Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Назад в Запределье

 

1

 

Костя перечитывал «Хоббита», когда в окно комнаты на девятом этаже деликатно постучали. Погруженный в сказку, мальчик даже не подумал бросать Бильбо наедине с Горлумом в темной холодной пещере. Возложив вину за посторонние звуки на наглых ворон, он перелистнул очередную страницу.

Только когда стук прозвучал снова и куда отчетливее, Костя отложил книгу, глянул за окно и застыл от неожиданности. Там, снаружи, парила девочка с двумя косичками, которые смешно обрамляли бледное лицо. Невысокая, щуплая, не старше Кости – лет одиннадцати-двенадцати. Одета явно не по погоде: на улице январские морозы свирепствуют, а на ней короткая юбочка, полупрозрачная белая блузка с короткими рукавами, а на голых ногах – сандалии. На фоне грязно-серого неба ее кожа отдавала синевой.

С улыбкой от уха до уха девочка целую минуту изучала Костю и его отвисшую челюсть, а затем, хихикнув, указала на ручку окна и сымитировала движение, словно открывает его.

— Ты хочешь, чтобы я тебя впустил? – сообразил Костя.

Девочка энергично кивнула.

— Мамы и папы нет дома, — растерянно ответил он. – Они всегда просят не открывать дверь тем, кого не знаю. Про окна, правда, ничего никогда не говорили…

Костя повторно оглядел висевшую за окном незнакомку. Лицо девочки погрустнело, губки задрожали, словно вот-вот хлынут слезы.

Что она ему сделает – такая-то худышка? Ничего! Тем более, что Костя третий год посещает секцию Карате-до Шотокан, заслужил красный пояс, а на последних областных соревнованиях занял второе место в своей группе.

— Ладно, не плачь, — сказал Костя и подошел к окну. – Ты, наверное, очень замерзла… Залетай!

Мальчик едва распахнул окно, как незнакомая девочка, торжествующе хохоча, влетала в помещение и сбила Костю с ног. Идеального приземления у нее не вышло: из-за столкновения с хозяином комнаты она потеряла равновесие и, рухнув на пол, пребольно ушибла попу.

Не успела нападавшая сказать: «Ой, до чего же больно!», как Костя навис над ней – в грозной шотоканской позе, готовый в любой момент всыпать незваной гостье по первое число.

— Ты это чего? – взволнованно спросил он. – Чего дерешься?

— Не дерусь я. Так, пошутила…

— А зачем с улицы стучишь – тоже шуточки?

— Ну, да… Хотела на лицо твое посмотреть. Видел бы ты себя со стороны!

— Могла же и в дверь позвонить! Как все люди!

— Ага, только ты бы ни за что не открыл. Мама все про тебя рассказала. Тебе что сказали – то и делаешь. Сказали родители дверь не открывать – никому не открыл бы. Даже если бы Дед Мороз с кучей подарков к тебе в гости пришел – все равно не открыл бы.

— А вот и открыл бы, — ответил Костя, и, почувствовав, что краснеет от лжи, сменил тему. – Ты лучше скажи, где в воздухе плавать научилась. Я тоже так хочу…

— Чтобы так летать, надо в Запределье родиться. Ну или попасть туда и провести годы в тренировках!

— Запределье – это волшебная страна, откуда ты родом?

— Ну да.

— Ничего себе! Самая настоящая волшебная страна! – воскликнул Костя. – И зачем ты из таких мест классных в Россию прилетела? Отсюда наоборот, как папа говорит – все свалить хотят… Может ты ищешь здесь смелого парня, чтобы он… спас Запределье?

— Или… чтобы сделать из смелого парня котлетку и съесть! – захихикала девочка.

Костя скептически осмотрел ее щуплое тельце. Опять – эти ее шуточки.

— Ты так и не сказала главного, — отметил мальчик. – Кто ты такая и зачем пришла? Говори! А то обратно за окно выставлю!

— Я – твоя дочь, Юля — просто ответила девочка, и прочитав на лице «папы» выражение глубокого недоверия, торопливо пояснила. – Я из будущего. Прилетела предупредить кое о чем. Дело такое… Через много лет тебя будут мучить хромота и боли в ноге! Вот я и пришла с предупреждением – чтобы ты избежал перелома!

— Не скажу, что сразу тебе поверил, но… ты умеешь летать – так что посмотрим! Продолжай.

— Ты маме рассказывал, что, когда прибыл в волшебную страну, то неудачно подвернул и сломал левую ногу – и с той поры страдаешь. Ты говорил, что следовало прыгать чуть вправо, а ты взял влево… Вот. Не прыгай влево, бери правее! Ты попадешь в Запределье очень поздно. От старости тебя вылечат, но не от хромоты. Такова магия Запределья… У всего есть ограничения. Короче, запиши где-нибудь: «Прыгать надо вправо»!

Костя вписал памятку на внутреннюю сторону обложки «Хоббита». Он знал, что будет эту книгу постоянно перечитывать, так что поступил разумно.

— Ну, пожалуй, мне пора, — сказала Юля.

— Что, вот так – сразу?

— Ну да.

— Покажешь проход в твой мир?

— Конечно! – ответила Юля, уже вставшая на подоконник. – Лезь сюда!

Только на подоконнике Костя осознал, как сильно в комнате похолодало. Пока он беседовал с Юлей, окно оставалось открытым, и от морозного воздуха щипало кожу. С опаской мальчик выглянул на улицу. Этим субботним январским вечером люди сидели по домам. Внизу – лишь горы снега и крытые снежным покрывалом ветви деревьев.

— Что-то не вижу никаких входов в другие миры, — сказал Костя.

— И правильно, что не видишь. Вход прямо под снегом, — ответила Юля и ткнула пальцем вниз.

— Можно ли, — начал Костя и запнулся.

— Что можно?

— Хотя бы одним глазком глянуть, на это Запределье.

— Ох, папа, если бы ты был на моем месте, то, наверное, ответил, что нельзя! – воскликнула Юля, но затем хитро подмигнула. – Только я – не ты, так что покажу Запределье. Но только на чуть-чуть! И если пообещаешь ничего не говорить маме!

— Обещаю.

— Уверен, что не струсишь?

— Уверен.

— Тогда прыгай туда! – воскликнула Юля и вновь указала куда-то вниз.

— Но также убиться можно!

— Не-а! Там же вход в иной мир. Прямо под снегом!

Прошлым летом Костя отметил двенадцатилетние, так что достаточно повзрослел, чтобы принимать взвешенные решения. Девочка явно не из мира людей, так как умеет летать. Раз она предупредила, как не сломать ногу в будущем, то зачем убивать его сейчас? Ну и главный аргумент в пользу рискового поступка давали сказки. В них визиты в другие миры всегда проходили гладко.

Чувствуя, как гулко стучит в груди сердце, Костя на короткое время потерял дар речи. Совладав с собой, он в последний раз уточнил у дочери место расположения врат в иной мир. И прыгнул.

Юля предупреждала, что для перехода нужна скорость. Что ж, пролетая мимо соседских окон, это условие мальчик выполнил на отлично – от свиста воздуха он чуть не оглох! Адреналин кипел в крови, а перед внутренним взором расцветали заманчивые картины волшебной страны. На что она будет похожа: на Нарнию или Средиземье, на страну Оз, или на что-то совершенно невообразимое? На страшной скорости мальчик нырнул в снег.

 

2

 

Волшебная страна во всем походила на больничную палату. Весь перебинтованный Костя лежал на скрипучей кровати и угрюмо смотрел в скучный, серый потолок. Левая нога – сломанная в нескольких местах и согнутая в колене – всунута в какое-то металлическое приспособление с гирьками под пяткой.

Врачи подселили Костю в палату с двумя пациентами: к сломавшему запястье младенцу Кирюше и его маме Инне. Но для самого мальчика жильцов было на одного больше: с момента выхода из комы Юля не оставляла его ни на минуту. Переживая за папино здоровье, она так и не ушла в Запределье. Иногда девочка сидела на краешке кровати, болтая ногами, иногда плавала в воздухе, разминая затекшие члены. Первое время Костя дулся на свою дочь, но потом извинениями и искренней улыбкой она вернула доброе расположение отца.

Как рассказала Юля, Костя слишком хорошо взял влево при прыжке. Если бы не высоченные сугробы, которых намело в два человеческих роста, финал мог быть куда трагичнее. С другой стороны, не будь снега – мальчик смог бы лучше, наверное, разглядеть место приземления…

— Расскажи, как выглядит моя будущая жена, ну – твоя мама! – на второй день после выхода из комы попросил Костя. Кирюша и Инна куда-то вышли в сопровождении лечащего врача, и возникла неплохая возможность для короткого разговора.

— Хм, ладно. Она высокая – выше тебя, когда вырастешь, стройная… Хочешь, я ее нарисую?

— А сможешь?

— В этом деле я делаю успехи! Меня мастер опоссум из Нижнего Верховодья учит!

Юля взяла со столика лист бумаги, карандаш и стала быстро-быстро наносить штрихи.

Не прошло и десяти минут, как Костя разглядывал плоды ее труда – достаточно технично изображенное лицо взлохмаченной седой старушенции с бородавками по всей физиономии и заплывшим глазом. Особенно противная бородавка – огромная и с торчащими во все стороны волосками – венчала неровный и увесистый, словно баклажан, нос.

— Ну как тебе мама? – полюбопытствовала Юля.

— Ну…

Не дождавшись от Кости членораздельного ответа, Юля прыснула в кулачок.

— Опять тебя разыграла! Я нарисовала ведьму, которая неподалеку от нас живет. Мама, конечно, у нас красавица…

Не успела Юля договорить, как в палату зашла Инна с младенцем на руках. Их кровать стояла прямо напротив Костиной. Чтобы не сойти за психа, который беседует сам с собой, мальчик замолчал.

Психическое состояние Кости и без того вызывало у врачей немало вопросов. Он, конечно, рассказал им все, что произошло на самом деле: и про дочь из Запределья, и про то, что она умеет летать, и зачем сиганул с девятого этажа – «чтобы глянуть одним глазком на красоты сказочной страны».

Родители и врачи выслушали мальчика и сделали выводы. Папа с мамой решили, что пора их ребенку завязывать с буржуйскими сказками, и принесли в палату пару нудных книг наподобие «Детства Темы». А врачи постановили, что Костя страдает лунатизмом: в роковой день он уснул за чтением, и во время очень яркого сна – распахнул окно и шагнул наружу.

 

3

 

В больнице Костя провел почти полгода. В июле ему наложили гипс, вручили пару костылей и отправили домой, посчитав, что в семейном кругу выздоровление пойдет быстрее.

Благодаря упорной внеклассной работе и выполнению всех домашних заданий, на второй год Костю не оставили. Более того, к ноябрю он начал ходить самостоятельно: без помощи взрослых и костылей. Костя, конечно, немного хромал, и, как уверяли врачи, со временем нога начнет побаливать при резких сменах погоды. Но в целом качество жизни мальчика не пострадало.

Если не считать, конечно, исчезновения из дома всех «тлетворных» фантастических и фэнтезийных книг, а также вечного присутствия Юли с ее шуточками. Как-то Костя не выдержал и спросил: почему девочка все время выводит его из себя, и разве не следует разговаривать с отцом почтительно? Юля подумала и сказала, что все дело в мести, и мстит она за имя, которым ее наградил папа. Дело в том, что всех девочек в сказочной стране зовут красивыми именами: Тинуэль, Анариэль и др. А папа взял и нарек ее «по-колхозному» Юлей… Теперь пусть сто раз подумает, прежде чем окрестить ребенка как попало!

Выслушав жалобу дочери, Костя мысленно дал клятву назвать ее даже не Юлей, а Ватерпежекосмой (что в развернутой форме звучит, как Валентина Терешкова Первая Женщина Космонавт). Это ужасное имя он вычитал в Энциклопедии курьезов СССР.

Несмотря на смену времен года, Юле по-прежнему было комфортно в одежде, в которой Костя впервые увидел ее. Магия другого мира хранила юбку, блузку и сандалии в чистоте, а самой девочке не давала страдать от перепадов температуры. Кушала Юля хорошо: когда никто не видел, Костя таскал из холодильника продукты. Родители, конечно, замечали исчезновение еды, но сыну ничего не говорили, так как считали, что это нормально, когда у выздоравливающего организма такой зверский аппетит.

Но ничто не заменит родного дома и теплых материнских рук. Юля очень хотела назад в Запределье, однако не все так просто. Проход в ее мир исчез вскоре после неудачного падения Кости. Вместо того, чтобы спешить домой, девочка кружила над операционным столом, на котором боролся со смертью ее юный отец, и просила судьбу о милости. Костя выжил, но как теперь заново открыть проход в родной для Юли мир?

Впрочем, шанс на возвращение в Запределье существовал. Без помощника в таком деле никуда, поэтому Юля ждала если не полного, то хотя бы частичного выздоровления Кости. И, наконец, в день, когда мальчик навсегда отбросил костыли, за две недели до возвращения в школу – дети посетили городской зоопарк. Ночью. В ноябре.

 

4

 

В зоопарк они проникли без труда, тем более что городской транспорт работал допоздна, а водители чихать хотели на то, что в десять вечера маленькие мальчики расхаживают по городу без взрослых. В момент, когда Костя надсадно кряхтел, перелезая ограду зоопарка, его папа с мамой смотрели телевизор. Тишина в детской их радовала. Родители считали, что сын пораньше прилег, так как «устал за день». В детской эту веру подкрепляла хитрая продолговатая конструкция из простыней, зимней куртки и симулирующего голову футбольного мяча, заботливо накрытая одеялом для создания иллюзии спящего тела.

Перемахнув через забор, Костя несколько минут восстанавливал дыхание. Все-таки, когда год назад он с друзьями совершил аналогичный подвиг, то не чувствовал такой сокрушающей усталости.

— Может раньше легче было потому, что летом лезли? – пробормотал Костя. – Без этой чертовой куртки с сапогами?

— Может ты просто стареешь, папа? – улыбнулась Юля.

Еще бы. Легко ей шутить: заборы штурмовать не нужно, захотел – и перелетел любую преграду…

— Ты заработала еще парочку ударов ремнем… — проворчал мальчик. – На будущее.

— За что?

— За концерт, что устроила, пока я перелезал… Что, неужели не понятно? Я про крики на весь мир: «Воры, воры! Прячь страусиные яйца!»

— Подумаешь! Меня ж все равно никто, кроме тебя не слышит!

— Вот именно. Как заорала мне прямо в ухо – я чуть с забора не упал! В общем, десять ударов ремнем ты заслужила – не отнекивайся. Вот дождусь, когда родишься – начну тебя воспитывать…

— Сразу подаришь невинному младенцу пять сотен и тридцать ударов ремнем?

— Пять сотен и тридцать? Ты что? Считала все это время?

— Ну да. Считаю я неплохо – папа научил!

— А ладно, — махнул рукой Костя. – Давай лучше быстрее покончим с тем, зачем пришли. А то заметят, скрутят, и тогда мне самому ремня не избежать. Ты говорила, что нам нужен какой-то Хранитель, но не знаешь кто он и где его искать. Есть соображения, как его найти?

Как объяснила Юля ранее, Хранитель ключей – существо, способное открывать врата между мирами. Ими бывают, как правило, самые важные животные в округе. В Запределье все хранители известны, а где найдешь аналог в России? Впрочем, как только Костя предложил заглянуть в городской зоопарк – Юлю скрутил приступ оптимизма. Она решила, что тот, кого они ищут, непременно обитает в зверинце.

Что ж, теперь они на месте. Днем Юля идти не захотела. По ее словам, Хранитель не стал бы беседовать с ними в присутствии большого числа любопытных глаз. В результате операцию провернули, когда стемнело.

Огромные вольеры окружали детей со всех сторон: в одном держали медведя, в другом – волков, в третьем – диких кабанов. Об обитателях сообщали таблички, освещаемые ровным синеватым светом уличных фонарей. Чуть дальше держали, скорее всего, лося. Костя узнал зверя не по табличке, совершенно нечитаемой с большого расстояния, а по силуэту зверя.

— Может у лося дорогу спросишь? – съехидничал Костя.

— Отличная идея! – ожила Юля, подлетела к нужному вольеру, легко перемахнула ограждение и зависла напротив звериной морды, коронованной широкими ветвистыми рогами. – Извините за беспокойство, господин лось, не подскажете, как добраться до Хранителя ключей?

Лось фыркнул и мотнул головой.

— Спасибо огромное! – громко сказала девочка.

— Тише ты! – шикнул с земли Костя, позабывший на мгновение, что Юлю слышит только он один. – Ты и с лосями разговариваешь?

— Ага! Но не это главное. Главное, что мы на верном пути.

— Хранитель где-то тут?

— Да, он вооон в том здании, на противоположном конце зоопарка, — ответила Юля и махнула в указанном лосем направлении.

— Понятно. Зимник называется. Туда всякую живность на зиму прячут, которая холодов боится. Что теперь-то делать? Есть шанс, что это здание закрыто. Блин, неужели зря все это затеяли?

— Рано паниковать! Ты попробуй подойти незамеченным к зданию, а я разведаю что к чему.

Не успел Костя что-либо ответить, как Юля улетела. Мальчик глянул на лосиную морду высоко в небе, потрогал еще не совсем окрепшую ногу и, глубоко вздохнув, пошел к зимнику, прячась в тени и избегая открытых пространств.

Ногу он сгибал без проблем, но особая «деревянность» не отпускала. Поглощенный мыслями о переломе, Костя не успел адекватно среагировать, когда дверь в зимник, до которой он почти дошел – широко распахнули. Нога подвела, и вместо того, чтобы юркнуть в колючие кусты с краю дорожки – мальчик неуклюже упал на пятую точку.

— Что это ты, отдохнуть вздумал? – хихикнула Юля. – Давай вставай!

Костя невозмутимо принял вертикальное положение, взошел по ступенькам и осторожно прикрыл входную дверь.

— Я влетела в открытую форточку, — пояснила Юля. – У вас тут такие огромные форточки! Ну а дверь открыть труда не составило – изнутри это совсем просто. Вот тут нужно повернуть ручку замка…

— А как охрана? Видела?

— Да видела. Думала охранников больше будет – зоопарк-то огромный, но обнаружила только одного. Сидит в комнате с мониторами. Спит. Рядом с головой бутылка настойки из смородины. Пустая.

Отыскать Хранителя труда не составило. В зале с рептилиями Юля уточнила у хамелеона маршрут, и вот, пожалуй, и все – через несколько минут отец и дочь стояли напротив огромной клетки, по размерам напоминавшей вольер с улицы. На этот раз Юля вступила в диалог с огромной гориллой. Судя по всему, это и был Хранитель ключей.

Зверь дружелюбием не блистал, лишь переводил угрюмый взгляд с девочки на мальчика и наоборот. Иногда он порыкивал и тряс головой, пару раз стукнул кулаком в грудь, а один раз – в землю. В какой-то момент горилла весьма красноречиво указала на Костю, сверкнула здоровенными зубами и мощные плечи развернули зверя спиной к посетителям. Хранитель ключей ушел, важно переваливаясь с одного бока на другой, и замер вблизи группы крикливых шимпанзе.

— Переговоры прошли не очень удачно?

— Да нет, что ты. Мы их даже не начинали. Хранитель не хочет обсуждать что-либо в присутствии «того, кто не слышит» – тебя. Он продолжит общение, когда ты выучишь звериный язык.

— Когда я выучу звериный язык? Я английский уже несколько лет выучить не могу, а тут… Учебники по такому языку вообще бывают? Когда приступать к изучению?

— Да вот прямо…

Что-то ударило Костю по голове, да так крепко, что искры из глаз полетели. Не понимая, что происходит, мальчик бросил взгляд на отскочивший к его ногам мандарин, затем посмотрел на вопившую в противоположном конце клетки ораву шимпанзе. Неужели кто-то из них бросил? Хотя, нет. Взгляд Кости упал на гориллу, которая смотрела ему прямо в глаза. Сразу стало ясно, кто припечатал его фруктом. Кто еще может с такой силой швырять предметы?

Горилла ткнула пальцем в мандарин, затем указала на Костю и несколько раз продемонстрировала крепкие здоровенные зубы.

— Он меня сожрать что ли хочет? – спросил Костя.

— Нет, конечно! – прыснула Юля. — Съешь мандарин, и все будет хорошо.

Зная, что мама никогда не позволила бы ему кушать «выпавшую» из обезьяньей клетки пищу, Костя без особого энтузиазма поднял мандарин с пола. Критический осмотр никаких явных дефектов у «снаряда» не выявил. Пожав плечами, мальчик сноровисто очистил и съел мандарин.

— Ну что, теперь ты меня понимаешь? — спросила у Кости горилла, подошедшая к прутьям клетки. – Что молчишь? Может, одного мандарина мало? Эй, Стёпа, тащи сюда еще пару штук! – проорала горилла в толпу шимпанзе.

Одна обезьяна оставила собратьев и побежала исполнять приказ, но Костя вовремя ее остановил:

— Спасибо, больше не надо! Я вас отлично понимаю, — произнес он.

— А… ну и славно, — сказала горилла. – Тогда, уважаемые гости, завершим процедуру знакомства. Юлю я знаю, тебя, Костя – тоже. Меня называйте Игорем. Можно, конечно, и официальным титулом величать – Хранитель ключей, Страж перехода, бла-бла, куча прочих регалий, но я предпочитаю по-простому – Игорь, – подчеркнула горилла и мощно ударила себя в грудь.

— Хорошо, Игорь, — произнесла Юля и вкратце описала ситуацию: рассказала, как и зачем пришла в этот мир и почему не успела пройти сквозь врата обратно. – Вот и все, — заключила девочка. – Теперь, надеюсь, неприятности позади. Вы — Хранитель ключей, и, думаю, в силах мне помочь.

Горилла Игорь долго изучал детей, затем мрачно спросил:

— Вам что-то говорит аббревиатура ОСР? Нет? А Общество сепаратного развития?

Дети промолчали, и Хранитель продолжил:

— Адепты этого общества есть в обоих мирах, но наиболее сильны они здесь, на Земле. Вы могли о них и не слышать, но в определенных кругах ОСР достаточно известно. Его деятельность разнообразна, но в итоге все сводится к тому, о чем говорит название Общества. Его члены выступают за полную изоляцию Земли от Запределья и Запределья от Земли.

— Ты, надеюсь… — начала Юля.

— Нет, я не член Общества, хотя, не скрою, много раз предлагали в него вступить, — отметил Игорь. – Не буду дальше ходить вокруг да около. Говоря по-простому: представитель ОСР выкрал у меня ключи. Эта постыдная история не стоит того, чтобы особо ее расписывать. Скажу лишь, что замешана была подсадная утка (ну или – обезьяна), перебродивший виноград, а также – безмозглая голова одного шимпанзе из моей свиты, главной обязанностью которого было хранение связки ключей. В общем… как бы то ни было, самое ценное у меня украли, а я теперь – Хранитель без ключей и, следовательно, не могу открыть врата в Запределье.

— Но зачем в ОСР вообще на воровство пошли? – спросила Юля.

— Официальную версию хотите? Чтобы закрыть еще одну лазейку между двумя мирами. Но у меня есть иные соображения. Я думаю, что этим мерзавцам самим такая лазейка нужна, чтобы проворачивать всякие темные делишки, организовать общие собрания, ну и так далее.

— Но ведь есть и другие пути, как попасть в Запределье! – воскликнула Юля.

Горилла почесала затылок и честно ответила:

— Есть. Можно обратиться в Московский зоопарк. Если у них ключи также не сперли…

— А как насчет спонтанных врат?

— Ах да, спонтанные врата… — горилла засунула палец в ноздрю и совершила несколько вращательных движений. – Тут уже проблема иного рода. Знаю, что в Запределье есть целая наука, схожая с земной Астрономией, согласно которой математически предсказывают появление спонтанных врат в том или ином месте. На Земле, к сожалению, таких учений нет. Ой, простите – задумался! – горилла вырвала палец из носа, вытерла плоды мыслительного труда о густую шерсть на плече, и сделала вид, будто ничего омерзительного не произошло.

— Что ж, — с печальной улыбкой сказала Юля, — похоже нам ничего не остается, кроме как съездить в Московский зоопарк…

— Погоди-погоди, — встрял Костя. – Меня после сегодняшнего «побега» родители как следует взгреют, если узнают хотя бы половину моих приключений, а что будет, когда я в Москву поеду? Да я до конца жизни сидеть не смогу! Папа меня, конечно, любит, но рука у него тяжелая. И вообще, почему бы не поговорить о наиболее правильном варианте действий?!

— О чем именно? – не поняла Юля.

— Почему бы нам не отнять ключи у того, кто их украл? – спросил Костя и непосредственно для Игоря добавил. – Ты ведь знаешь, кто за всем этим стоит?

Хранитель знал, но не очень хотел говорить – чтобы не ставить под угрозу жизни детей. Наконец, нервно перепрыгивая с одной короткой лапы на другую, горилла Игорь ответил, что ему известен сотрудник ОСР, который спланировал кражу.

— Официально он работает учителем физкультуры в 26-ой и 7-ой школах. На человечьем языке его называют Алексей Петрович, а как называем его мы, обезьяны – особенно в свете того, что он натворил – вам лучше не знать…

Юля заметила на лице Кости какое-то новое выражение.

— Что-то не так?

— Все нормально, — ответил мальчик и уточнил у Игоря. – А этот Алексей Петрович случайно не двухметровый качок лет тридцати? А как у него с волосами на голове? Может быть, он лысый?

— Лыс, как зад павиана, — подтвердила горилла. – И по цвету кожи сходство есть.

— Ты его знаешь? – спросила у Кости девочка.

— Конечно. Школьники называют его Чупа-Чупс. Как раз за лысину и форму головы.

— Можно ли считать его опасным?

— Можно ли считать?! – воскликнул Костя. – Да Чупа-Чупс – сам Сатана! Столько двоек, как он – никто не ставит!

 

5

 

Горилла Игорь считал, что Юля и Костя увязли в не по-детски опасном и серьезном деле, но отговорить их от контакта с Чупа-Чупсом не смог. По словам Хранителя, он сам давно хочет собраться с силами, чтобы проучить вора, но реализации планов всегда что-то мешает: то новых обезьян привезут, то зубы заболят, то сожрешь что-то не то. А когда еда в кишках пляски устраивает – тут не до правосудия – только и думаешь, как бы авторитет перед другими обезьянами не растерять.

Даже будучи школьником, за всеми этими отговорками Костя считывал простой факт: Хранитель боится Чупа-Чупса – вот и откладывает момент конфронтации с ним до бесконечности. А кто в здравом уме не станет избегать этого дьявола во плоти? Костя помнил, как Чупа-Чупс влепил ему три двойки подряд: за пятиминутное опоздание, отсутствие сменки и за «бесстыжую рожу»!

— У меня для вас кое-что есть, — сказал детям Игорь перед тем, как они покинули зимник, и, подозвав древнее, морщинистое шимпанзе, громко потребовал. – Феофан, отдай свистульку!

Пожилая обезьяна расслышала Хранителя попытки с шестой, и то лишь тогда, когда просьбу проорали в самое ухо. В конце концов обезьяна сунула несколько пальцев в пасть, долго там шарила и явила на свет божий металлический предмет.

Не успел Костя брезгливо отшатнуться, как Игорь вырвал из лапы шимпанзе свисток и вложил его в детскую ладонь. Мальчик не мог ни отбежать, ни выбросить заслюнявленный подарок – мощные руки Хранителя тисками держали на одном месте.

— Это не просто свистулька. Это свистулька волшебная, — пояснил Игорь. – Знай, если что-то пойдет не так – ты в легкую можешь вызвать меня на подмогу. Где бы ты ни свистнул – я услышу. Не положено людям выдавать такие предметы, но у меня сердце кровью обливается, как смотрю на вас, таких беззащитных… Раскрою тебе один секрет. Слушай внимательно. Эта свистулька свистит сквозь время. Как далеко в прошлое нужно просигналить – тебе решать. Только знай: каждая секунда свиста – это минута реального времени. Если попадешь в передрягу – свисти подольше. Чтобы у меня было больше времени прийти на помощь. Свистулька сконструирована так, что потребляет очень мало воздуха, но дольше, чем на пару часов в прошлое свистнуть ни у кого еще дыхалки не хватало…

В момент прощания Игорь хотел выдать детям пятьсот рублей на такси, но Костя не взял их, заверив щедрую гориллу, что общественный транспорт еще ходит, и денег у него предостаточно. Да и вообще, как-то неправильно оставлять Хранителя и без свистка, и без средств к существованию. При этом кто его знает, из какого места Феофан достал бы заначку шефа.

Родители, к счастью, отсутствия Кости не заметили, и часов в одиннадцать вечера как ни в чем не бывало легли спать. В первом часу ночи их сын едва слышно отпер дверь, снял обувь, скинул куртку и на цыпочках проскользнул в детскую. Спал он без задних ног, а у самого потолка в позе зародыша и с кулачком под щекой сонно сопела Юля, изредка задевая головой люстру…

На следующий день, когда родители ушли на работу, дети стали думать, как обхитрить Чупа-Чупса и вернуть ключи Хранителя.

 

6

 

Последние недели до возвращения в школу промелькнули как пара дней. За это время в попытке собрать сведения о Чупа-Чупсе Костя обзвонил всех друзей, но без толку. Полезной информации – ноль, дети хором говорили какой физрук гад, сколько кому двоек поставил, кого незаслуженно унизил в присутствии всего класса и – ничего существенного.

Личная жизнь Чупа-Чупса словно не существовала. Во всяком случае, о ней ничего не знали. А раз про нее не слышала даже Анка Иванова, главная сплетница в Костином классе, то это наталкивало на соответствующие мысли: скорее всего Чупа-Чупс холост, ну или в крайнем случае — женат на одной из своих гантель, с которыми его неоднократно видели в спортзале в конце рабочего дня.

Информация о хобби физрука почти отсутствовала. Единственное, что удалось выяснить – это любовь Чупа-Чупса к голубям. Несколько раз его встречали кормящим птиц в парке. И на этом, пожалуй, все.

План изъятия ключей Хранителя, который дети так долго разрабатывали, приказал долго жить сразу, как только Костя вышел на учебу. На первом же уроке физкультуры школьник планировал показать Юле Чупа-Чупса, ну а дальше – дело в шляпе. Невидимкой девочка всюду следовала бы за физруком — до тех пор, пока тот не раскрыл бы место, в котором спрятал ключи Хранителя. Если тебя никто не видит, то любая кража – самое простое дело на свете. Если никто не видит…

Когда Костя вместе со всем классом встал в ряд для переклички, Чупа-Чупс мало того, что отколол несмешную шутку по поводу «возвращения блудного сачка и его сломанной ноги», так еще попросил всех, «кому не положено здесь находиться – покинуть помещение»! Опустив плечи, из спортзала вышел Толик Карамышев, позабывший сменку. Но не этот бедолага привлек внимание Чупа-Чупса! Все то время, пока Толик плелся к выходу, физрук смотрел точно в глаза Юле, парившей у самого потолка. Только когда девочка вылетела из спортзала, Чупа-Чупс начал урок.

В течение последующего месяца, путем осторожной слежки Костя выяснил, что в связке Чупа-Чупса есть не только ключи, открывающие спортзал, комнату-курилку для учителей физкультуры и склад со спортинвентарем. В ней наличествовала пара-тройка «сломанных» ключей: с широким основанием, но без характерной длинной части с зарубками. По словам Юли, Чупа-Чупс прятал свое сокровище на самом видном месте! Очевидно, эти «обломки» и были ключами Хранителя. Первую часть задачи дети выполнили – они нашли, что искали. Осталось провернуть самое сложное – отобрать связку ключей у двухметрового мужика в хорошей физической форме.

Все гениальное просто. В итоге дети решили в конце рабочего дня проскользнуть в раздевалку на входе в душевую, которую Чупа-Чупс посещал с завидной регулярностью, и похозяйничать в карманах его одежды.

 

7

 

День в зоопарке шел своим чередом: шимпанзе ссорились, хамелеон Борис критиковал местную кухню, а дикобраз Вадик стихами говорил о любви к вьетнамской свинье Наташе.

Погруженный в рутину, Хранитель не сразу обратил внимание на свист, рожденный далеко за пределами зоопарка. Несколько мгновений он тупо слушал знакомый звук, а затем понимание озарило морду гориллы: глаза выкатились, и Игорь ударил себя в грудь, привлекая общее внимание.

— Уважаемые звери, — громко возвестил он. – Похоже, наши маленькие друзья, Костя и Юля, попали в беду. Слышите свистульку? Это их зов о помощи! Необходимо немедленно спешить им на выручку! Кто со мной?

С этими словами Хранитель вынул из клетки несколько плохо закрепленных металлических прутьев, и, не оглядываясь, побежал к выходу.

 

8

 

За свою бытность таксистом Васо Горгадзе видел много удивительных вещей: как-то его просила подвезти обнаженная старушка, было дело – автомобиль хотел угнать пятилетний ребенок, а однажды на его заднем сидении рыдал после неудачного концерта Филипп Киркоров… Но то, что произошло вечером двадцать третьего декабря побило все рекорды по шкале удивительного.

Вылупив глаза, Васо наблюдал, как через стену зоопарка удирает, утопая в молодом снегу, экзотическое зверье. И не просто удирает – так еще и заглядывает по ходу дела в окна припаркованных автомобилей!

Поглощенный этим необычным зрелищем, Васо не сразу заметил подскочившую к его «Форду» гориллу. А когда заметил – было поздно. Словно это в порядке вещей, горилла распахнула дверь такси и влезла на заднее сидение. Следом за ней в авто набились несколько шимпанзе, скунс, с десяток попугаев и белка.

Васо, конечно, хотел распахнуть дверцу и удрать, но сидевшая позади водительского кресла горилла сработала на опережение: схватив таксиста одной лапой за шею, другой она затолкала ему в рот нечто, напомнившее по вкусу мандарин с шерстью.

Заставив Васо как следует прожевать и проглотить фрукт, горилла на вполне человеческом языке приказала:

— Поехали! Жми на газ! Гони, кому говорю?!

И Васо, конечно, погнал. Что ему еще оставалось? Горилла и группа шимпанзе всю дорогу спорили, постоянно обновляя маршрут движения. Попугаи просто кричали какую-то околесицу и, стиснутые в ограниченном пространстве, ненароком били крыльями по лицу водителя. Белка, как безумная, носилась по салону, иногда запрыгивая на руль. Только скунс, слава Богу, сидел смирно – по морде было видно, что его укачивает…

Несколько раз спорившие друг с другом обезьяны заставили водителя кардинально изменить курс, а однажды попросили даже выехать на встречку!

Сколько времени длилась эта безумная гонка, Васо не отследил. В какой-то момент, на подъезде к одной из общеобразовательных школ, горилла рявкнула «стоп», и водитель ударил по тормозам.

— Феофан, деньги! – скомандовала горилла.

Какая-то морщинистая макака пошарила у себя в пасти, достала из-за щеки заслюнявленный пакетик, вынула из него пятисотрублевую бумажку и протянула водителю.

— Сдачи нету, — соврал таксист и вырвал из обезьяньих лап оплату за проезд.

— Оставь на чай, — ответила горилла и освободила салон автомобиля.

 

9

 

Костя, отнял ото рта свисток и с шумом вдохнул морозный воздух. Дыхания у него хватило ровно на полминуты свиста.

— Свисти сколько влезет – тебя никто не услышит, — хмыкнул Чупа-Чупс.

Физрук и Костя стояли на крыше пристроенного к школе бассейна. Встревоженная Юля парила в воздухе за спиной папы. Оставленные в снегу две цепочки следов, налезая друг на друга, уходили в сторону распахнутого этажом выше окна раздевалки, где всего несколько минут назад Чупа-Чупс застукал двух малолетних воров. И почему только его угораздило вернуться в раздевалку так скоро? Когда дети проникли в нее, то уже, по сути, праздновали победу. Помещение пустовало: только пара голубей на подоконнике мило ворковала на фоне распахнутого окна… Может, в душевой физрук вспомнил, что не захватил мыло или полотенце?

Впрочем, не важно – историю не переписать. Чупа-Чупс по какой-то причине заглянул в раздевалку через пару минут после своего ухода и «взял» детей с поличным. Попробовать что-то соврать? Придумать отмазку? Только какие могут быть отговорки, когда одной рукой ты держишь спортивные штаны своего учителя, а другой стискиваешь вынутую из заднего кармана связку ключей?

Хорошо, что полуоткрытое окно было в двух шагах. Рискуя повторно сломать ногу, а то и вовсе погибнуть, Костя выскочил наружу и, цепляясь за нестойкую трубу водостока, лихо соскользнул с четвертого этажа раздевалки на уровень третьего. Здесь мальчик спрыгнул на крышу пристроенного к школе бассейна, и тем самым загнал себя в ловушку. Выхода отсюда он не видел. Разве что прыгать на землю. Но вряд ли жидкий снег декабря спасет ему жизнь, как это произошло в случае с январскими сугробами.

— Костя Заостровцев, отдай ключи! – угрюмо произнес Чупа-Чупс и сделал несколько шагов в сторону мальчика. – Свою очередную двойку ты заработал. Хочешь, чтобы я впаял еще несколько?

Физрук понимал, что загнал школьника в угол, и потому не особо спешил.

Костя бросил полный отчаянья взгляд на свисток помощи, выданный Хранителем в зоопарке. Свисток или не сработал, или подмога запаздывала. Скрепя сердце, мальчик твердо решил, что если пропадать – то в одиночку.

— Юля, лови! – крикнул он и подкинул ключи высоко в воздух.

Девочка, все это время нервно выписывавшая над головой мальчика круги, сноровисто поймала брошенный предмет.

— А теперь лети к Хранителю, лети! – с облегчением и какой-то радостью в голосе возвестил Костя: его собственная песенка, быть может, спета, но все-таки они добились чего хотели.

Не успела опешившая Юля что-либо ответить, как Чупа-Чупс грязно выругался и щёлкнул большими и средними пальцами обеих рук. В считанные мгновения небо над его головой преобразилось и зашумело десятками крыльев – это взлетела с земли по обе стороны бассейна бесчисленная армия голубей.

— Так вас вонючая макака из зоопарка подослала! – прошипел физрук. – К сожалению, она вас больше не увидит. Никогда. А ты, Костя… Ты меня разочаровал. Думал просто влепить тебе двойку, но ты заслуживаешь большего! Я оставлю тебя на второй год, а потом и на третий! – зловещий хохот физрука потонул в шелесте крыльев, и голубиное облако обрушилось на испуганных детей.

Воинственно курлыкая, птицы окружили Юлю, взъерошили волосы, залепили перьями глаза, заставив снизиться, а затем, окончательно лишив чувства ориентации в пространстве, буквально вдавили своими телами в крышу бассейна. Девочка упала на колени, ободрав их о лед, и громко заплакала. Костя, орудуя кулаками, навис над ней, но что толку? Ни один из его тумаков не настигал цели. Голуби кружили, как сумасшедшие…

Чупа-Чупса птицы не трогали, и с гнусной ухмылкой он не спеша наступал на детей. Его улыбка поблекла лишь с появлением в воздухе новых участников драмы – когда полчища голубей атаковали разноцветные птицы с огромными клювами.

— Попугаи! Попугаи летят! – радостно возвестил Костя, тряся за плечо припавшую к земле и не желавшую ничего видеть и слышать Юлю.

В его голосе звучало столько надежды, что Юля оторвала заплаканное лицо от дрожащих коленей и, все еще прикрывая глаза выставленными перед лицом руками, глянула на развернувшуюся в небе битву.

Несмотря на численный перевес, голуби под натиском храбрых попугаев отступили: сотканная их серыми телами текучая стена, яростно шелестя крыльями, с неохотой отошла от детей.

— А мы, смотрю, вовремя! – воскликнул Хранитель, перелезая через край крыши. По обе его стороны на здание бассейна взбирались четверо шимпанзе, включая верного Феофана. С плеч двух обезьян на крышу соскочили скунс с белкой, принявшие воинственные позы.

Не ожидая, пока подтянутся помощники, горилла Игорь встал между детьми и Чупа-Чупсом. Высоко над их головами голуби и попугаи Ара и Какаду рвали друг друга: в воздухе кружили выдранные с кровью перья. И если подручные физрука шли в атаку молча – словно исполненные внутреннего достоинства камикадзе, то нахватавшиеся от охранника зоопарка всяких интересных словечек попугаи кричали наперебой: «двенадцать нуль-нуль, обед по расписанию», «еще тяпнем по сто», «работа не волк – не грех и поспать»…

— Ну вот мы снова вместе, старая обезьяна. Не скажу, что рад тебя видеть, — сухо отметил Чупа-Чупс. – Какого черта ты здесь забыл?

— Сам знаешь какого, — ответила горилла. – Я пришел вернуть то, что тебе не принадлежит. Ну и очень уж мне не по душе, что ты детей обижаешь.

— Из-за каких-то сопливых детишек ты нарушил главное правило пребывания на Земле магических существ – не высовываться? Вот так, в открытую, через весь город прибежал сюда…

— Для мира я буду лишь обычной обезьяной, которая удрала из клетки из-за нарушения работниками зоопарка норм содержания животных.

Физрук тяжело вздохнул:

— Я могу предложить тебе уйти, но ты ведь не послушаешь голоса разума…

Горилла Игорь кивнул.

Несколько мгновений противники стояли без движения, а затем рванули навстречу друг к другу. Человек бежал легко и красиво, а здоровенная туша гориллы, несмотря на хорошую скорость – тяжело и вразвалку, с каждым скачком опираясь на здоровенные кулаки и подтягивая короткие задние лапы.

Они сошлись посреди крыши бассейна и в крошеве падающих с неба перьев устроили такую битву, что она навсегда врезалась Косте в память. Чупа-Чупс, используя длинные, как лопаты, руки, старательно держал дистанцию, нанося скоростные удары по корпусу менее поворотливого врага. Игорь в свою очередь скалил клыки и выискивал шанс подскочить к Чупа-Чупсу поближе, чтобы смять человеческое тело в тисках могучих лап.

В какой-то момент у самых стен бассейна завыла полицейская сирена.

— Вот и спета ваша песенка! – торжествующе возвестил Чупа-Чупс. – Скоро сюда прибудет толпа народа, и вы снова наденете маски самых обычных, тупых…

— Общая атака! – взревел горилла Игорь, который просчитал и такой поворот событий.

Все пришедшие с Хранителем звери, за исключением продолжавших воздушную битву попугаев, взяли в кольцо физрука. Пинками мужчина отбросил первых атаковавших обезьян, но, когда в его нос вонзила острые зубы белка, брошенная меткой лапой Феофана – тут его и одолели. Потерявшего ориентацию Чупа-Чупса повалили на колени, а затем тумаками и вовсе вжали в крышу бассейна.

— Нечестно! – взвыл Чупа-Чупс. – Всем скопом на одного нападать нечестно! Хранитель ты трус!

— А честно нападать на маленьких детей?! Честно красть чужие вещи? – с возмущением воскликнул горилла Игорь.

Какой ответ на этот пассаж заготовил физрук никто так и не узнал – в раскрытый рот Чупа-Чупса ударила мощная струя отравляющих веществ. Так вышел на арену боевых действий скунс Семен.

— Может зря вы его так? – спросила подлетевшая к хрипящему физруку Юля; голуби девочку больше не пугали – они разлетелись после того, как их хозяина повалили на землю, и он утратил контроль над птичьими головами.

— Ничего, оклемается! – отрезал Хранитель. – Человек он здоровый, сильный. Да и кроме того, пока наши его обрабатывают, он лишен возможности следить за нами. Костя, давай ключи сюда, не медли. Времени в обрез, а мне еще нужно проход открывать, и не просто проход, а с учетом тонкой настройки пространства и времени!

Костя торопливо вернул Хранителю ключи. Горилла критически изучил связку, а затем, пробормотав что-то вроде «ненужную хрень потом отсортирую» — повел детей подальше от поверженного Чупа-Чупса.

Он замер лишь у ведущей с крыши бетонной будки с дверью. Один из «сломанных» у основания ключей легко вошел в замочную скважину. Ловкий поворот – и дверь открыта. Только вместо грязных, редко используемых ступеней и полумрака за порогом сияет яркое летнее солнце, зеленеют сочные травы, и запахи цветов кружат голову, контрастируя с окружающей серостью декабря.

С улыбкой на пол-лица Юля нырнула за порог, но, вспомнив, что забыла сказать последние теплые слова, перехватила взгляд Кости.

— Береги себя, папа!

Костя всегда чувствовал немного не в своей тарелке, когда она называла его этим словом.

— Если хочешь, я дам тебе другое имя: не Юля, не Ватерпежекосма, а что-то и в правду красивое, – смущенно пробормотал он.

— Ватерпеже-чего? На самом деле мне и мое имя нравится.

— Точно?

— Ну, оно короткое и непохоже на другие, во всяком случае – здесь, дома, так что…

Хранитель с треском захлопнул дверь, оборвав связь между мирами. В одно мгновение исчезло солнце, ушли в прошлое сочные травы и образ Юли: такой хрупкой и родной. В следующий миг дверь, ведущая с крыши, жалобно затрещала – ее взламывали с другой стороны.

— Иначе никак! – пояснил Хранитель. – Феофан!

Пожилой шимпанзе возник словно из-под земли. Лишь только связка ключей нырнула в необъятную пасть Феофана – замок не выдержал, дверь слетела с петель, и крышу заполонили полицейские, ветеринары и парочка ушлых журналистов из городской газеты с фотоаппаратом наперевес.

Последние не упустили ни одной пикантной подробности: сделали множество любопытных фотографий и записали на диктофон все, включая настойчивые требования учителя физкультуры обыскать обезьян. Находясь толи под градусом, толи под наркотой с потным пунцовым лицом и красными глазами на выкате, из которых безостановочно шли слезы, этот двухметровый здоровяк уверял, что обезьяны сбежали из зоопарка специально – чтобы похитить у него ключи от курилки и комнаты спортинвентаря. При этом учитель отмечал, что найденный на крыше ученик средней школы действовал с обезьянами заодно.

Сам Костя сообщил, что не помнит, как попал на крышу бассейна. Эти слова подтвердили теорию его лечащего врача о лунатизме, из-за которого в начале января мальчик выпал из окна собственной квартиры.

Трудолюбивые журналисты в попытке учесть все версии произошедшего – включая изложенную учителем физкультуры — допросили даже обезьян. Но весь труд по выявлению у животных интеллекта или способностей к пониманию человеческой речи – результата не дал. Во время интервью шимпанзе выискивали друг у друга блох и не обращали внимания даже не самые каверзные вопросы, а здоровенная горилла, которую учитель физкультуры считал самой хитрой и умной обезьяной из всех, просто сосредоточенно ковыряла в носу.

 

10

 

— Вы точно не видите бабочек? – спросил Константин Заостровцев, посматривая на присыпанную снегом землю с высоты девятого этажа недостроенного здания.

— Ничего не вижу, хоть убейте, — ответил старший прораб, ответственный за строительные работы на данном объекте. – Да и какие, извините, бабочки в ноябре?

— Значит, показалось, — задумчиво ответил пожилой мужчина.

Бабочек он видел отчетливо – десятки если не сотни насекомых с широкими перламутровыми крыльями порхали над землей образуя телами высокую воронку, словно приглашавшую Константина Викторовича сделать шаг и очутиться в ином, сказочном мире.

Неужели, наконец, в свои пятьдесят пять лет, он нашел то, что так отчаянно искал на заре жизни – спонтанный портал в… Запределье? Воспоминания нахлынули, полузабытые образы, словно стряхнув пыль, засияли яркими красками. Закружилась голова, и Константин сел на краю бетонной плиты, свесив ноги. Ветер играл краем его плаща и теребил не уложенные под шапку седые волосы.

— Константин Викторович, с вами все в порядке? – спросил прораб, обычно члены правления Компании подобным образом себя не вели.

— Да, все замечательно… Передайте рабочим, что сегодня у них выходной, пусть идут по домам…

— Но новая смена только приступила к…

— Под мою ответственность. Сегодня стройки не будет. На оплате это никак не скажется.

— Хорошо. А как насчет вас?

— Я пока здесь посижу. Нужно кое-что обдумать.

Про Константина Викторовича давно ходили слухи, что он немного со странностями. То с кошками бездомными разговаривает, как с лучшими друзьями, то откалывает что-то совсем неподобающее большой шишке: и отказ от личного автомобиля — это еще цветочки! Пару лет назад он продал почти все имущество и вырученные средства направил в детские дома. Константин Викторович всегда был без ума от детишек, наверное – оттого, что своих по каким-то медицинским причинам завести не мог. Сколько раз его, солидного человека, ловили полицейские за то, что он прямо на улице угощал незнакомых мальчиков и девочек сладостями?

Стройка постепенно замирала, затихали звуки рабочего инструмента, гасли фонари. Через каких-то полчаса Константин Заостровцев остался в недостроенном доме один, погруженный в тишину и сумерки. Водоворот синекрылых насекомых под его ногами поредел — спонтанный портал скоро исчезнет?

Почему бабочки пришли именно сейчас, а не сорок или даже тридцать лет назад? Что он должен предпринять, раз видит их? Сможет ли он вынести красоту того, другого мира? Сможет ли начать все сначала? Не была ли галлюцинацией история сорокалетней давности?

Не отыскав ответов на мучившие вопросы, Константин Викторович бодро встал на ноги, отряхнул пальто и, прихрамывая на давным-давно сломанную ногу, ушел со стройки. К груди он прижимал дипломат, наполненный важной строительной документацией.

Дойдя до ближайшего отделения почты, Константин написал короткое письмо в головную организацию, в котором объяснил, что его возвращение в рабочий кабинет исключено, а также оформил бандероль на тот же адрес из документов, что держал в портфеле.

Покончив с бумажной работой, Константин сунул пустой портфель в ближайшую мусорную урну и вернулся на стройку. Первым делом он подумал, что опоздал, так как водоворот бабочек исчез. Но затем, как следует вглядевшись в полумрак, мужчина различил далеко внизу вырываемые одиноким фонарем вспышки голубых крыльев. Несколько бабочек по-прежнему ждали его – у самой земли.

Не теряя больше ни секунды, Костя прыгнул с высоты девятого этажа и с головой ушел в Запределье, которое искал на протяжении всей жизни.

читателей   267   сегодня 2
267 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 4,17 из 5)
Loading ... Loading ...