Заря


Ты склонен давать объясненья различным приметам.
О чём так тревожно петух голосит пред рассветом?
Он в зеркале утра увидел: ещё одна ночь
Ушла невозвратно. А ты и не видел всё это.

(здесь и далее рубаи Омара Хайяма)

Яркая луна с любопытством смотрела на землю, пытаясь понять, что интересного она пропустила за день. Она освещала небольшую деревеньку, в которой, казалось, все спали. Всё-таки один человек в эту ночь не смотрел сны. В поле в неверном лунном свете была видна фигура молодого мужчины в штанах и рубашке, которые носили крестьяне. Однако короткие светлые волосы и отсутствие бороды и усов говорило о том, что парень крестьянином не был. Ночной ветерок слегка шевелил листья деревьев, давая отдых от дневной летней жары. Молодой человек поднял голову вверх, рассматривая хорошо видимые звёзды. В его зрачках отразился отблеском свет луны… или какое-то внутренне пламя, которое не могло вырваться наружу. Знающие люди, желая выявить мага, специально выводили его в лунную ночь, чтобы увидеть внутренний огонёк в глазах. Демар, так звали молодого человека, слышал, что так раньше маги выбирали себе учеников. Сейчас они предпочитали долго присматриваться. Демар дотронулся до маленького камешка на шее, в лунном свете блеснувшим красным. К нему Учитель присматривался целых десять лет и всё-таки ошибся. Семь лет назад он должен был пройти посвящение в маги, став мастером с правом самому учить. Учитель Софикус считал, что магические науки он знает очень хорошо. Демар вздохнул и раскинул руки, наслаждаясь прохладой. То, что он собирался делать, относилось к профессии магов. Он был спокоен и со знанием дела производил все действия, предписанные магическим обрядом. Демар взял корзину с хлебными крошками и широкими шагами стал отмерять поле, разбрасывая крошки, словно сеял. При этом маг шептал заклинания, которые знал очень хорошо и давно. Этот обряд был одним из простейших для магов и использовался для возвращения плодовитости земле, потерявшей её. Ещё днём, договариваясь о работе, Демар не удержался от замечания:

_-Что-то ты поле запустила, хозяйка. Камень на камне, -« Тут и не росло ничего никогда, — про себя добавил он, — и не вырастет».

Немолодая полная женщина в чёрном платье вздохнула и ответила:

— Ох, мастер, некому мне помогать. Помошник мой, сын, пропал два года назад.

Жалея женщину, Демар чётко, как давно не делать, выполнял все действия и произносил все заклинания. Ведь знал, что не нужно расспрашивать тех, кто его нанимал. Обряд стоил недорого, был хорошо отработан другими магами. Но у Демара сейчас не срабатывал, как и всё остальное последние семь лет.

Великая сила была мне дана.
Я б море давно осушил бы до дна.
Но мухи обидеть отныне не в силах,
Только если жизни моей угрожает она, —

Так звучала первая часть проклятия, наложенного на него его же учителем Софикусом за нарушение магических правил и кражу амулета учителя. Демар мог применять магию, если что-то или кто-то угрожал его жизни. Поле не даст всходов, так как неплодородие не угрожает его жизни. По этой причине, получив плату, нужно быстрее убираться из этих мест и второй раз не заглядывать. Много уже набралось за семь лет таких вот мест, куда ему лучше не возвращаться. Демар после того как покинул крепость магов, сначала пытался зарабатывать магией, потом стал наниматься простым работником, но иногда вот так обманывал людей. Если ловили на обмане, могли побить, один раз пытались сжечь. Когда Демар закончил обряд, он получил плату у хозяйки, которая ждала его у своего дома, и сразу покинул деревню. На всякий случай.

Напали на него неожиданно. Для них. Хотя и смутно, но опасность Демар чувствовал, даже лишившись магического дара. Он видел, что из деревни за ним шли несколько человек. Намерения их были неясны. Наверное, они сами не сразу решили, что собираются сделать. По этой причине Демар не знал , как ему действовать. То ли их интересуют его вещи, тогда можно попытаться скрыться от них. То ли его выслеживали как колдуна. И тогда лучше показать себя обычным человеком. В один момент Демар перестал их чувствовать и видеть, что было странно. Так скрываться от мага характерно… для магов. Он остановился и стал прислушиваться. Тогда на него напали. Его сбили с ног, потянули кошелёк с пояса и сапоги с ног, заодно нанёся удары. Неожиданно в темноте разлился яркий свет. Пока нападавшие слепо моргали глазами, Демар успел подняться на колени. Двое захрипели, пытаясь скинуть с себя невидимого душителя. Демар сжал кулаки и стал их поворачивать, словно затягивая верёвку. Вокруг остальных заплясали светящиеся шарики, заставив замереть. Это продолжалось несколько секунд. Они боялись даже вздохнуть. Потом Демар унял свою ярость и отпустил задыхающихся, которые уже лежали без сознания с мокрыми штанами. Остальные избежали страшной участи. Светящиеся шарики медленно подлетели к нападавшим, забрались под одежду, не обжигая, и… принялись щекотать. Парни с ужасом и хохотом поскидывали с себя одежду и голышом побежали к реке. Теперь нападавшие ни слова никому не скажут о нападении и действиях Демара, боясь насмешек. Могут молча найти и захотеть поквитаться. Одно успокаивало: они побояться связываться с магом. Но в любом случае не мешало быстрее уходить отсюда. Демар ощупал лицо. Нос разбит, на голове шишка, сильно болела левая рука. Демар подтянул к себе сумку, нашёл нужную бутылочку, выпил, встал и пошёл , ещё и прихрамывая. Лекарство немного успокоило боль. Этим он займётся позже, главное — убраться подальше.

Демар сидел у костра и мазал болевшее плечо мазью из баночки. До этого он смазал другие ранки. Нужно было немного подождать. Демар сидел и смотрел на огонь, вспоминая, как учитель Софикус показывал магическое разжигание огня. Тогда он, мальчишка десяти лет, не рассчитал, и пламя взметнулось выше деревьев. Демар обжёг ладони и закричал, а Софикус, ворча, смазывал его ожоги, и у старика дрожал голос. Он испугался за неловкого ученика. А другой раз Демар и Фридрих, его друг( обоим было лет по двенадцать) убежали из крепости и на ночь остались в лесу, чтобы доказать старшим парням свою смелость. Они тоже зажгли, конечно с помощью магии, огонь и показывали друг другу, что ничего не бояться.

Тогда у него был Учитель, к которому он относился как к отцу, тогда у него был друг, к которому он относился как к брату. А сейчас он сидел у костра один. Один. Демар вздохнул, стал тушить костёр и собираться. Скоро должно было встать солнце.

Маг не пошёл по дороге, опасаясь преследования, нашёл тропинку и направился по ней. Спать из-за лекарств ему не хотелось. Вдруг он заметил, что за ним кто-то идёт. Новые приключения сейчас ему были не нужны. Демар сошёл с тропы, притаился и стал ждать. В предрассветных сумерках с трудом удалось рассмотреть фигуру мужчины без видимого оружия. Возраст определить было трудно, но явно старше тех парней, что напали на него. Человек вроде не заметил его, хотя Демару сначала показалось, что тот повернулся в его сторону. Незнакомец прошёл мимо. Демар немного подождал и пошёл следом по тропе. Нужно было всё-таки выяснить, куда направлялся этот человек ночью по лесу и зачем. Но, как ни странно, впереди себя Демар никого не нашёл «Наверное, — решил маг, — мужчина свернул к одной из многочисленных деревень». Сам же Демар решил идти в Аркарис- это среднего размера город. Маг надеялся найти там работу, не связанную с магией.

Чистое солнце весело светило. В поле кипела жизнь. Ветер трогал колоски пшеницы, уже потяжелевшей и пожелтевшей. Они в ответ что-то шептали ветру, качаясь из стороны в сторону. Высоко в небе пел жаворонок. Ещё выше тихо летал зоркий коршун, с земли похожий на движущуюся точку. Воздух был наполнен ароматом цветов и трав. Горечь полыни разбавляла сладость белого и розового клевера, к остроте синего цикория и васильков прибавлялся слабый запах мёда. Торопливо летали пчёлы, выполняя дневную работу. Дружно стрекотали кузнечики, иногда выпрыгивая из-под ног. Среди полей вилась речка. Демар хотел подойти к берегу, когда услышал женский голос, поющий грустную песню. По колено в воде, придерживая одной рукой подол серого платья, стояла девушка.. Её волосы были влажными после купания и разметались по спине, намочив ткань платья. Она замолчала , вышла из воды и села на берегу на траву. Ветки ив загораживали её, поэтому Демар осторожно подошёл поближе. Серое простое платье показывали её низкое положение, «Скорее всего служанка.», — решил парень. Венок из собранных полевых трав ярким пятном выделялся на русых вьющихся волосах. Она сидела и смотрела на воду, сначала молча, а потом Демар услышал.

— Вот так, речка, — и вздохнула, словно закончила долгий и печальный рассказ. Демар помнил, как Софикус наставлял их: « Плохо тебе, пойди к воде, расскажи ей свои печали, она приведёт помощника или поможет принять решение.». Видно, девушка тоже знала это правило. Такая горечь была в этих словах, что Демару захотелось обнять девушку за худенькие плечи, утешить, сделать так, чтобы она заулыбалась. Девушка нехотя поднялась и пошла по тропе в сторону города, крыши которого были уже видны. Демар неспеша, чтобы не испугать, пошёл за ней.

Демар ещё ни разу не бывал в Аркарисе. Название города переводилось красиво – радуга. Сохранилось предание: давно, когда люди стали селиться в этих местах, они попросили у реки разрешение. И тогда над рекой появилась красивая радуга. Впрочем, река тоже называлась Аркарис. Дома в городе в большинстве были деревянными, потому что рядом был лес- дешёвый источник строительного материала. Улицы были узкими и извилистыми Маг шёл за служанкой и посматривал по сторонам. Ранним утром ещё немного людей. Только открывались торговые лавки. Где-то носили дрова, где- то звенела посуда, разговаривали люди. Никто не обращал на него внимание, а Демар вдыхал воздух города , пытаясь почувствовать его.

На рыночной площади уже шла торговля , сновали люди, торговались, разглядывали товар. На него налетела стайка мальчишек, а когда он обернулся, то потерял из виду девушку. И так в толпе и не нашёл. Жалко. Она ему очень понравилась. Он почувствовал, что усталость быстро накатывает на него. Надо было выспаться. Маг зашёл на постоялый двор и уже в полусне договаривался с хозяином. Отдал деньги за ночлег и завалился в предоставленную постель. Вопреки усталости спал он нехорошо. Демару казалось, что над ним стоит кто-то. Но , просыпаясь, никого рядом не находил. Измучившись, маг спустился вниз в трактир и заказал еду. Солнце уже было низко , и спала жара. Демар ел и прислушивался к городским новостям. Ничего важного для него не услышал. Осматривая комнату, Демар заметил недалеко сидящего от него мужчину. Ему показалось, что он видел его несколько раз в городе. А резкие движения незнакомца что-то парню напомнили. Он не успел выудить из своей памяти, что именно, потому что в трактир зашла девушка. Это была та невысокая печальная девушка с берега. Она зашла и стала оглядываться, будто кого-то искала. Демар внимательно наблюдал за ней. В комнату вышла служанка, разносившая еду. Демар понял, что утренняя незнакомка искала её. И тут только заметил, что они похожи, но вторая была старше. Служанка убрала с пустого стола остатки пищи, и они вместе зашли на кухню. Демару было видно, что они оживлённо разговаривали, даже похоже ругались. — Альба, стой! – услышал он, но названная Альбой повернулась и побежала из кухни. Она пробегала мимо Демара и случайно задела его рукой и чуть не упала. Демар удержал её за руку. И тут по его пальцам пробежали мурашки. Девушка молча высвободила руку и выбежала на улицу. Дамнар был в замешательстве, но встал и пошёл за Альбой. Так он мог среагировать только на прикосновение мага, который не скрывает или , отвлекшись, забыл скрыть свои способности. Девушка остановилась и разрыдалась. Демар смотрел за ней из-за липы, росшей здесь. Демар не знал, что сейчас лучше сделать. Если бы Альба была обычной девушкой, он бы сейчас подошёл к ней( очень она ему понравилась), может быть и с её печалями помог. Но если девушка была магичкой, да ещё так искусно прятавшей свою сущность… Наблюдая за ней, Демар заметил на тыльной стороне левой ладони интересный знак: в круге девять лепестков, повёрнутый по движению солнца. Сам по себе он не нёс ничего плохого. Знак охранял его владельца от воздействия магии, или хотя бы предупреждал. Вот только этот знак не был распространён ни среди крестьян, ни среди обычных магов. Когда-то Демар и Фридрих нашли в библиотеке обители магов старую книгу, в которой были описания очень редких знаков, изобретённых магами по особым случаям. Этими знаками ныне не пользовались, но при особом старании мага эти знаки могли и работать. Демар решил разрешить свои сомнения и хотел шагнуть к девушке, когда…

— Стой, — вдруг Демар услышал предостерегающий шёпот и увидел того мужчину, который кого-то напоминал его. И вдруг понял, что именно его видел ночью в лесу.

— Я выслеживаю различную нечисть и расправляюсь с ней, — просто сказал мужчина, назвавшийся Аманго. Разговор происходил под тем деревом , где Демар следил за Альбой. Девушка уже ушла, но Аманго знал, где она работает и живёт.

-Кто нанял тебя? Хозяин трактира? – спросил Демар. Маги обычно жили в определённой местности, выполняя за плату просьбы жителей или путешествовали и сами нанимались. .Хотя второе происходило чаще в городах, в деревнях незнакомым магам не доверяли. — Я сам.

— Но…

— Я сам решаю, какое зло необходимо убрать. И как. Впрочем, это не мешает мне принимать благодарность от людей. И здесь давно творится что-то неладное. Я слышал, что в этом городе исчезают люди. Раз в год, обычно двое.

Тут Демар вспомнил…

Солнце жарило так, что уже не было сил. Он заметил в поле девушку, которая собирала сено. Демар окликнул её, попросил попить. Она протянула ему кувшин с водой. Невдалеке трудились несколько мужчин и женщин. Демар заметил, что девушка присматривается к нему, словно приняла его за знакомого и, наверное, долгожданного, потому что по мере того, как она понимала свою ошибку, у неё выступили слёзы.

— Красавица, ты приняла меня за знакомого человека?

-Да, — шепнула девушка, — за брата. Он пропал год назад, прошлым летом. Ушёл искать работу в Аркарис и не вернулся.

В другой день произошло следующее:

Уже вечерело, ноги устали и совсем не хотели идти. Невдалеке послышался топот копыт и скрип телеги. Вскоре показалась лошадка. -Эй, путник! Садись, подвезу. Небось, в соседнюю деревню путь держишь?

Демар не стал спорить и сел.

-Что интересного расскажешь, путник, а то скучно ехать молча?

— Да что я могу рассказать? Хожу, работу ищу.

— Какую же?

— Магическую, — Демар видел, что перед ним – простой крестьянин. А заодно и хотел разведать ,есть ли в ближайших деревнях маги, от которых ему как дамнару, лучше прятаться.

— А ты маг? Непохоже.

— Многих видел?

-Был у нас в деревне один, помер давно, другой не забрёл. А ты на простого работника похож. Покажи что-нибудь.

— Будет работа- тогда и покажу, — беззлобно рассмеялся Демар и показал свой красный амулет.

— Будет работа, — задумчиво произнёс крестьянин. – Дочь у меня пропала, младшая. Пошла в Аркарис на заработки- на приданое хотела. У родственников жила. Однажды ушла и не вернулась.

Демар тогда изобразил магический обряд, наврал, как всегда. Никого не нашёл.

Теперь Демар вспомнил, что вчера вечером хозяйка неплодородного огорода упоминала Аркарис и пропавших родственников. Демар не стал сразу рассказывать о своих воспоминаниях , а спросил у Аманго:

— И на кого же ты думаешь?

— Сначала на тебя, пока не понял, что ты дамнар. Я знаю про твоё наказание. Ты не смог бы, даже если захотел. А потом меня насторожил один человек…

— Белокурая девушка?

-Что, уже успела приглянуться? – пошутил Аманго.

— От её прикосновения идёт покалывание, как от мага. Она случайно толкнула меня.

— Её зовут Альба, — «Заря», — отметил про себя Демар,- Она младшая сестра служанки, работающей в том трактире. Хозяину трактира девушка приглянулась . правда, я не знаю, какие у него на неё планы, но девушке они не нравятся. А работает она в пекарне у старушки- госпожи Ираты. Демар не долго думал и нанялся к той самой старушке работником. Им руководила не только просьба Аманго помочь в поиске опасной ведьмы, сколько желание доказать его, что он ошибается насчёт Альбы.

Городские дома часто делали двухэтажными: на первом этаже располагалась мастерская или лавка, на втором- жилые хозяйские помещения. Дом госпожи Ираты не был исключением. Пол на первом этаже был земляной, только около печи отделанный камнем. Остальное – деревянное. Всё пропитано вкусным запахом свежей выпечки.

Демару предстояло выполнять черновую работу: таскать дрова, рубить их, носить воду, следить за печью. Альба, занимавшаяся выпечкой хлеба, под угрозой наказания не притрагивалась к этим делам. В первый день работы Демара, девушка собралась разжечь печь, за что получила хозяйской палкой по спине.

— Сколько раз говорила, -отчитывала Ирата опустившую глаза девушку, — выпечка – это искусство, требующее чистоты и полного внимания. Ты занимаешься тестом и хлебом, работник – всем остальным.

Альба только кивала, Ирата обняла её и пошла к себе. Демар заметил, что, не касаемо выпечки, хозяйка очень хорошо относилась к Альбе, то обнимала, то отпускала погулять, кормила хорошо. Наверное, жалела сиротку. Может, своих детей не нажила, так видела в Альбе внучку. А палка? Детей воспитывали и покруче. Зато хлеб бабки Ираты пользовался большим успехом. Самой Ирате на вид было лет семьдесят. Высохшая, согнутая, морщинистая, она в то же время выглядела опрятной, всегда аккуратно одетая и причёсанная и довольно шустрая. Она за всем умудрялась уследить, и работникам хватало работы.

Ночевали они на первом этаже. Демар в чуланчике под лестницей, Альба на лавке на кухне.

В первый день Демар во дворе рубил дрова и думал над тем, что ему вчера сказал Аманго. « Я видел, — между делом говорил он, — как ты расправился с грабителями. Хорошая работа. Ты же понимаешь, что ты можешь больше, чем обычные люди, поэтому тебе не место среди шарлатанов, работников и воров» « Но меньше, чем самый слабый маг из обители магов», — добавил Демар. «Пойдём со мной, как закончим тут дела, будем помогать друг другу. Со временем я помогу тебе избавиться от проклятия». Демар хотел крикнуть, что согласен, но какая-то внутренняя тревога заставила сказать. « Я подумаю»

Демар осторожно подошёл к окну и посмотрел на Альбу.. Та в чистом переднике и белом платке на пушистых волосах руками месила тесто, напевая под нос какие-то слова. .Её умелые, привыкшие к работе руки и ,наверное, сильные, ловко орудовали. Девушка останавливалась, что-то добавляла, потом снова месила. Демар смотрел, как ловко двигается её гибкая фигурка, залюбовался ею и даже забыл, что следит за предполагаемой ведьмой. Маленькая девушка не заметила, как подошла хозяйка. Госпожа Ирата попробовала тесто, довольно кивнула, дотронулась до волос девушки и пошла на двор. Демар торопливо подскочил к поленнице и продолжил свою работу.

Когда стемнело, Демар отправился спать в своей коморке, но некоторые мысли не давали заснуть. Он смотрел у угол, где горела свечка. « Знак на руке Альбы. Почему он мне не даёт покоя? Да, знак старинный, мало кому известный. Мы с Фридрихом случайно наткнулись на него.Он ведь требует колоссальных усилий, а польза хоть и долгая, но… Это как навесить купол, от которого отталкиваются маленькие камешки, а большой булыжник не остановит. И выдаёт сильно. Он никак не соотносится с жертвоприношениями людей. Таких обрядов много, большинсво привязаны к различным годовым праздникам. Но сейчас ни одного из них не предвидится. Почему обязательно пропадает женщина или девушка. Жертвоприношение, женщина, лето, повторение каждый год. А если… Есть такой «обряд замены», когда вместо умирающего человека приносят в жертву другого, а умирающий остаётся жить. А если колдун или ведьма знают о своей гибели и хотят вместо себя подсунуть другого человека. Но заменяемый не должен быть рядом. Если пол, возраст и внешность сходились, то обряд проводился один раз. Но если что-то не сходилось, то каждый год. Например, ведьма не могла найти похожую на себя( такая страшная , или такая красивая?), или по возрасту( например, ей пол двести лет). Что-то не первый раз я вспоминаю Фридриха. Уж не причастен он ко всему этому? Может искать не ведьму, а мага?»

 Вдруг он почувствовал присутствие рядом человека. У двери стояла Альба и смотрела неподвижно на него. Демар сел. Девушка заметила его движение и медленно пошла к нему, загадочно улыбаясь. Он подумал было, что Альба пришла к нему с нескромными намерениями, как её глаз сверкнули красным светом, а в руке блеснул нож. Демар еле увернулся от удара. Она не ожидала отпора. Пара движений и Демар повалил её на пол. Она вскрикнула, напоровшись на лезвие ножа. Демар тяжело дышал. Альба смотрела вверх остановившимися совершенно нормальными человеческими светлыми глазами. Волнистые волосы испачкались её кровью. Демар с ужасом понял, что натворил, он опустился перед ней на колени и зарыдал. Поэтому он не сразу заметил движение. Рука с острыми когтями взмахнула, выцарапала ему глаза и впилась в шею…

Маг проснулся от своего кашля. В комнате никого не было. Но его не покидало ощущение, что за ним наблюдают.

Около двери с другой стороны стоял человек. Демар, напрягая свои чувства, так и не смог понять, кто же. Хотя выбор не большой, а шаги были молодого человека. Молодой. А потом долгое затишье.

Гибкие тонкие руки неожиданно сильно сзади обхватили его шею, а ногти вцепились в глаза. Демар закричал и с большим трудом сбросил с себя девушку. Она юркнула в темноту. Во второй раз Демар успел среагировать на её появление и увидел светящиеся в темноте глаза, как у кошки. На этот раз Альбе удалось только больно оцарапать его ладонь. Не ногтями, скорее всего маленьким острым ножом. Она опять нырнула в темноту.

Демар видел, что она побежала на кухню. «Если ведьма начала действовать, нельзя упускать её из виду. Не знаешь, что она делает, не сможешь справится с ней», — говорил когда-то Софикус. Маг побежал за Альбой. А та открыла дверцу за печкой и скрылась за ней. «Придётся идти в её логово,» — с грустью подумал Демар, понимая, что слабее ведьмы, однако, если взялся, то надо идти. Достав серебряный нож, Демар осторожно шагнул за дверцу. Там был погреб бабки Ираты, где стояли мешки с зерном и мукой, висели травы. Только просторная середина была исчерчена непонятными знаками. Горящие свечи позволяли это увидеть. Альба зашипела и кинулась на него. Демар повернулся и заломил ей руку за спину. Альба стала выворачиваться. Ей удалось повалить Демара на пол , однако он не выпустил её. Альба опять зашипела и впилась зубами в его плечо. Демар охнул и замахнулся на ведьму. Но в последний момент его рука дрогнула и пригвоздила её правую ладонь вместо сердца, как собирался сначала маг. Альба вскрикнула, дёрнулась. И в этот миг отсвет свечей осветил её глаза. Какие-то отсутствующие глаза, без боли, ярости, злости…

И вдруг он понял: Альба – не ведьма! Она была только орудием ведьмы и она не должна была дожить до утра. Но почему?

И Демар не стал расправляться с поверженной девушкой, а пытаясь удержать её, прислушался. Его интересовали даже не звуки. Он хотел почувствовать колдовскую силу. И он увидел её внутренним зрением и охнул от неожиданности. Ведьмой была милая дряхлая старушка хозяйка! Истинный её облик отличался от того, к которому все привыкли. Ведьма тоже поняла, что раскрыта. Она оставила Альбу, и та без сил осталась лежать на полу. Тогда она кинулась , достаточно прытко для своего ( интересно реально какого?) возраста с ритуальным ножом. Но Демар увернулся, ибо передвигался быстрее, чем простой человек. Ведьма начала понимать, кто перед ней.

После нескольких неудачных попыток, она решила сменить тактику . Она поняла, что Демара ей не достать. Она уже решила, что ей сегодня встретился настоящий маг, но он не мог предугадывать её действия и мысли. А маг мог бы. Ведьма решила проверить свою догадку и махнула ладонью. Альба открыла глаза и стала ловить ртом воздух, задыхаясь. Демар рванулся к ним, но ведьма вхмахнула рукой , и парень наткнулся на невидимую стену. Глаза ведьмы торжествующе блеснули. Она поняла, что Демар не сможет пройти. До неё дошло, как ограниченны его возможности. Ведьма вырвала нож из ладони Альбы, подняла его и замахнулась… Демар в отчаянии метался, пытаясь найти прореху в стене. Ведьма уже ликовала, когда Демар зашептал одно из сложнейших заклинаний. Светлые глаз потемнели, а в ладонях он почувствовал холод. И к удивлению ведьмы( и самого Демар) всё вокруг них замерло, и они в том числе. Ведьма попыталась двинуться, но не смогла даже моргнуть. Но и Демар оказался в таком же положении Он стоял, упёршись обеими руками в невидимую стену, расставив широко ноги, исподлобья глядя на ведьму. Его пальцы были сложены особым образом, чего требовало заклинание. Они так стояли некоторое время, даже не имея возможности говорить. И тогда ведьма обратилась к разуму Демара:

— Ты дамнар! Я поняла это. Но ты не лишён совсем магических способностей… Я не слышала о таких…

— Теперь видишь, — словно шёпотом отвечал Демар, заклинание вытягивало из него силы. – Уйди. Отпусти нас.

— Отпустить? Ты не можешь мне ничего сделать! Ты проклятый, — она засмеялась ,- Ты можешь только защищать себя, остальное – случайность. — Отпусти Альбу! И я отпущу тебя…

— Ты? Меня? Я-то вижу, как тают твои небольшие силы. Ещё немного и ты не сможешь держать заклинание. И я завершу обряд. Таких девок ещё много, отступись, — она говорила насмешливо и уверенно, но Демар видел другое.

— Долго и не нало. Мне надо выдержать до полуночи. Ведь так?

Ведьма зарычала, и Демар понял, что не ошибся. До полуночи оставалось меньше полчаса. .однако Демар знал, что не выдержит. У него уже подгибались ноги, как под тяжёлой ношей, сводило пальцы, а мышцы начинало ломить. Ведьма заметила дрожь его рук. Она проверила и смогла немного двинуть пальцами. Измученный Демар не заметил, как она согнула пальцы и щёлкнула. Невидимая стена исчезла. Демар, из всех сил упиравшийся в неё, упал на пол, из-за неожиданности отпустил заклинания и на секунду отвёл взгляд. Этого хватило, чтобы ведьма смогла освободиться. Нож продолжил начатое ранее движение. Задыхающаяся Альба с ужасом увидела приближающийся клинок. Её руки от горла метнулись вверх, пытаясь закрыться от лезвия. Демар вскрикнул и бросил в ведьму подвернувшийся под руку чугунок. Демар видел, что не успеет он долететь Время снова как будто замедлилось. Альба видела, что не успеет увернуться. А ведьма понимала, что не промахнётся и успеет до полуночи.

И вдруг нож сам вылетел из рук ведьмы, а затем и она сама отлетела в сторону. Из темноты появился Аманго. Часы пробили полночь. Ирата забилась и вдруг замерла, вскрикнула и замерла совсем. И вдруг дряхлое лицо изменилось, помолодело. Теперь это была женщина лет сорока, черноволосая с проседью, ещё привлекательная, такая же худощавая. Удивительно, образ дряхлой старушки был маской, чтобы не заподозрили как ведьму, особенно маги. Ведьмы старались выглядеть моложе. А Ирата спряталась. А скорее всего у неё другое имя, которое вряд ли они теперь узнают.

Альба сидела, словно вполусне. Демар и Аманго стояли около мёртвой ведьмы.

— Ты с самого начала знал, какой обряд совершает здесь каждый год Ирата! Ты нарочно убедил меня, что ведьма – Альба!

— А ты как-то сразу поверил, — усмехнулся Аманго, — И всё-таки я спас её, чего не смог ты. Тебе нужен такой друг как я.

— Если бы Альба погибла, ты бы не справился с сильной ведьмой.

— Возможно. Я отвлёк Ирату на вас двоих, заставил думать, что ей ничего не угрожает, а сам напал из засады.

Будто ты сам образец для подражания? Украл амулет учителя, оставил в живых вампиршу. Интересно, сколько людей она успела покусать? Да! Я всё знаю о тебе! А убийство племянника, уход старика учителя из обители по твоей вине? Что скажет тебе сейчас Альба? Спасибо, что посчитал её ведьмой и хотел убить? Аманго провёл рукой по лицу девушку, та моргнула и с ужасом посмотрела на одного , на другого, схватилась за перевязанную руку и быстро убежала из подвала.

-Альба!- попытался остановить её Демар.

— Она всё слышала и я внушил ей образы тех событий. Кое-что я видел сам, кое-что мне рссказывали. Она в ужасе и больше не подойдёт к тебе. Так ты со мной?

Демар сжимал кулаки . «Нет!» — и выбежал из дома. Он оставил Аманго заниматься ведьмой и её домой, ему было уже всё равно. Демар слонялся по улицам, надеясь встретить Альбу, хотя понимал, что вряд ли это произойдёт. Он вспоминал её невысокую худенькую фигурку, пушистые светлые волосы, тонкие сильные руки за работой… и готов был завыть. Убегая из подвала, она обдала его таким взглядом, что испепелила бы, если бы смогла. Он пытался представить свою дальнейшую жизнь и не мог. Едкая пустота заполняла грудь. Почти полная луна освещала его дорогу,с ловно указывая дорогу из города. После долгих шатаний он сел под дерево, пытаясь найти слова для Альбы, чтобы объяснить всё, что с ним случилось. И выходило, что Аманго был прав: он вор, укравший амулет, он убийца Мартина, он трус, сбежавший от правосудия людей, он ученик, отправивший учителя в изгнание, он дамнар, не заслуживающий прощения… «Зачем учитель не забрал полностью мои магические способности? Был бы как простой человек, и давно сгинул бы от тех же грабителей.», — думал Демар. Он нашёл трактир, где работала сестра Альбы, стучал туда, но его погнал хозяин. В это время Альба, слышавшая все речи Аманго и пережившая не самые приятные события в подвале госпожи Ираты, сидела на берегу речки, на своём любимом месте. Фридрих, её наставник и маг их деревни , научил слушать лес и реку и не бояться их . Он говорил, что, когда будет трудно, она сможет позвать его, главное, чтобы никто не мешал. Здесь не мешал никто. Она , закрыв глаза, мысленно звала своего учителя, спрашивая у него совета. Она не очень надеялась на ответ. Незаметно она заснула, а проснувшись с лучами солнца, запомнила только одну фразу «Слушай своё сердце и не ошибёшься». Утро Демар встретил на торговой площади, наблюдая, как торговцы раскладывают товар на столах. «Пора уходить из города», — решил Демар, встал , повесил сумку с вещами и пошёл. Вдруг его кто-то толкнул. Он машинально повернулся и увидел Альбу! Она стояла с пушистыми светлыми волосами, ещё не заплетёнными в две косы, лучи солнца играли в них Она хитро улыбалась. -Знаешь, один человек, к мнению которого я прислушиваюсь, учил слушать не слова, а слушать голос сердца. Моё говорит, что тот человек и не врал и правды не говорил. Я верю тебе. И пойду с тобой…- совсем уже, шёпотом закончила Альба. Демар мгновение не мог поверить происходящему. А, поверив, подхватил Альбу на руки и расцеловал хитрые глаза, пушистые волосы и улыбающиеся губы.

Над городом поднималась яркая утренняя заря, как бы провозглашая новую жизнь.


Как нужна для жемчужины полная тьма,
Так страданья нужны для души и ума.
Ты лишился всего и душа опустела?
Эта чаша наполнится снова сама.

 

   

читателей   1213   сегодня 1
1213 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 10. Оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...