполняла все мое тело, руки и ноги гудели, а голова, уставшая от бесконечных размышлений, вовсе отказывалась соображать. Одна только мысль согревала меня этим прохладным осенним вечером, что еще какие-то пять или десять минут и я окажусь у себя дома, скину с себя эту проклятую одежду, сковывающую движения подобно скафандру, и облачусь в мягкий махровый халат и домашние тапочки, выпью чашку горячего зеленого чая и вновь почувствую себя счастливой. Казалось, этого мне хотелось больше всего на свете.

Но, вдруг, в какой-то момент неведомая сила заставила меня выйти из такси пятьюстами метрами не доезжая до дома. То ли желание подышать холодным осенним воздухом, то ли оцепеневшему от усталости телу требовалась какая-то встряска, а, быть может, окаменевшие мысли и чувства, вдруг, как будто, пробудились после долгого жуткого сна и теперь они мчались куда-то вдаль, увлекая меня за собой.

«Наверное, я сошла с ума?» —  пронеслось у меня в голове – «Я давно должна быть дома». Мне холодно, страшно и одиноко осенним  вечером на улице большого города, впрочем, как и всегда. Мне хотелось как можно скорее оказаться у себя дома, и это заставляло меня идти все быстрее.

В этом городе я родилась, по этой улице изо дня в день я возвращаюсь домой уже больше двенадцать лет. Мне знакома здесь каждая тропинка, каждый проулок, как линии на моей ладони, но, несмотря на это, я не чувствую себя в безопасности, разгуливая по вечернему городу в полном одиночестве.

Вот уже почти половина пути осталась за спиной. Я шла довольно быстро, казалось, еще немного и заветная цель будет достигнута, то место, куда я так тороплюсь. Но, вдруг, в самый неожиданный  момент я замерла от изумления. Перед моим взором возникла совершенно  невероятная  картина. В том самом месте, где всегда был расположен небольшой проулок между двумя высотными домами, теперь раскинулась невероятно широкая, не заасфальтированная дорога. Размытая густая черноземная почва была испещрена следами колес от повозок и копытами лошадей. Видимо, недавно прошел дождь, воздух был вязким и, пахло, кажется, торфом. Необыкновенно ярко светило солнце,  согревая все вокруг. От земли поднималась вверх густая испарина. Дорогая была пуста, никого не было видно поблизости. По обе стороны дороги расположены низкие одноэтажные глинобитные домики.

Увиденное зрелище сначала  заставило меня  содрогнуться, потом я замерла, как завороженная. «Что это?» — промелькнуло у меня в голове. Ничего подобного мне никогда не приходилось видеть. Какое это было время? Какой век? Азиатские глинобитные домики? Откуда они взялись? И чернозем? Я никогда не видела чернозема в Азии. В этом была какая-то загадка. Мысли мелькали  в моей голове, подобно узорам калейдоскопа, одна сменяя другую. О, боже, как я устала! Мне не хотелось думать ни о чем. Я слышала только зов, манящий, пьянящий зов этой дороги.

Часть вторая

И я сделала шаг, и почувствовала, как моя босая нога погрузилась в теплую липкую жижу. Я сделала еще шаг и почувствовала, как это тепло разливается по всему моему телу. Какое блаженство и какой покой! Кажется, время остановилось, и все замерло вокруг. Я иду, не помня себя, по этой чудной дороге, и с каждым своим шагом погружаюсь в это пьянящее, неведомое мне раньше состояние. Каждое мое движение,  казалось, длилось целую вечность. Это —  целая вечность сплошного блаженства!  Казалось, я шла сюда целую жизнь.  Но было как-то пусто внутри, лишено какого-то важного смысла. Зачем я здесь? Да, Бог с ним!  Мне так не хочется думать. Я просто хочу идти вперед безо всякого смысла, безо всякой цели!

Саманные домики один за одним остаются позади. Под ногами хлюпает теплое вязкое месиво. Тело полно истомы. Даже солнечный свет, кажется каким-то чарующим и неподвижным. Наверное, это и есть вершина. Другого, возможно, уже ничего не нужно.

Я остановилась около одного из прекраснейших на земле домишек, измазанного глиной. Перекошенная деревянная дверь едва держалась на проржавленных петлях. Сверху была видна выцветшая надпись: «Мясная лавка». Я толкнула дверь, та завизжала и распахнулась настежь. «Какой восхитительный скрип!» — шептали мои упоенные нервы. Кажется, сюда тысячу лет ни ступала нога человека. Внутри был полумрак, лучи солнца едва просачивались сквозь крохотные окошки.

Я переступила порог, мои босые стопы почувствовали под собой прохладный земляной пол. Комната была крохотная, деревянные потолки едва не касались волос на моей  макушке. Ощущалась легкая прохлада. Вокруг не было ни души. И только сладкий запах и тепло, исходящее от свежих, только что разделанных туш, развешанных повсюду, одурманивал мое сознание, наполняя тело необыкновенным блаженством. Какое чудо! Но, кажется, я пришла не за этим. Окинув комнату взором в последний раз, я решила вернуться обратно на ту же дорогу.

Солнце по-прежнему неподвижно висело высоко в небе. Видимо, время здесь течет необыкновенно медленно. Вязкий теплый чернозем все также хлюпает у меня под ногами. Какой покой и какая свобода! Я никогда не была свободна прежде! Теперь я совершенно точно понимала это. Свободны мысли, свободны чувства, в теле невероятное блаженство. Я  медленно двигаюсь в обратном направлении по той же самой дороге. Похоже, я не иду, а плыву в этом густом неподвижном воздухе. И, вдруг, — опять похожий саманный домик возник перед моим взором слева от дороги.

Такие же серо-желтые глиняные стены, перекошенная деревянная дверь, крохотные окошки, вывеска сверху: «Бакалейная  лавка». Я подошла к домику, толкнула дверь на проржавленных петлях, та заскрипела и отворилась. «Какой упоительный скрип!» — шептали мои растрепанные чувства. Внутри крохотная комнатка, утоптанный земляной пол, вдоль стен со всех четырех сторон – деревянные стеллажи от пола и до самого потолка усыпанные различными товарами: крупа, макароны, самые разные орехи, конфеты-драже крупные и мелкие, цветные и однотонные, шоколадки. Сладкий пленительный запах окутал меня  со всех сторон. Товар в магазине был представлен в широком ассортименте, но казался нетронутым уже долгое время. Конфеты-драже были покрыты заметным слоем пыли.

«Здравствуйте» — раздался приятный женский голос за моей спиной. Я обернулась, предо мной стояла необыкновенно симпатичная молодая девушка – продавец, одетая в светлый отутюженный халат продавца, а на голове хрустел круто накрахмаленный белый ажурный колпачок с вышивкой по верхнему краю. На ее лице светилась мягкая безмятежная улыбка. Какая милашка! Таких я видела в последний раз лет двадцать пять назад, когда я была совсем маленькой девочкой, в бакалейных отделах советских гастрономов.

«Могу ли я Вам что-нибудь предложить» — обратилась ко мне девушка. Я улыбнулась, отрицательно покачивая головой. Здесь не было того, чего бы мне сильно хотелось. Я подошла к двери, переступила порог и оказалась вновь на той самой черноземной дороге, и стала двигаться дальше, наслаждаясь каждым мгновеньем. А может быть это было одно сплошное мгновенье?

Следующий саманный домик, возникший на моем пути, был очень похожим на два предыдущих, хотя был намного длиннее обычного и сверху не было никакой вывески. Что ждет меня на этот раз? Я вошла внутрь, было достаточно темно, солнечный свет с улицы не проникал вглубь помещения. Все вокруг было едва различимо лишь благодаря тусклому свету разноцветных лампочек светомузыки, сама музыка была еле слышна и доносилась откуда-то  издалека.  Вся окружающая обстановка напоминала сельский клуб типа «Дома культуры» советского периода. Странными были только некрашеные комковатые глиняные стены, низкие потолки и  утоптанный земляной пол.

Всюду были люди, они, казалось, были давно мне знакомы, но в темноте их лиц почти не было видно. Мое появление, видимо, их ничуть не удивило, кругом царила атмосфера абсолютной доброжелательности. Каждый был занят чем-то своим, кто-то кружил в каком-то странном танце, не обращая внимания на других. Кто-то в углу щебетал о чем-то своем, в окружении знакомых, но их голоса были едва различимы и звучали в такт мелодичной музыки, создавая потрясающий ритмичный звуковой фон. Что могла я искать в этом необыкновенном месте? «Неважно» — доносилось из самых глубин моей души. Главное то, что здесь, в этом неведомом мире, я почти нашла то, что искала долгие годы. Но, вдруг, случилось, то, что, казалось, могло остановить время и биение моего сердца навеки.

Часть третья.

По узкому коридору, выходящему из другого конца этой комнаты шел Он. Я сразу узнала Его. Но этого не может быть! Мы не виделись уже больше пяти лет, но Он выглядел гораздо моложе, чем в тот день, когда мы виделись с ним в последний раз. Он был таким, каким Я встретила Его впервые в апреле 1994 года. Казалось, Он ничуть не изменился, все те же глаза, улыбка, способная отогреть даже мое заледеневшее сердце, те же густые волнистые темно-каштановые волосы. Он такой же высокий и стройный, как в свои двадцать пять. Даже клубный костюм на нем был тот же, что и в первый день нашей встречи, темно-синий двубортный с золотыми пуговицами, под пиджаком была видна белая рубашка.

Все поплыло, как в тумане. Я не помню себя. Я не чувствую пола, не вижу ничего вокруг. Он подходит ко мне, берет меня за руку, и лишь только тепло Его ладони стало для меня единственной реальностью. Я готова следовать зову этого тепла, не замечая ничего вокруг.  Я  растворилась.

Он ведет Меня за собой сквозь толпу, которая уже перестала быть заметной, в конец комнаты. Он ведет Меня по тому самому коридору, откуда Он сам явился. Казалось, коридору нет конца, по правую сторону расположены комнаты подобные той, из которой мы только что вышли. В них так же отдыхали какие-то люди, кружась в причудливом танце.

Тепло Его ладони увлекало Меня за собой. Мы остановились около одной из комнат, напоминающей все предыдущие. Входя внутрь комнаты,  Я с изумлением обнаружила, что мое тело облачено в очень странную одежду. На ногах были черные лакированные туфли на очень высокой шпильке, брюки были также черными, очень узкими, сшитыми из плотной атласной ткани. Ноги казались невероятно длинными и стройными. Сверху была надета шелковая блузка с длинным рукавом в широкую продольную черно-белую полоску. Покрой был весьма необычным: верхняя часть этой блузки, начиная от груди, была заложена в крупную продольную складку, так, что черные полосы все находились на поверхности, а белые были спрятаны внутри этих складок, поэтому становились едва заметны только во время движения. Воротник представлял собой широкую стойку черного цвета, довольно плотно облегающую мою тонкую длинную шею. Сзади сверху и до самого подола  блузка была застегнута на мелкие стеклянные пуговицы.

Весь мой внешний вид был совершенно невероятным. Мои волосы, обычно прямые и гладкие, теперь спадали по плечам крупными локонами. Огромные бездонные глаза с выражением испуганного ребенка, мерцали необыкновенными огоньками, ресницы казались непривычно густыми и длинными. До чего же Я была хороша в этот миг. А, быть может, Я всегда была такой, только почему-то не замечала этого?

Мой удивительный спутник, увлекая меня за собой, вышел в центр комнаты, и мы остановились на какое-то время. Время тянулось неимоверно долго, растягивая блаженство до бесконечности. Я положила обе свои ладони ему на грудь чуть ниже плеч, сквозь пиджак чувствовалось тепло его тела. Мы закружились в каком-то странном медленном танце, движения были монотонными и однообразными в такт причудливой музыки, сливавшейся с голосами людей, мелькающих повсюду.

Какая-то девушка прямо за моей спиной говорила о том, что у одной из наших общих знакомых родился мальчик, и она завтра по этому поводу собирает старых друзей. Я тоже была в числе приглашенных. Другая хвалилась тем, что уже успела купить ползунки и погремушки в подарок новорожденному. Третья, хотела меня удивить рассказами об успехах нашей однокурсницы. Четвертый, пятая, шестой… . Все они говорили о чем-то, но мне их не было слышно.

Я не видела лиц этих людей, хотя, была уверена, что все мы были знакомы, уже не слышала музыки, хотя, продолжала кружить в восхитительном танце. Я таяла, таяла, таяла, таяла, ощущая тепло, исходящее от Него. Тепло становилось нашим общим теплом, сердце билось, казалось, одно на двоих. В какой-то момент Я перестала ощущать границ своего тела. Я не понимала, где есть Я? Где есть Он? Понимала лишь то, что есть такое Вечность. Да и была ли Я способна что-либо понимать в тот момент? Быть может Он понимал все это? Ведь мысли наши и чувства были одни на двоих. Я растворилась совсем, Он растворил меня и растворился сам. Этому не должно было быть конца. Это – Вечность. Это – вечная Свобода. Это то, ради чего стоило родиться.

Но, вдруг, очень резкий женский голос, подобно острому лезвию, разрезая время и пространство, вонзился в мою блаженную голову: «Отойди от нее немедленно! Сколько лет ты морочишь ей голову?! Или женись на ней, или убери от нее свои руки!». Это был голос моей мамы. В это мгновение что-то оборвалось внутри меня и умерло вовеки. «Я женюсь! Обещаю, что женюсь!» — пробормотал мой спутник, спустя некоторое время. Он не понимал, что происходит, и бормотал невнятно, как будто бы только что очнулся после глубокого сна.

Музыка, все так же играла, танцуя, мы подчинялись ей. Все тот же загадочный танец, все те же мелькают лица знакомых людей. Но было что-то не так в этом танце, Я чувствовала острую боль в груди в области сердца. И теперь то, Я точно не знала, что чувствовал Он в эти мгновения. Разорвано было то невидимое нечто, что соединяло нас, казалось бы, навеки.

Он выглядел абсолютно потерянным. Я упорно продолжала делать вид, что ничего особенного не произошло, что все оставалось по-прежнему и ничего не изменилось. Но это было не так. Он, так же как и Я, понимал это, но принимая правила моей игры, продолжал притворяться, будто бы все было в порядке.

Я не хотела обманывать Его и не хотела, что бы обманывался Он. Я пыталась вернуть все обратно. Пристально прислушиваясь к Его дыханию и ритму Его сердца, старалась влиться в окружающую нас музыку и забрать Его с собой. Не знаю сколько времени Я пыталась склеить то, что было разбито вдребезги, но вечно это продолжаться не могло.            Я знала, что придет конец, и ждала, когда же это случится. Невыносимая боль выжигала все внутри.

И вот, наконец, случилось то, чего Я так ждала, казалось, бесконечно. Когда мы испытываем жуткую боль, она всегда кажется вечной. Мой милый друг резко оттолкнул меня в сторону. В последний раз он посмотрел мне прямо в глаза и раздраженно сказал: «Уходи, я не хочу тебя больше видеть!». Он был искренним со мной и, мы оба знали, что по-другому быть и не могло. Что было дальше я не помню.

Часть четвертая.

Очнулась я лишь только какое-то время спустя в совершенно незнакомом мне месте. В моей голове по-прежнему продолжала играть все та же загадочная музыка, все та же боль по-прежнему сдавливала мне сердце, напоминая о произошедшем. Еще я помню скрип повозки и цокот копыт лошадей. Должно быть, это они привезли меня в это непонятное мне место.

Я оказалась на террасе какой-то очень ухоженной усадьбы в полном одиночестве. По середине стоял небольшой круглый столик, накрытый ажурной накрахмаленной скатертью. На нем стояли вазы со множеством различных фруктов, конфет, кексов, хрустальный графин, до самых краев наполненный каким-то невиданным нектаром и один хрустальный бокал. Рядом со столиком стоял стул подобный трону, а в дальнем углу кресло-качалка. Усадьба была роскошной, казалась сделанной лучшими мастерами всех времен. От такой красоты у любого смертного могла бы пойти кругом голова. А вокруг террасы благоухал яблоневый сад.  Это все было для меня. Даже прекрасные сильные яблоневые деревья склонили до самой земли свои дивные ветви, усыпанные сплошь бело-розовыми цветами, стараясь угодить мне одной.

Сама я тоже выглядела довольно странно. На мне было надето длинное бледно-голубое платье до самого пола, сшитое по моде конца девятнадцатого века. Глубокое декольте о полуобнаженные плечи придавали особую грациозность осанке. Все те же прекрасные волосы, завитые крупными локонами, те же прекрасные бездонные глаза и густые ресницы. Я по-прежнему выглядела изумительно. Но было больно и пусто внутри.

Я медленно опустилась в кресло, окинула холодным взором все вокруг. Ни прекрасная усадьба, ни благоухающий яблоневый сад, ни экзотические фрукты и соки на столе не могли утешить мою израненную душу. В теле ощущалась какая-то болезненная невесомость, не проходящая боль давила в груди, голова шла кругом, чувствовалась легкая тошнота и головокружение. Состояние было похоже на то, что бывает у подростков после бурно проведенной ночи на дискотеке.

О, Боже, как мне плохо! Я хочу сбежать отсюда навсегда! Домой! Я хочу домой!                 Я побежала по каменной дорожке, ведущей к величественным воротам, распахнула дверь калитки и … .  Оказалась на знакомой мне черноземной дороге, босыми ногами ощущая под собой все тепло благодатной почвы. Глубоко вдохнула густой влажный воздух, по запаху напоминающий торф, и погрузилась вновь в забытье. Все то же безмолвие, все то же блаженство! Застыло время, застыли мысли, застывшее солнце согревает мои полуобнаженные плечи, и на душе абсолютный покой. Лишь ноги сами несут меня в направлении того места, откуда я пришла сюда. Под ногами хлюпает теплое вязкое месиво.

Вдали уже виднеется любимый сердцу город. Я добралась до заветной черты и сделала шаг… . Вот он шум большого города, рев автомобильных моторов, несутся куда-то люди с окаменевшими лицами. Все, как и прежде, только рассвет вместо заката. Утренняя осенняя прохлада сковывает все тело, в голове начинают судорожно вертеться самые разные мысли. Я стою на обочине, как вкопанная, знаю точно, что мне нужно домой. Я так устала и хочу отдохнуть.

Мимо проезжающее такси затормозило прямо передо мной. Вот оно – мое спасенье! «Девушка, Вам  в какую сторону ехать?» — спросил шофер. Я не проронила ни слова, села в машину и захлопнула за собою дверь. От дома меня отделяли какие-то двести или триста метров.

«Прямо» — пробормотала я. Машина тронулась с места, набрала скорость и, не успев добраться до перекрестка, потеряла управление. Нас вынесло на противоположную полосу дороги, сплошь набитую автомобилями. Я знала, что это – конец, но мне почти не было страшно. Я закрыла глаза и стала ждать, когда все закончится.

Машину вынесло на обочину противоположной стороны дороги, она остановилась и заглохла. Я выскочила на улицу и побежала домой, в надежде вернуть былую жизнь, но понимая, что теперь это было уже невозможно!

читателей   231   сегодня 2
231 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,67 из 5)
Loading ... Loading ...