Вечность на острие клинка

Июньское солнце нещадно метало с неба раскалённые лучи.

Оба в чёрных изношенных кимоно, они стояли друг против друга и не двигались. Катаны обнажены, взяты на изготовку. И хотя звон стали ещё ни разу не нарушил тишины укромной лесной поляны, бой уже начался.

Кондо Йоширо, странствующий мастер меча, ронин, смотрел противнику в глаза и чувствовал две вещи. Во-первых, его, Йоширо, читали как раскрытую книгу. Во-вторых, сам он не мог прочитать Рэнзо. Во взгляде старика, казалось, бледно сияла пустота. Не было там решительности или нерешительности, уверенности или страха – одно бескрайнее, бездонное озеро, в котором отчаянно тонешь и тонешь…

Капля пота скатилась по небритой щеке, и Йоширо даже не понял, от жары это или от сомнения в себе и собственных силах. В двадцать два года он встал на Путь Меча, и с тех пор уже восемь лет странствовал в поисках неведомого. Он тренировал тело, шлифовал мастерство владения клинком. Прошел через множество поединков – и почти не знал поражений. Но на горизонте всё время маячила звезда, не дававшая покоя. В жизни есть большой секрет, понимал Йоширо, и с помощью меча его можно разгадать. Хотя, дело здесь не в безупречной технике или ловкости движений. Совершенство Духа – вот в чём суть! И победа над кем-либо, сколь величайшей она не была, не даст того, чего может дать победа над самим собой.

В итоге судьба привела Йоширо к человеку, у которого, как надеялся ронин, имелся ключ от заветной двери. Нагаи Рэнзо отказался брать его в ученики, но сказал, что можно устроить поединок. Тогда, не исключено, Йоширо познает Высшее Мастерство и тайное станет явным…

Сердце ронина забилось чаще – но не от страха, а от предвкушения. Он переставил вперёд одну ногу, а затем другую. Рэнзо стоял не шелохнувшись, будто гигантская скала.

«Тщедушный и слабый на вид, – подумал Йоширо, – а мощь от него исходит невероятная. Больше медлить нельзя, иначе мой дух будет подавлен его несокрушимой волей».

Он ринулся вперёд, занося над головой катану. Старик же не двигался. И только в последний момент, когда клинок ронина пошел наискось вниз, Рэнзо плавно скользнул в сторону. Так вода обтекает препятствие, неожиданно вставшее на её пути.

Ронин повернулся, его меч прочертил дугу. Старик отпрыгнул назад. Тут же, не останавливаясь, Йоширо сделал выпад. Катана Рэнзо устремилась навстречу, и пронзительный звон стали разлетелся над полем боя.

 

– Ты настоящий мастер меча, – похвалил Рэнзо искренне. – Умелый, быстрый, ловкий.

– Смеёшься? – сказал ронин и едва сдержал себя в руках. Дыхание было нарушено, а с ним и равновесие духа. – Я и коснуться тебя не смог.

– Ещё бы, – старик усмехнулся. – Оружием ты махать научился, а про главное забыл. Твой ум подобен бешеному псу, который гуляет на свободе. Ты его на цепь сажай, а не носись с катаной вокруг меня.

Взыграла гордость, и ронин захотел ответить резко и колко. Но вместо этого мотнул головой и вдохнул полной грудью. Нельзя терять самообладание, ни в коем случае нельзя. В поединке, знал по опыту Йоширо, есть тонкая грань. Стоит переступить её, и рисунок боя – плавные линии, изящные узоры, яркие краски, – всё это начинает размываться перед тобой. Ты растерян, в отчаянии, и поражение неминуемо. Поэтому никчёмные мысли и чувства не должны брать вверх.

И как только Йоширо припомнил это, «бешеный пёс» – удивительно! – вновь «сорвался с цепи»:

«Но как старик добился такого спокойствия ума? Он абсолютно… невозмутим. В его обороне нет брешей, его нельзя обмануть или вывести из себя. И ещё… – ронин нахмурился. – Он так ни разу и не атаковал меня в ответ. Хочет сперва вымотать? Или считает меня недостойным противником?»

Едва ли Йоширо знал о своём главном недостатке. И вот уже в душе вспыхнула злость. Он даже не заметил, что утратил бдительность, не заметил поток мыслей, унёсший его с собой. Поэтому когда Рэнзо внезапно сорвался и налетел на него разящим ветром, Йоширо опешил и с трудом отбил удар. Скрестились клинки, и старик надавил на меч.

Грозный каменный утёс заслонил ронину солнце.

– Высшее Мастерство? – сказал Рэнзо. – Не смеши меня, сегодня ты умрёшь.

Ронин гневно зарычал и оттолкнул противника.

«Умру? Сейчас я покажу тебе!»

Он кинулся в атаку, но Рэнзо спокойно ушёл в сторону и, тут же повернувшись, нанёс удар. По бедру Йоширо заструилась кровь.

«Не понимаю… Ведь я прославленный мастер меча…»

Он хотел приложить ладонь к порезу, хотел увидеть багряный след на пальцах… Но боялся оторвать взор от смертоносного противника.

«Неужели я поторопился, слишком рано вызвал его на бой?» – горечь сомнения проникла в душу.

Рэнзо снова сделал это: рванулся вперёд, будто карающий Бог грома. И опять скрестились клинки, а лицо старика нависло над лицом Йоширо.

– Кто-то потерял хладнокровие? – сказал Рэнзо насмешливо. – Ты умрёшь, Йоширо, твоя никчёмная жизнь закончится сегодня.

«Я не могу… Я ещё не постиг…» – всё новые и новые трещины покрывали дух ронина.

Теперь уже Рэнзо оттолкнул его и сделал неуловимое для глаз движение. Йоширо не успел среагировать, но спустя мгновение понял, что чуть не лишился руки – по предплечью текла кровь.

Старик ударил справа и, когда ронин вяло отбил, широким шагом ушел в сторону и полоснул по левому плечу.

«Как быстро! Нет, это я стал медленным… Он прав, мне конец, я переступил черту».

И с этой мыслью пришел страх.

Дальше всё происходило будто во сне.

«Какой позор. Так проиграть…»

Рэнзо отбил, ударил в ответ. Кровь…

«Неужели моя жизнь была пустой и напрасной?»

Мечи крест-накрест.

– Смерть совсем рядом, Йоширо! – зловещий голос. – Слышишь её неумолимую поступь?

Звон стали. Раз, другой, третий.

Неуверенный удар Йоширо.

«Бесполезно».

Катана Рэнзо вновь вкусила крови.

«Всё впустую».

– Смерть пришла, встречай её!

«Но я ещё не готов!..»

Ронин широко открыл глаза, и панический ужас захлестнул его с головой. Он нетвёрдо стоял на ногах и чувствовал, как жизнь медленно покидает его через многочисленные раны. Но больше пугало не это.

Рэнзо приставил к его глазу катану. Между кончиком меча и зрачком, казалось, не протиснулась бы и мошка. Ронин боялся вздохнуть, боялся моргнуть, боялся пошевелиться. Но ещё страшнее ему стало, когда Рэнзо заговорил. Заговорил тихим голосом, окрашенным цветом крови:

– Вот она, смерть, на кончике моей катаны! Чувствуёшь её, а? Чувствуешь? Ты можешь глядеть смерти в лицо равнодушно, Йоширо? Я вижу, что нет.  Я столкнул вас со смертью лбами, и что же? Ты обомлел, будто невинная девка перед брачной ночью, – злорадный смех. – И правильно. Нет ничего страшнее смерти. Только представь: одно маленькое усилие с моей стороны, и тебя больше нет. Тебя и твоих жалких мечтаний о каком-то там Высшем Мастерстве.

Йоширо хотел закричать, но лишь безмолвно внимал, хотел убежать, но не смел.

– Вот как мы поступим, – сказал Рэнзо, убирая клинок. Йоширо судорожно вздохнул и упал на колени, с ужасом глядя вверх, на неумолимого старика. – Я сохраню тебе жизнь…  на этот раз. Но если ты придёшь и вызовешь меня на бой снова, я тебя убью, так и знай.

Ронин, застывший словно статуя, не мог даже кивнуть.

– Закончим на этом, – произнёс Рэнзо сурово.

Тупой удар – будто вспышка! Йоширо провалился в спасительную тьму.

***

Лезвие колуна вошло в маленькую трещину, и чурбак раскололся надвое. Вытерев пот со лба, Йоширо взял плаху и поставил её на колоду. Взор его переместился к речке, что бодро несла сверкающие воды неподалёку, к безоблачному вечернему небу и, наконец, к куче дров, нарубленной им сегодня. «День выдался что надо», – заключил ронин, глядя на проделанную работу и ощущая кожей лёгкое дуновение ветерка.

Он занёс колун над головой – и массивное лезвие пошло вниз. Ничто, казалось, не могло испортить настроение…

«Вот она, смерть, на кончике моей катаны!»

Лезвие резко отклонилось в сторону. Йоширо скривился, будто раненый, и выпустил рукоять топора. Завершилась же сцена тем, что всё ещё целая плаха качнулась и упала на землю, отдавив при этом ногу незадачливому ронину…

Некоторое время он так и стоял в неестественной позе, ощущая острую боль в стопе. Затем выпрямился, сел на колоду и задумчиво уставился в пустоту.

«Чувствуешь её, а?»

О, на данный момент он чувствовал столько всего!

Йоширо гневно схватил лежащий рядом колун и запустил в груду поленьев. Дрова разлетелись в стороны подобно осколкам разбитой гордости. Ронин тяжело вздохнул, поднялся на ноги и закрыл глаза. Меч, что висел на поясе, он не обнажил – лишь выставил руки перед животом так, будто сжимал рукоять катаны в ладонях.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох…

Руки поднялись над головой.

Выдох.

Быстро опустились.

А затем он повторил. И ещё раз. И ещё, и ещё, и…

«Ты можешь глядеть смерти в лицо равнодушно?»

Сильная дрожь прошла по всему телу и заставила покоситься.

«Это катастрофа! – подумал Йоширо. – Мой дух растоптан!»

«Ну хоть сворачивай с Пути Меча после такого», – пронеслась невесёлая мысль. Но ронин тут же отмёл её, тряхнув головой: жест, который вошел у него в привычку в последние годы.

«Нет, от многого я отказался в жизни, но с Пути не сверну ни за что. Чёртов старик, что он со мной сделал?» – и вновь думы оборвались, когда Йоширо мотнул головой.

И так не пойдёт. Сомнения, обвинения – был бы от них толк! Сейчас важно лишь одно: как ему вернуть уверенность в свои силы. Курам же на смех: он не может нанести удар даже воображаемым мечом!

«Какое унижение! Какой позор!» – последовала за этим ещё одна недостойная мысль. С ней справиться уже не удалось, и ум пустился в галоп. Йоширо сел на колоду и стал вспоминать злосчастный поединок в мельчайших деталях. Вспоминать с содроганием, то и дело вздыхая.

А что случилось после боя? Очнулся ронин через день, в ближайшем селении, где за ним, как выяснилось, приглядели по просьбе Рэнзо. Он узнал, что раны его не слишком серьёзны (страх во время боя преувеличил их значение), схватил катану и убежал… Йоширо нёсся так быстро, как только мог. По дороге, по полям, по лесу. К ночи силы оставили его, и он упал в изнеможении. Проснувшись на следующее утро, Йоширо вскочил и побежал вновь. Он хотел скрыться от стыда, но пуще всего – от страха. Не один день блуждал ронин под кронами деревьев. Иногда останавливался, срывал с кустов съедобные ягоды или листья и жадно заталкивал в рот. Нестерпимые чувства сжигали и гнали всё дальше и дальше. Наконец, он вышел к незнакомой деревне (под названием Масамунэ, как узнал позже) и упал, потеряв сознание.

Истощённый, грязный, жалкий, в изорванном кимоно, с кровоточащими ранами.

Человек, нелепо застрявший между жизнью и смертью.

Он пришел в себя, когда какой-то крестьянин пытался забрать у него меч – решил, глупый, что владелец уже труп. Йоширо вскочил, заорал, и крестьянин в ужасе дал дёру. Чувствуя ложную опасность, ронин вынул катану – и внезапно пальцы разжались. Он недоуменно посмотрел по сторонам, потом – вниз, на верное оружие, лежащее на земле. Наклонился, схватил меч и для проверки взял на изготовку. Ладони разжались против воли, катана выпала из рук…

Он брёл безликой тенью через Масамунэ, когда его посетила идея. Йоширо отыскал дом деревенского старосты, ворвался и успел сказать лишь: «Прошу!..» – после чего вновь рухнул без сознания. Изнурённое тело требовало отдыха.

Необычного гостя перевязали и уложили в постель. Очнувшись, ронин озвучил-таки просьбу, и староста со вздохом ему отвечал:  «И чего от меня ждут Небеса, кидая мне на порог полуживого мечника?»

В итоге он разрешил ронину пожить некоторое время в своём сарае, и Йоширо, как только затянулись раны, стал отрабатывать хлеб и крышу над головой. Тяжелый крестьянский труд, сидячая медитация и никаких упражнений с мечом… Расчёт оказался верным: полная смена образа жизни пошла на пользу, и буря внутри улеглась.

Однако сейчас, когда минуло восемь недель со дня поединка с Рэнзо, ронин понимал, что исцелился не до конца. Путь Меча-то манил с прежней силой, но затупленный клинок души до сих пор непригоден к бою.

Йоширо встал с колоды, задрал голову и посмотрел на вечернее небо.

«Неужели я и в самом деле боюсь смерти?»

«Нет ничего страшнее смерти. Только представь…»

Ронин зажмурился и мотнул головой. Проклятье! Как ему усмирить ум? Как избавиться от вязких и обжигающих мыслей? Медитировать годами? Или же он сумеет придумать что-то… быстрое, действенное?

И он придумал. Точнее, подвернулся случай.

Через неделю в Масамунэ явился человек из правительства и попросил старосту созвать всех жителей…

 

Смерть. Пугающая черта, за которой таилось неизвестное. Йоширо думал, что презрел смерть. По крайней мере, никто до Рэнзо не топил его в безысходности. Он всегда смело бросался в атаку, и дух его ярко сиял в эти мгновения. Но во время последнего боя случилось нечто ужасное. Почему? Что-то внутри него боялось старика до одури, это раз. Два – он изначально поставил Рэнзо выше себя.

Да. Он пришел к нему не как к противнику, а как к учителю. И кое-чему, похоже, старик его научил…

Болезненный, правда, вышел урок. Ну, ничего, катана тоже закаляется в горячем пламени.

«Только вот…»

Йоширо открыл глаза.

«…готов ли я к закалке в адском огне? Правильно ли сделал, что пришел сюда?»

Он тряхнул головой, поднялся на ноги и огляделся. Клёны вокруг тихо оплакивали ушедшее лето, роняя багряные слёзы. Но за этой скорбной красотой таилось нечто… Глубокий покой, в котором жизнь шла со смертью рука об руку. А ещё гармония… Что также проглядывала сквозь каплю росы, застывшую на листе золотого папоротника; сквозь огненные язычки ландышей; сквозь красные кусты черники, растущие неподалёку; сквозь изумрудный мох под ногами. Йоширо проникся, ощущая себя неотделимой частью чего-то невыразимо прекрасного. И как же смешон он со своими проблемами на фоне утреннего леса!

Из груди вырвался тяжелый вздох. И что с ним творилось в последние месяцы? Ни дать ни взять юнец с растоптанной честью! Сомнения, страхи, а главное – какое-то изощрённое смакование пережитого позора. Он страдал, и в то же время будто упивался своим горем. Что за ерунда? Разве он был таким когда-нибудь? Он ведь Кондо Йоширо, «Призрачный зверь»! Именно под этим прозвищем его знали многие мастера меча.

Хотя, здесь-то, наверное, проблема и крылась. Ведь «Зверю» дали смачного пинка, и он бежал с поля боя в страхе.

«Ничего, верну я себе былую силу. Поэтому сомнения – демону в пасть! Пути назад нет. Впрочем, в пасть демону совсем скоро могу угодить и я сам», – подумал Йоширо и усмехнулся.

Он достал из ножен катану и попытался крепко ухватить рукоять обеими ладонями. Не получилось. Руки дрожали, и явно не от утреннего холода. Значит, либо он найдёт того, за кем пришел сюда, либо будет тренироваться с мечом до тех пор, пока дух его не окрепнет.

Он занёс клинок над головой и быстро опустил. Занёс снова, и меч опять пошел вниз, рассекая воздух.

«Поупражняюсь немного, а затем отправлюсь на поиски».

Йоширо наносил рубящие удары снова и снова. Всё его внимание сосредоточилось на катане. Вверх – вниз, вверх – вниз. В такие моменты ронину казалось, что Путь Меча, Совершенство Духа – всё это чушь, о которой не стоит беспокоиться. Вот оно, подлинное счастье, когда в осознанном взмахе меча разом испаряются все проблемы, вопросы и поиски.

«Но руки твои до сих пор дрожат», – отравила крамольная мысль недолгую радость. Сосредоточенности как не бывало.

Йоширо вздохнул, огляделся, и тут что-то насторожило его. Может, дело в вязкой, потусторонней тишине, разлившейся вокруг? Даже ветер, казалось, вздыхает осторожно, словно боится, что его заметят.

– А это что за чертовщина… – прошептал ронин, вращая головой.

Вокруг необычайно быстро собирался туман. Он заполнял пространство между деревьями, жадными лапами тянулся к небу. Йоширо внимательно наблюдал, как бесцветная пелена всё густела и становилась молочной. Наконец, то тут, то там на полотне тумана появились красные полосы – будто кровавые раны на теле белёсого зверя…

Шелест раздался в кустах за спиной. Ронин повернулся и всмотрелся. Снова шум, снова позади. Быстрый оборот, и Йоширо готов защищаться.

– По… мо… – послышались сдавленные звуки справа.

Ронин прищурился, пытаясь разглядеть сквозь плотную завесу хоть что-нибудь.

– Помоги… – раздалось более чётко.

Йоширо сделал пару осторожных шагов по направлению голоса.

– Помогите! – прозвенел крик совсем близко.

Из-за деревьев показалась женщина. Она неслась к Йоширо со всех ног. В испачканном и местами порванном кимоно, с растрёпанными волосами, испуганным лицом. Она приблизилась к ронину, но чуть не напоролась на его меч.

– Ты кто? – спросил он сурово, выставив перед собой катану.

– Господин самурай! – воскликнула она. – Не убивайте, я и так чудом спаслась!

– Имя, фамилия, где живёшь, откуда прибежала, почему одна в лесу? – осыпал вопросами бедняжку ронин.

Незнакомка округлила глаза, и лицо её выражало в тот момент лишь одно: «Я, конечно, своим появлением могу озадачить, но ты – просто идиот какой-то!»

– Ну! – поторопил он.

– Я – Изэнэми Мори, – она вновь взглянула на него с мольбой. – Господин самурай, вы были когда-нибудь в деревне Масамунэ?

Ронин сощурился.

– Я пришел из Мурамаса, что неподалёку, – сказал он, а затем солгал: – В Масамунэ никогда не был.

Теперь Изэнэми посмотрела на него пристально, и это не укрылось от Йоширо.

– Масамунэ отсюда тоже недалеко. Где-то два дня пути, – заговорила она быстро. – Так вот, я как раз оттуда. В этот же лес меня и мою младшую сестру завлёк проклятущий демон. Он заманил нас в своё логово и обещал съесть. Я сбежала, когда демон уснул, но сестрёнка до сих пор там. Пожалуйста, помогите мне её спасти!

Улыбка, мимолётная, скользнула по губам Йоширо, но он вмиг посерьёзнел и опустил катану. Изэнэми тут же приблизилась и положила мягкие ладони ему на плечи.

– Господин самурай, умоляю вас! Демон сейчас спит, я знаю. Вы подкрадетёсь к нему и убьёте одним ударом! А затем мы освободим мою сестру. Мне сестра, а вам – слава. Пойдёмте, пожалуйста!

Изэнэми была очаровательна в этот момент. В глазах её светилась надежда, и всем своим обликом она выражала женственность, хрупкость, незащищённость. Истинный подарок судьбы для героя, готового проявить себя! К тому же… Взгляд Йоширо опустился чуть ниже, к вырезу кимоно, что приоткрывал соблазнительный вид.

Несмотря на всё это, ронин не расслабился ни на секунду. Наоборот, сейчас, когда она стояла совсем рядом, он напрягся так, будто смерть дышала ему в затылок.

– Дорогу помнишь? Показывай, – ответил ронин тем не менее.

 

Загадочный красноватый туман заслонил собой всё. Ронин видел лишь спину Изэнэми и землю под ногами. Странная это была земля: сухая, гладкая, покрытая трещинами; ни мха тебе, ни корней, ни травинки. Да и леса вокруг не ощущалось: словно жизнь задержала дыхание, и мир окутала тягостная, гробовая тишина. Ронин не задавал вопросов, которые так и напрашивались, но вскоре показалось, что помолчи ещё немного, и гнетущее безмолвие примет жуткую форму и набросится на тебя.

– Ты сбежала одна? Почему не прихватила с собой сестру?

Изэнэми шла молча некоторое время, а потом плечи её задрожали от рыданий.

– Я испугалась, – отвечала она жалобно. – Демон обещал съесть меня первой. И когда появился шанс, я… Понимаете, мне пришлось бы красться мимо спящего монстра, – она всхлипнула, – если бы я захотела освободить сестру. Это было выше моих сил, и я… трусливо убежала. А потом мне стало очень стыдно. А потом я встретила вас.

Он никак не отреагировал. Хотя дерзкая улыбка так и просилась ему на уста.

– Мы пришли, – сказала Изэнэми, вытирая слёзы тыльной стороной ладони, – это здесь.

Скала выросла из тумана столь неожиданно, что Йоширо невольно вздрогнул. Он неделю бродил в этом лесу и никаких гор не встречал. Но как не поверить глазам, когда вот она, перед тобой, отвесная каменная стена – уходит вверх и теряется в кроваво-молочной пелене. Хотя, в лесу ли он до сих пор? Или же попал в какое-то другое место?..

Впереди зиял огромный вход в пещеру.

Изэнэми обняла себя за плечи и промолвила:

– Вы идите первым. А я пойду за вами и буду подсказывать.

Он бросил на неё косой взгляд и отправился навстречу судьбе.

 

В пещере оказалось не так темно, как опасался ронин. Туман проникал и сюда: расстилался по полу абсолютно красной, тускло мерцающей дымкой. До чего же необычное явление… И не связано ли оно с запахом крови, который защекотал ноздри, стоило переступить порог?

Пройдя немного, Йоширо остановился. Внимание привлёк деревянный брус, прислонённый к стене. Нет, не то. Ронин подошел ближе и разглядел странный предмет. Брови от удивления поползли вверх. Это была шипастая дубина, гигантское канабо. Широкая, массивная, длиною больше двух метров. Стоило только представить монстра, способного орудовать такой махиной…

«Да, вот оно, – Йоширо почувствовал, как страх выползает наружу и играет волосами на затылке. – Этого я хотел».

Он обернулся к Изэнэми. Та стояла у входа и улыбалась ему. Он улыбнулся в ответ.

Пройдя ещё немного, ронин остановился перед большим входом в коридор. Некоторое время он вглядывался в беспросветный мрак, после чего глубоко вдохнул и повернулся.

– Ну что, где твоя сестрёнка? – спросил он с усмешкой.

– Там, – указала она кивком головы и хищно сверкнула глазами. – За коридором будет зал, где её и найдёшь.

– Её? Свою смерть?

– И-и-именно, – протянула женщина изменившимся, жутким гортанным голосом.

– Ладно, тварь, – Йоширо положил ладонь на рукоять меча. – Хватит этих игр, пора за дело.

Всё-таки он нашел его, достойного противника.

Прибывший тогда в Масамунэ человек из правительства заявил, что через деревню не так давно должен был проехать влиятельный советник с охраной. Селяне лишь развели руками: они ничего не видели и не слышали. Таким образом выходило, что советник пропал на дороге между Мурамаса и Масамунэ. «Это всё демон», – заявили селяне чуть ли не в один голос. Он, мол, не первый год промышляет в этих краях, заманивает путников к себе в логово и съедает. Правительственное лицо и его небольшой эскорт отправились обратно в Мурамаса, и Йоширо из любопытства последовал за ними. Тамошний народ подтвердил: да, демон давно не даёт покоя, люди то и дело пропадают.

«Сёгун этого так не оставит! Скоро я вернусь сюда с целой армией. Мы прочешем лес, найдём демона и убьём его!» – услышав эти слова, Йоширо понял, что должен немедленно действовать.

И вот, он достиг цели.

– Ты ведь сразу понял, кто я, не так ли? – пробасил демон и улыбнулся. То ещё получилось зрелище: женские губы неестественно растянулись чуть ли не до ушей.

– Почти.

– И ты не спрашивал, что за туман вокруг и как я в нём нахожу дорогу, – демон поднёс к лицу руку. Указательный палец вытянулся, почернел, ноготь на нём заострился. – Да, ты лишь настороженно следил за мной, вместо того чтобы задавать вопросы, – монстр задумчиво поглядел на коготь, а затем спокойно приставил его к центру лба, надавил и повёл вниз…

Йоширо с трудом сдерживал отвращение, глядя как рассекаются пополам нос, губы, подбородок.

Нежное лицо превратилось в одну сплошную кровоточащую рану.

– Но скажи мне вот что, – низкий голос демона теперь шел как будто изнутри. – Как ты раскусил меня?

Йоширо не видел смысла в этом разговоре, но всё же ответил:

– Я жил в Масамунэ больше двух месяцев. Работал на поле, ходил и на праздники. Обо мне наверняка слышали все. И видели меня все. Поэтому ты, – губы ронина скривились в усмешке: – Изэнэми из Масамунэ, должна была узнать меня, когда мы встретились. Хотя, могла и не узнать. Это не так важно, – он смерил демона тяжелым взглядом, постарался, чтобы голос не дрожал: – Я бы догадался, кто ты, в любом случае. От тебя же несёт смертью. Никаким обликом этого не скрыть.

Монстр глухо рассмеялся. Из рваного лица брызнула кровь.

– Да, сильный воин, чуткий, проницательный. Я это понял сразу, как приблизился к тебе. Но ты пришел в лес именно за мной, ведь так?

Ронин кивнул.

– Тогда, охотничек, ты, наверное, знаешь, что здесь, у себя в логове, я непобедим?

Йоширо скосил глаза вправо, а затем опять посмотрел на демона:

– Знаю.

– И почему же ты не попытался убить меня раньше? До того, как мы пришли сюда?

– Это не твоё дело.

– Да ты просто дурак! – пророкотал голос из разорванного лица. – Или отчаянный храбрец. То есть, всё равно дурак.

– Ты прав, – сказал ронин, обнажая катану. – Я дурак, который ищет встречи со смертью. А ну покажи свою кривую рожу! – заорал он. – И не сдерживайся, понял? Бейся в полную силу!

Демон расхохотался – словно камни покатились с вершины горы.

– Раз ты так просишь… – он схватился руками за края свежей раны и резко дёрнул в стороны. Вот и нет Изэнэми: упало на пол кимоно, а вместе с ним и кожа. Волк сбросил с себя овечью шерсть.

Демон, коренастый, мускулистый, угольно-чёрный, стоял в одной набедренной повязке и щерился клыкастой пастью. В глазах его, двух красных фонарях, светились ярость и безмерная сила. Он согнул в локте лапу, щёлкнул кривыми пальцами – и начал быстро расти.

Йоширо сглотнул ком в горле и посмотрел на руки. Они дрожали. Он намеренно загнал себя в тупик. Один на один с демоном в его собственном доме… Что ж, со скалы в бурлящее море он спрыгнул. Дело осталось за малым: всего-то надо заглянуть смерти в глаза и преодолеть страх.

Перед ним стоял чёрный гигант с красной мерцающей аурой. Массивная туша, что заслонила собой выход к миру живых, олицетворённый кошмар, в реальность которого не хотелось верить.

Преодолеть… страх…

Йоширо вновь посмотрел на руки: они теперь не дрожали. Они застыли. А ноги окаменели. Вот он, парализующий смертельный ужас – завладел каждой клеточкой тела, как и в бою с Рэнзо.

Ронин поднял взор на монстра.

«И на что я, жалкий человечек, только надеялся?»

«Двигайся!» – приказал он своему телу.

Великан схватил огромную дубину.

«Двигайся!!»

Сделал пробный взмах, которым, наверное, уложил бы с десяток воинов.

«Двигайся!!!»

Но тело не двигалось. Демон повернулся и шагнул в его направлении.

«Проклятье! Не могу я сдохнуть тут как собака!»

Ещё пять больших шагов – и замах.

Йоширо бешено выпучил глаза и заорал. В последний момент его тело ожило, и он мгновенно упал на пол.

Дубина со свистом пронеслась над головой. Секунду ронин приходил в себя, после чего вскочил, бросился к врагу и ударил. Клинок рассёк запястье, хлынула чёрная кровь.

Теперь завопил демон. Он выпустил палицу, схватил здоровой лапой предплечье раненной. Ронин же отошел назад и приготовился атаковать снова.

Но монстр вдруг затих. Он обратил пылающий взор на Йоширо и ухмыльнулся:

– Да шучу я, чего ты.

В подтверждение своих слов он показал запястье – на нём не виднелось и следа пореза! Йоширо повернулся и рванул вглубь пещеры. За спиной он услышал топот и весёлый голос демона:

– Я сейчас голодный – в животе урчит! А двуногий кролик от меня бежит!

Коридор привёл в огромный зал. Йоширо остановился всего на миг, решая, куда бежать дальше. И побежал вперёд.

Не было видно потолка и стен. Лишь мерцающий кровавый туман под ногами да безбрежная тьма вокруг. А позади тем временем людоед бодро напевал:

– Я его поймаю, проломлю хребет! В пасть закину тушку – будет мне обед!

На пути стали попадаться кости и черепа. Очень много костей и черепов. Иногда они высились белыми грудами, напоминая о тысячах несчастных, сгинувших в этом проклятом месте. Также виднелись нарядные кимоно, элементы доспехов, мечи, копья и луки. Сколько же столетий копилось всё это? «Праздный вопрос, куда важнее другое», – подумал Йоширо, перескакивая через кучу костей.

Он надеялся, что демон лукавил, когда говорил о своей непобедимости. В Мурамаса ему рассказали: согласно легенде в логове адской твари имеется источник силы. Что это, неизвестно, но если уничтожить его, то появится возможность одолеть монстра. Поэтому Йоширо бежал, бросая взгляды по сторонам. Но ничего, что можно было бы принять за «источник», ему на глаза не попадалось. Хотя, не оставил ли он уже искомое за спиной?

Дубина с оглушительным шумом опустилась на пол где-то позади, и ронин аж подпрыгнул. Демон настигал, поэтому останавливаться нельзя. Надо бежать и в то же время осматриваться.

Вскоре показался большой проход – в такую же просторную пещеру. Йоширо нёсся вперёд, и усталость мало-помалу давала о себе знать. Пол под ногами всё так же вздрагивал – людоед не отставал…

Ронин заметил: то тут, то там тускло светились маленькие предметы. Сначала он решил, что это черепа сверкают пустыми глазницами, наблюдая за ним. Но потом стало ясно – он ошибался.

Их становилось всё больше и больше: драгоценные камни, украшения, золотые, серебряные и медные монеты… Как же много тут мусора, решил ронин, и нет даже намёка на «источник»! Хотя, он и не знает толком, что ищет.

Впереди вырос гигантский костяной холм. Йоширо остановился, тяжело дыша, и обернулся.

– Устал? – спросил с издёвкой чёрный людоед.

Он тоже остановился, поодаль. Если бы не светящиеся глаза и красная аура, ронин бы его и не различил.

– Приляг, отдохни. В моём брюхе! – демон расхохотался и метнулся вперёд с ужасающей скоростью.

Благодаря страху ноги Йоширо стали волшебными – он взлетел по склону ураганом. Но пробежав в темноте метров десять, споткнулся, упал и покатился вниз, по обратной стороне костяного холма. Встреча с полом вышла болезненной, однако ронин тут же вскочил и застыл, изумлённый.

Впереди, у стены, красовалась целая гора сокровищ! Йоширо давно потерял интерес к монетам и драгоценностям, но от такого количества даже в его глазах появился алчный блеск. Насколько могущественным он станет, если убьёт демона и заберёт лежащее тут добро? Богатство, власть, поклонение…

Ронин тряхнул головой. Что за предательские мысли! На Пути всё это ни к чему.

Он отпрыгнул в сторону. Хвала инстинктам, вовремя: на место, где он стоял секунду назад, приземлился гигант, и каменный пол болезненно ухнул. Ронин мигом поднялся на ноги, закричал, вышибая из тела страх, и кинулся к чудовищу.

Огромная лапа устремилась навстречу. Йоширо присел. Как только опасность миновала, выпрямился, сделал два шага и ударил что было силы.

Демон и бровью не повёл, когда лезвие оставило тоненький порез на бедре – лишь двинул ногой, надеясь отправить юркого противника в полёт. Но ронин уже переместился ему за спину.

Человек действовал спонтанно, не задумываясь – занёс катану высоко над головой и ударил. Клинок прорезал набедренную повязку и то, что она скрывала…

Раздался рёв чудовищной боли. Людоед быстро повернулся, канабо взлетело над головой и тут же пошло вниз. Дубина сотрясла пол и высекла искры из камня. Но Йоширо не достала – он отпрыгнул заранее. Инстинкты подсказывали ему: вдох, чтобы занести меч, выдох, чтобы ударить. Дольше этого оставаться на одном месте рядом с великаном нельзя.

Демон гримасничал и вилял задом: судя по всему, удар пришелся в одно из самых уязвимых мест. «Хоть в чём-то он похож на человека», – пятясь, подумал ронин со злорадством.

– Ты знаешь, куда я затолкаю тебе твою зубочистку? – сказал демон спустя секунд десять, когда неведомая сила исцелила его рану.

– У меня тут налипло что-то, – Йоширо брезгливо тряхнул клинком, покрытым наполовину чёрной слизью. – Не твоё?

Демон гневно завопил и рванул вперёд.

Удачная атака вдохновила ронина – страх почти отступил. Йоширо открыто и смело встречал врага. Ум оценивал трезво, глаза следили зорко. И тут кое-что привлекло внимание. Рядом с горой сокровищ, что это там, в стене?..

Демон подскочил к нему, занёс дубину, ударил. Ронин прыгнул – на этот раз вперёд. Прошмыгнув между ног великана, он развернулся и поднял меч.

Лишить демона потомства он не стремился, но выиграть время мог только одним способом…

…Он бежал, и вслед ему неслась брань.

Вскоре пол под ногами сменили монеты. Дырявые сандалии то и дело проскальзывали.

А вот и выход в коридор – предчувствие не обмануло.

– Не вздумай! – орал ковыляющий позади людоед.

Расположено-то как! И не заметишь, если не оторвёшь взгляд от блестящей мишуры, что громоздится рядом.

– Не-е-ет!!! – завопил демон, когда ронин припустил в коридор.

Пол, стены и потолок были идеально ровными, а в конце виднелся ярко-красный свет. Похоже, вот он, путь к «источнику»!

– Стой, умоляю!

Йоширо бежал и истерически хохотал. Победа будет за ним! Высота потолка – метра два с половиной, но даже на четвереньках демон вряд ли тут пролезет – узковато для его широких плеч.

«Конец тебе, чудовище!» – ликовал ум ронина.

Конец!

Ко…

Красный выход вдруг исчез – его заслонила не пойми откуда взявшаяся плита. Ронин подбежал и отчаянно заскрёб рукой.

«Что это?!»

Тихий зловещий смех раздался позади:

– Вот ты и попался.

Стены по бокам с грохотом двинулись навстречу друг другу.

«Угодил, дурак, в ловушку!»

Йоширо обернулся. Демон, наклонившись, ждал у единственного выхода к спасению.

– Давай, – манил он к себе когтистой лапой, – иди сюда. Или же стой, где стоишь. Я потом соскребу тебя со стен, – он громко рассмеялся.

Йоширо не видел, но второй лапой людоед нажимал на небольшую квадратную плиту сбоку от входа.

Ронин опустил голову, плечи. Как же ему это надоело…

«Но нет, так не пойдёт».

В глазах блеснула сталь. Он вдохнул полной грудью решимость…

И побежал, разрывая глотку в крике.

– О пощаде молить не будешь, да… – ухмыльнулся гигант.

Вплотную ронин так и не приблизился. Вместо этого поднял руку и перехватил катану на манер копья. Размахнувшись, он метнул оружие, с которым никогда до этого не расставался в жизни.

Клинок вонзился прямо в глаз. Людоед заорал. Лапа соскользнула с плиты, и стены тут же поползли в обратную сторону. Йоширо заметил это, обернулся… Красный выход снова открыт? Назад, скорее!

Он побежал.

Демон тем временем схватил кончиками пальцев меч, вынул и отшвырнул. В боли он разбирался, и своей нынешней дал бы девять оторванных голов из десяти.

Йоширо ускорился и чуть ли уже не летел над полом.

Монстр крепко зажмурился, разомкнул веки. Потухший было глаз вновь вспыхнул адским пламенем. Демон не мягко нажал на плиту, как в первый раз – он продавил её до конца.

И каменные челюсти схлопнулись.

 

Йоширо вздрогнул, когда за спиной жутко прогрохотало.

Всё-таки он жив. Пока ещё жив.

Успокаивая дыхание, он осматривался.

Этот зал был не столь велик, как предыдущие два. Виднелись и потолок, и стены.

А ещё гигантский кровавый кокон в центре.

Он ярко светился и медленно вращался, увлекая за собой красные струйки. Струйки крови, не иначе.

Она была повсюду. Капли её застыли в воздухе в виде багряного тумана, и характерный тошнотворный запах резко шибал в нос.

Справа от кокона лежала груда доспехов и оружия, а также десятки белых иссушенных тел. Похоже, кто-то отправлялся демону в брюхо, а кто-то попадал сюда. И поди разбери, какая участь милосерднее.

Подойдя к кокону, ронин всмотрелся. Там, внутри, было что-то. Яркий свет шел именного от этого предмета. А ещё он бился, словно сердце. Если не это «источник», то что?

Плита позади резко ушла вверх. Йоширо обернулся. Каменные толщи с грохотом расходились в стороны, и вскоре в просвете, поодаль, он увидел демона. Тот заметно уменьшился и теперь бежал к нему.

Ронин метнулся к груде доспехов и оружия, схватил одну из катан. Вернулся к кокону, замахнулся…

– Стой! – закричал людоед.

Йоширо повернул голову.

– Подожди!

Демон влетел в зал, остановился. Взглянул с явным уважением и произнёс:

– Ты – великий воин. Давай поговорим.

Меч Йоширо не опустил, но всё же кивнул: мол, говори.

– Обычно мои гости умирают сразу. Я превращаюсь, они мочатся себе под ноги, застывают от страха… А потом «хлоп!» дубиной, и можно идти обедать, – монстр хохотнул. – Но ты молодец. Ты – другой. Я тут, знаешь ли, не только брюхо набиваю да силы коплю. Ещё и награждаю таких, как ты. Для разнообразия. До тебя лишь трое добирались до этой комнаты. И каждого из них я наградил.

– Чем же? – спросил заинтригованно Йоширо.

– Всем, чем пожелали! Но в твоём случае могу предложить силу.

Ронин хмыкнул.

– И много силы?

– Я сделаю тебя настолько сильным, что тебе не будет равных! – воскликнул демон. – Ты станешь воплощенным гневом, безумной яростью!

Йоширо покачал головой и горько улыбнулся.

– Себя я хочу познать. Устроишь?

– Чего? – спросил тупо людоед.

– Я так и думал.

Катана разрезала светящийся «источник» пополам, и пещера, как будто вся, содрогнулась.

Демон завопил.

 

Половинки сердца некоторое время висели в воздухе – из них наружу выливались немыслимые объёмы крови. Затем исчезли кокон, туман, а два мясистых куска шлёпнулись на пол. Йоширо, залитый багряной жидкостью с ног до головы, посмотрел на демона. Тот глухо зарычал:

– Удавлю…

Вокруг царил мрак. Исчез мерцающий туман, погас разрубленный «источник», пропала окружавшая людоеда аура. Лишь ярко светились красным глаза монстра.

Что ж, пойдёт и так. Йоширо не смотрел на руки, но знал – они не дрожали. А это главное.

К тому же демон вырос, но теперь превышал Йоширо разве что на три головы, если судить по скудно освещенным плечам и роже. Хотя, понятно, и в таком виде монстр крайне опасен.

Неважно. На Пути – препятствие, и его надо устранить. Ронин вновь закричал, не позволяя возникнуть и тени сомнения в душе. Сандалии зашлёпали по залитому кровью полу, ладони крепко стиснули рукоять.

Всё случилось быстро. Демон пустил в ход мощные когтистые лапы – одного-двух ударов хватило бы, чтобы отправить Йоширо в объятия смерти. Но все усилия монстра оказались тщётны.

Он сражался не с человеком. «Призрачный зверь» вернулся. И густая тьма ему никак не мешала.

Йоширо кружил вокруг демона, нанося один удар за другим. Он уклонялся, отпрыгивал, вновь бросался в атаку, и вскоре тело людоеда покрылось множественными ранами. И эти раны не заживали.

Страх отступил, и мастерство Йоширо – его навыки, сила, рефлексы, – проявилось во всей красе. Молниеносные движения, грозные выкрики и неистовые удары, удары, удары!

Наконец, демон глухо простонал и, обливаясь чёрной кровью, завалился на спину. Хриплый смех раздался во тьме.

– Себя он хочет познать… Нет чтоб золота попросить! – монстр тяжело, как-то старчески вздохнул. – Устал я от вас, непредсказуемых букашек. Отдохнуть бы.

Йоширо быстро подошел и вонзил катану в глаз. Светящийся взор потух. Ронин остался в полной темноте.

Некоторое время он слушал биение своего сердца. Всюду была кровь: на теле, на одежде, под ногами. А ещё горячая кровь бежала по его венам. Он до сих пор жив!

Йоширо вдруг почувствовал, что его «засасывает». Хотел удивиться, но не успел.

Его будто проглотили и тут же выплюнули. И первое, что он сделал, это зажмурился – настолько ярким был свет! Затем медленно открыл глаза и огляделся вокруг. Деревья, солнце, бодрящий воздух и ветер, нашептывающий поздравления… Он в мире живых, а не мёртвых! Стало быть, всё…

Ронин сжал ладони в кулаки. Невероятно! Он одолел столь могущественного врага! Чем только не соблазнял его демон, и всё впустую. Вот она, верность Пути!

К тому же…

Он вспомнил, как смело сражался… Неужели он презрел смерть?

«Именно, так и есть!»

Но Истина до сих пор скрыта от него. А значит, впереди ждёт встреча с ещё одним монстром.

Встреча с Нагаи Рэнзо.

***

Всё вернулось на круги своя. Снова эта поляна, снова этот старик. Разве что сейчас тоскливый октябрьский вечер, а не знойный июньский полдень.

Несмотря на обещание убить, Рэнзо встретил его радушно. Пригласил к себе (он жил отшельником в небольшой пещере), угостил скромным ужином. После они сидели на берегу лесной реки и созерцали… Уголком разума Йоширо понимал, что ум его неспокоен. Но ему не терпелось начать. Он хотел показать своё бесстрашие, готовность к смерти, завоёванные в немыслимом бою. И ещё: ронин не придавал этому значения, но он всё время избегал взгляда старика…

Рэнзо, как только они пришли на поляну и обнажили клинки, мгновенно изменился в лице. Не было больше добродушного старичка – остался грозный и, как казалось Йоширо, беспощадный воин.

– Ты выглядишь очень уверенным, – произнёс Рэнзо.

Йоширо взглянул на свои ладони, крепко стискивающие рукоять меча, и самодовольно улыбнулся:

– Сдружился со смертью недавно.

– Да неужели, – бросил Рэнзо насмешливо (это задело ронина). – Может, ты и Высшее Мастерство уже постиг?

– Ещё нет, – Йоширо старался не смотреть противнику в глаза. – Но, думаю, осталось немного.

– Думаешь, значит… – Рэнзо взял меч на изготовку. – Четыре собаки погнались за брошенной костью. Которая из них поймает кость, а которая познает Истину?

– Что? – нахмурился ронин.

– Либо ты ответишь на этот вопрос и познаешь единство всех вещей, либо я убью тебя.

Йоширо глубоко вдохнул. Не поддаваться. Старик просто пытается вывести его из себя. Дух – это озеро, и если на его поверхности нет ряби, луна отражается в нём идеально.

Рэнзо пошел в атаку. Он приблизился и рубанул. Йоширо уверенно отразил этот удар, и следующий, и ещё один, после чего ударил сам. Его клинок, направленный сверху вниз, рассёк воздух, но цели не достиг – на пути встала катана Рэнзо. Блокировав, старик позволил мечу Йоширо соскользнуть. Сверкнула дуга, и клинок Рэнзо замер, едва не касаясь шеи ронина.

Их глаза, наконец, встретились. Холод прошиб Йоширо с ног до головы. Пока старик пятился, не отрывая от него взгляда, ронин пытался сделать хоть что-нибудь. Но тело обратилось в кусок свинца.

Волевым усилием он закрыл глаза и мотнул головой. Тут же кинулся в атаку, стремясь доказать себе, что напавший мгновение назад ступор – случайность. Первый его взмах ушел в пустоту, второй – слева направо – тоже. Рэнзо нырнул под клинок и оказался у ронина за спиной. Йоширо повернулся, нанёс низкий колющий удар. Старик убрал ногу с линии атаки и выбросил руку с мечом.

Их катаны скрестились у гард.

– Так которая из собак познает Истину?

«Не смотреть ему в глаза!»

– Ну?!

Ронин посмотрел. И понял, что если он и сдружился со смертью, то она с ним – нет.

Можно лгать себе, сидя в медитации под звёздным небом. Но в бою правда обнажается. И взгляд Рэнзо – огонь, выжигающий всю фальшь.

Бой тем временем продолжился.

«Страх никуда не делся, – отбив удар, подумал Йоширо с нарастающей тревогой в душе. – Но где подвох?»

Картины в памяти сменяли одна другую. Яростно бросаясь в атаку, Йоширо закричал.

И тут ему стало всё ясно.

В бою с демоном он рвал глотку до хрипа. Но что это был за крик? Разве он пытался им напугать противника? Нет! Таким образом он лишь прятался. Трусливо сбежать от страха – вот и всё, на что ему хватило тогда воли. Его рассудок защищался: криком, истерическим смехом. И это, конечно, не подлинное бесстрашие, каким обладал Рэнзо.

«Выходит, я опять пришел неподготовленным! Дважды вляпаться в одну и ту же кучу дерьма – это надо уметь».

Йоширо больше не атаковал – только оборонялся. Паника его усиливалась.

«А ведь Рэнзо не пощадит. Теперь прикончит точно. Меня ждут позор и смерть».

Старик зашел ему за спину и отвесил пинка. Ронин полетел вперёд.

«Вот и позор».

Упав на землю, он повернулся к Рэнзо лицом. Тот занёс меч.

«А вот и…»

– Итак, – сказал старик с видом палача, готового привести приговор в исполнение. – Ответ на мой вопрос?

– Вопрос… Какой?

Клинок устремился вниз.

– Которая поймает – та и познает! – заорал отчаянно Йоширо.

Рэнзо прервал удар – опять. Опустил меч и вздохнул. Повернувшись, отошел на семь шагов, бросил катану и уселся на землю, к Йоширо лицом.

Они молчали. В листве шелестел ветер.

– Тяжко, не так ли? – спросил Рэнзо наконец.

– Что? – выдавил хрипло ронин.

– Слушать всё время, – старик постучал пальцем по виску, – этот голос в голове.

Йоширо не ответил.

– Что он там тебе рассказывает? Какие песни поёт? «Почему я такой слабый?», «Как мне постичь Высшее Мастерство?», «Как мне победить страх?» – Рэнзо рассмеялся. – Ум ищет всё время, но сам и есть причина, из-за которой не может найти. Ты, Йоширо, – старик ткнул в него пальцем, – единственное препятствие на твоём пути. То, чем ты себя считаешь. Прекрати искать, ты слышишь? Немедленно! – он взял меч и поднялся на ноги. – Ладно. Долго я возился с тобой. Пора заканчивать. Либо я не услышу ответ на вопрос, и тогда ты умрёшь. Либо услышу – и ты умрёшь всё равно.

Ронин продолжал сидеть. Время стало густым и тягучим.

Рэнзо сделал шаг.

«Я так ничего и не понял».

Ещё шаг.

«Не отвечу – умру, отвечу – умру? Правила опять изменились?!»

Ещё шаг.

«Как там было… Четыре собаки… кость… которая из них… Без толку, всё путается!»

И ещё шаг.

«В груди теснит, тяжело дышать!»

Ещё один.

«Вроде ветер холодный дует, а тело горит».

И ещё.

«Собаки… Кость… Препятствие… Какая разница, я ведь умру при любом раскладе!»

Ещё.

«Четыре кости бросили… Нет, нет, нет!»

Рэнзо занёс клинок.

«Да чёрт возьми, я не знаю! Надо бежать! Я ведь умру! Умру! Умру! Ум…»

Внимание отвлёк лист, проплывший у самого носа. Осень раскрасила его в яркие краски, и он, сорванный с дерева, изящно танцевал на ветру. До чего же спокойный, безмятежный танец! И этот листок, такой свободный и лёгкий… Ведает ли он, что вскоре упадёт на землю? Задумывается ли о том, что ему предстоит пожухнуть, истлеть? Конечно же, нет.

А да чего, зараза, красив!

Понимание этой простой вещи разрушило барьеры ума, и свет сознания Йоширо воссиял необычайно ярко.

Ронин посмотрел вверх, на старика, который стоял, сощурившись, с занесённой катаной – и рассмеялся ему в лицо.

Это и был ответ Йоширо.

 

Он видел. Теперь он видел каждое движение Рэнзо. И отвечал соответствующе: легко, спонтанно, естественно. Иногда из груди вырывался смех, и в нём также читались непринуждённость, свобода.

Из-за всего этого над поляной разносился особый звон. И если бы поединок наблюдал какой-нибудь ученик, он открыл бы от изумления рот. Мечта – достигнуть такого же мастерства – поселилась бы в его душе непременно.

Более зрелый же воин понял бы, что тут происходит нечто сакральное. Сияет подлинное искусство и жизнь танцует посредству этих двоих.

Теперь Йоширо не боялся. И глубокое понимание сути всех явлений пришло к нему.

«Призрачный зверь»? Униженный мастер? Гордец, якобы преодолевший страх? Духовный искатель, заблудившийся на пути?

Нет!

Он – Тишина, в которой мысли рождаются и умирают. Он – Покой, в котором чувства вспыхивают и угасают. Он – Пустота, в которой происходит всё.

Йоширо прислушался к ветру – и тот исчез. Бросил взгляд на небо – и оно растворилось. Ощутил под ногами твердь земли – и её не стало. Почувствовал рукоять меча – и пропал он сам.

Привычный мир рухнул в бездну, уступив место подлинной, единой, реальности.

Лишь две катаны плясали в пустоте.

Но вскоре исчезли и они.

 

Йоширо дышал глубоко и спокойно, но на ногах держался с трудом. То, что произошло, было похоже на ослепительно яркую вспышку. Однако она погасла, и всё вернулось на свои места.

Старик измотал его до полусмерти. Руки дрожали от усталости, но расслабляться ронин не смел. Главное – впереди.

Рэнзо тоже устал, однако преимущество оставалось за ним. Йоширо понимал это.

– Пора умирать, – сказал Рэнзо. – Приготовься.

Странно, но ронин был готов. Мысль о смерти не взволновала его.

И тут время остановилось. Йоширо оказался на краю пропасти: перед бледно светящейся чертой, отделявшей его от правды.

Он посмотрел вниз, и ему стало так страшно, как никогда в жизни. Вокруг – сплошной мрак, и он здесь один. Все маски сброшены, все игры окончены. Осталось лишь прыгнуть в бездонную пропасть.

«Нет, ты ещё можешь спастись, – прошептал ум. – Повернись и беги!»

Ронин улыбнулся и шагнул вперёд…

Он знал: не будет уступов, за которые он мог бы ухватиться, не будет дна, что прервёт полёт. Это падение никогда не начиналось и никогда не закончится. Поэтому…

Он сдался. Отпустил всякий контроль. Последние опоры его «я» рухнули.

Мрак сменился тёплым золотистым светом, и Йоширо растворился в нём с невыразимым блаженством.

 

Они стояли и не двигались. Один – зеркальное отражение другого. И вот Рэнзо метнулся вперёд – метнулся и Йоширо. Старик занёс меч – занёс и ронин. Глубокий покой наполнял обоих.

Клинки устремились к целям.

Ни одна волна не прошла по поверхности озера, идеально отражавшего луну.

Мечи застыли одновременно – в сантиметре от шей. Йоширо смотрел в глаза Рэнзо и видел в них себя.

Старик улыбнулся, кивнул. Не сказав ни слова, убрал катану в ножны, повернулся и пошел прочь.

Усталость взяла своё, и ронин упал на колени. Задрав голову, он пронзил взглядом вечность.

Рэнзо не лгал, когда говорил, что убьёт. Кондо Йоширо умер. Кто он теперь? Так, никто, гонимый ветром лист. И в то же время он стал всем. Никакие слова не могли описать достоверно его нынешнее состояние.

Человек просто улыбался миру.

А мир улыбался в ответ.

 

читателей   2655   сегодня 1
2655 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 25. Оценка: 3,88 из 5)
Загрузка...